Прочитайте онлайн Знаменитые морские разбойники. От викингов до пиратов | Воплощение пиратской мечты

Читать книгу Знаменитые морские разбойники. От викингов до пиратов
4512+12021
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Воплощение пиратской мечты

Недаром пиратов называли «джентльменами удачи». В их опасном ремесле она значила слишком много. И все-таки она чаще всего улыбалась тем, кто умел хорошо организовать экспедицию, был искусным мореходом и умел успешно проводить военные операции. Всеми этими качествами обладал Генри Морган.

Он был из тех достаточно редких людей, которые самостоятельно прокладывают свой жизненный путь в полном соответствии с внутренними потребностями, пристрастиями и убеждениями.

Родился Генри в английской провинции Уэльс в семье мелкого, но не бедного помещика. Благодаря упрямству и вольнолюбивому характеру он не стал продолжать дело отца и нанялся на судно, отправлявшееся на Барбадос.

«Когда оно пришло к месту назначения, — пишет Эксквемелин, — Моргана, по английскому обычаю, продали в рабство. Отслужив свой срок, он перебрался на остров Ямайку, где стояли уже снаряженные пиратские корабли, готовые к выходу в море. Он пристал к пиратам и за короткое время познал их образ жизни, сколотил вместе с товарищами за три или четыре похода небольшой капитал. Часть денег они выиграли в кости, часть получили из пиратской выручки. На эти деньги друзья сообща купили корабль. Морган стал его капитаном и отправился к берегам материка, желая кое-чем поживиться у берегов Кампече. Там он захватил много судов».

В дополнение можно привести версию, по которой в юности Моргану довелось быть слугой у буканьера на Тортуге, а затем самостоятельно промышлять зверя. Полагают, на Ямайке он появился приблизительно в 1660 году, в двадцатипятилетнем возрасте, пользуясь тем, что Испания формально передала остров Англии (фактически там уже и без того хозяйничали англичане), его вице-губернатором был назначен родной дядя Генри — сэр Эдвард Морган.

Наиболее внушительным успехом Генри Моргана в этот период стал захват и разграбление Гранады — городка, стоящего на берегу большого озера Никарагуа. Не ожидавшие нападения испанцы были застигнуты врасплох и почти не оказали сопротивления. Добыча была огромная: наиболее трудным делом оказалось унести награбленное. В этом (как и в самом походе) помогли местные индейцы, ненавидевшие испанцев.

На Ямайке находилась база пиратского флота, адмиралом которого являлся голландец Эдуард Мансфельд. Он взял Генри Моргана своим помощником В 1666 году они предприняли грабительский поход.

16 кораблей вышли в море, первую остановку сделали на острове Санта-Каталина, принадлежавшем испанцам Убедившись, что местный гарнизон невелик, решили захватить остров. Сделать это не представило большого труда. Дополнительно обустроив укрепления, Мансфельд оставил здесь свой отряд в сто человек (не считая негров-рабов, которых завезли испанцы, истребив аборигенов). А пленных отвезли на материк и освободили.

В дальнейшем поход оказался неудачным. Испанцы ожидали пиратов во всеоружии, внимательно следя за их продвижением вдоль берега. Мансфельд решил создать на Санта-Каталине основательную базу, откуда можно было бы внезапно нападать на континентальные города. Однако ни с Ямайки, ни с Тортуги он помощи не получил.

Испанцы не хотели иметь у себя под боком флибустьерское гнездо. Они напали на остров и вновь захватили его. О том, как это произошло, есть две версии. Согласно одной (пиратской), остров был отдан за выкуп. А по другой (испанской), была лихая атака, флибустьеры после первых потерь обратились в бегство и сдались.

На этом примере видно, как трудно восстановить события, связанные с пиратством Сведения о них по большей части субъективные. Серьезные ученые редко интересовались историей морского разбоя.

Не вполне ясно, что произошло с Мансфельдом: то ли он попал в плен к испанцам и был казнен, то ли его убили в бою. Его преемником по праву стал Генри Морган.

Сначала он хотел идти отбивать Санта-Каталину. Подумав, решил иначе. На прибрежных островах Кубы собрал флотилию из 12 кораблей (700 флибустьеров). Устроили совет, на котором обсудили «кандидатуры» городов, которые следует ограбить. Решили, что Гавана им не по зубам, а вот Пуэрто-дель-Принсипе подойдет. С тем и отправились в поход.

