Прочитайте онлайн Золотой дикобраз | Глава 7

Читать книгу Золотой дикобраз
4318+4226
  • Автор:
  • Перевёл: Л. Мордухович
  • Язык: ru

Глава 7

Орлеанскому дому удалось как-то поправить свое финансовое положение, и это с помощью Марии-Луизы, ее неиспользованного приданого. Во всяком случае, много земли продавать не пришлось.

Жила она, как в тумане. Пьер женился, а значит, жизнь кончилась. Это она понимала, но как-то вяло, незаинтересованно. Пыталась его забыть поначалу, но, просыпаясь по утрам, не могла найти в себе ни малейшего желания подниматься с постели. Занимавшийся день представлялся ей сплошным грязно-серым пятном. Никто ей не был нужен, и никому она не нужна. Ну сколько можно было вести такую лишенную всякого смысла жизнь.

И вот, в мае она сложила все свое приданое в огромный сундук, а сама отправилась пешком в Фуальский монастырь, где, надев рясу послушницы, начала готовиться к пострижению.

Мария все это время наблюдала за дочерью и вначале пыталась отговорить ее от этого шага, но, будучи сама глубоко религиозной, в конце концов одобрила выбор Марии-Луизы. В служении Господу тоже можно обрести свое счастье.

Уход Марии-Луизы знаменовал собой некую завершенность. Хотя никому от этого легче не стало. И еще она оставила им все свои деньги, что были отложены для приданого. Теперь можно было раздать самые необходимые долги. Денег было не так уж много, роскошествовать они по-прежнему позволить себе не могли, но, поскольку Людовик осознал необходимость экономии, жизнь их была вполне сносной.

В апреле Людовик задумал посетить Рим вместе с Дюнуа. Эжен де Ангулем обещал присоединиться к ним, если те согласятся подождать его до середины мая. У Эжена были свои причины для встречи с Папой, он хотел расторгнуть помолвку с инфантой Луизой Савойской. Правда, на успех он рассчитывал мало, не то что Людовик.

Теперь эта троица часто собиралась за столом, склонившись над картой. Они горячо спорили, обсуждая грядущее путешествие. Дюнуа уже был в Риме и со знанием дела мог говорить, по какой дороге безопаснее всего ехать и где лучше гостиницы. В Риме их уже ждал получивший там приход Жорж де Амбуаз. Всего набиралось двенадцать человек: их трое, еще трое наиболее надежных камердинеров, три человека охраны и три конюха с запасными лошадьми.

От своего нового камердинера, Поля Каппоретти, Людовик в восторге не был, хотя лучшего слуги у него никогда не было. Но, находясь с ним в одной комнате, Людовик все время чувствовал его присутствие. Куда бы он ни повернул голову, его взгляд неизменно наталкивался на грустные глаза слуги.

И, самое главное, этот человек много говорил, даже слишком. Главной темой его разговоров были женщины. О чем бы ни шла речь, касалось ли это костюма, который наденет Людовик, или его прически, не важно — все в конце концов сводилось к женщинам. И не то чтобы женщины Людовика совсем не интересовали, этого сказать было нельзя. Как раз наоборот. И поговорить о них он был не прочь, например, с Дюнуа, Эженом и даже с Жоржем, хотя священник Жорж не мог похвастаться обилием опыта. Но то, как говорил об этом Поль, почему-то было Людовику неприятно. Это даже было трудно объяснить, ведь Поль никогда не использовал грубых выражений и не вдавался в интимные подробности, но его тихий, вкрадчивый, какой-то маслянистый голос всегда создавал невероятно вязкую чувственную атмосферу. Рассказ его развивался в соответствии с правилами классической драматургии — вначале завязка, затем развитие сюжета и наконец в кульминационный момент он всегда делал паузу, давая время разыграться воображению Людовика.

Тот слушал его, испытывая какое-то странное беспокойство, но эти рассказы помимо воли захватывали его, видимо, потому, что он был молод, имел горячую кровь, а на дворе благоухала весна.

Поль, похоже, считал, что жизнь Людовика тоже изобилует любовными приключениями. Во всяком случае, он всегда намекал на это. Подавая Людовику камзол или расправляя складки на рукавах его костюма, он никогда не забывал вздохнуть по поводу того, как счастлива будет та дама, которая проведет эту ночь в объятиях герцога Орлеанского. Когда же Людовик смеясь говорил, что сейчас у него таких счастливых дам вроде нет, Поль улыбался, но с легким скептицизмом в глазах. Эта твердая вера слуги в его несуществующие любовные приключения одновременно раздражала и льстила Людовику, ибо всякому мужчине приятно считаться опытным на любовном поприще.

Хотя Людовик и был женат, но хранить верность супруге вовсе не намеревался, даже если бы это действительно была его жена. Изменить Жанне (если представится такая возможность) — что же здесь плохого. А возможности у герцога были, и немалые. С ним флиртовали красивые дамы из свиты королевы, открыто намекая на более интимное продолжение флирта. Дома тоже в окружении его матери было немало привлекательных молодых женщин, их взгляды, когда они смотрели на Людовика, говорили о многом. Но, как бы соблазнительны они ни были, связываться с какой-либо из придворных дам Людовик опасался. Это было слишком близко к Анне, она могла узнать. Людовик не хотел, чтобы она страдала. Кроме того, подобная связь могла осложнить его развод. Не лучше ли удовлетворять свои потребности с миловидными девушками в гостиницах, они готовы ко всем услугам, или с сочными городскими дамами. Их можно щедро одарить и быстро забыть. Никаких сложностей.

Но даже и такие необязательные любовные интрижки (если их можно так назвать) в практике Людовика были нечастыми. Он желал, желал постоянно. Но желал только Анну, ее одну. С трудом склонялся он к замене ее какой-либо другой женщиной. Поэтому ему до смерти надоело слушать бесконечные истории Поля. Про себя он уже решил, что в Италию он его с собой не возьмет, найдет какой-нибудь предлог. Но все решилось гораздо раньше, когда камердинер однажды утром зашел слишком далеко в своих словах.

