Прочитайте онлайн Зверобой | Глава XXX

Читать книгу Зверобой
4612+6154
  • Автор:
  • Перевёл: Теодор Соломонович Гриц
  • Язык: ru

Глава XXX

Так судишь ты — таких не счесть — О том, что было и что есть. Да, урожай велик, Но был он вспахан не сохой И собран жесткою рукой, Что держит меч и штык. Скотт

Зверобой сначала не мог понять, чем вызвана эта внезапная пауза; однако последовавшие за тем события вскоре все объяснили. Он заметил, что волновались главным образом женщины, тогда как воины стояли, опершись на ружья, с достоинством чего-то ожидая. Тревоги, очевидно, в лагере не было, хотя случилось что-то необычное. Расщепленный Дуб, ясно отдавая себе отчет во всем происходящем, движением руки приказал кругу не размыкаться, а каждому из присутствующих оставаться на своем месте. Через одну-две минуты выяснилась причина таинственной паузы: толпа ирокезов расступилась, и на середину круга вышла Юдифь.

Это неожиданное появление изумило Зверобоя. Он хорошо знал, что шустрая девушка не могла рассчитывать, подобно своей слабоумной сестре, на избавление от всех тягостей плена. Но он изумился еще больше, увидев костюм Юдифи. Она сменила свои простые, но изящные платья на уже известный нам богатый парчовый наряд. Но этого мало: часто видя гарнизонных дам, одетых по пышной и торжественной моде того времени, и изучив самые сложные тонкости этого искусства, девушка постаралась дополнить свой наряд различными безделушками, подобранными с таким вкусом, который удовлетворил бы требования самой взыскательной щеголихи. И ее наряд, и ее внешность совершенно отвечали тогдашнему идеалу женского изящества. И цель, которую она себе наметила, а именно — поразить бесхитростное воображение дикарей и заставить их поверить, будто в гости к ним пожаловала знатная, высокопоставленная женщина, — могла бы быть достигнута даже в обществе светских людей, привыкших разбираться в такого рода вопросах. Юдифь, не говоря уже о ее редкой природной красоте, отличалась необычайной грацией, а уроки матери отучили ее от резких и вульгарных манер. Итак, можно сказать, пышное платье выглядело на ней не хуже, чем на любой даме. Из тысячи столичных модниц вряд ли нашлась бы хоть одна, которая могла носить с большим изяществом блестящие, ярко окрашенные шелка и тонкие кружева, чем прекрасное создание, фигуру которой они теперь облекали.

Юдифь хорошо рассчитала эффект, который должно было произвести ее появление. Очутившись внутри круга, она уже была до известной степени вознаграждена за ужасный риск: ирокезы встретили ее изъявлениями восторга и изумления, отдавая дань ее прекрасной внешности. Угрюмые старые воины издавали свое любимое восклицание «Хуг!». Молодые люди были поражены еще сильнее, и даже женщины не могли удержаться от громких восторженных восклицаний. Этим бесхитростным детям леса редко случалось видеть белую женщину из высшего круга, а что касается ее платья, то никогда такое великолепие не блистало перед их глазами. Самые яркие мундиры французов и англичан казались тусклыми по сравнению с роскошью этой парчи. Исключительная природная красота девушки усиливала впечатление, производимое богатыми тканями, а пышный наряд подчеркивал и оттенял ее красоту. Сам Зверобой был, по-видимому, ошеломлен как этой блестящей картиной, так и необыкновенным хладнокровием, с которым девушка отважилась на этот опасный шаг. Все с нетерпением ожидали, что посетительница объяснит цель своего визита, который для большинства присутствующих оставался неразрешимой загадкой.

— Кто из этих воинов главный вождь? — спросила Юдифь у Зверобоя, заметив, что все ожидают, когда же она начнет переговоры. — Дело мое слишком важно, чтобы обратиться к человеку низшего ранга. Сперва объясните гуронам, что я скажу. Затем ответьте на вопрос, который я задам.