Ночью близ Кубы один пленный испанец бросился с корабля в воду и поплыл к берегу. Спустили каноэ и устроили погоню. Ему удалось скрыться. Отважный испанец сумел добраться до города раньше пиратов, предупредив о надвигающейся опасности.

Срочно были приняты меры: вооружены граждане, приведены в порядок форты, устроены завалы на дорогах и засады. Пираты застали их в самый разгар работы и не стали мешать: спокойно обошли укрепления и вышли на большую поляну возле самого города.

Их заметили испанцы. Губернатор, лично руководивший обороной, послал кавалеристов, чтобы обратить пиратов в бегство и уничтожить: ведь морские дьяволы на суше не так страшны.

Как только всадники приблизились к флибустьерам, раздался залп. Кони испугались, наездники тоже. Атака завершилась бегством.

Губернатор выдвинул вперед свои главные силы. Тем временем пираты, развернув знамена, пошли на врага. Испанцы открыли стрельбу, но вреда наступавшим причинили мало. А те остановились и дали прицельный залп. Под крики раненых сограждан губернатор стремительно ретировался в лес. За ним бросились врассыпную солдаты, решившие положиться на прыткость ног, а не на силу рук и точность глаз. Пираты, догоняя отставших, устроили резню. Путь к городу был открыт.

Разбойников встретили плотным огнем с крыш и из окон домов. Непрошеные гости очень огорчились и пригрозили, что, если так пойдет и дальше, они сожгут город и уничтожат всех жителей от мала до велика.

Испанцы не стали испытывать судьбу и прекратили сопротивление. Пираты занялись грабежами. Добыча была значительно меньшая, чем они ожидали. Богатые успели бежать или спрятать свои сокровища.

Пираты пьянствовали, объедались, резали коров, опустошали погребки; пытали и запугивали жителей, требуя сообщить, где спрятаны драгоценности. Заодно солили и коптили мясо. И тут француз и англичанин не поделили молодую кость. Слово за слово — схватились за пистолеты. Француз был убит.

Вообще-то поединки между флибустьерами не редкость. Но англичанин выстрелил без предупреждения. Французы хотели его тут же казнить. Морган не позволил этого сделать, предлагая отложить суд, а пока связать преступника.

Отплыв на соседний островок, флибустьеры разделили добычу. Каждому досталось немало — по пять тысяч реалов. У некоторых на Ямайке долгов осталось на большую сумму. Поэтому Морган предложил разграбить еще один город. Французы его не поддержали. Уходя, они заверили англичан в дружеских чувствах. Англичане ответили тем же, осудив и повесив нечестного убийцу.

Морган повел оставшихся к побережью Коста-Рики. Их было 460 человек. Кто-то посетовал, что людей слишком мало для захвата города. Морган резонно ответил: «Чем нас меньше, тем больше достанется каждому». И наметил цель: городок Пуэрто-Бельо, гавань которого защищали две крепости. Всего в гарнизоне было 300 солдат, не считая жителей.

Морган хорошо знал эти места. Высадил десант вдали от городка. Ночью они бесшумно захватили несколько редутов. Неожиданно началась стрельба. И все-таки, несмотря на отчаянное сопротивление, крепость пала. Мужественный губернатор города был убит.

Пираты принялись пьянствовать и насильничать. Эксквемелин (по-видимому, участник штурма) полагает — «В эту ночь полсотни отважных людей могли бы переломать шеи всем разбойникам».

На следующий день пираты начали пытать граждан, чтобы узнать, где спрятаны богатства. Две недели веселились и бесчинствовали флибустьеры. И тут их стала косить смерть. Вспыхнула эпидемия. Морган готов был отплыть, но только с выкупом в 100 тысяч реалов. Иначе он грозил сровнять город с землей. Эти требования дошли до президента Панамы. Он послал на выручку горожан не деньги, а отряд солдат. Пираты подстерегли их на подступах к городу и многих убили.

Губернатор Панамы собрал большой отряд и решил уничтожить разбойников внезапным нападением. Но у них были выставлены дозоры. Обнаружив испанцев, пираты устроили засаду и перебили многих из них.

