Прочитайте онлайн Золотая клетка для светского льва | Глава 14

Читать книгу Золотая клетка для светского льва
5116+2352
  • Автор:

Глава 14

    Стой! Кто идет?!

    Ох, молодежь, молодежь… Совсем с ума посходили! Творят что хотят! Тихон заворочался на диванчике, кряхтя и хмурясь. Перед глазами все еще стояла яркая картинка: Егор целует Дашеньку.

    – И она это позволила, – буркнул он, косясь на кровать. – Спишь?

    В ответ – тишина.

    Конечно, нацеловалась и теперь дрыхнет без задних ног! Устала!

    Тихон знал, что он весьма преувеличивает – поцелуй был всего один. Пусть не такой короткий, как хотелось бы, и не в щеку, а в губы, но он все-таки был, и это теперь доводило его практически до инфаркта. Но что было еще ужаснее, Тихон видел, как они смотрели друг на друга… Сердце подсказывало – это не последний их поцелуй.

    Сунув ноги в кожаные тапочки, Тихон поднялся с диванчика, натянул брюки, надел рубашку и подошел к кровати, на которой спала Дашенька. Поправил одеяло, вздохнул и направился в сторону кухни. Заснуть сегодня все равно не получится.

    – Кофе и газета, – прошептал он, осторожно закрывая за собой дверь, – вот что мне сейчас нужно.

    Нервно теребя пуговицу на рубашке, стараясь отвлечься от произошедшего за ужином, Тихон, не торопясь, не производя лишнего шума, устремился к лестнице. В доме стояла абсолютная тишина, и нарушать ее не хотелось.

    Пуговица оторвалась и, выскользнув из пухлых пальцев, упала на ковер. Докатившись до одной из дверей, сделала круг и улеглась на мягких ворсинках. Тихон, засвидельствовав ее путь, покачивая головой, устремился следом.

    Объемный животик изрядно мешал в поисках, поэтому пришлось опуститься на колено и хлопать ладонью по ковру.

    – Ух, – выдохнул Тихон, наконец-то наткнувшись на беглянку.

    Дверь резко распахнулась, и невидимая сила сначала обрушилась на него мягким, но все же весомым ударом, затем оторвала от земли и поволокла в комнату.

    «Вот она, расплата за беспутную жизнь», – подумал Тихон и в знак несогласия дрыгнул два раза ногой.

    – Попался! – прогремел голос Максима Леонидовича, и в лицо Тихону ударил свет настольной лампы.

    – Вы что? – опасливо поинтересовался Тихон, пока еще не понимая, что происходит.

    – Ой… – отступил на шаг Берестов.

    Спать он не ложился, поджидая коварного письмоносца, сидел в кресле и мысленно готовил подходящие слова, которые планировал предъявить как обвинение. И вот победная минута наступила – полоска под дверью на миг потемнела, и послышалось чье-то тяжелое дыхание. Попался, голубчик!

    Берестов взял небольшую диванную подушку и, оглушая врага, нанес ему решительный удар. Волнение, полутьма, скорость происходящего и коленопреклоненная поза Тихона помешали ему сразу разглядеть в «негодяе» искавшего пуговицу сыщика.

    – Простите, – развел руками Максим Леонидович, протягивая руку Тихону, – обознался. Даже не знаю, как так получилось… поспешил… Простите, ради бога…

    – Ничего, – поднимаясь с пола и потирая макушку, ответил нежданный гость, – бывает… А вы, извините за любопытство, кого так встретить хотели?

    – Если б я знал…

    – Это как понимать?

    Максим Леонидович секунду помедлил, затем выдвинул ящик стола, достал конверт и протянул его Тихону.

    – Кто-то изводит меня дурацкими записками… Это вторая, первую я по недоразумению потерял.

    – «Ну и как вам теперь спится, Максим Леонидович?» – прочитал Тихон и с недоумением посмотрел на Берестова. – А что было в первом письме?

    – «Я все знаю».

    – Однако… И давно вы получаете подобные записки?

    – Недавно…

    – У меня напрашивается только один вопрос. Это вы украли рубиновую брошь «Полет мечты»?

    – Нет, что вы, – схватился за голову Максим Леонидович. – Эту брошь подарил мой покойный друг своей жене! Да и как это можно – воровать?..