Зверобой спокойно повиновался, и все присутствующие жадно выслушали перевод первых слов, произнесенных необыкновенным существом. Никто не удивился требованию женщины, которая, судя по внешности, занимала высокое общественное положение. Расщепленный Дуб дал понять своей красивой гостье, что он занимает первое место среди ирокезов.

— Я полагаю, гурон… — продолжала Юдифь, играя свою роль с твердостью и достоинством, делавшими честь ее актерским талантам, ибо она постаралась придать своим манерам оттенок снисходительной любезности, которую однажды подметила у жены генерала при соответствующей, хотя и более дружественной сцене, — я полагаю, что ты здесь главный начальник. На лице твоем я вижу следы дум и размышлений. К тебе и будет обращена моя речь.

— Пусть Лесной Цветок говорит, — вежливо ответил старый вождь. — Если слова ее будут так же приятны, как ее внешний вид, они никогда не покинут моих ушей; я буду слушать их долго после того, как канадская зима убьет все цветы и заморозит все летние беседы.

Этот ответ не мог не доставить большого удовольствия девушке с характером Юдифи; он не только помог ей сохранить самообладание, но и польстил ее тщеславию. Невольно улыбнувшись, несмотря на желание соблюдать величайшую сдержанность, она начала приводить в исполнение свой замысел.

— Теперь, гурон, — продолжала она, — выслушай мои слова. Глаза твои говорят тебе, что я не простая женщина. Не скажу, что я королева этой страны, — она живет далеко, за морями, — но под властью наших милостивых монархов найдется немало особ, занимающих высокий пост; я одна из них. Какой именно пост, не стоит говорить здесь, так как вы не поймете меня. Вы должны верить вашим собственным глазам. Вы видите, кто я такая; вы должны понимать, что, слушая мои слова, вы слушаете женщину, которая может быть вашим другом или врагом, в зависимости от того, как вы ее примете.

Она говорила смелым и решительным тоном, поистине изумительным при данных обстоятельствах. Зверобой перевел ее слова на индейский язык. Ирокезы выслушали его почтительно и серьезно, что, видимо, сулило успех замыслам девушка. Но мысль индейца трудно проследить до самых ее истоков. Юдифь, колеблясь между надеждой и боязнью, тревожно ожидала ответа. Расщепленный Дуб был опытный оратор и, прежде чем ответить, выдержал небольшую паузу, что вполне соответствовало индейским понятиям о приличии. Пауза эта свидетельствовала о том, что он глубоко уважает свою собеседницу и взвешивает в уме каждое ее слово, чтобы придумать достойный ответ.

— Дочь моя прекраснее, чем дикие розы Онтарио; голос ее приятен для ушей, как песнь королька, — ответил осторожный и хитрый вождь, который один из всей шайки не был до конца обманут роскошным и необычайным нарядом Юдифи. — Птица колибри ростом не больше пчелы, однако перья ее пестры, как хвост павлина. Великий дух иногда одевает самым ярким нарядом самых маленьких животных. И он же покрывает лося грубой шерстью. Все эти вещи выше понимания бедных индейцев, которым доступно только то, что они видят и слышат; без сомнения, у моей дочери очень большой вигвам где-нибудь на озере; гуроны не заметили его в своем невежестве.

— Я уже сказала тебе, вождь, что бесполезно указывать мой ранг и местопребывание, потому что вы все равно не поймете меня. Вы должны верить вашим собственным глазам. Разве покрывало, которое я ношу на плечах, похоже на покрывало обыкновенных женщин? В таких украшениях появляются только жены и дочери вождей. Теперь слушайте и узнайте, почему я пришла к вам одна и какое дело привело меня сюда. У ингизов, так же как и у гуронов, есть молодые люди. Только их гораздо больше, вы хорошо это знаете.

— Ингизов много, как листьев на деревьях. Каждый гурон знает это.

— Я понимаю тебя, вождь. Если бы я привела сюда мою свиту, это могло бы вызвать ссору. Мои молодые люди и ваши молодые люди гневно глядели бы друг на друга, особенно если бы мои молодые люди увидели, что бледнолицый привязан к столбу для пыток. Он — великий охотник, и его очень любят во всех дальних и ближних гарнизонах. Из-за него дело дошло бы до ударов, и обратный путь гуронов в Канаду был бы окрашен кровью.

