Прочитайте онлайн Знаменитые морские разбойники. От викингов до пиратов | На службе государства

Читать книгу Знаменитые морские разбойники. От викингов до пиратов
4512+12113
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

На службе государства

9 сентября 1588 года в плимутский порт вошел тяжело груженный корабль «Желание». Встречали его торжественно. Он не участвовал в военно-морском сражении, однако потопил, пожалуй, больше испанских судов, чем любой английский корабль, выступавший против «Непобедимой армады». Вместе с тем «Желание» завершило третий кругосветный маршрут, причем в рекордно короткий срок — 2 года и 50 дней.

Вот донесение, представленное английскому правительству капитаном этого судна Томасом Кавендишем: «Я прошел вдоль берегов Чили, Перу и Новой Испании, и везде я приносил большой вред Я сжег и потопил девятнадцать кораблей, больших и малых. Все города и деревни, которые мне попадались на пути, я жег и разорял. И набрал большие богатства. Самым богатым из моей добычи был великий корабль короля, который я взял в Калифорнии, когда он шел с Филиппин. Это один из самых богатых товарами кораблей, которые когда-либо плавали в этих морях».

Редкий случай: капитан перечисляет свои пиратские подвиги, за каждый из которых ему полагалось бы лишиться головы.

Вот что означает состояние войны между государствами, когда злодейства и преступления засчитываются как доблестный удар по врагу. А ведь морской разбой от этого ничуть не изменился. Кстати, совершая свои пиратские подвиги, Кавендиш ничего не знал о морских баталиях Испании с Англией.

И все-таки трудно усомниться в том, что он «честный государственный разбойник», как бы нелепо ни выглядело такое словосочетание.

Пиратствовал Кавендиш с полного согласия английского правительства. Награбленные богатства регистрировал, не скрывая от казны и финансистов экспедиции. Наконец, он проводил «разведку боем», собирая сведения о дальних странах, их богатствах, внешней политике, возможности торговли с ними и наиболее целесообразных маршрутах.

Сэр Томас вполне годился бы на роль романтического корсара, если б не суровый пиратский нрав. Впрочем, человеку мягкому, сердобольному и бескорыстному вряд ли удалось бы совершить «кругосветку»: никто не потерпел бы такого командира, да и финансисты не доверили бы ему свои капиталы. Имея богатых компаньонов (по-видимому, и королеву в их числе, ибо она послала ему пожелание счастливого пути), он снарядил три судна. Флагман «Желание» был в полтора раза крупней «Золотой Лани» Дрейка. В команде Кавендиша были опытные матросы (и пираты): дюжина из них плавала с Дрейком.

21 июля 1586 года его корабли вышли в открытое море. За полгода они пересекли Атлантику, миновали Магелланов пролив (обнаружив разбитый корабль из эскадры Дрейка, считавшийся пропавшим без вести). На Тихоокеанском побережье Южной Америки английские корсары грабили и сжигали испанские корабли, нападали на города.

Кавендиш предпочитал не оставлять пленных. Слух о нем прошел по побережью. Испанцы решили застать пиратов врасплох. Когда те в пустынной бухте приводили в порядок свои корабли, испанский отряд численностью более 300 человек напал на 80 пиратов. Потеряв нескольких матросов, Кавендиш… бросился в атаку! Разгромив вражеский отряд, англичане потопили корабли испанцев, а заодно ограбили пару поселков.

От пленного они узнали, что вскоре ожидается прибытие манильского галиона (или карраки) из Макао — крупнейшего торгового вооруженного судна, чем-то напоминающего гигантскую бочку. Водоизмещение его достигало тысячи тонн. Мощные борта, четыре палубы, высокие надстройки, тяжелые орудия превращали манильский галион в настоящую плавучую крепость. И понятно: было что охранять. В трюмах перевозились богатства, накопленные на Филиппинах за год.

Маршрут, длившийся несколько месяцев только в одну сторону, держался в строгом секрете.

В ноябре 1587 года Кавендиш встретил вожделенный галион. Пользуясь преимуществом в числе и маневренности, англичане атаковали гиганта. Бой длился более 5 часов. Галион обстреливали из пушек и мушкетов, убив и ранив многих испанцев. В нескольких местах удалось проломить ядрами борта Некоторые пробоины были ниже ватерлинии.

Корабль, накренясь, начал медленно погружаться. Капитан сигнализировал о сдаче в плен.

Драгоценности англичане вывезли в первую очередь. Взяв галион на буксир, они дотащили его до бухты, там основательно распотрошили, но не смогли разместить на своих судах даже половины его груза Чтобы нанести ущерб враждебной державе, Кавендиш приказал полить палубу корабля смолой и поджечь. Это сделали в море. А испанцы были высажены на берег и снабжены парусиной для палаток и едой.

Загруженные до предела суда Кавендиша отправились через Тихий океан домой. Горящий галион ветром и течением отнесло к берегу, где он сел на мель. Начавшийся ливень и усилия нескольких моряков прекратили пожар. Затем испанцам удалось кое-как отремонтировать корабль и пересечь на нем Мексиканский залив.