Он ловко брил Людовика длинной обоюдоострой сверкающей бритвой из испанской стали. При каждом движении его руки под хлопьями белоснежной пены появлялась дорожка смуглой кожи, похожая на тропинку, протоптанную в снегу. Людовик сидел, откинувшись на спинку кресла, и старался не слушать. Он благодарил Бога за то, что через несколько недель избавится от этого типа. Сегодня он собирался поговорить с Гревином, ведающим всеми слугами в замке, чтобы тот подобрал ему подходящего слугу для поездки на юг. Трудно было с этим Полем. С одной стороны, он хорош по многим причинам, но с другой стороны, терпеть его рядом сил уже не было. Даже когда он не работал языком, говорили его коричневые бархатные глаза. Гревин пристроит к нему кого-нибудь, например, старика д’Арманьяка. Тот глухой, и ему будет все равно.

Как Людовик ни старался, но все же начал слушать голос Поля. Молчание Людовика тот принял за интерес к своему рассказу и начал расписывать подробности своей удивительной связи с одной некрасивой горбатой девицей.

— Она выглядела, прошу прощения Вашего Высочества, ну прямо вылитая принцесса Жанна. Но все ее физические недостатки компенсировались невероятной страстностью…

Не помня себя, Людовик вскочил на ноги и вырвал бритву из рук камердинера.

— Вон! Вон отсюда! — дико заорал он на испуганного человечка. — Вон отсюда, и чтобы я тебя больше здесь не видел!

— Но, Ваше Высочество…

Не в силах находиться в одной комнате с этим человеком Людовик выскочил в прихожую и с треском распахнул дверь. Поль на коленях пополз за ним.

— Ваше Высочество, простите меня! Я был глуп, я не понял, как я вас обидел, простите меня!

Губами он коснулся сапога Людовика, но тот отдернул ногу, едва сдерживаясь, чтобы не ударить распростертого перед ним человека. Если бы он не брезговал к нему прикоснуться, то непременно бы ударил. В руке Людовик все еще сжимал бритву, и его снедало горячее желание полоснуть ею по горлу этого мерзкого венецианца, чтобы избавить мир от подлого шпиона, подосланного королем. Этот негодяй пытался настроить его таким гнусным образом, чтобы мысль о выполнении супружеских обязанностей по отношению к Жанне у него вызывала не рвотные позывы, а воспринималась как новый поворот в его любовных познаниях.

Поль прочел эту мысль на лице Людовика и на четвереньках проворно пополз к двери.

— Вон из этого дома! — кричал Людовик ему вслед. — И чтобы я никогда больше не видел твоей мерзкой рожи!

Людовик стоял у двери, его всего трясло. Он вспомнил то утро, когда в его комнату вошел Поль, заменив Леона. Ну конечно же, король воспользовался смертью Леона, чтобы внедрить своего шпиона к Людовику… а может быть, Леона убили, чтобы создать такую возможность? Людовик вспомнил маленькую часовню, где на мраморной скамье лежало тело Леона. Он тогда молчал, как и вообще при жизни. Две смертельные ножевые раны зияли в его боку. И у того, другого человека в боку были такие же две раны. Ни один из конюхов ничего определенного рассказать не мог. Они услышали чьи-то крики, шум, возню. Вбежав в конюшню, увидели два истекающих кровью сплетенных, уже мертвых тела. Считается, что они убили друг друга, но Людовик чувствовал, что здесь что-то не так. Скорее всего, эти два ни в чем не повинных человека должны были умереть, чтобы король мог послать Поля. Сейчас уже ничего не докажешь и разузнать тоже ничего нового не разузнаешь. Слишком поздно. Но скорбеть о смерти этих людей, прогнать прочь мерзавца Поля и еще больше (казалось бы, куда уж больше) возненавидеть короля — это сейчас еще пока возможно.

Теперь надо искать нового камердинера и как-то закончить бритье. Тут в коридоре появился слуга в ливрее камердинера. В руках он держал мужской плащ и направлялся к апартаментам монсеньора Бове.

— Эй, ты! — крикнул Людовик. — Поди сюда!

Слуга вздрогнул и поспешил к нему. Когда он подошел ближе, гнев Людовика сразу же пропал, и он улыбнулся. Слуга оказался молодым человеком с необыкновенно смешным лицом. Такого и в природе-то не бывает. То было лицо какого-то милого лесного зверька, например, доброй веселой белочки, с такими же высокими круглыми щечками (за ними угадывались защечные мешки) и маленькими блестящими серыми глазками. В их уголках уже прорезались маленькие смешливые лучики. А может быть, это кролик? Сходство с ним подтверждали два передних зуба — большие, белые, квадратные, с небольшим просветом между ними. Они частично прикрывали его слегка вывернутую нижнюю губу. Этот человек принадлежал к таком типу людей, которые никогда не загорают, а сразу сгорают. Кожа его была вся красная, в лопнувших пузырях. Копна густых волос неопределенного цвета — смесь красного с оранжевым — подстрижена «под горшок». Он был худ и невысок. Ливрея, похоже, шилась на его папашу, она висела на нем, как на огородном пугале. Он стоял перед Людовиком и поедал его глазами. Тот сделал ему знак войти и прикрыл дверь.

— Как твое имя?

Молодой человек приосанился и отчетливо произнес:

— Максимилиан Арман Эдуард Мария Поклен, Ваше Высочество.

— А Макс Поклен будет достаточно? — улыбнулся Людовик.

— Да, Ваше Высочество, Макс Поклен.

«Как угодно меня назовите, и это будет мое имя», — говорили его глаза.

— Ты камердинер монсеньора Бове? Он ждет тебя сейчас?

— О, нет, Ваше Высочество. Я просто нес ему его плащ, он забыл его в нижнем холле.

— А чей же ты слуга?

— Ничей, Ваше Высочество. То есть того, кто во мне в данный момент нуждается, Ваше Высочество.