Онлайн библиотека litra.info

— Пролилось уже так много крови, — возразил вождь угрюмо, — что она слепит наши глаза. Мои люди видят, что все это кровь гуронов.

— Несомненно. И еще больше гуронской крови пролилось бы, если бы я пришла, окруженная бледнолицыми. Я слышала о Расщепленном Дубе и подумала, что лучше отпустить его с миром обратно в его деревни, чтобы он мог оставить там своих женщин и детей. Если он затем пожелает вернуться за нашими скальпами, мы встретим его. Он любит зверей из кости и маленькие ружья. Глядите, я принесла их сюда, чтобы показать ему. Я его друг. Когда он уложит эти вещи с другим своим добром, он направится в свою деревню, прежде чем мои молодые люди успеют нагнать его. И он покажет своему народу в Канаде, какие богатства можно добыть здесь теперь, когда наши великие отцы, живущие по ту сторону Соленого Озера, послали друг другу боевые топоры. А я уведу великого охотника, который нужен мне, чтобы снабжать мой дом дичью.

Юдифь, которая была достаточно хорошо знакома с индейскими оборотами речи, старалась выражать свои мысли пышными фразами, привычными этому народу, и это удалось ей лучше, чем она сама ожидала. Зверобой добросовестно служил ей переводчиком и делал это тем охотнее, что девушка старательно избегала всякой прямой лжи. Такова была дань, уплаченная ею отвращению молодого человека ко всякому обману, который он считал низостью, совершенно недостойной белого человека.

Возможность получить еще двух слонов и уже упомянутые нами пистолеты, один из которых был недавно испорчен, вызвала сильное волнение среди гуронов. Однако Расщепленный Дуб выслушал это предложение совершенно равнодушно, хотя еще недавно пришел в восторг, узнав о существовании тварей с двумя хвостами. Короче говоря, этот хладнокровный и проницательный вождь был не так легковерен, как его подчиненные, и с чувством собственного достоинства, которое показалось бы излишним большей части цивилизованных людей, он отказался от взятки, потому что не хотел действовать по указке дарительницы.

— Пусть моя дочь оставит этих двухвостых свиней себе в пищу на тот случай, если у нее не будет дичи, — сухо ответил он. — Пусть оставит у себя и маленькие ружья с двумя дулами. Гуроны бьют оленей, когда чувствуют голод, а для сражения у них есть длинные ружья. Этот охотник не может теперь покинуть моих молодых людей: они желают знать, такое ли у него мужественное сердце, как он хвастает…

— Это я отрицаю, гурон! — с горячностью перебил его Зверобой. — Да, это я отрицаю, потому что это противоречит правде и рассудку. Никто не слышал, чтобы я хвастался, и никто не услышит, если вы даже с меня живого сдерете кожу и затем станете жарить трепещущее мясо со всеми вашими адскими выдумками. Я человек скромный, несчастный, я ваш пленник, но я не хвастун, у меня нет к этому склонности.

— Юный бледнолицый хвастает тем, что он не хвастун, — возразил хитрый вождь. — Должно быть, он прав. Я слышу пение весьма странной птицы. У нее очень красивые перья. Ни один гурон не видывал таких перьев. Но им будет стыдно вернуться к себе в деревню и сказать своему народу, что они отпустили пленника, заслушавшись пения этой птицы, а имени птицы назвать не смогут. Они не знают, королек это или пересмешник. После этого моим молодым людям прикажут ходить в лес не иначе как в сопровождении матерей, которые будут называть им имена птиц.

— Вы можете спросить мое имя у вашего пленника, — сказала девушка. — Меня зовут Юдифь. И о Юдифи много говорится в книге бледнолицых, которая называется Библией. Если я птица с красивыми перьями, то у меня все же есть имя.

