Прочитайте онлайн Знаменитые морские разбойники. От викингов до пиратов | Конец алжирской вольницы

Читать книгу Знаменитые морские разбойники. От викингов до пиратов
4512+12115
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Конец алжирской вольницы

Средневековых корсаров Средиземного моря называли берберийскими — по названию одного из крупных местных племен. Но в эти пиратские группы, а тем более флотилии, входили люди разных национальностей. Объединяла их обычно религия (ислам) и профессия моряков-разбойников.

Пиратский промысел во многом зависел от международной обстановки. Конфликты между европейскими государствами и конкуренция между торговыми городами делали практически безрезультатной борьбу с морским разбоем.

Основные базы берберийских корсаров переместились на северо-западную окраину Африки, на территорию Алжира Главные торговые пути теперь пролегали в районе Центральной Атлантики; захватнические интересы многих стран были связаны с Новым Светом Вот и разбойники обосновались поближе к «большой морской дороге».

Теперь преобладали набеги на Канарские и Азорские острова Появились берберийцы у берегов Англии, Франции, Германии, а также Дании и даже Исландии. Они умело пользовались политическими распрями и экономической конкуренцией, заключая негласные договоры то с одной, то с другой стороной. «Мавританским пиратам, — писал историк мореплавания X. Нойкирхен, — тайно выплачивались известные суммы за то, чтобы они уничтожали корабли соперников в торговле. И лишь когда пираты нарушали подобные соглашения и начинали причинять ущерб национальной торговле, соответствующие государства в одиночку предпринимали акции против них».

Например, с 1609 по 1616 год алжирские морские разбойники захватили 446 английских кораблей. Материальный ущерб не шел ни в какое сравнение со страданиями и бедами, выпавшими на долю тысяч людей, которые попадали в плен и становились рабами. Знатным и богатым еще можно было рассчитывать на свободу за выкуп. Сравнительно неплохо устраивались ремесленники, врачи, корабельщики и моряки.

Страшные испытания выпадали на долю тех, кого брали гребцами на галеры. «Участь гребцов, — по словам Ж. Блона, — была ужасна не только из-за нечеловеческих условий труда и побоев (все тело раба покрывали рубцы от бича), но и потому, что их приковывали к скамьям за щиколотку. Спали они валетом в промежутках между скамьями. Тут же ели и справляли нужду. От грациозных галер несло, как от бочек золотарей».

Благосостояние многих жителей южного побережья Средиземного моря прямо или косвенно зависело от пиратского промысла. Это серьезно сказывалось на их экономическом развитии.

В христианских государствах Северного Средиземноморья началось быстрое развитие техники, промышленности, а также социальных отношений. Здесь — по причинам, преимущественно связанным с развитием духовной культуры, знаний, — стали делать ставку на рационализацию труда и заинтересованность в нем Даже на галерах использовали не только пленных и уголовников, но и наемных гребцов.

Более надежным и выгодным оказался другой путь: улучшение конструкции и парусной оснастки судов. Для дальних плаваний это было совершенно необходимо: нельзя же вместо полезного груза заполнять корабль десятками подневольных «движителей», требующих для своей работы определенную толику воды и еды. Да и присмотр за ними нужен постоянный, не то вспыхнет бунт.

Десятки тысяч рабов, захваченных берберийскими пиратами, представляли немалую опасность и по другой причине. На родине у них оставались родственники, друзья, не жалевшие сил и средств, чтобы вызволить их из неволи. Были созданы организации, специально занимавшиеся этим делом. Оказывалось давление на правителей с тем, чтобы они обуздали насильников-рабовладельцев государственными средствами.

В XVIII веке такие попытки предпринимались неоднократно. Большого успеха они не имели, освобождению невольников почти не содействовали, пиратам не причинили значительного урона, зато вызвали немалые беспорядки в берберийских странах и содействовали их переходу из-под власти турецкого султана под экономический, а затем и политический протекторат европейских государств.

В 1637 году Людовик XIII послал 13 военных кораблей, чтобы принудить алжирцев вернуть пленных. Шторм разбросал эскадру. Добравшийся до Алжира флагман был с позором изгнан вон. А когда французы захватили две пиратские фелуки, морские разбойники напали на торговые базы французских купцов, обосновавшихся на алжирском берегу. Франция была посрамлена. Король не знал, что предпринять. «Помогли» местные жители: они устроили бунт, потому что вместе с французскими торговцами лишились средств к существованию. Справедливость восторжествовала.

В 1655 году английская военная эскадра совершила карательную экспедицию. Курсируя вдоль берегов Северо-Западной Африки, она потопила несколько пиратских кораблей. Уничтожила все мавританские суда, стоявшие в порту и на рейде Туниса. Подойдя к Алжиру, англичане, угрожая обстрелом гавани и города, освободили соотечественников, томившихся в неволе.