В семье герцогов Орлеанских каждый имел своего камердинера, но держали еще дополнительных слуг, на случай болезни основного слуги или для обслуживания гостей. Макс Поклен, по-видимому, был из таких.

— Я могу быть вам чем-нибудь полезен, Ваше Высочество? — с надеждой в голосе спросил Макс.

— Возможно, — ответил Людовик, задумчиво его разглядывая.

— Надеюсь, ты хороший слуга?

— О, да, Ваше Высочество.

— А как насчет бритья?

— Я отличный брадобрей.

— И ты, конечно, честен и трудолюбив?

— О, да, Ваше Высочество.

Макс отвечал проворно, не дожидаясь даже конца вопроса.

— Ты пьешь?

— О, да… о, нет, Ваше Высочество. Только немного, стаканчик вина.

— Умеешь читать, писать?

— Да, Ваше Высочество, — ответил Макс, не поколебавшись ни секунды.

— Готов ли ты к путешествиям?

— Конечно, Ваше Высочество, — ответил он таким тоном, как будто путешествия были для него обычным делом, хотя он родился в городке рядом с Блуа и самый дальний поход, какой он совершал в своей жизни, — это прогулка из дома к замку.

— Хотел бы ты поехать в Италию моим камердинером?

— О, Ваше Высочество! — окончание фразы Макс в экстазе проглотил, показав все свои квадратные белые зубы с небольшой расщелиной между ними.

Эта улыбка и вовсе настроила Людовика на веселый лад. Какой освежающий контраст после Поля.

— Привязывает ли тебя что-нибудь к дому? Жена, дети?

— О, нет, Ваше Высочество! — в ужасе воскликнул Макс.

— Мы уедем отсюда на год, а может, и больше, — предупредил Людовик.

— Да, да, Ваше Высочество, конечно, — глаза Макса прямо умоляли, вопили, что провести год в Италии с Людовиком — это именно то, о чем он мечтал всю жизнь.

— Ладно… — Людовик направился в спальню и уселся в кресло для бритья. — Если ты подойдешь мне, — а я думаю, слуга ты хороший, иначе Гревин тебя бы не стал здесь держать, — словом, через месяц мы отправляемся.

Макс начал истово намыливать его щеки, а Людовик принюхался, почуяв знакомый тяжелый запах лошадиного пота.

— Макс Поклен! — резко произнес Людовик, выпрямившись в кресле.

— Да, Ваше Высочество?

— Ты конюх, не так ли?

Макс поколебался мгновение и затем произнес со вздохом:

— Да, Ваше Высочество.

— И ты лжец, не так ли?

— Да, Ваше Высочество, — с неохотой признался Макс.

— А что это у тебя за ливрея?

— Я одолжил ее у Анри Дюваля, Ваше Высочество.

— Ты понимаешь, что я должен сейчас сделать?

— Да, Ваше Высочество. Вы прикажете выпороть меня, а затем прогоните прочь.

— Но ведь ты знаешь, что я этого не сделаю? И перестань повторять за каждым словом Ваше Высочество. Отвечай, только честно. Зачем ты надел ливрею камердинера?

— Потому что она мне нравится, — медленно произнес Макс. — Это самый лучший… (он чуть не сказал прекрасный) костюм, какой я только в жизни видел. Мне так хотелось его когда-нибудь надеть, но я знал — никогда не бывать этому, нет у меня нужных навыков, умения, чтобы служить камердинером. Но мне так хотелось его примерить, ничего я не мог с собой поделать.

А все-таки он в нем смотрелся, в этом камзоле цвета розового вина, отделанном серебром с орлеанской символикой. Теперь, когда его уличили во лжи, он будет счастлив, если ему позволят носить ливрею конюха, да и не ливрея это вовсе, а так, жалкое одеяние простака.

Макс положил бритву и дрожащими пальцами осторожно начал развязывать на своей груди салфетку, которую он тщательно повязал, чтобы предохранить ливрею Анри.

— Я приношу свои извинения, Ваше Высочество.

Людовик смотрел на него со смешанным чувством. Ему, с пеленок живущему в роскоши, трудно было понять человека, пределом мечтаний которого было стать камердинером. Но Людовик не был лишен живого воображения, унаследованного им от поэта-отца, и попробовал представить жизнь Макса.

Отца он, конечно, не знал. В три года мать бросила его, и он жил, как бездомный пес, питаясь подаянием. До шести лет обитал в монастырском приюте для сирот, а там начал работать. Первым его занятием было чистить рыбу на рынке. Затем менее грязная работа в пекарне, присматривать за очагом, потом дубильщик кож, пахарь в поле, только за пищу и кров, а зимой, страдая от голода и холода, он искал работу в городе.

Он уже работал в городских конюшнях, ухаживая за лошадьми, когда познакомился со своим кумиром, Анри Дювалем, камердинером графа Висконти в замке герцогов Орлеанских. Анри привлекло лицо Макса, его добрый нрав, и он сказал ему, что, если тот желает, пусть приходит к главному конюху замка, Анри замолвит за него словечко. С замирающим сердцем явился туда Макс, ему было тогда семнадцать (сейчас ему лет двадцать — двадцать один, — подумал Людовик). Три года он работает конюхом, а когда исполнится пять, получит повышение, станет старшим конюхом. Но, проведи он в Блуа хоть всю жизнь, никогда ему не стать камердинером, потому что это требует качеств, которых у него никогда не было и не будет. Иногда он надевал чужую ливрею и прохаживался по нижним коридорам, там, где острые глаза Гревина не могли его заметить. Он воображал себя лакеем и был счастлив.

И вот сейчас он будет лишен даже счастья быть орлеанским конюхом.

— Если тебе так нравится ливрея, — неожиданно для себя произнес Людовик, — закажи по своему размеру, только предупреди портного, чтобы он поспел вовремя. Через две недели мы отбываем в Италию.

Макс застыл с полуоткрытым ртом, вытаращив свои блестящие кроличьи глазки.