Всё-таки испанцы пробились к городу и готовы были пойти в атаку, имея большое численное преимущество. Морган пригрозил, что если ему не выплатят выкупа, то он перебьет всех пленников. Губернатор рассудил просто: приказал отступить. А горожане выплатили пиратам требуемую сумму. Морган с легким сердцем дал приказ к отбытию. На одном из островов они разделили добычу, после чего как победители и богачи радостно вернулись на Ямайку.

Теперь под начальством удачливого Моргана многие сотни флибустьеров были готовы пойти на опасное и прибыльное новое дело. Губернатор Ямайки предоставил ему новенький тридцатишестипушечный корабль, прибывший из Новой Англии.

Генри Морган стал богатым и важным господином, имел роскошный дом Он женился, сыграв пышную свадьбу. Однако от адмирала флибустьеров требовалось нечто иное. И он отправился в новый поход. Когда пиратская флотилия вышла в море, им повстречался крупный корабль французских флибустьеров. Французы отказались участвовать в походе. Морган взял капитана в плен, а команду «уговорил» присоединиться к эскадре.

Пираты устроили праздник с пьянкой и стрельбой. Веселье завершилось «грандиозным» фейерверком: флагманский корабль взлетел на воздух!

Шальной выстрел угодил в пороховой погреб. Тридцать человек погибло, Морган и офицеры остались живы: пороховые погреба были на носу, а для привилегированного общества предназначалась корма. Среди пиратов прошел слух, что взрыв устроили французы.

Пришлось возвращаться на Ямайку. Эксквемелин сообщает: «Спустя восемь дней… англичане выловили разлагающиеся тела убитых, однако не для того, чтобы их похоронить, как повелевает печальный долг, а чтобы снять с них одежду и золотые кольца. Пираты выловили трупы, сняли с них платья и отрубили пальцы, на которых были кольца, а затем бросили тела за борт на съедение акулам».

Так ли все происходило? Возможно, и так В защиту флибустьеров надо отметить, что они были всегда верны своему разбойничьему братству и не бросали в беде товарищей. Почтения к мертвым не выказывали, а жадностью не были обделены.

Моргана не обескуражило неудачное начало похода. Он собрал совет. Определенного плана выработать не удалось. Некоторое время они грабили мелкие прибрежные поселки, запасались мясом, забивая скот. Несколько кораблей отстало от эскадры. Пора было предпринимать решительные действия. Морган взял курс на город Маракайбо.

Здесь грозную армаду ожидал сюрприз: гарнизон и жители сочли за благо скрыться в окрестных лесах, унося наиболее ценные вещи. Пираты бросились на поиски беглецов. Пойманных жестоко и изощренно пытали, доискиваясь местонахождения сокровищ. Разграбив Маракайбо, отправились в Гибралтар.

На подходе к этому городу эскадру встретили орудийные залпы. Ядра падали с недолетом, радуя пиратов: если защитники настроены по-боевому, — значит, им есть за что сражаться. Корабли отошли в море. Ночью они приблизились к берегу в отдалении от города. Ранним утром высадили десант. Шли двумя группами: прямой дорогой и в обход.

Испанцы были предусмотрительны. На пути движения пираты встречали преграды и засады. Тем временем горожане спешно уходили в лес. Добравшись до опустевшего города, разбойники пришли в бешенство. Они стали рыскать в окрестностях, ища жителей. Тех, кто попадал к ним в руки, ожидали страшные муки.

— В романах и кинофильмах, посвященных пиратам, речь идет о злодеяниях плантаторов, испанских завоевателей. Если обратиться к фактам, то реальные флибустьеры, включая Моргана, выглядят более неприглядно, чем их враги Это были самые натуральные уголовники. Действовали так же, как вымогатели всех времен и народов: опаляли жертве лицо, прижигали тело каленым железом, выкалывали глаза, коптили заживо на костре…

Читать о подобных зверствах невозможно без ужаса и отвращения. Все это творилось только ради того, чтобы заставить человека отдать все, что имеет. И цели своей они обычно добивались.

Пять недель провели пираты Моргана в Гибралтаре, собрав огромный урожай сокровищ. Получили выкуп за пленных, а также за то, что город не будет сожжен.