— Нет, — ответил коварный гурон, внезапно заговорив довольно правильно по-английски. Он хотел этим доказать, что до сих пор только притворялся, будто не понимает этого языка. — Я не спрошу у пленника. Он устал, он нуждается в отдыхе. Я спрошу мою дочь со слабым умом. Она говорит правду. Поди сюда, дочь, отвечай. Твое имя Гетти?

— Да, так меня зовут, — ответила девушка, — хотя в Библии написано «Эсфирь».

— Значит, твое имя тоже написано в Библии. Все написано в Библии. Ладно. Как ее имя?

— Юдифь — так пишется в Библии, хотя отец иногда называл ее Джуди. Это моя сестра Юдифь, дочь Томаса Хаттера, которого вы называли Выхухолью, хотя он вовсе не был выхухолью, а таким же человеком, как вы сами; он жил в доме на воде, и этого должно быть вам достаточно.

Улыбка торжества засветилась на сморщенной физиономии вождя, увидевшего, каким успехом увенчалось его обращение к правдолюбивой Гетти. Что касается самой Юдифи, то в тот миг, когда сестру ее подвергали допросу, она увидела, что все погибло, ибо никакими знаками и даже увещаниями нельзя было заставить солгать правдивую девушку. Юдифь знала также, что отныне тщетны будут все попытки выдать дикарям дочь Выхухоли за принцессу или знатную даму. Она поняла, что ее смелый и остроумный план кончился неудачей по самой простой и естественной причине. Тогда она обратила свои глаза на Зверобоя, молчаливо заклиная его спасти их обоих.

— Ничего не выйдет, Юдифь, — сказал молодой человек в ответ на этот взгляд, значение которого он понял. — Ничего не выйдет. Это была смелая мысль, достойная жены генерала (в это время Расщепленный Дуб отошел на некоторое расстояние и не мог слышать их разговор), но этот минг не совсем обыкновенный человек, и его нельзя обмануть такими затейливыми хитростями. Все должно идти своим обычным порядком, чтобы облако могло затуманить его глаза. Слишком трудно заставить его поверить, будто королева или важная дама живет в здешних горах. Без сомнения, он догадался, что красивое платье, в которое вы одеты, принадлежит к числу вещей, награбленных вашим отцом или тем, кто считался когда-то вашим отцом.

— Во всяком случае, Зверобой, мое присутствие здесь спасет вас на некоторое время. Они вряд ли посмеют мучить вас у меня на глазах.

— Почему не посмеют, Юдифь? Неужели вы думаете, что они будут больше считаться с бледнолицей женщиной, чем со своими сквау? Правда, ваш пол, по всей вероятности, избавит вас от пыток, но он не спасет вашей свободы и, быть может, не спасет даже вашего скальпа. Мне бы очень хотелось, чтобы вы не приходили сюда, добрая Юдифь; мне от этого не будет никакого проку, а вам может причинить большой вред.

— Я могу разделить вашу судьбу! — ответила девушка с великодушным энтузиазмом. — Они не причинят вам никакого вреда, пока я стою здесь и могу помешать этому… если только…

— Что такое, Юдифь? Каким способом хотите вы остановить индейскую жестокость или помешать их дьявольским выдумкам?

— Не знаю, Зверобой, — ответила девушка с твердостью, — но я могу страдать с моими друзьями и умереть с ними, если это будет неизбежно.

— Ах, Юдифь, страдать вам, быть может, придется, но вы не умрете, пока не наступит ваш час! Вряд ли такую красивую женщину, как вы, может ожидать что-либо более жестокое, чем судьба жены одного из вождей, если, впрочем, при ваших склонностях вы согласитесь стать подругой индейца. Поэтому было бы гораздо лучше, если бы вы остались в ковчеге или в «замке». Но что сделано, то сделано. Однако, что вы хотели сказать вашим «если только»?

— Опасно говорить об этом сейчас, Зверобой, — ответила девушка скороговоркой, проходя мимо него с беззаботным видом. — Лишние полчаса теперь для нас — все. Ваши друзья не теряют понапрасну времени.