— И перестань наконец повторять, как попугай, Ваше Высочество, Ваше Высочество. Лучше смой пену с моего лица, пока оно не ссохлось и не превратилось в барабан.

Переведя взгляд на бритву в руках Макса, ного им , паодая ртом, выѺ, адаѸога , омнилчто я де лиЈадьм/p>

subh2>* * *p>И вот сЃе Людовик , омЀитьы и нбз дидимох позезкв нилице ,аправился в сезкиеньІю мЀевина нказать что пѰнсЏ ногѾго камердинера, Поторого ,днажк, незбходимосыстро заталкать ниакажзть новою ливрею Он вЀедставит, как бЋтаниеся ливо МЀевина когда пот чзнаешткто втот човый памердинера/p>

Но дЀежнд Гревин он нЁтречил од Гќрно,а, Аоторый нкк раз наоЀавлялся к аЎдовику/p>

— Я пѰмеревался, ам чказать — неЇал иѴ Гќрно,а,— что если ев не судет возьажаль чяозьме в ля Каппоретти, свбе намердинером гсекуечиаемяОн стазал что в нго пригнати. p>

Людовик сокааснол. p>

— Онаказал прчему-?p>

— Онаассказат онени пешЇльню и тории он ом, вто в нго пѵвеѷюбив?. Пѯас оонимае, гне нѾ тоге не бравится,  о, — гую Ѵ Гќрно,аонал сеоим шлЀом,ми палшЇлѼ, — эн нгаморЂый пинени повко . ТИенно то,ой оѰмердинер мон и зЃжен, /p>

— Я пѰеелал пЋ жеЂь с ГѸм подтдной коытшй.

— И потему-?p>

— ОН, кв-пррвым, они мензаЂельн, Вав-пѲорых он хпионаороля /p>

— И о в новоритье— в скликнул Мд Гќрно,а— И чогда не высто вбная живи?

— Дегодня хотя оог пб длѾадыться обитом кианьше, /p>

— Да, Вне тЂо трге нЀишлос голосу, и гда в приквзки его слобой пз дмбуаз. .

— МЯодойзевал, сЂо Люона убили, чтобы соль пѾг паняти его пѵсте

— Тѭо воолне сероятной— глустны заметит Мд Гќрно,а— И н занет кн ом, вто васнЀыты/p>

— Нит. ИД это. не вджно Пѯаеелал ого заесь дидеть /p>

— И Р— медленно произнес Мд Гќрно,а,— чороль мепременно бѽедрить неа пом дЉе ондого слѾего шеловека. ЕѢк налучше ли уставиль этомѾ. А хорЂ бы нанет, као он бо,ой ?p>

В аосторгет этогпз нѸюдовик не бришле, хотя лыл в нкждае совласяться ,то это тѰзузмо.

ТД Гќрно,аиваЃл и ппаодая моасЇой слыбка :p>

— МЯзстатляЎго разотать. еньг не ь, наамое главное, эабыЃу нлащ,ть егм же овахие, ПрЁть пращ,тьороль /p>

Людовик смвласяѽ каваЃл , было нешиео — вѾль пставЂся, чѾтя сЃюдовика нотало. ь чтвством,то это ьорольврким риховстей. ею доптавильм олопьт. p>

subh2>* * *p>И замеѺ дввноеже рЅдилослугий дерќрно,а, горЁонаеЕслешЂвенну, роѰѽ кли воздно. ни гдстинги умшй.<ария. Пѭо водовнги е кпторогпть свбычЂе, боторогесе равно.<на стѸтал, негзбажныхяОария -уизоаока увѻ долм, юдовик стоѻ вздосиЋмии эуего слои бела, пѾ стоѻ всю реше и теше и вать эома .ария ПЋла вѾиногк. Он ажды уе ь, в сноей упальню, гнд нѾ прядал лась кЎбив с Лѵрќрно,а, д( они саннмалась втим чак хасто как я лько пѾгли ),ария Пказат ему нбитом /p>

— А ьн, В Пкитат гн пояЁудпем в уп, м,то эо сми позее покении сь Скорько в т эѰких счастливых днтемѹн п табой поогпстнѸи. p>

Л Нитак хж биногомИД э потрм, как я рабзицахбненнал иѽс сдЏщенник Жии нечЂ/p>

— И п какдым с ам сманеѾится лЁе нпаснее В иѴме тного говтей. , юдовик суе высоси, ГѸм паесь дго до жзя. одимал лько что провзобдет если еЎдовик суидимтктк я уе ь, в х дит избоегупальню, Пѣеня нердцемоталавииватеся лЂ отной кЋсль он том /p>

Д Гќрно,алыбнулся ЛѲемонтел.p>

— Деорее всего, н ултроит к оѰѽ онзый пказнал еиудет лЋталься оеня нЃита. Пеавна, очастлива од этого тик о не тЂанет /p>

Макия ПЀодолжеиа осени перыЌзни :p>

— МЕу прикЅдилось в сль им ть такуного гплетеннбоюне Если бѽ улѸдимтебя то новернѼткто это тЀавлѴ.

— Ма, Ввто будет мрудно бѵ повиЀить, — закетит Мд Гќрно,а,сю рлЀоелыбалсь /p>

— А что эоворит нлуги ,ожно таЀько в Ѿадываться /p>

— Воз сЃе этом к не слѼнивал, ь /p>

— А вошЂ и оѾвориюсамое гЃчше для сѽс с это пркенииься /не тажетея, в ѵсте н пЃдет смастливых/p>

Д Гќрно,а всягда нзбан.яласто е кмласяерыЌзни ть .оге, коѰаЍо милогони гивущсЃе Лскмьеет да тикескиеак бмж бижна, дина стѸтал,ткто если еЅ слЎдзудет лодЏщеннейчас сІркаѲью ,ни смазу сгань счастлив, е p>

— МЯрге нкитат гто эн погли еб быль суастлив, е Р— гукЅдтветил он , в его болосе сЃвствовал, сь кЎгка и оныя, — неоумаю, сЍо не таочастья, эаботорогеледоет кброть я /одимал лько чак я рищу длияеѻетеннкак будтт досолиеаороля Аоторый нпосщязвсю рЂи доздЀных слуший дебе /p>

— И потему-?сли бѽ пояении я,  о,боюот, алуший екрасЂти .

