Прочитайте онлайн Золотая клетка для светского льва | Глава 6

Читать книгу Золотая клетка для светского льва
5116+2348
  • Автор:

Глава 6

    Подозреваемая номер один

    – У тебя есть с собой паспорт? – спросил Егор, глядя Дашеньке в глаза.

    – Хочешь обвинить меня в краже броши?

    – Пока нет.

    Она усмехнулась. О! Ее можно обвинить в ограблении трех ювелирных магазинов, нескольких частных домов, одного банка, картинной галереи, и еще, если припомнить, наберется несколько вылазок по мелочи, но только не надо ее обвинять в краже усыпанной вишневыми рубинами брошки-бабочки – это мимо, это не к ней.

    – Сейчас принесу, – ответила Дашенька, по-детски морща нос, и ехидно добавила: – Я же понимаю, у невесты не должно быть тайн от своего жениха.

    Егор устало сел за стол, подпер щеку кулаком и, глядя на удаляющуюся фигурку, произнес:

    – Мне кажется, она никогда не уйдет… Этот маленький тощий кошмар никогда не исчезнет из моей жизни.

    Утешив мать и пообещав ей найти пропавшую драгоценность в самое ближайшее время, Егор разогнал всех по комнатам и, взяв Дашеньку за руку, потянул в свой кабинет. Подсознательно ему тоже хотелось, чтобы виноватой в краже оказалась именно она – это бы очень облегчило жизнь. Но кареглазая девчушка никому облегчать жизнь не собиралась. Глядя на нее, нельзя было сказать, что она напугана, и главное, – на что очень надеялся Егор, – собирается спасаться бегством. Казалось, ее все забавляет и дико интересует. Не так себя должен вести человек, стянувший под шумок дорогущую брошь.

    – Это не она, – покачал головой Егор, вынимая из подставки карандаш. – К сожалению, не она.

    Дашенька вернулась с паспортом, положила документ на стол и отошла к окну.

    – Спасибо, – поблагодарил Егор и сразу же открыл листок с пропиской. Москва, Мытная улица… Оказывается, ей есть куда идти, так почему же она отрицала это? Разве отрицала? Егор нахмурился – нет, он просто не спрашивал конкретно, а она сама не говорила. Умалчивала?

    Да что же за девчонка такая – голова кругом! Егор захлопнул паспорт и сказал:

    – Он пока побудет у меня.

    – Хочешь снять ксерокопию?

    Егор поднял глаза – она улыбалась.

    – Да, – честно ответил он.

    – Молодец, – одобрила Дашенька, – на твоем месте я поступила бы точно так же. – Она села на стул, потянулась и спросила: – У тебя какое отчество?

    – Андреевич.

    – Так что собираешься делать, Егор Андреевич? Брошку стащили, и я подозреваю, стоит она немало. Кругом одни родственники, и знакомить их со следователем под Новый год как-то не очень празднично. Конечно, есть еще я – удобная подозреваемая, но в глубине души ты знаешь, что к краже я не имею никакого отношения.

    – Отчего же? – теперь бровь Егора делано-удивленно поползла вверх. Сейчас он видел перед собой совсем другую Дашу – умную, цепкую девчонку, и этой – новой Даше – ему захотелось отомстить за собственное прошлое смущение и за ее «отчего же», когда он мялся, пытаясь объяснить, что брак между ними невозможен.

    – Евдокия Дмитриевна отсутствовала приблизительно два часа, и это время я провела с тобой. Отвечала на вопросы и просто болтала – это мое алиби.

    – Я три раза выходил из комнаты поговорить по телефону.

    – Каждый раз максимум на десять минут.

    – Вполне достаточно, чтобы добежать до комнаты моей матери и украсть брошь.

    – Для этого мне необходимо было точно знать, где она лежит, а я даже не догадывалась о ее существовании.

    – После того, как мы приехали из «Заводной утки», я завалился спать, ты могла беспрепятственно ходить по дому и изучать, что где лежит.

    – Тогда почему же я не сбежала еще тогда – ночью, прихватив эту самую брошь?

    – Ты не успела – вернулись мои родственники.

    О! Как он был близок к истине!

    – Допустим, – усмехнулась Дашенька, – но ты же не думаешь, что я настолько глупа, чтобы воровать вот так – среди белого дня? Чужак всегда становится главным подозреваемым.

    – Но для всех – ты моя невеста.

    – Для всех, но не для тебя.

