Прочитайте онлайн Золотой лев | ГЛАВА ВТОРАЯ ПЛЕННИКИ ПОДЗЕМЕЛЬЯ

Читать книгу Золотой лев
3416+945
  • Автор:

ГЛАВА ВТОРАЯ

ПЛЕННИКИ ПОДЗЕМЕЛЬЯ

Онлайн библиотека litra.info

Он торопился и чуть не плакал, а на последних ступенях всё-таки сорвался и, с замиранием сердца пролетев несколько метров, грохнулся на бетонный пол, но тут же вскочил, потому что торопился, боялся опоздать на помощь другу и закричал:

— Я здесь, Максим! Я уже иду! Держись…

— Что ты разорался? — Максим вышел из темноты целый и невредимый. — Ногу подвернул, что ли?

— Я думал… — залепетал Санчо. — Что ты… Что тебя…

Сердце его отчаянно билось, и казалось, его удары эхом отдаются в тишине подземного коридора. Голос не слушался, и ноги вдруг стали ватными, как у того плюшевого мишки, которого он подарил Антонине на день рождения.

— Истукан ты, а не Великий Магистр, — сказал Санчо, постепенно приходя в себя. — Я кричу, зову, а ты молчишь как убитый! Так и свихнуться недолго! Нашёл свою стрелу?

— Нашёл, — кивнул Максим. — И фуражку тоже. — Он оглянулся по сторонам, зябко повёл плечами. — А клёвенько здесь!.. Побродить бы, поохотиться на призраков… Здесь их как грязи.

Стены подземного коридора были тёмными от сырости. Капельки воды сверкали в полумраке, словно жемчужины. Каменные плиты пола были покрыты плесенью. Многие годы никто не спускался в этот лабиринт.

Санчо поёжился. Хотя тишина в этом угрюмом подземелье была почти осязаемая, он улавливал чьё-то присутствие, какие-то подозрительные шорохи, слабое рычание, возню. Казалось, из темноты за ним наблюдают чьи-то злобные глаза. На ум тут же пришли досужие россказни Макса о том, что в этих катакомбах, возможно, и водятся подземные упыри и оборотни — слуги Чёрного Генерала.

— Полезли наверх, — сказал Санчо. — Опять же «Космические бродяги»…

— Боишься?! — усмехнулся Максим. Было заметно, что он тоже нервничает, но звание Великого Магистра обязывало держать марку. — Может, где-то здесь и зарыты сокровища призрака… Может, в двух шагах от нас.

— Так темно ведь… Как ты их найдёшь? Фонарик нужен.

— А у меня спички есть, — Максим потряс коробком. — Сделаем факелы. Вон ветошь и трубки пластиковые валяются… Горят отлично, только чадят.

— У нас и мешка нет, — упорствовал Санчо. — А за пазухой много сокровищ не унесёшь. — Он нащупал скобы лестницы. — И стемнеет скоро… Давай лучше завтра, с утра.

— Нет, давай лучше…

Но Санька уже быстро карабкался наверх.

Это было чудесно. Как будто нырнул с обрыва в реку, глубоко-глубоко, до самого дна, а потом всплываешь из темноты к свету и видна зелёная плёнка воды, а за ней ясное небо… Ты наверху, в безопасности, ты ликуешь.

Но друзьям, увы, не повезло: когда до выхода из люка оставалось десять ступеней, наверху раздался грохот, и светлое отверстие люка вдруг превратилось в полумесяц, затем в узкий серпик, а через секунду и вовсе исчезло.

Санчо не верил своим глазам. Впрочем, теперь доверять им и не стоило, потому что в кромешной темноте они ничего не видели. Но факт оставался фактом: люк над их головой был закрыт.

— Тонька, перестань дурачиться! — закричал Максим. — Антонина! Что это за шутки?!

Сверху послышался дробный стук: кто-то заваливал чугунную крышку люка булыжником.

— Это не Тонька, — прошептал Санчо и начал потихоньку спускаться вниз. — Тонька уже давно на том берегу.

— А кто же тогда? Кроме нас и чучела, на свалке никого не было.

— Вот именно.

Для несчастных узников, замурованных в подземелье, началось иное летосчисление. Здесь, глубоко под землей, они оказались в ином пространстве, в ином измерении. В этих коридорах времени не существовало. Минута измерялась годами, один день равнялся тысячелетию, между двумя словами пролегала вечность.

— Язык твой — враг твой, — сказал Санчо.

— Это почему?

— Ты брякнул, что мечтаешь побродить по этому лабиринту, поохотиться на призраков… Вот твоя мечта и сбылась. Теперь можешь бродить сколько тебе угодно, до самой смерти. То есть совсем недолго.