— НаЂ еѴрого . Это болько прдтверждѼткто эѾ, о чем он такиввноеверждѼи, вЀавлѴ.

— Я ѰаЍо мижет брдтверждѼтся ,сли тЍо можи?

Д Гќрно,аЋл счйчас оосолиеаемонтео. Макия Пбидел, сь кЋ, квиделвчто он блыбалѵи .

— НаЂакая вж бЍо можи?<Копе-то провлѴ.

ОН Макия Пнал. вѾио — вѐиеад когІа внам олжен сыль сядом с Бнй. , ѸѰзузмеЂся, чс добрания ВІркаѲ. ИхЉе она боллась что он б од авильОни Ѓвствовал, счто оео им ерес к сам ланбеЂс,е таото прожнд В иѾсле них глоы уна сѰстнеяз мне ов з свиѾй брЋой коасноы, ка и нЋла вЃе ЛѰлеко в могода, Тут вказат ь в ю р вѸтрастн Аоторый он нимогда не заал. в к киѾм, х болзна кЋ, ь расоблагениѽй, и еостоянной пасоад. лобой , трувага за тет ,— в убще , выс тЂо тиногом ЛѰугогнаможил пѵЇе каасноы,свои сЏжелыЎ лиоЀЃНо,рямжнно бѽлядывая, сь кна виа каюогоЋталсь пазглядыть ко, что чднажды уиГќрно,аазватипоимевѻ , дня шиѹстЏмаеи сюЃ оѱова. ОД, пѾ боллась .оглась дого доЏ, а гда не ека.го плонеязЂ, и бадетѻась дЃержать,µго рядом сиобой п оонмсщ в ажк. Ооэтому енкакихГѺиѳмениы над ее гѵ дойствиѲалис,ичего опѰ не мотелоѰлушать. ОВго болосе спѰ накетЇл. в лько неоки кежнлание.

— НТк я уто еѵ мотЇшь ма мне нѵнииься ?— резко ппросил они .p>

— Конечно, ВотЇЃНЯЃе ЛѰлноевержж тебя ондог таже, вѵли бы оятьѰрІя ПЋла вѸѽй, и м наѿременно бледованл бы уркенииься /Бльше нЁего, еня нѷзотаѼтеои езЃтерІя чтобы тоѱя оЋло норошио/p>

И вую Ѱкия Пбветил . ОЂо былобветиерцогоии гОлеанской ,огда он не здшиеТолѽыл счЂого пивась ый чак Ѽ проѶнд Гѽ нимогда новорить с ГѸм пн од ел валссь .p>

— А кме тажетея, в оог ,свбя оозволять свамй студѼтс,то эо оеня норошионаЂо просЅ Пѯкитат гто эн полжны бркенииься !p>

Д Гќрно,аонал салшЇлѼ,.ена,ься вакиенииься /Бажк Макимй, котечно, ндст пму рад нЀоѶмевечЂви эн скешЇниѽй,судещемѵѸтѲечЂвинно бучше днсто щенЕсо улвлшЇние и кимй, ыло и нил ню, , гдльше, ем оЋс то, что чднроѶнд ГспуЂым л к нЎбовйругой женщиноека и нлоы урге нля него ое тЂаоли в мнЁте Ооэрй ,вшалгвая зод хЃро зп дебмым чѾлода,м дересхдиа зашка, Ан нЁдрЋалс дебпе Пи долѱЂвинизни ви ажк.ОРзваѵЍо не тЃосолися ия, вѷстЋасЌ ниЀостЋасЌ я в одной кта же тостоѵ?. Пђтом келенму вслгда нто-то нешано. ОЧщечЁего, ежуя. Впомниая рЂ многжство. остоѵ?. чак Ѿ нѾ тѾслеил, пд Гќрно,алыбнѰся. СМжет быть, Лизнь Моброй ртдомЇой гппружг брдтт доя него оиЎгкеми бЃчше ,ем он мЃмал Ђ/p>

— И пЎбивь мння Р— с росил оакия Р— И пЎбивь мння вакиенкак пооѶнд ?p>

Эта в просапѰ накал ласЂаоь пасто кто это у тих зревратилось в блѾего шЀда и лусОтвечЂыл из ести забоѰѽ p>

subh2>* * *p>И Гќрно,аанл, как и спринмчЂюдовик нз ести и онмсвиѺ моаереѸи еостому енЁтатиал, что ы уѰрия ПазуЀшил ему нвамй позоворить с Гѵ иенкояОн сонимаеѻсЂо Людовик нолее иеѾколйо прикѼт тек Ѿ нѾ ъслнние, сто еѼсв,лоы уиещЂ его сать буждается, даужг ѸтвиЀЂимоечтобы он пЋл сядом ОЂо бучше ,ем оели бѰкия ПнсЇоЂ теокое ть егЃ прилюбовн ниЁе нЀочел . юдовик стазу жадумчется, Вн начал сь кЎито Ўбовн на тетЏщЌ меняц в ЛѴ оео иоявилния Ва своЂ. Иакия , блѾе онерез , наптатиал, счто оо более иели атьо смеѶет бѾ ъслнЂь еЎдовику‾ятьѰрІя /p>

Но дЀзоворить с Гюдовиком акиие удар сь МОьороль приныло и ствѾ нрядаисатие и менленно птправлться вЁидаЂем каппружг в дЛм Ќра/о,то ьаз нороль мепЋл счло нниаЈтеѺм, гостому еЀядаисатие и мд авиЏлаѾЎдовику‾яѲбой уиствиѸ. ТБло стазат кто ,Ѿслорько еанне у е и полнитось в тнодцать ного им , паен сѾтать я вЁам а ногь миыполнеЂь с пружеских нѾ ѷанносте p>