    Очень даже можно! Тихон вздохнул, потер еще раз макушку и сел в кресло. Сам он, предпочитая магазины и галереи, редко промышлял по частным владениям, но все же – случалось, случалось…

    – Но почему вы тогда молчали, почему не поговорили с Егором или со мной? Вас явно планируют шантажировать, неужели вы этого не понимаете? Раз вы не совершали ничего дурного, то и бояться вам нечего.

    – Не все так просто, – вздохнул Максим Леонидович и облокотился на стол. – Не знаю, как признаться в подобном… Но надеюсь, вы меня поймете.

    – Конечно, пойму, – сгорая от любопытства, ответил Тихон, – рассказывайте, давненько я не слушал отличных историй. Кстати, не беспокойтесь, вашего недруга мы обязательно найдем.

    Берестов кивнул, смущенно сцепил пальцы, вздохнул и сказал:

    – Понимаете, я по сути одинокий человек и… с женщинами у меня как-то не получается… в смысле, я неловко себя чувствую в их присутствии…

    – Прекрасно вас понимаю, я и сам такой.

    – Леночка мне давно нравится… но она так молода… я ей в отцы гожусь.

    – Нет, ну вы еще ничего… – попытался поддержать собеседника Тихон.

    – Так вот… в тот день, когда у Евдокии Дмитриевны украли брошь, как раз в то самое время, когда она была у портнихи, у меня с Леночкой случились… эти самые, как их…

    – Интимные отношения, – подсказал Тихон, розовея.

    – Да, – кивнул Берестов и сокрушенно вздохнул.

    – Поздравляю!

    – Спасибо, конечно… но боюсь, меня собираются шантажировать именно по этому поводу… Я даже не знаю, как это все получилось… Леночка зашла, такая привлекательная… хотела прибраться, но я попросил ее поговорить со мной, она села рядом и… – Берестов развел руками и еще раз вздохнул.

    – Прекрасно, прекрасно, – пощипывая усики, затараторил Тихон.

    – Что же здесь прекрасного? То есть, с одной стороны, это действительно удивительно, но с другой… Я не могу допустить, чтобы эта история открылась, и таинственный негодяй прекрасно об этом знает, – Берестов потряс в воздухе письмом. – Во-первых, Леночка замужем, и я не хочу, чтобы из-за меня у нее были неприятности. Во-вторых, я очень дорожу расположением Евдокии Дмитриевны. Вряд ли между нами останутся прежние отношения, если она узнает о случившемся. Я – среди бела дня… в ее доме… с молоденькой девушкой… Кому же это понравится?..

    Тихон поежился – ситуация, конечно, щепетильная, и надо ее как-то решать. Хм, ну что ж, его прямой долг – найти злоумышленника и сделать так, чтобы все осталось в тайне.

    – Зато у вас и у Леночки теперь есть алиби, – приободрил он Берестова.

    – Прошу вас, не беспокойте ее пока вопросами, мне бы хотелось сначала узнать, кто меня собрался шантажировать. Не стоит ее пугать раньше времени.

    – Конечно, конечно, без проблем.

    – Извините еще раз, что огрел вас подушкой.

    – О, не стоит извиняться, обычный рабочий момент. – Тихон улыбнулся и, сунув палец в петельку, осиротевшую без пуговицы, добавил: – Завтра же возьмусь за поиски шантажиста.

    Палец в петельке застрял, и Тихону пришлось дергать его, чтобы спасти из заточения.

    – Я уже провел небольшое расследование, – сказал Максим Леонидович. – Заглянул в записи Виолетты и Пастухова, ознакомился с почерком… Пока результатов нет. В первом послании буква «з» была с загогулиной, я надеялся наткнуться именно на этот момент, но ничего похожего не увидел.

    – Загогулину могли оставить и специально, чтобы запутать следы.

    – Да… я как-то об этом не подумал…

    Тихон опять порозовел, гордясь своим уместным предположением.

    – Значит, Максим Леонидович, вы теперь, забыв про сон, выжидаете, когда принесут еще один конверт?

    – А что еще остается, хочу схватить негодяя за руку.

    – Я, пожалуй, с вами подежурю. Эх, давно я не сиживал в засаде, – приврал Тихон, потирая ручки.

    В девять часов утра в комнате стоял дружный храп. Тихон спал в кресле, свесив руку с подлокотника. Его лицо выражало полнейшее умиротворение. Максим Леонидович Берестов, свернувшись калачиком, лежал на покрывале. Дергая кончиком носа в такт шумным вдохам, он тоже казался совершенно счастливым.

    Конверт, скучающий на полу около двери, ничуть не мешал им видеть приятные сны.