Великий Магистр подбросил в костёр ещё немного просмоленной ветоши. Пламя чуть поднялось, и снова к потолку повалил густой, липкий дым.

А с потолка свисали гирлянды липкой паутины. И если приглядеться, то было видно, как нервно перебирают суставчатыми лапками пауки, с тихим сухим шорохом пятясь в уютную темноту.

— Никакие невзгоды не могут сломить рыцарей Золотого Льва! — озираясь, сказал Максим.

— Вот именно, — кивнул Санчо. — Только теперь мы не рыцари Золотого Льва. Мы рыцари Печального Образа.

— Если мы не уйдём с этого места, то в конце концов нас начнут искать.

— В конце концов начнут, — согласился Санчо. — Это точно. Найдут ли, вот в чём вопрос.

— Откроют люк, а здесь мы.

— Ага. Мы или то, что от нас останется.

Тьфу на тебя!

Стояла мёртвая тишина, и только эхо подхватывало слова и уносило их в глубь лабиринта, в темноту и забвение. Сколько им ждать помощи? День? Неделю? Вечность?

— Главное, не сходить с места, — уверенно повторил Максим. — Мне папа так и говорит: если потеряешься в магазине, не сходи с места, я сам тебя найду.

— А где твой папа?

— В командировке. Далеко. В Африке.

— Да. Далековато.

Откуда-то прилетел влажный сквозной ветерок. Он играл робким пламенем костра, ерошил белоснежное оперение стрел и волосы на затылках мальчишек.

— Без дяди Гоши не обойтись, — сказал Санчо.

— А что дядя Гоша?

— Всё-таки милиционер. И у него есть карта этих… подземных коммуникаций полигона. Вот если бы…

Договорить Санчо не успел. Впереди, рядом с границей освещенного круга, мелькнул силуэт. Мальчишки замерли, напряжённо всматриваясь в темноту.

— Кто здесь? — хрипло спросил Великий Магистр. — Вы не очень-то… Мы вооружены!

Свет костра затрепетал под порывами сквозняка. По стенам заметались тени. И тут из темноты вышел огромный пёс. Он был чёрным, как породивший его мрак, только на лбу было белое пятно.

— Это всего лишь собака, — деревянным голосом произнёс Великий Магистр. — Заблудилась, наверное. Эй, ма-ма-маленький, не бойся… Ты откуда здесь взялся?

Пёс медленно приблизился и остановился метрах в пяти от рыцарей Золотого Льва. Он слепо щурился: видно, свет костра резал ему глаза. Его длинная шерсть была спутана, а в глубине зрачков тлел зловещий рубиновый огонёк. Максим выхватил из колчана боевую стрелу, натянул лук.

— …А с третьим криком петуха воинство его исчезает, а сам он превращается в чёрную собаку… — прошептал Санчо, а потом сорвался на крик — Стреляй, Макс! Стреляй, или конец нашим страданиям!..

Гулко ударила тетива. Мимо! Наконечник стрелы шаркнул по бетонной стене, блеснула искра… А пёс шарахнулся в сторону, потом прыгнул вперёд, встал на задние лапы, совсем как человек, разразился глухим, отрывистым лаем и вдруг мелкими прыжками, бочком, поскакал прямо на мальчишек.

Нервы ошалевших от ужаса рыцарей не выдержали — они обратились в паническое бегство.

Коридоры, нескончаемые коридоры ветвились, переплетались, уходили глубоко под землю, где трудно было даже дышать, каменными ступенями поднимались вверх.

Вниз, вверх, направо, налево… Максим мчался впереди, Санчо едва поспевал за ним. А позади слышалось рычание и отрывистый лай. Пес не отставал.

— Быстрее! Быстрее!

Как ни странно, темнота отступила. Санчо видел и мусор под ногами, и полосатую безрукавку Макса, и цифровые коды на стенах. Всё было окутано призрачной зеленоватой дымкой. Может, это глаза привыкли, а может, и правду говорил дядя Гоша, что стены блиндажа покрыты специальной флуоресцирующей краской.

— Не отставай! — кричал, задыхаясь, Максим, а рычание за их спинами то отдалялось, то приближалось.

Ступеньки, перекладины, перила… Где-то приходилось перелезать через металлические балки, где-то перепрыгивать через трубы. А потом они чуть не рухнули в колодец прямо посреди коридора, из этого колодца поднималась тонкая блестящая труба. Санчо следом за Максом, не задумываясь, прыгнул на эту трубу, обхватил её руками, съехал метра четыре вниз до следующего уровня, помчался дальше — обо что-то споткнулся, через что-то перескочил… А пёс отстал, не прыгнул. Откуда-то издали слышался его раздосадованный лай.