    Словесная дуэль на этом закончилась – последними словами Дашенька поставила жирную точку.

    – Нет, ты не глупа, – тихо сказал Егор, понимая, что все сейчас перевернулось с ног на голову. Как же теперь себя вести с этой новой Дашей?

    – Так я могу вернуться домой? – едко улыбаясь, спросила она.

    – Нет, пока ты побудешь здесь. Я приглашу частного детектива, уверен, у него будут к тебе вопросы. – Егор сделал последнюю попытку ее уколоть.

    – Отлично, – кивнула Дашенька. – Я еще никогда не видела частного детектива и уж тем более не отвечала на его вопросы.

    Напевая, она вышла из кабинета и направилась в свою комнату. Тихон, Тихон, ты опять будешь недоволен затянувшейся отлучкой, но что тут поделаешь – судьба не отпускает ее из этих стен.

    Егор взъерошил волосы и придвинул к себе телефонный справочник.

    – Пришлите самого лучшего, – сказал он в трубку через пять минут и посмотрел на календарь. До Нового года оставалось чуть больше недели.

    «Самый лучший» приехал через два часа. Увидев его, Дашенька поморщилась и сделала неутешительный вывод: в ближайшей пятилетке брошь найдена не будет.

    Частный детектив Евгений Петрович Ежиков доверия не внушал. Все надежды, устремляясь к нему стрелами, в лучшем случае отскакивали мячиком в сторону, в худшем – скисали и стекали к его ботинкам мутными кляксами. Переступив порог гостиной, он поежился, представился и тут же поинтересовался:

    – А где мои тапочки? Я предпочитаю теплые, из натурального материала, синтетику не уважаю. – Затем шмыгнул носом и задал следующий вопрос: – А во сколько ужин?

    – Тапочки в магазине, а ужин еще заслужить надо, – радушно ответила Дашенька, жалея, что Егор срочно уехал по делам и не видит этого напыщенного фрукта. Вряд ли бы он одобрил его кандидатуру.

    Евгений Петрович, получив на свои вопросы такой развернутый ответ, опешил. Пригладил мятый пиджак, еще раз шмыгнул носом и почесал за ухом. Абсолютным дураком он все же не был и поэтому принял решение сдерживать свое негодование. Но только до тех пор, пока не станет ясно: кто в доме хозяин, а кто тут на птичьих правах. Портить отношения с «нужными людьми» он не собирался, лишаться заработка тоже.

    – Я бы хотел поговорить с Егором Андреевичем Корнеевым, – выдавливая миролюбивую улыбочку, сказал Ежиков.

    – Увы, – развела руками Дашенька, – его нет. Будет чуть позже. Так что проходите и ни в коем случае не чувствуйте себя здесь как дома. Помните, вы на работе и должны искать преступника, – она усмехнулась и подмигнула вконец растерявшемуся Ежикову. – Надеюсь, со своими обязанностями вы справитесь.

    Егор собирался лично ввести в курс дела вызванного частного детектива, но работа откорректировала его планы, и пришлось спешно отправляться на встречу с покупателем. Поговорив с матерью, он попросил ее довериться «отличному» сыщику (так его рекомендовали по телефону) и снабдить его всей необходимой информацией. Евдокия Дмитриевна согласно кивнула, но, как только дверь за сыном закрылась, погрузилась в уныние и переадресовала это задание Дашеньке. «Сил нет сидеть тут и поджидать его, – тяжело вздохнула она, – ты уж встреть его и приведи ко мне. А то боюсь, как бы Ирма с Акулиной не навешали бедняге лапши на уши – у них всегда во всем свой интерес. Ох, я так расстроилась, что, пожалуй, выпью снотворное и вздремну немного».

    Дашенька пообещала встретить частного детектива радушно, если он, конечно, окажется этого достоин. Устроившись на диванчике в гостиной и прыгая по каналам телевизора, она стала подумывать о «побеге» из этого дома. Зачем путаться под ногами, поразвлеклась – и хватит.

    Собственно, никто ее и не держал – вставай и уходи, но Егор забрал ее паспорт с собой, а возвращаться за ним потом как-то не хотелось. Зато хотелось посмотреть на частного детектива, утереть нос Ирме, напакостить Акулине Альфредовне, и еще много чего подскакивало и вертелось в ее душе.

    – Решено, – поразмышляв, сказала Дашенька, – заберу паспорт и уйду.