Охотник ответил ей благодарным взглядом. Затем он снова повернулся к своим врагам, как бы готовясь встретить ожидавшие его пытки. После кратковременного совещания вожди пришли к окончательному решению. Хитрость Юдифи сильно поколебала гуманные намерения Расщепленного Дуба. Девушка добилась результатов, прямо противоположных ее ожиданиям. Это было весьма естественно: индеец не мог простить, что его едва не одурачила неопытная девушка. В это время уже все поняли, кто такая Юдифь; слава о ее красоте способствовала разоблачению. Что касается необычайного наряда, то он отошел на второй план и на некоторое время потерял свое обаяние, так как все были заинтересованы таинственными животными с двумя хвостами.

Итак, когда Расщепленный Дуб снова взглянул на пленника, то на лице у него было уже совсем другое выражение. Он не хотел больше щадить бледнолицего и не был склонен далее откладывать самую страшную часть истязания. Эта перемена в настроении старого вождя быстро сообщилась молодым людям, которые спешили закончить все приготовления к ожидаемому зрелищу. Они наспех сложили возле ближайшей сосны сухие ветки и пни, заострили щепки, чтобы воткнуть их в тело жертвы, а затем поджечь, и приготовили веревки, чтобы привязать пленника к дереву. Все это они проделали в глубоком молчании. Юдифь, затаив дыхание, следила за каждым их движением, тогда как Зверобой стоял невозмутимо, словно сосна на холме. Впрочем, когда воины подошли к нему с веревками, молодой человек поглядел на Юдифь, как бы спрашивая, что она посоветует ему — сопротивляться или уступить. Выразительным жестом она посоветовала ему последнее, и минуту спустя его снова прикрутили к дереву. Теперь он был беспомощной мишенью для любого оскорбления или злодейства, которое могли придумать его мучители. Ирокезы делали все очень торопливо, не произнося ни одного слова. Затем они зажгли костер, с нетерпением ожидая, чем все это закончится.

Индейцы не собирались сжечь своего пленника на огне. Они просто хотели подвергнуть его физическую выносливость наиболее суровому испытанию. Для них важнее всего было унести его скальп в свои деревни, но предварительно им хотелось сломить его мужество, заставить его стонать и охать. По их расчетам, от разгоревшегося костра вскоре должен был распространиться нестерпимый жар, не угрожавший, однако, непосредственной опасностью пленнику. Но, как это часто бывает в подобных случаях, расстояние было высчитано неправильно, и пламя начало поднимать свои раздвоенные языки так близко от лица жертвы, что через несколько секунд это могло привести к роковому исходу. Но тут вмешалась Гетти. Пробившись сквозь толпу с палкой в руках, она разбросала во все стороны пылающие сучь я. Несколько рук поднялось, чтобы повалить дерзкую на землю, но вожди вовремя остановили своих разъяренных соплеменников, напомнив им, с кем они имеют дело. Сама Гетти не понимала, какому риску она подвергается. Совершив этот смелый поступок, девушка, нахмурив брови, стала оглядываться по сторонам, как бы упрекая насторожившихся дикарей за их жестокость.

— Благослови тебя бог, милая сестра, за это смелое дело! — прошептала Юдифь, слишком ослабевшая, чтобы совершить какой-нибудь поступок. — Само небо внушило тебе эту мысль.

— Это было очень хорошо задумано, Юдифь, — подхватил пленник, — это было очень хорошо задумано и вполне своевременно, хотя, в конце концов, может оказаться и весьма несвоевременным. То, что должно случиться, пусть уж лучше случится поскорее. Если бы я вдохнул полный рот этого пламени, никакие человеческие силы не могли бы спасти мою жизнь. А вы видите: на этот раз они так обвязали мой лоб, что я не имею возможности двигать головой. У Гетти были хорошие намерения, но, быть может, лучше было бы позволить огню сделать свое дело.

— Жестокие, бессердечные гуроны! — воскликнула Гетти в припадке негодования. — Вы хотите сжечь человека, словно березовое полено!