Лђс тЂо тЋло и змотеѸельно ,д н сно то, нНу кто еѵ илать пѲлйо-?ўкрытыЎ возйу с моролем. ?аѵ ил, и рцого еОлеанской прикоѷат уиеѸ и пррес асЌ н мгрбеѰым рчЃосоие , вѰосле Ппблагода ить са очоѷат и тось . Оо, пѸдимтога,е скаоилѾроль можидтся, что ы тЂо ьерцогоеЇал иѿят ть прдтго папшим ю лдЃоско/p>

юдовик сокдимаеѻя к авбя ,еред ый вая зерез мри гЁудпнькиеПђѲиѾй бѾмнату ПпЀед Лки)а он мзсовнивалѻя к киоыть я /одЅать в Ием оЋлов лЅотончьи корЂюм, ? ОПчоѷать всю , вѸппружг и егеемье , киоѽІреЂь ы,сЇсть что они уму нбазат И и ты тельно пая ЏдѼтся ,Ѱк поппаодиерцого еОлеанской , днеренул емоамый что чднѽ ничЉ пиводаяЇах Ме брждается, Людовик вѾстоян мо уву в гІрерувомнату ,атем пыстро зпЀед елая, в бу в всорый овкимнс/p>

МЎвна х а яднроѸтѲЂтвиѲалири жабраюх резил ковЀовордаеь,µго хотя лыл астьяуте Ихои виесте Ѐрес кло орольвркию лЀовоѸьІю мБреѸо ниоЀавлянию к ЖЛм Ќра/p>

ўи умалсѸѰдом сад ее торый асскоянни отчовЀовордаещих кѸбслждаеѻй екѴто щеи овдаЂеюдовика нЖанне /p>

— Я Ѱа пао трыобоЀаюшь я лЂ авиЁЌ я в оЛм Ќра? — с росил Ўвна .p>

— Демое гольше, иеЃки кеньг не ь, /p>

— Ма,ьг не ь, — этЅ оно ѷалѻя к вна .— И чтобрыобоЀаюшь я лам нелать.<ного им /p>

— Конечно, Вля себя п зодребуе онделаню и мнату Ни озаЂо пѵ слѼласшлть асЌ н одной комнату ПиЂим чЂѲечЂвим /p>

— А когечно, — гоѷзотЇнно блвласятѻя к вна .— И ведь тѾроль мЀикоѷат оѱя оЀрес асЌ н мам ?p>

— МЯодмотре ,ак будтЃьаз им ть я вЁбычЂе /Ёли бѰдо в оог ,спЀед темѲсЌ никонюшню /p>

— Я нал дѹ, зоддое табой ного им / зможно, оѱя оЀѾребует я мол зодмсщ .p>

— Нит. ИМня нѾг ,еѰестаоѲсЌ ниЀосиль в ИЎмыЌЃ , ты хвто бремя. олжен сыль с баѷкв снеЁте чтобы овлучай его оослать ПЀосешЂвПѿпе потребуоѲсЌ нЁбыват Гнееаз ных сШаточ.

И И пЃмчеть, чни м ел в я мебя заестаоѲсЌ /p>

— Нитанл ОН ести бѽ уЂо седлает, …p>

— Я пѰеенленно п н са‷аеѼю к слудпл лЀовим его /p>

— НТлько в жаасйо оаЃчай /Ёли бѾй паеста бѷвиЀЂЀосешЂверцогов ОѸои водребуе човЋват Гнееаз ных сШаточ.<чтобы тоѱостманеѾити еЅ сЀавлѰто ноѱнскиѻько пѾняц в что я дЀоведи в гЎмыЌЃ, бедтЃьодрегени не сѷѰд/p>

НонкЈные фразьІжзѺих нѰраои ниел вЁе нпновнния гпредкуву лои онца .

Но ого отало.ь в бго ряках , ГѸм пЋла вѸгоый ая раеѼю чсзднаыая рн,то а ого /н быльше нн оозволят ковЋвать нГнееаз ных зШато которые нп замонюуолжны были длбоЀаюь я, жнлодно Он вЀеисЏ ногѾы загонюыкоторые нЋли диоЀавляни привим ерцогов p>

Лђ ьоѺ попучит сь МДшатя алько пѽпблед ГѲ ствоой оѲзйу, а ца подоисатл усеру,ый пееиѾворивоим кѓнееаз ных ШатоѼ, гнмд авив свнкоью саиак Ѿ оп жив в обранѱ нЀочим еиоѰѽ -ороля /p>

ѓавное,ечтае,Ўдовика нЋло ст ѷаль нГнееаз ных зШато ИхЉЁЎито ес Ѐавлѽлеивсте прд тонѾение к Жнму нбазжтся, дІреруввимаеѸя ВЋльше сЂво.ерцогов ОѸои внкждт нороль пѲзовбеѾитсьаботу в нееаз ных сШаточ.<чѾгда сюдовик вѳтов лпйти и Ўбох зишен е.

Држзя.½оталаоити ь на еаз им Ѻ мдрогочтобы он нчанельно пдзоворить я /Ўвна хѲзоващиется, длуа и сдет теа. Емли бѰв рег ечкЀом гюдовик не бришудтт досой п( жаасйо оаЃчай оѰѽ кЃро слоди щиѵо доЏ, ) егти бѽ чого ое тудтт днкаких кѸ ести ( оЎдовик но ѷанельно повыталеся лЂ равлтьсакса п оонланием. ),Ўвна хѵ илатт бѾ ъѷкать,µерцогов ОѸЀизнвать нЅ коостманеѾиянию к нееаз ных сШаточ.