Максим перешёл на шаг. Потом остановился, привалившись к бетонной стене, на которой белой краской были написаны какие-то цифры.

— Ушли! — Грудь Великого Магистра поднималась и опускалась рывками. — Давно так не бегал… С детства. Ох, устал…

— Так остановился бы, — тяжело дыша, сказал Санчо. — И выстрелил бы ещё раз, только наверняка.

— Это ж оборотень! Разве его простой стрелой возьмёшь?! — махнул рукой Великий Магистр. — С серебряным наконечником нужна. Я хотел отлить, да мать свой браслет так и не дала. А то бы я этого оборотня… А ведь не прыгнул за нами! Значит, летать он не умеет.

— Или это был призрак верхних коридоров, и на нижние уровни ему ходу нет, — предположил Санчо. — Потому что здесь другие призраки!

— Что?

— Да так, ничего… Жаль, что нет нашего знамени с Золотым Львом. Вдруг на этом уровне бродит Чёрный Генерал?..

— Н-да… — Макс задумчиво подёргал себя за ухо, и Санька понял, что Великий Магистр сильно нервничает. — Интересно, где это мы оказались? И что там, впереди?

В первый раз мальчишкам стало по-настоящему страшно. Даже тогда, когда по пятам за ними мчался чёрный пёс, было как-то спокойнее. А вот сейчас… Так чувствует себя потерпевший кораблекрушение моряк. Вот он борется с волнами, вот сражается с акулами и гигантскими кальмарами, вот, наконец, достигает земли и вдруг понимает, что оказался на крошечном необитаемом острове, на голой скале в стороне от торговых путей, и помощи ждать неоткуда.

— Похоже, мы заблудились, — почесал затылок Максим. — И назад дороги нет — там нас поджидает этот… чёрный вурдалак. И впереди… — Он с тоской вгляделся в зеленоватый сумрак. — И зачем мы стреляли в это огородное пугало?!

— Так значит это был Чёрный Генерал?

Максим тяжело вздохнул.

— Нет никакого Чёрного Генерала, — нерешительно сказал. — Я всё это выдумал.

— Конечно, — тем же тоном ответил Санчо. — Брехня всё это. Пошли.

— Куда?

— А какая разница? Это ж не лес. В лесу можно идти на все четыре стороны — куда-нибудь обязательно придёшь, а здесь кроме четырёх сторон есть ещё низ и верх — куда ни пойдешь, всё равно…

— Что «всё равно»?

— Ничего.

— Тогда пошли наверх. Там солнце.

— Это точно.

И они пошли — осторожно, крадучись, стараясь подавить панику, которая их охватила. И снова у Санчо появилось ощущение, что за ними наблюдают. Тысячи глаз — хищных, недобрых, с узкими змеиными зрачками — ловили каждое их движение и ждали, когда они свалятся от усталости.

«Вот так, наверное, и сходят с ума, — подумал он. — Начинают везде подозревать присутствие нечистой силы! Верно говорят, что страх отнимает половину души».

— Макс! Ты какой-нибудь заговор знаешь?

— Какой заговор?

— Ну против Чёрного Генерала… И вообще.

— Так ведь нет никакого Чёрного Генерала. Сам говоришь: брехня.

— Брехня, — кивнул Санчо. — А всё-таки?

— Знаю, — помедлив, ответил Максим. — Только Золотой Лев нужен. Или шерсть чёрной собаки.

— Может, вернёмся, вырвем клок у того пса?

— Не пёс это был, — глухо сказал Максим. — Неужели ты этого не понял?! Эй, смотри! Ещё одна комната…

Несмотря ни на что, присущее любопытство не покинуло мальчишек. Они заглядывали во все боковые помещения, бывшие некогда складами, казармами или рабочими кабинетами. В некоторые комнаты они не могли попасть: двери были закрыты, а на стене висел кодовый замок. Но таких комнат было немного — в основном все двери были распахнуты настежь.

Сломанная мебель, обрывки каких-то схем, металлические контейнеры — всё это было свалено как попало, всё было покрыто толстым слоем пыли, разломано, позабыто. Хозяева ушли, а вещи так и остались здесь, брошенные за ненадобностью. Коридорам и комнатам не было конца.

Ать, два… Левой, правой. Незаметно мальчишки перешли на строевой шаг. Так легче было шагать. Три, четыре… Низкий каменный потолок. Серый, шероховатый, с налётами плесени. Издалека, в мёртвой глубине тесных коридоров, были слышны слабые шорохи, словно остановившееся время ворочалось во сне с боку на бок. Безысходность. Тупик.

— Холодно, — пожаловался Великий Магистр. — И есть хочется.