Движением руки Расщепленный Дуб приказал снова собрать разбросанные головни. Ирокезы принесли еще дров; даже женщины и дети усердно собирали сухое топливо. Пламя уже вновь начало разгораться, когда индейская женщина прорвалась в круг, подбежала к костру и ногой разбросала горящие ветви. Ирокезы ответили на эту новую неудачу страшным воем; но когда виновная обернулась и они узнали в ней делаварку, у всех вырвался единодушный крик удовольствия и изумления. С минуту никто не думал о продолжении жестокого дела. И молодые и старые столпились вокруг девушки, спеша узнать причину ее внезапного и непредвиденного возвращения. В этот критический момент Уа-та-Уа успела что-то шепнуть Юдифи, незаметно сунула ей в руку какую-то вещицу и затем стала отвечать на приветствия гуронских девушек, которые очень любили ее. Юдифь снова овладела собой и быстро принялась за дело. Маленький остро отточенный нож, который Уа-та-Уа дала ей, перешел в руки Гетти, потому что это казалось самым безопасным и наименее подозрительным способом передать оружие Зверобою. Но слабоумие бедной девушки расстроило тонкие расчеты ее подруг. Вместо того чтобы незаметно перерезать путы, стягивавшие руки пленника, а затем спрятать нож в его одежде, чтобы он мог пустить его в ход в наиболее подходящий момент, Гетти на глазах у всех принялась резать веревки, стягивающие голову Зверобоя, дабы он снова не подвергся опасности задохнуться от дыма. Конечно, гуроны заметили это и схватили Гетти за руки, когда она успела освободить от веревок только плечи пленника. Это открытие сразу навлекло подозрение на Уа-та-Уа. К удивлению Юдифи, смелая девушка при допросе не отреклась от своего участия во всем совершившемся.

— А почему бы мне и не помогать Зверобою? — спросила девушка твердым голосом. — Он брат делаварского вождя; мое сердце целиком делаварское… Поди сюда, негодный Терновый Шип, и смой ирокезскую раскраску с своего лица! Встань перед гуронами, ворона! Ты готов есть трупы твоих собственных мертвецов, лишь бы не голодать… Поставьте его лицом к лицу со Зверобоем, вожди и воины: я покажу вам, какого негодяя вы приняли в свое племя.

Эта смелая речь, произнесенная на их собственном языке, произвела глубокое впечатление на гуронов. Изменники всегда внушают недоверие, и хотя трусливый Терновый Шип всячески старался услужить своим врагам, все его усилия и раболепство обеспечили ему в лучшем случае презрительное снисхождение со стороны новых товарищей. Желание сделать Уа-та-Уа своей женой когда-то побудило его изменить родному племени и передать девушку в руки неприятеля, но среди новых друзей он нашел серьезных соперников, вдобавок презиравших его за измену. Коротко говоря, Терновому Шипу позволили остаться в гуронском лагере, но он находился там под таким же бдительным надзором, как и сама Уа-та-Уа. Он редко появлялся перед вождями и старательно избегал Зверобоя, который до этой минуты даже не подозревал о его присутствии. Однако, услышав свое имя, изменник почувствовал, что прятаться более невозможно. Лицо Тернового Шипа было так густо размалевано ирокезскими цветами, что, когда он появился в центре круга, Зверобой его с первого взгляда не узнал. Изменник принял вызывающий вид и надменно спросил, в чем его обвиняют.

— Спроси об этом самого себя, — ответила Уа-та-Уа с задором, хотя во всех ее повадках вдруг почувствовалась какая-то рассеянность, словно она чего-то ожидала.

Это сразу заметили и Зверобой и Юдифь.

— Спроси об этом твое собственное сердце, трусливый сурок! Не выступай здесь с невинным лицом. Пойди погляди в ручей — увидишь вражескую раскраску на твоей лживой шкуре, — потом приди обратно и похвастай, как ты убежал от своего племени и взял французское одеяло себе для покрышки. Размалюй себя пестро, как колибри, — все равно ты останешься черным, как ворона.

Уа-та-Уа, живя у гуронов, держала себя так кротко, что теперь они с удивлением слушали ее негодующую речь. Что касается виновного, то кровь закипела в его жилах, и счастье хорошенькой ораторши, что не в его власти было осуществить месть, которую он уже замышлял, несмотря на всю свою мнимую любовь к делаварке.