ИСемоои виасскоѰ сь СЎвна хѾдмѰалс знну сѸЀЁтнѸивоего каоя нѿ пдзого азва, а мЎдовик принѳулся ЛѸѾслоѰал радѾпьт пеаьше СкЃтеѽкаумѴо.з ниммоспел лис/ дерерувпл пЋлые зѿЀыЌ рн,го ршЏлп и евя к квз нѺкалвиЏласѾбой п каѲ, асночѽй,сѿтноон,то поЃтыл ое,дзого . юдовик совсе наѵгрбл внланием прскошЀе у идеть Жанне , тогЌко чЅтел бѴчоѷать вѸра с(,то меиом гыл иоя него очйчас оаЀоля ),то эоЀцогоЀлеанских а аснпѾстаЀцЏ по ед Лимм,аботеапо повѽя шоершЅиоЀи, а нростоядет тлѾего шеаа, нто ьас опидоѵткто ьас опидбеижлѵи .

subh2>* * *p>И амке гЛм Ќраго до жжскиеЁтречил оЀафад Гћм Ќра,Ѹ ести й пкиѾй брядал еЁь . лаЀоля , его слпружг воаяни я ренщиноп олустным глазклѼ,.Оа брЋ. в жк МиммллкаѾлѰт виаЀхѾдмѵенних, уто они уму нпбазат ,аиак Ѿ оЀоѸтѲЂтвия Ванне бная жиео бѵ пЋло что он бЂоѻ вЃвствовалу лбя зенее гѽ,рямжнно ,овыталЁя поивлекь мвбя он хѾдмсщ сю жлѾе овожнднною и ю ьѰрни ть .Вонюц конца ,то обрый Ўбд бела, чогЌко чо, что чм проѺоѷат уелать.

Еа еЋла вѿувагтхднаж, в ѽ оЋшенвя их кѾховл. В н пЋл солода нНюдовик совѱще на своепапоѵ,тье нѵаовахая, в ую ще оосле ПЏжелые,дзого Пђбще , вѷсЂаоьо егЃ всаужг тало. еселы. нм ерес о ОНезѺетиѾ проиетенл белѰеаа, нем. нноцахмкал д Гћм Ќра троила ЛѳЃ вѻазки.<, юдовик суе вывѱѴмшй.лся в птЇт. аее,е ую Жнму нопплохмкал иринѳѰсятѻаиесте Ёам а ес и, юот, их вдаЂеѰнне /Оа бѽздомой аи джлатт б,свбя.

П згвѻ м пеллаых лстно.ами нростедованлз нмкал д Гћм Ќра моасЇой тябмым оридорагнд ныло норода, еѵ мотре рн,Ў исяию лжя жПеаивоЂ. фркеел , и оѺоувплннох коти Ѽ, гЅ ки вЀаЁтаЀцЂй алеко в о ед хоѰоѺоѷую о повяоряти бѽ ру,ѽия гЄ луа/Вс тве еѸвдльшти были дагоытымТоие сЃая Ѓано. алько пыстрой аоѱоох сЈае бѾкал д Гћм Ќра,ЈЎот,гебовкон чѾге нЋлобвЇт. еивсаЃшени) доздахие,тие и Ўбемѹуегон хѾдт ѵ/ ит. рогпѵивс отовннельно пести Ѳалиюдовик с неЇри гЈае нмкал ЀикЅдилоя обиного Их какдым салго егм сганьоити ь в ю рыльше нн оозвбя ПђелыЎик нѾ тсщуиеѻ ее Ѹупалѷ, кагорый нповиЏлая лЁе их пасокогда егЃ еЀядаЂаоли Ётречиль я вЁЖнногй/одвделЋе фхвЋЏй безко пѸмеритось пѾ бержат сь кЀямио евя дзого мельчл, счока онмоталаоити ь дЃве еѸввамй еаьшо оонюц конидорамПервѴ ЛЂ оокиокрытыЌве е, полѺтеаан.лЀЂь ЁекунаѴ , хѾдаЀнут сь кЖнму /p>

— ВоЈе Высочество, — сЀоизнес л он носторожно нкотот сь кго рякаѸ,ак будто это коаатие ЀЋал, ь что-то нимерить с бнму— сЀоиу сас бедтЌоѱллкаѾл п тоегуоаяни ѾуоаѰл Жнногй/ни Ђжк радаят /p>

МЎдовик прингееовах онержеиннл бѸ,даѸияниѽпослотрел ѵЇе кяка на рѲоемуякахо.,мѰЈиаялно паваЃл .p>

В аомнату ПЋло и ени пемонт,грбл . алько пѲе нвоЂ. ,ачм пѽ ало было пдолжЂь Жгстнѹ кЋѰжк аова, днбоѸого доасЇой смѰЁятѽое,ечЋлыЌ ОЎдовик вѾстотрел нв торожн ноптоѵ?. АоторыЂя оый аѵ,еска еѼѽиѽй, ей. жЃадыват сь кво ед ,ачанне ам наПЋло ПеаЁтедои замзгляд м меѺал д Гћм Ќра,ѽ улѸдие ем присЂлич.л щЏ, дЃолок рыльше каес л. Он брЋ. , киоысѽо, ВвЏ, дкЀонм, вскЀонм,акоиик оѲзкужг алшЇОоэѻе ПЅлода и ресхдив ОѸонидорав ОѲомнату ПЋло и с и,еѿмосѶя к, неоо бЉе ооѻтонѵ загахаувѻ дакоиик сѸЉе оил ню, , ал и сь кваес л./p>

МакѰл д Гћм Ќра тросил ое одем -о еѸЖнноабветил . укЅм чЃталлх олосе Оатем мпжил ренщинопробовеѼѾал, нто-то нн ом, вто в оабЂавиЏлЂ. и Ме ее торый ремя. кдим оиыстро зЋшел за теѵ е, ОЎдовик вѰесь дпао тЂ авиЁЌ я в слѼоЀаюѰя, в совоЀаюѰя, акаль,µгйнскиѻько пѲжнивых дпросач.<чтобы тотом дѼгоеЇѷаль нѲоемѾслеЉние и даЂем /p>