Санчо тоже замёрз. Холод пробрал его до костей, ноги чуть судорогой не свело. И потому каждый шаг давался уже с трудом. Это была работа, тяжёлая работа, которую нужно делать, чтобы выбраться из каменного подземелья, похожего на склеп.

Ать, два… Левой, правой…

Самое плохое в их блужданиях было то, что мальчишки не могли запомнить путь и несколько раз проходили по одним и тем же тёмным коридорам, сами того не ведая. Им уже казалось, что они всю жизнь только и делали, что блуждали в этом подземелье, заглядывали в покинутые комнаты, слушали тишину. Не верилось, что где-то светит солнце, поют птицы, дует свежий, наполненный запахами и жизнью ветер.

«А может, и не было никакого солнца? — подумал Санька. — Может, тот, другой, яркий и радостный мир нам только приснился, пока мы бродили по этим катакомбам? И нет неба, нет солнца, нет других людей и Антонины тоже нет…»

И тогда Санька подумал, что даже если он и выдумал всё это: солнце, небо, траву, сражения с левобережными пиратами из клана Синего Дракона и Антонину, — то это самая лучшая выдумка, и она гораздо важнее и лучше реальности этих коридоров. Может быть, это мрачное и угрюмое место и есть единственный мир, но тогда он никуда не годится! Всё равно воздушные замки прекраснее выгребных ям. И поэтому он не может предать свой выдуманный мир. Он будет грезить о Тоньке, глядя на покрытые лишайником своды коридоров. И пусть на свете, кроме него и Макса, никого больше нет! Но он будет жить достойно, как Знаменитый следопыт, потому что, зная худшее, нужно вести себя как можно лучше.

А силы были на исходе. Голод и жажда становились всё настойчивее, воображение рисовало белоснежные скатерти, уставленные всевозможными блюдами и напитками. Даже ненавистная манная каша казалась теперь Саньке лакомством.

— Наверняка выход из лабиринта находится совсем близко, за этим поворотом, — подбадривал он Великого Магистра. — Нет? Тогда за следующим. Опять ошибочка? Прекрасно, всё в порядке… Значит, за следующим… И кто только придумал эти коридоры!

Они шли вперёд, сворачивали в боковые переходы, поднимались по лестницам, заглядывали в пустые помещения… В одной из комнат они наткнулись на чьи-то кости. Отличные кости — каждая начисто обглодана.

— Наверное, здесь была гауптвахта, — предположил Макс. — А это узник, о котором все забыли. Бедолага!

— А дверь?! Посмотри!

— Ну и что?

— Она запирается изнутри! А где ты видел, чтобы узник сам себя запирал?! Так что никакая это не гауптвахта! Так — комната психологической разгрузки и отдыха.

— Хорошенькая разгрузка!.. — Максим посмотрел на кости и поморщился. — Вот тебе и отдохнул…

Санчо промолчал.

— Знаешь, — сказал Макс, по привычке дергая себя за ухо. — Я уже ничего не боюсь. Просто не хочется, чтобы всё закончилось вот так… Опять же, с пиратами из клана Синего Дракона нужно разобраться…

Санчо тяжело вздохнул, но тут его ухо уловило слабый звук. Сначала он подумал, что ему просто показалось и биение собственного сердца он принял за посторонний шум. Но звук повторился: неясный шорох, чей-то шёпот… А потом откуда-то сверху раздался оглушительный рёв, от которого заложило уши и весь мир завертелся в бешеной пляске. С воинственным клёкотом на рыцарей Золотого Льва обрушилась рассвирепевшая стая крылатых вампиров.

Их было много — целые сотни, а может, и тысячи. Воздух просто закипел от взмахов их кожистых крыльев, от пронзительного писка, который временами даже заглушал кровожадный рёв неведомого чудовища.

— Ура! — отчаянно закричал Великий Магистр и начал размахивать луком, как дубинкой.

Рыцари Золотого Льва приняли бой. Они сражались отчаянно, не жалея сил, сбивали на лету беснующихся демонов, однако врагов было слишком много — мальчишки буквально увязли в клокочущей ненавистью стае. Но они не сдавались, и стая дрогнула, стая умчалась прочь, в темноту, и остался только вой да треск, а потом что-то щёлкнуло и прямо с потолка, из крошечного динамика, грянул голос.

— Куда вы, чёрт побери, запропастились, маленькие шалопаи?! — спросил он. — Если вы меня слышите, то возьмите какой-нибудь камень и подойдите к ближайшему номеру, нарисованному на стенах. Там буква и три цифры. Если первая «А», стукните камнем по трубе один раз, если «Б» — два раза, если «В» — три раза… Понятно? Так мы и узнаем, где вас, чертей, носит. А потом определим цифры…

Это был голос дяди Гоши.