Пять лет спустя подобную экспедицию успешно осуществил голландский адмирал де Руйтер. Он освободил сотни рабов-христиан.

Чуть позже французский король задумал пресечь пиратские набеги на берега своей страны и освободить пленных соотечественников. Снарядив крупную флотилию, направили к Алжиру. Однако требования французского адмирала не были выполнены. Город, существовавший преимущественно за счет разбойничьих трофеев, не собирался добровольно отдавать их; а рабы являлись настоящей валютой, каждый имел свою цену.

В 1681 году Людовик XIV решил сурово покарать берберийцев. Была снаряжена эскадра, насчитывавшая более 100 линкоров (60 тысяч матросов). В августе следующего года она подошла к Алжиру. Адмирал Дюкен приказал начать обстрел. Заодно опробовали крупные мортиры, стоящие на галионах. Разрушения были значительные, но результаты ничтожные.

На следующий год карательную акцию повторили в большем масштабе, с применением зажигательных фугасов. Берберийцы поначалу согласились выполнить ряд требований французов. Но когда надо было вдобавок выплатить 1,5 млн франков, переговоры сорвались.

В ответ на возобновление бомбардировки пираты сами открыли огонь по кораблям, предварительно привязав к дулам некоторых пушек знатных христиан — торговцев, священников, дипломатов, купцов. Истощив боеприпасы, французский флот вернулся на родину, увозя часть освобожденных невольников.

В «Хронике удивительнейших историй 1688 года» имеется специальная глава, посвященная бомбардировке Алжира. В ней говорится: «В связи с тем, что пираты Алжира отнеслись к королю Франции без малейшего уважения и причинили его стране и людям многочисленные страдания, туда был послан с большой эскадрой и боезапасом из 18 тысяч бомб маршал д'Эстре, которому было поручено еще раз обстрелять город. И 18 июня он пришел к берегам Алжира. Варвары отправили все свои корабли в Тетуан, а на молу и на берегу установили более 100 тяжелых орудий. Они не хотели и слышать ни о каких условиях.

В городе было много вооруженных людей, а в деревнях, кроме того, находилось еще 20 тысяч солдат, готовых воспрепятствовать высадке французского десанта. Женщины и дети были отправлены в безопасное место, находившееся на расстоянии полумили. Начался сильный обстрел города. Но алжирский генерал Месаморто зарядил в пушки французского консула и других французов и выстрелил ими по врагу. Было видно, как куски этих несчастных плавали в море. В ответ на это маршал д'Эстре приказал убить шестерых знатных турок, привязать их к доскам и пустить к порту. Однако успеха это ему не принесло. Хотя разбойники и покинули здания, некоторые из которых были разрушены, французы не достигли своей цели и вскоре убрались восвояси».

Пиратские меры борьбы с пиратами оказались безуспешными. Проще оказалось договориться, отдавая выкуп за пленных и выплачивая дань за обещание (увы, не всегда выполнимое) не причинять ущерба кораблям и гражданам данной страны.

Приведенная выше выдержка из хроники наводит на подозрение, что алжирские пираты заключили какой-то тайный договор с французским королем, но нарушали его. Прибывшая эскадра не имела задачи взять Алжир (тогда требовалось бы много солдат). Ей надлежало напугать пиратов, принудив считаться с интересами Франции. Однако никакие угрозы не заставили морских разбойников «поступиться принципами»: награбленное — значит, мое.

В этом пиратском государстве единоначалие осуществлялось в значительной мере условно, распространяясь только на политические вопросы. На море и в своих владениях пираты чувствовали себя полноправными хозяевами, не считая нужным во всем слушаться повелений паши. Вряд ли было разумно тягаться в жестокости с пиратами, которые без особых сомнений убивали дипломатов, не считаясь с государственными договорами.

Так продолжалось до начала XIX века. По-прежнему захватывались невольники и держались в качестве рабов до прибытия выкупа. Время от времени какой-нибудь военный флот подходил к берегам Северной Африки, контролируя торговые маршруты и уничтожая пиратов. Однако морские разбойники-берберийцы были неистребимы как тараканы. Стоило карательным эскадрам уйти к родным берегам, как заждавшиеся пираты выводили свои корабли из укрытий и отправлялись на бандитский промысел.

Конечные результаты такого образа жизни оказались плачевными для государства: упадок производства, научно-техническая отсталость. В довершение ко всему, в 1830 году французские войска под предлогом борьбы с пиратством высадились в Алжире, а затем и Тунисе, превратив эти страны в свои колонии.