    Через некоторое время раздалась трель дверного звонка, а через минуту порог переступил Ежиков Евгений Петрович…

    – В моей компетенции вы можете не сомневаться, – важно сказал Ежиков в ответ на слова «надеюсь, со своими обязанностями вы справитесь». – За моими плечами огромное количество раскрытых преступлений. А расследование квартирных краж – это вообще мой конек! – В качестве доказательства своих слов он выпятил грудь колесом.

    Евгений Петрович врал, бессовестно врал – его опыт работы измерялся несколькими минутами, а за плечами было только одно расследование, раскрытое по «горячим следам». Соседка по коммуналке нажарила котлет, которые исчезли, не долежав до обеда. Конечно же, она обратилась за помощью к новоиспеченному сыщику, и тот, обнюхав спавшего на потертом кресле кота Савелия и учуяв легкий аромат жареного мяса, постановил: преступник найден! О том, что сам Ежиков стащил и съел ровно столько же котлет, сколько и кот, он предусмотрительно умолчал.

    Еще совсем недавно Евгений Петрович и не думал, что окунется с головой в волнующий мир криминальных страстей. Он работал в редакции скромного журнальчика для домохозяек и писал статейки, которые все были похожи одна на другую: «Мы провели опрос и выяснили, что это средство для мытья окон – самое лучшее, вот что по этому поводу считает Елена Загоруйко, проработавшая пятнадцать лет в сфере услуг…»; или: «Мы решили побывать в доме отдыха «Здравствуй, путник» – давно уже к нам приходили письма с благодарностями в адрес персонала этого дома отдыха. Вот что нам пишет Наталья Тесемкина, мать троих детей…», и так далее. Деньги он получал смешные – реклама была дешевая и занимала всего одну тоненькую колонку на предпоследней странице. Амбиции же требовали большего.

    Навестив два месяца назад своего двоюродного братца – азартного неудачника, Ежиков изрядно напился и решил начать новую жизнь. Сколько можно ему – умнейшему человеку, горбатиться на этой жалкой работе за гроши? Хватит! «Угу», – согласился братец и предложил заняться самым плевым делом: розыском мелких преступников, слежкой за неверными женами и прочей галиматьей, о которой рассказывает каждый второй сериал. «А что, – погладил свою лысину Ежиков, – неплохая идея». Дальше идея начала расти и крепнуть, потому что мания величия, помноженная на алкоголь, – это страшная сила!

    К утру Евгений Петрович, несмотря на похмелье, чувствовал себя великолепно. Наконец-то он станет значимым человеком и докажет всем, как они заблуждались на его счет! Он представлял, что однажды явится на предыдущее место работы и гордо пройдется вдоль столов, заваленных бумагами. Секретарши и бывшие коллеги ахнут (особенно когда увидят пистолет, который он обязательно себе купит, бережно уберет в кобуру и прицепит к ремню). Что, не ожидали?! Не думали, какой человек работает рядом с вами?! Ну так кусайте теперь себе локти!

    Денег хватило только на то, чтобы в справочнике на 2007 год разместить красочную рекламу. Справочник вышел неделю назад, и вот оно – первое расследование…

    – Кстати, я работаю не только в России, но и за рубежом, – опьяненный своим новым положением, выдал Ежиков.

    – Не сомневаюсь, – вздохнула Дашенька, жалея Евдокию Дмитриевну. Нет, вести этого фрукта к ней смысла нет, пусть расстроенная женщина лучше выспится и как можно дольше не знает, что ее брошь будет искать самый худший из всех худших частных детективов на свете. – Приступайте к работе, – благословила она, надеясь, что Ежиков до прихода Егора сможет сам себя развлечь.

    – Но я о краже знаю только в общих чертах. Егор Андреевич по телефону ничего толком не рассказал. А вы кем ему приходитесь?

    О! Отличный вопрос – прекрасное начало расследования. «Невеста» хозяина дома улыбнулась и ответила:

    – Я ему прихожусь Дашей, это понятно?

    Евгению Петровичу ничего понятно не было, ему очень хотелось славы, почета и восхищенных взглядов, но пока он ничего подобного не получал. Это огорчало и несколько сбивало с волны самолюбования. Где же, где же положенное ему обожание?

    И тут судьба сжалилась над «великим сыщиком».