Вернувшись в Маракайбо, Морган узнал, что выход в море в устье лагуны заблокировали три крупных военных корабля, а на прибрежных фортах обосновались испанские гарнизоны. Противник явно превосходил флибустьеров по численности и огневой мощи.

Испанский адмирал передал разбойникам ультиматум: или отдайте награбленное и будете отпущены, или мы вас уничтожим. Морган зачитал послание своей братии, спросил, готовы ли они вернуть добычу за право свободно выйти из ловушки или будут сражаться? У пиратов сомнений не возникло: богатства они считали своими кровными, ради них рисковали жизнью и снова готовы были поступить точно так же.

Один из пиратов предложил хитроумный план уничтожения испанского флагмана. Но Моргану не хотелось рисковать. В ответном письме он предложил испанскому адмиралу компромисс пираты готовы возвратить всех пленных и заложников и не брать выкуп за города, оставляя их в целости. Это предложение было отвергнуто.

Пираты целый день тщательно готовились к бою. Особенно много забот было с кораблем, на который сносили со всего города смолу, воск и серу. Горючую смесь поместили в трюм, перемешав с пальмовыми листьями, и тут же положили горшки с порохом. На палубе установили деревянные чурки, надев на них шапки. На этом судне подняли адмиралтейский флаг.

Ранним утром пиратская флотилия двинулась к выходу из лагуны навстречу неприятелю. Впереди шел флагман (на самом деле превращенный в брандер, начиненный адской смесью и с деревянной командой). Замыкали шествие шлюпки: с пленными мужчинами и женщинами и золотом Флибустьеры поклялись драться плечом к плечу до последнего человека; тем, кто особо отличится, обещана была премия.

Испанские корабли подняли якоря, подготовились к бою и выступили навстречу пиратам. К их удивлению, сравнительно небольшой флагман врага ринулся на самое крупное испанское судно. Слишком поздно они поняли, что перед ними брандер. Произошло столкновение. Несколько пиратов подожгли фитили и бросились в море. Брандер через несколько минут взорвался, выплеснув горячую смолу на испанский флагман. Поднялись клубы черного дыма под радостные вопли флибустьеров, праздновавших первую победу.

Второй взрыв ликования последовал тогда, когда испанский корабль, пытаясь вернуться под прикрытие крепостных батарей, сел на мель. Третье судно не успело развернуться, как его настигли пираты, взяли на абордаж, мгновенно разграбили и запалили.

Теперь оставалось обезвредить крепость. Окрыленные успехом флибустьеры высадили десант и ринулись в атаку. Их встретил шквал огня. Потеряв тридцать человек, они вернулись на корабли, унеся раненых.

Тем временем Морган основательно допросил взятого в плен испанского штурмана и смог оценить силы врага. Он узнал, что на полусгоревшем флагмане находились драгоценности. Их удалось достать.

Морган поставил испанцам свои условия: 30 тысяч реалов выкупа за Маракайбо и пленных, а также пятьсот голов скота Испанский генерал наотрез отказался от переговоров.

Жители города пригнали скот и принесли часть денег. Морган отправил генералу одного из пленников договариваться о свободном выходе в море; в противном случае пираты обещали украсить заложниками реи своих кораблей. Бравый генерал обвинил пленных в малодушии (сам-то укрылся в надежной крепости, а они были в руках бандитов) и поклялся пустить ко дну всех флибустьеров, выполняя волю короля Испании.

Безутешные заложники умоляли Моргана пощадить их. Он ответил, что это вполне возможно, так как он сумеет выйти из ловушки.

Отметим роковой просчет испанских стратегов, характерный для многих самоуверенных военачальников и политиков: они недооценили умственные способности противников. Ведь перед морским боем испанский адмирал получил сведения, что пираты готовят брандер. Но он не мог поверить, что разбойники способны на такой хитрый ход Разглядывая в подзорную трубу приближающийся вражеский корабль, видя обилие шапок и флаг Моргана, он только посмеивался над тупостью пиратов.

Нечто подобное произошло и на этот раз. Испанцы из крепости внимательно наблюдали за перемещением вражеских кораблей. А пираты перед возвращением домой разделили добычу. Они, как обычно, клялись на Библии (первым — Морган), что не утаят ни шиллинга. Примечательно, что эти «дети сатаны» выказывали столь трогательное уважение к Священному Писанию, едва ли не все заповеди которого постоянно и, можно сказать, профессионально нарушали.