— Что вам нужно от Тернового Шипа? — спросил он сурово. — Если бледнолицый устал от жизни, если он боится индейских пыток, приказывай, Расщепленный Дуб: я пошлю его по следу воинов, которых мы потеряли…

— Нет, вождь, нет, Расщепленный Дуб! — с живостью перебила Уа-та-Уа. — Зверобой ничего не боится, и меньше всего он боится вороны. Развяжите его, разрежьте его путы, поставьте его лицом к лицу с этой каркающей птицей, — тогда мы увидим, кто из них устал от жизни.

Уа-та-Уа рванулась вперед, чтобы выхватить нож у молодого человека и лично освободить охотника, но один пожилой воин остановил ее, повинуясь движению Расщепленного Дуба. Вождь с подозрением следил за всеми поступками девушки, потому что, даже когда она говорила хвастливым языком, в ней чувствовалась какая-то неуверенность и ожидание чего-то, что не могло ускользнуть от такого внимательного наблюдателя. Она хорошо играла свою роль, но два или три старика сразу поняли, что она только играет. Итак, ее предложение развязать Зверобоя было отвергнуто, и опечаленную Уа-та-Уа оттащили от дерева в ту самую минуту, когда она уже начинала надеяться на успех. В это время ирокезы, сбившиеся было в беспорядочную толпу, снова расположились в порядке по кругу. Расщепленный Дуб объявил, что старики намерены возобновить пытку: отсрочка продолжалась слишком долго и не привела ни к каким результатам.

— Погоди, гурон! Погодите, вожди! — воскликнула Юдифь, сама не понимая, что она говорит, и желая любым способом выиграть время. — Ради бога, еще хоть минуту!

Слова эти были прерваны другим, еще более необычайным вмешательством. Молодой индеец одним прыжком прорвал ряды гуронов и выскочил на середину круга с величайшей самоуверенностью и отвагой, которая граничила с безумием. Пять или шесть часовых в различных отдаленных пунктах все еще наблюдали за озером, и Расщепленный Дуб в первую минуту подумал, что один из них прибежал с каким-то важным донесением. Движения незнакомца были так быстры, его боевой наряд, который, как у античной статуи, сводился к простой повязке вокруг бедер, имел так мало внешних отличий, что с первого взгляда невозможно было понять, кто он: враг или друг. В три прыжка этот воин очутился рядом со Зверобоем и в мгновение ока перерезал стягивающие его веревки. Только после этого незнакомец повернулся, и изумленные гуроны увидели благородное лицо, стройное тело и орлиный взор юного воина в раскраске делаваров. В каждой руке он держал по карабину; приклады ружей покоились на земле, а с одного из них свисали патронная сумка и пороховница Зверобоя. Это был знаменитый карабин «оленебой». Смело и вызывающе глядя на окружавшую его толпу, индеец вручил оружие законному владельцу. Присутствие двух вооруженных людей в их среде ошеломило гуронов. Их ружья были разбросаны под деревьями, и они могли защищаться только ножами и томагавками. Однако они достаточно хорошо владели собой, чтобы не обнаружить страха. Казалось мало вероятным, чтобы такие слабые силы отважились напасть на такой сильный отряд. Гуроны ожидали, что за этой смелой выходкой последует какое-нибудь необычайное предложение. Незнакомец не обманул их ожиданий: он приготовился говорить.

— Гуроны, — сказал он, — земля очень обширна, Великие Озера тоже обширны; за ними достаточно простора для ирокезов; на этой стороне достаточно простора для делаваров. Я Чингачгук, сын Ункаса, родич Таменунда. Это моя невеста; этот бледнолицый — мой друг. На мое сердце легла тяжесть, когда я потерял его. Я последовал за ним в ваш лагерь поглядеть, чтобы с ним не случилось ничего худого. Все делаварские девушки поджидают Уа. Они дивятся, почему она отсутствует так долго. Позвольте распроститься с вами и идти нашей дорогой.

— Гур