Он уросил е оддомой е , ,огда он нбветЇт ему ,олосе е оЋлоотеи и аЃшени/p>

— ВБагода и воЁ б, аомой аВ вѰЈмать ки)сек рад,адетюь чѾге нвоброй паеавил

— ДВѿувагтхднаоу— сЂветил оЎдовик ;му не сѾтелось в селѴвалу лЖнногй слѾегйоаереѸсек рае— И вѰЈмать ки),адетюь чѾге наомой а— сму было тсе равно.<чак Ѿ ночкоянни домой е сЃѾрольврЋт ваптЇт. Ане бнанл, кто в оав ртдоке,е ѲоЂ. ких азглѲориведованл бродолжеиь /p>

Жнноавбветиалько пѰваЃл новлй лйОЎдовик вѾѲоЂосолоя об ажел.p>

— ДАвѰЈ аже, не етюь чѽ улѶ нпаавился в сле Потеани ?p>

— ОнаЋлонмоѵни потеа В него нЀостояповии сь как я -аочЋЀЌ,е убпЀыЌн нЁолне сдомой , лагода и воЁ .p>

— ДРд. Ђо сеЃшеаь /p>

ТбпЀыЌн нѾ сждае ых отало. ь чѰлько пѴомой е б од а, пн Людовик не сѾтело н ам роѰим ть СкЂеи лЁе на еѼялно и, полнее ых , а нрвѽя ѻ .

— НакѰл д Гћм Ќра тѰзат вто в м наѿѰомой Ђся,  остому , нЃмаю, сме тЃчше лока увь пѲЁ б,обы ов погли ендеоаувь /p>

Онбиданл од ети пн ЛѸесте того тЋло ст шео таЀько в кхидоѻт гѽ,рямжнно аЋалѸе, Прчкоянбнмуого, ч нрвѵлал пгупаколйо йнѾѵи ,ЋсоѰкивице ензою и девду ни Ђоуто они умечЁеречити .<Ѓро со ед Лго опрЊѿѰом, гнправился в ве еѸПѨлгвго бовѻ ондел лаѸь в букЈноеко тсѵни пеѿзил к с Ѿрее вы урка увь пЍо не рисЂноо моЁте

Дѵ е, Ћла вѰгару,ѽ тоЏ жив. веачал нѾ тѲЍо не товиЀит. В коью, вокоью, талсь п од ЀытыЌони мбЀнут я ЛѸѺоѺоул и уерез м мнату :p>

— И о вЍо нзсЈтеѺи,Ѿтело Ћ тПналЌ /н,оге, коѰетея, в ое илатю Ѿадываться / Тлько в иноеловека вс ю ,ФазьІи опак н сн и Ђжкю и дысте п в ѰЈ боезый нпаотек. ОЂо бѴнѽ умчеѻѰгаруЂь Женя не м икдной коетек.ОИосле ПЂого тЀЋт еконм,к анет моге женщо. Маге женщо. !p>

Искодплнно бѽй оѺоѸалиѽ уЂо еовах, он нвлѶ е нЇло ни новлй ЃѾ ѺтеаЏ Ѽ.p>

— Нитенленно птпѵл мон и Ўбеи!рЁть пѰЈрудти ый ппгахЈпроиет тлдоаи дбЌрЂеня !рЁть ! Еу прждн погдаЂе И Ёть пѷбоѸаюшт!рЁть пѰлько пѴатт б неиогда его ую оиноа-оск мепЋдтт дмге женщо. !p>

Н товмя неря зьеѸвала нрвѽѰжнѻ к нам еЁтрех, ул и е оаолшЇв. ядыЏ бгзаглЂем ледзм ииво Ан нЁй дая аѲ.ьм узЋ :p>

— А чубпЀыЌнпѵл мон и Ўбеи!p>

ўи оЋяопос я т еовлй лйиЀостЂн :p>

— А ,Ѐоиу сас бпнал дѹ ан!ѣеня ноЂ тнкаких кѺЎбемѹвѸпЎа в равно.<е ао. чйчас ое бришѾѵткѺиѻько пѸ сай Ђс.ОЯе мотелоѰЂого сЍо не тол зѽ … димтога, гпѵльѻас… .<е его ое могга вѿ елааь /p>

Онб рЁтнѸи, , гельчлзсталов заал ,то эЀядаиеисЏь СГело нв уп,ное Ѵмшэуего сѲзонкаохмимсвЂиѾ яеѸмѿтеик аЂо пый ещиѼ овагчке,оторыЂя скиѻѵчно,¸ с асто . ОЕо пѵвнвлтть пѺаЀоля дстинги апго я чоѺой оѶѵЍо не лоы ѹвщЁЎиѿак н сн лѾе ооск мпставиль э бук Ѿ нЃнкзѸельно товляении /p>

юдовик соктотрел нн очоѽ, неоо пая дилось в слѾо пѸЋло ст ки) змюогоаамое главное, эд пѴЂе ыло тѰлеко /Бз мрлок быбоѰѱлѸе,Ѿ тѲеѵ е, ОЗнл, кто тЋс атеани неопЁть пѾтя удет мслн что чднросешЂвванл/Вы,нллЀЂь з свл, пвЀнут я ЛѲ мнату гсек, как и жно теаьше зьанне /ни ЂкЅдрисЂтись квѲоемуаес л.,е змнгЏ вж авив лЀЂь вотом якp>

ЕЃ пѸкего ое мЂ авиЁось в лать.<нѰаадеть Жсдеть СПптоѵ?нно п н акоиЃл и ее слѾего, нѾ нрзкуват Он вЂ, их т я ЛѰзва, а рѲпноЃ‾рани о до уоѲѹ гпЂли дизсоЃл .кЃлиѽ уЋс атолйо ,то-то ненпоѻ взо тоепвЀнельЏ ,со трбмым вывѾсь дпеи в мляба ровѱх обуп,аеѻа радЋая рлыбка ОЕЃ нвнись кАЋая,внись кмтосидеѾ зоем. нноцахмкал д Гћм Ќра,внись кеселы. нѾг да н я ргрно,но, ЛѲ стиноцаѵ,оторыЂя акиагтхиеѸельно мпставнват с,огда