Вечером наблюдатели из крепости заметили, что несколько каноэ с пиратами отошли от кораблей в сторону берега. Сам генерал следил за действиями врагов. Он сразу же разгадал их маневр: высадить десант и напасть на крепость с суши большими силами.

Рейсы каноэ продолжались. По подсчётам генерала, несколько сот флибустьеров спряталось в прибрежных зарослях, готовясь к атаке. Следовательно, надо срочно провести передислокацию: перетащить пушки, защищаясь со стороны суши. Всю ночь испанцы трудились, находясь в полной боевой готовности, чтобы достойно встретить флибустьеров.

Под утро напряжение достигло предела. Сам генерал с недоумением оглядывал каждый кустик. Штурма не было. Пираты как сквозь землю провалились.

И тут ему донесли, что корабли подняли паруса и двинулись в сторону крепости. Генерал не усомнился, что враг пытается его запугать. На всякий случай приготовили несколько пушек для защиты со стороны моря, но главное внимание по-прежнему уделяли подступам с суши.

Легкий утренний бриз раздувал паруса. Корабли, ускоряя ход, поравнялись с крепостью. Только теперь генерал понял, что его обманули. Пираты катали в каноэ одних и тех же пассажиров. В сторону берега они плыли сидя, а обратно — лежа на дне. Ни один пират не высадился на сушу!

Вести огонь не имело смысла: практически все пушки стояли на противоположной стороне. Пираты вышли победителями из почти безнадёжной ситуации. В результате этого похода слава Моргана прогремела в Карибском бассейне. Его разбогатевшие люди насмехались над теми, кто отказался идти с ними в поход.

«Жизненный опыт учит нас, что удача вселяет мужество и желание добиваться еще больших успехов: воинам удача сулит славу, купцам — страсть к приумножению своего богатства, ученым — к знаниям».

Таково мнение А. Эксквемелина. Хотя требуется оговорка: некоторых людей череда удач завораживает. Надежда на счастливый случай слишком обманчива. Как высказался великий полководец Суворов: один раз удача, другой раз удача, третий раз… Помилуй Бог, надобно и умение!

Успехи Моргана, безусловно, объясняются его личными качествами, знаниями и трезвым расчетом. Вдобавок ко всему он был жаден и честолюбив. Но ровно настолько, чтобы не поддаваться этим чувствам, не быть их рабом.

Вот и на этот раз, после блестящих побед, он вел себя так, будто ничего не произошло. Не появилось у него ни стремления безоглядно броситься в новую авантюру, ни угомониться, наслаждаясь покоем и награбленными богатствами. Пока его коллеги по ремеслу беспробудно кутили, он обдумывал план нового похода.

Не прошло и года, как флибустьерская вольница стала испытывать финансовый голод. Пора было снова «выйти на дело». Своевременным оказалось предложение Моргана готовиться к большому походу. Местом общего сбора он назначил южное побережье острова Тортуги. Туда же пригласил, разослав письма, плантаторов и охотников Эспаньолы, а также губернатора Тортуги.

В гавани Пор-Куильон собралась целая армия флибустьеров и армада кораблей, преимущественно небольших (множество людей прибыло на каноэ). Необыкновенное разнообразие одежд, языков, манер: от босоногих оборванцев до разодетых в шелка и парчу, как вельможи, удачливых капитанов (еще недавно не отличавшихся от босяков), от черных рабов до почтенных плантаторов-рабовладельцев, от бандитских рож со следами всех пороков до благородных лиц с холеными бородками.

Морган предложил для начала закрепиться в каком-то пункте Американского материка, раздобыть побольше маиса, запастись мясом и уж затем выбрать объект нападения. Испанцы, зная об этих зловещих мероприятиях, приготовились к отпору, предварительно спрятав ценности и постоянно ведя наблюдения.

Никакие предосторожности не помогли. Отправленная Морганом флотилия подошла к колумбийскому городу Рио-де-ла-Аче (этот район славился обилием зерна) и штурмовала его. Им сразу же повезло: взяли в плен корабль, полный маиса. Захватив город и убедившись, что он пуст, разбойники стали действовать как обычно: рыскали по окрестностям, хватали беглецов и пытали, вымогая ценности. Напоследок, угрожая сжечь город, получили выкуп маисом. Вся операция заняла пять недель.