Кавендиш добрал до Англии на одном только флагмане; остальные суда пропали без вести. Добыча сторицей окупила расходы на экспедицию. Не менее важно было и то, что английские купцы и политики получили ценные дополнительные сведения о дальних странах и подходах к ним.

Кавендишу принадлежит честь быть третьим в мире кругосветным мореплавателем Разбогатев, он три года проматывал свое состояние (вполне пиратское занятие), а на оставшиеся средства с помощью компаньонов организовал новую экспедицию. В августе 1591 года он, командуя флотилией из пяти кораблей, рассчитывал еще раз обогнуть земной шар. Но судьба распорядилась по-своему.

На этот раз при подходе к Магелланову проливу его флотилия попала в шторм Кавендиш предложил изменить маршрут и направиться на север, к берегам Бразилии. Мнения разделились, и его флагман стал действовать самостоятельно. Однако обманчивая пиратская фортуна отвернулась от него. Богатые купеческие суда не попадались, а прибрежные города были неплохо укреплены. В мае 1592 года Кавендиш погиб.

«Черной Смерти», кораблю из его флотилии под командованием Джона Дейвиса, в 1593 году посчастливилось необычайно. Эту удачу можно сопоставить только со встречей Кавендиша с манильским драгоценным галионом.

Дейвис получил сведения о том, что в Испанию должно отправиться судно с перуанским золотом. Поджидая его, «Черная Смерть» курсировала по Атлантическому океану недалеко от Магелланова пролива. Держались ближе к берегу. Наконец показался галион «Инфанта». Внезапная атака англичан застала испанцев врасплох. «Черная Смерть» пошла на абордаж…

И тут Дейвиса ожидал страшный удар судьбы: из пролива на всех парусах мчались три военных испанских корабля, сопровождавшие «золотой галион». Оставив в чужом борту абордажные крючья, англичане бросились наутек в открытое море. Не тут-то было! Испанцы пустились вдогонку. Дейвису пригодилось его мореходное искусство. Они оторвались от преследователей. Но те по-прежнему шли за ними по пятам.

Ветер стих. Погоня продолжалась как бы в растянутом времени, замедленно. Туман пеленой укрыл корабль. Вдруг впереди возникли скалы. Корабль оказался в западне. Начнется ветер, сдует туман, англичане окажутся лицом к лицу с врагами и будут расстреляны. Положение казалось безвыходным.

Выход все-таки нашелся. Среди скал виднелась расселина и за ней крохотная бухта. Это была последняя надежда. Спустив шлюпки, англичане взяли «Черную Смерть» на буксир и на веслах затащили в расселину. Чуть в стороне, так, чтобы хорошо было видно с моря, разбросали на камнях запасные мачты, обрывки парусов, положили перевернутую шлюпку. На следующий день испанцы обнаружили эти предметы и, решив, что враги потерпели кораблекрушение, продолжили свой маршрут.

Англичанам посчастливилось не только спастись, но и открыть острова, которые они нарекли Фолклендскими. Если пиратская изменчивая фортуна была к Дейвису неблагосклонна, то это компенсировала удача первооткрывателя.

Между прочим, Дейвис прославился именно как исследователь и мореход. Более того, на зыбкую стезю пиратства он ступил, можно сказать, вынужденно. Его больше привлекали открытия новых земель и акваторий. И такая возможность ему представилась.

Несколько английских купцов решили финансировать крупную экспедицию: «Во славу Божию и на пользу отечества отложить в сторону все мысли о золоте и серебре и снарядить корабль с единственной целью — открыть проход в Индию». (Их бескорыстие не столь очевидно: по северному пути в Индию можно было с большой выгодой перевозить товары.)

Приобретя два небольших судна, они предложили Джону Дейвису возглавить экспедицию. Он согласился.

В 1585 году корабли отправились из Англии до Гренландии, а оттуда — к Северной Америке. Затем последовали еще две экспедиции, во время которых Дейвис уточнил сведения о конфигурации северо-восточного побережья Америки.

Негоциантам и финансистам тем временем надоело играть несвойственную им роль покровителей географических исследований. Они требовали от капитана реальных экономических доходов, обязав Дейвиса охотиться на китов и тюленей.

Во время третьего путешествия экспедиция углубилась на север до рекордной широты 72°12′. Дейвис внес уточнения на глобусы и карты, написал географическую книгу и учебник штурманского дела. На купцов все это не произвело впечатления. И хотя он уверял, что с четвертой попытки сумеет открыть Северо-Западный проход в Тихий океан, в дальнейшем финансировании ему отказали.

Ему осталось позаботиться о том, чтобы использовать свои знания с максимальной пользой для себя. С этой целью он примкнул к группе каперов, отправлявшихся в южные моря.

Там, во флибустьерских морях, к нему в объятия попала необычайная «добыча»: молодая графиня Тереза де Бурже. Она путешествовала на французском корабле, который весьма деликатно ограбили люди Дейвиса.

Неудивительно, что в такой романтической обстановке сердце немолодого пирата было пронзено, как говаривали в те времена, стрелой Купидона. Сыграли свадьбу. Теперь Дейвис пиратствовал не только ради себя, но и «по семейным обстоятельствам».

Погиб он в 1605 году в районе Маллаки во время схватки с местными племенами.