    – Добро пожаловать! – раздался дружный хор голосов, и из кухни вынырнули Ирма и Акулина Альфредовна. Подхватив с двух сторон под локотки встрепенувшегося Ежикова, они, шепча ему что-то в уши, устремились по лестнице на второй этаж. Внимательно слушая установки, без сомнения, направленные в сторону подозрительной самозванки Дашки, он все время оборачивался и кивал. Лысина, так же, как и засаленный воротник мятого пиджака, поблескивала в свете ярких люстр.

    Дашенька еще раз вздохнула, еще раз пожалела Евдокию Дмитриевну и направилась в кухню. Пожалуй, чашечка крепкого кофе сейчас не помешает.

    Около плиты суетилась Леночка. Перемазанная мукой, пританцовывая в такт музыке, летевшей из маленького плоского телевизора, она металась от стола к столу и то лепила аккуратненькие пирожки, то помешивала тушившуюся капусту, то снимала пенку с бульона. Ее нельзя было назвать приятной особой, но и отталкивающего впечатления она не производила. Про таких обычно говорят: себе на уме. На вид Леночке было лет двадцать пять, совмещая работу горничной с работой кухарки, она несколько набрала в весе, но, пожалуй, полнота была ей к лицу.

    – Ну, как он там? – спросила она Дашеньку, не скрывая любопытства.

    – Тоска зеленая.

    – А эти две… – Леночка осеклась.

    – Можешь смело называть вещи своими именами, – улыбнулась Дашенька, – не выдам.

    – А эти две занозы сказали, что он вроде ничего – представительный. Целый час сидели здесь и шептались, а как детектив пришел, так сразу к двери ушами приросли, – Леночка закатила глаза и фыркнула. – У меня из-за них тесто плохо подошло, боялась, вообще скиснет в их присутствии.

    Дашенька понимающе кивнула – флюиды зависти, шедшие от Акулины Альфредовны, прекрасно вплетались в ауру злобы Ирмы. Та еще парочка – гремучая смесь гиены и змеи. Засели тут, как в окопе, и поджидали удобного момента, чтобы перехватить Ежикова – сейчас наверняка крутят из его мозгов прочные веревки и сматывают их в клубок.

    – А ты как думаешь, кто украл брошь? – спросила Дашенька, поглядывая на аппетитные пирожки. Леночка вынула первую партию из духовки, и запах вкуснейшей сдобы, витавший в кухне, заметно усилился.

    – Не знаю, кто украл, – она пожала плечами и, взяв очищенную морковку, принялась ее нарезать ровными тонкими колесиками, – но мне бы хотелось, чтобы воровкой оказалась противная Акулина. Вечно она мной недовольна, а кто ей мешает взять да и сварить суп или пыль стереть с мебели? Целый день дурью мается, то на телефоне зависнет, то с астрологом звезды считает. – Леночка фыркнула, смахнула нарезанную морковку в миску и принялась за вторую. – А Феликс этот – абсолютный прохиндей, чтоб ему луна на голову упала!

Дашенька хихикнула, приподняла край полотенца и стащила еще горячий пирожок.

    – Кушай, кушай, – одобрила Леночка.

    – Спасибо, очень вкусный, – жуя, поблагодарила Дашенька. – А может, Феликс брошку украл?

    – Тоже было бы неплохо. Сколько за кражу дают? Лет пять? Вот бы мы от него отдохнули!

    – А про Берестова Максима Леонидовича ты что думаешь? Какой он?

    Леночка вздрогнула, порезала ножом палец, вскрикнула: «Черт!» – и бросилась к крану. Включила холодную воду и отвернулась.

    Дашенька следила за ней с удивлением – почему этот простецкий вопрос вызвал такую реакцию? Сама она с Берестовым не общалась – встречалась с ним только за столом и в коридоре. Евдокия Дмитриевна говорила, что он мрачный и замкнутый человек, собственно, такое впечатление он на нее и произвел.

    – Берестов… он тихий и почти незаметный, – наконец-то ответила на вопрос Леночка и вновь вернулась к нарезке овощей для гарнира. Ответила довольно равнодушно, но обмануть Дашеньку было невозможно – колесики морковки, отлетающие от ножа, больше не были тоненькими и ровными.

* * *

    Акулина Альфредовна, усадив гостя в мягкое глубокое кресло, сама устроилась за столом – с правой от него стороны. Ирма, тихо радуясь, что детектива все же удалось перехватить, села на край дивана, слева от Ежикова.