Морган, не получая от них известий, начал беспокоиться. К ликованию флибустьеров, все пять кораблей вернулись на базу с трюмами, полными зерна. Пираты и буканьеры, промышлявшие в лесу, собрались на кораблях. Морган провел смотр своей флотилии: 37 кораблей, десяток небольших барок и 2001 (так утверждает Эксквемелин, находившийся, по-видимому, в их числе) хорошо вооруженный человек. На флагмане адмирала Моргана было 22 пушки.

Осмотрев снаряжение и боеприпасы, Морган остался доволен. Он разделил флотилию на две части: под королевским и под белым флагами, назначив вице-адмирала и контрадмиралов. Собрание офицеров утвердило организационные решения Моргана. Низшие чины обсудили все детали дележа добычи, платы за увечья. Генри Моргану назначили такую же часть добычи, как лорду-адмиралу Англии и королю: одну десятую.

В конце 1670 года флибустьерская армада вышла в море. Попутно решили захватить остров Санта-Каталина. Его крепость и форты были хорошо укреплены. Первая попытка штурма не удалась: силы были слишком неравны.

Губернатор пошел на тайный сговор с Морганом. Вечером началась с обеих сторон беспорядочная пальба из пушек и ружей, похожая на потешную баталию: никто не пострадал, ибо заряды были холостые. Затем защитники с легким сердцем выбросили белый флаг. Пираты, войдя в город, принялись зверски истреблять кур, свиней и телят. Началось пиршество «победителей»; местные жители не пострадали.

Пополнив свой боевой арсенал, армада двинулась дальше. Морган, чтобы испанцы не догадались о цели экспедиции — взятии Панамы, — послал часть флота захватить крепость Сан-Лоренсо на реке Чагре. Яростный штурм не дал результата. Пираты отступили, неся большие потери. Снова пошли на приступ. Удалось подпалить деревянные постройки внутри укреплений. Вспыхнул пожар. От огня взорвался арсенал. Испанцы продолжали мужественно защищаться. Ворваться в крепость удалось лишь после того, как пираты подожгли внешние редуты. Затем началась резня.

Потери нападавших были велики: около сотни убитых и примерно столько же раненых (в операции участвовали 400 человек). У взятых в плен узнали, что в Панаму явился пират-дезертир, ирландец, и сообщил о готовящемся нападении. Губернатор Панамы принял надлежащие меры защиты, усилил гарнизон и устроил засады на дорогах.

Когда прибыл Морган с основными силами, крепость Сан-Лоренсо уже была приведена в порядок. Оставив здесь свой гарнизон, он с отрядом в 1200 человек двинулся на Панаму. По реке на больших кораблях они медленно шли против течения. Селения на пути следования были пусты, еды доставалось слишком мало, подкреплялись главным образом курением табака.

Встретив засаду возле одного поселка, обрадовались возможности поживиться пищей. Бросились в атаку, как на банкет. Испанцы бежали. После них осталось лишь полтораста кожаных мешков из-под хлеба, которые пираты отмочили, поджарили и съели.

Целую неделю они продвигались на каноэ и пешком, страдая от голода. От усталости и истощения едва передвигали ноги. Многие проклинали затею и готовы были возвратиться. Испанцы и индейцы сжигали на их пути поселки и опустошали поля.

На девятый день с горы им открылся Тихий океан. Спустившись в долину, они напали на стадо коров и наконец-то смогли нормально поесть. Увидя вдалеке Панаму, восторженно закричали, словно их там ждали с распростертыми объятиями.

Испанцы дали бой на подступах к городу. Их было примерно вдвое больше, чем флибустьеров. Помимо конницы они имели стадо быков, которым предстояло разрушить пиратские ряды.

Испанские военачальники просчитались. По болотистой местности конница двигалась медленно. Точным огнем буканьеры обратили ее в бегство. «Бычья атака» тоже не удалась. А пехота, видя приближающихся разъяренных пиратов, дала неприцельный залп, побросала мушкеты и бросилась наутек.