    Расправивший плечи, уже лоснившийся от собственной значимости, Евгений Петрович и не догадывался, что оказался на жирной линии огня, нетерпения и одержимости.

    – Нам очень приятно с вами познакомиться, – важно начала разговор Акулина Альфредовна. – Этим неприятным, можно даже сказать, кошмарным делом должен заниматься именно такой умный и интеллигентный человек, как вы.

    – Да, – подтвердила Ирма, отправляя Ежикову такой многозначительный взгляд, что он тут же обмяк и расплылся в глупой улыбке.

    – Не беспокойтесь, – заверил он дам, – с кражей я разберусь дня за два, максимум за три.

    – Это было бы чудесно, – кивнула Акулина Альфредовна, – скоро Новый год, и мне совершенно не хочется, чтобы моя двоюродная сестра грустила в праздничный день. И кто только тот негодяй, укравший брошь?!

    – Найдите вора, – с мольбой в голосе произнесла Ирма и томно вздохнула. Расчет у нее был простой – надо зацепить этого мужичка, а уж потом он расстарается и наведет тень на кого надо. На Дашку!

    Ежиков обмяк еще больше и лишний раз убедился в том, что выбранный им путь верен – давно надо было уволиться из газетенки, вон какие женщины млеют только от одного его вида, а что будет, когда он купит пистолет! Да они замучают его своей любовью, в подъездах дежурить станут!

    – А кто та девушка, с которой я разговаривал внизу? – поинтересовался он.

    Акулина Альфредовна поморщилась.

    – Так… – небрежно махнула рукой Ирма, – приятельница Егора – навязалась, не выгонишь. Даже не знаю, где он с этой Дашей познакомился… Хочу обратить ваше внимание, что до ее появления в доме у нас ничего не пропадало.

    – Да, – охотно подтвердила Почечуева, – жили душа в душу и горя не знали.

    Евгений Петрович, заерзав в кресле, крякнул от удовольствия. Конечно же, отправляясь на первое расследование, он нервничал и побаивался, что растеряется и запаникует. Да – он самый лучший, но все же дело, за которое он брался, было незнакомым, и как подступиться к поиску подозреваемых, он не знал. Братец снабдил его липовой лицензией и липовым удостоверением, сказал: «Набирайся опыта, пока документы справим», – и благословил на все четыре стороны. Вот и вся наука. А тут такое везение – вор практически найден! Ехидная Даша, которая не понравилась ему с первой минуты знакомства, оказывается, появилась в доме как раз перед кражей – чего тут думать!

    В душе Ежикова волнения быстренько улеглись – теперь он знал, какую линию гнуть и в кого ткнуть пальцем. Но сдавать сразу же свои козыри не собирался – братец рекомендовал трудиться в поте лица и изображать активность денно и нощно. К тому же он еще не насладился образом частного детектива, да и красавица Ирма явно к нему благосклонна – к чему торопиться?

    – А перечислите-ка мне всех, проживающих в доме, – почувствовав уверенность, практически потребовал Евгений Петрович. Закинул ногу на ногу и глянул на Ирму уже не робко, а по-хозяйски.

    Акулина Альфредовна, жалея, что приходится отвлекаться от главной подозреваемой, жужжа, как назойливая муха, стала рассказывать о каждом в подробностях. Характеристики выдавались, конечно же, исходя из личных интересов. Так, Вадим, например, был объявлен чуть ли не наркоманом, Феликс – честным и преданным человеком, а горничная Леночка – обнаглевшей склочницей. Остальным досталось поменьше.

    Ирма, слушая свою идейную подругу, поглаживала плед, кидала страстные взгляды на Ежикова и временами для пущей верности краснела. Если Почечуева пудрила частному детективу мозги, то Ирма – душу.

    Через полчаса Евгений Петрович представлял собой идеальный образец обнаглевшего, самоуверенного, развращенного успехом человека.

    – А теперь, – потер он ручки, – я бы хотел осмотреть комнату Дарьи. Как я понимаю, Егор Андреевич тяготится ее присутствием и в любом случае возражать не будет.

    – Тяготится, тяготится, – закивали охваченные азартом Ирма и Акулина Альфредовна. Вдруг повезет, и прямо сейчас они найдут у этой выскочки украденную брошь!

    О том, что надо поинтересоваться мнением Даши на этот счет, Ежиков не подумал, если раньше он свои полномочия представлял смутно, то теперь все сомнения и грани дозволенного стерлись без следа.