Флибустьеры одержали победу почти без потерь (испанцы потеряли около ста человек). Они подступили к Панаме. Несмотря на отчаянное сопротивление, город был захвачен после двухчасового боя. Морган устроил общий сбор и объявил: по его сведениям, все вино в городе отравлено, поэтому категорически запрещается его пить. Он справедливо опасался, что перепившихся победителей смогла бы перерезать и сотня врагов.

Разграбив город, пираты подожгли его. В пламени сгорело много людей, прятавшихся от бандитов, животных, а также произведений искусства и товаров.

Пираты пировали. Они даже прозевали галион с серебром. Как отметил Эксквемелин, «предводителю пиратов было намного милее пьянствовать и проводить время с испанскими женщинами, которых он захватил в плен, нежели преследовать корабль». Пока снарядили погоню, галиона и след простыл.

Морган осуществил организованный грабеж страны. Часть флибустьеров на захваченных кораблях нападала на торговые суда, большинство орудовало на суше. Из Панамы поочередно отправлялись к разным селениям отряды до двухсот человек. Ведь в районе Панамы находились основные склады драгоценных металлов, награбленных испанцами в Перу.

Предполагается, что добыча разбойников составила полмиллиона реалов. Чтобы доставить ее на Атлантическое побережье, потребовалось около двухсот тяжело нагруженных мулов.

При дележе не обошлось без споров. Морган в них не участвовал… с группой сообщников отправился восвояси, захватив значительную часть сокровищ. Считается, что вопреки пиратскому кодексу чести он урвал у своих товарищей четвертую часть от причитавшейся им доли. Алчный предводитель флибустьеров не остановился перед предательством — первым, но не последним в своей жизни: обманул товарищей, обокрал грабителей. Несколько кораблей французских пиратов пошли за ним в погоню, но не смогли догнать.

Этот поход ознаменовал высшее достижение флибустьеров. Ничего подобного уже не удалось осуществить никому. Сам Морган после такого неслыханного успеха едва не лишился главного своего достояния — головы.

Дело в том, что когда пираты отправились грабить испанцев, подняв британский флаг, то совершили государственное преступление. Между Англией и Испанией в это время было заключено мирное соглашение. Флибустьер Морган осмелился перечеркнуть договор глав великих держав!

Даже если предводитель флибустьеров не знал о данном соглашении, это не снимало с него ответственности за бесчинства и преступления. Разрушение Панамы вообще выходило за грани «обычного» разбоя.

Испанский король потребовал от Англии сурово наказать виновных, прежде всего Моргана и Модифорта, губернатора Ямайки. Двух преступников арестовали и доставили в Англию. Модифорта заключили в Тауэр. Морган оставался на свободе до начала суда.

В результате… Модифорт был помилован. Генри Моргана произвели в рыцари. Король Карл II умел ценить людей, которые щедро пополняют личное достояние монарха.

Прожив некоторое время в Лондоне, Морган, уже как представитель английского правительства, был направлен на Ямайку. Он согласился на вторичное предательство по отношению к своим бывшим товарищам… поклялся всеми средствами бороться против пиратства.

Провел несколько жестоких карательных акций (человек более всего ненавидит тех, кого предал).

Ямайка — исходная разбойничья база флибустьера Генри Моргана — постепенно превращалась в крупный торговый центр, находящийся под надежной государственной опекой стараниями вице-губернатора и генерала сэра Генри Моргана. Превращение жадного и свирепого пирата в бесчестного буржуа и государственного чиновника ознаменовало закат флибустьерства.

Умер Генри Морган в своем роскошном доме-дворце в Порт-Ройяле в 1688 году и был похоронен в церкви Св. Екатерины. В последние годы он превратился в толстого, неповоротливого болезненного господина, страдающего туберкулезом и циррозом печени. И хотя историк Я. Маховский написал, будто «умер Морган в преклонном возрасте», надо учесть, что для нормального мужчины 55 лет — далеко еще не старость.

7 июня 1692 года природа стёрла память о бывшем пиратском гнезде, где остался покоиться прах самого знаменитого, самого удачливого и, пожалуй, самого подлого флибустьера. Мощные подземные толчки сотрясли Порт-Ройяль. Рухнули дома, вспыхнули пожары, гигантская таранная волна цунами смахнула множество строений и руин, изменила облик побережья.

Кроме пяти тысяч погибших горожан были смыты останки тех, кто покоился на кладбище, в их числе — и Моргана. Символичный финал.