Прочитайте онлайн Знаменитые морские разбойники. От викингов до пиратов | Рыжебородый Второй

Читать книгу Знаменитые морские разбойники. От викингов до пиратов
4512+12020
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Рыжебородый Второй

Хайраддин (Хайр-эд-Дин), младший брат Аруджа, поначалу был его помощником. Но во всем подражать старшему брату не собирался. Он понимал: даже если удастся восстановить самостоятельное государство на северо-западе и севере Африки, оно окажется между двух гигантских «глыб»: христианской испанской и мусульманской турецкой империй.

Он решил стать подданным турецкого султана Селима I. Свою преданность подтвердил богатыми дарами. В ответ султан присвоил ему титул паши. В личном распоряжении у Хайраддина был мощный флот, оставшийся после смерти старшего брата.

В «Истории французского флота» приведена характеристика Хайраддина Барбароссы: «У него лохматые брови, густая борода и толстый нос. Его толстая нижняя губа пренебрежительно выступала вперед. Он был среднего роста, однако обладал богатырской силой. На вытянутой руке он мог держать двухгодовалую овцу… Поистине необычайное влияние, оказываемое им на своих командиров и простых пиратов, поклонники его объясняют огромной храбростью и ловкостью этого человека, а также тем, что даже самые отчаянные его предприятия всегда оканчивались успехом».

Султан был доволен таким союзом, позволяющим получать некоторую долю пиратской добычи, контролировать морские торговые пути, а также распространять свою власть на всю Северную Африку. Он предоставил в распоряжение Барбароссы II две тысячи гвардейцев-янычар.

Османская империя могла теперь успешно противостоять Священной Римской в Средиземноморье. Разбойники Барбароссы II выступали под зеленым флагом ислама и представляли государственную власть, имея вполне определенного «врага» — христиан.

Слово «враг» приходится закавычивать, ибо этих морских злодеев нельзя считать идейными противниками христианской веры. В состав флотилии входили представители разных народов и вер. Среди командиров были турок Драгут с острова Родос, иудей из Смирны Синан и христианин Айдин по прозвищу Бич Дьявола.

Пираты испокон веков были интернационалистами. Они имели общую, прочно объединяющую цель: обогащение любой ценой (это роднит их с капиталистами). Принадлежность к исламской империи хотя и ограничивала объекты грабежа, зато обеспечивала безопасность у берегов. Вот почему корабли Барбароссы II наносили урон только христианам.

Из года в год его злил небольшой, но упорный и несокрушимый гарнизон форта острова Пеньон. Отсюда обстреливались пиратские корабли, прибывающие в порт города Алжира. Много раз барбаросцы пытались штурмовать крепость. Но ее защитники, возглавляемые доном Мартином де Варгасом, отбивали все атаки.

Так продолжалось десять лет. Все меньше становилось испанских солдат, все более крупные силы бросал против них Барбаросса. В 1529 году после нескольких дней непрерывного обстрела пиратское воинство ворвалось в крепость, в которой находились только убитые и раненые.

Тут-то и проявился бандитский нрав паши Хайраддина. Рыцарских чувств и уважения к доблестным военнопленным ни он, ни его подчиненные не испытывали. Раненых противников они пытали и убили. Особо издевались над престарелым Мартином де Варгасом. По приказу паши тысячи невольников-христиан разрушили крепостные сооружения, возведя из обломков дамбу. Она соединила Пеньон с континентом, и острова не стало.

Барбаросса II стал полноправным хозяином Северной Африки. Султан назначил его командующим османским флотом. Тактику Хайраддин избрал пиратскую: избегать больших сражений, нападать преимущественно на купеческие корабли, а в Атлантике — на караваны судов, возвращавшиеся из Америки с грузом драгоценностей и невольников.

Власть на суше далась ему не так легко и просто, как на море. У арабов и мавров было неприязненное отношение к туркам. Вспыхивали межплеменные распри. Барбаросса II порой вынужден был уходить в море, спасаясь от восставших племен. Но со временем он одолел своих недругов.

Теперь его корабли все чаще наведывались на испанское побережье, неся разрушения и смерть. Карл V приказал уничтожить берберийских пиратов. С этой целью адмирал Родриго Портонта, имея восемь хорошо вооруженных галер, предпринял карательную экспедицию, решив разгромить их базы. На одной из них обнаружил более десятка пиратских галионов и пошел в атаку, надеясь застать их врасплох.

Пираты знали о приближении противника и были наготове. В ожесточенном бою Портонта был убит, а испанская флотилия разгромлена.

Барбаросса решил разграбить богатый город Кадис. Снарядил 60 кораблей. Однако часть из них пришлось отправить в порт Шершелль для укомплектования провианта и боеприпасов. Этим воспользовался испанский адмирал Андреа Дориа. В его распоряжении было почти полсотни галер. Они нагрянули в Шершелль. Берберийцы, избегая сражения, потопили свои 25 кораблей у входа в бухту и скрылись в крепости, предварительно призвав к оружию гарнизоны соседних городов.

Испанцы, уверенные в своей победе, высадили десант. Не имея перед собой противника, доблестные воины увлеклись грабежом. Их ожидало жестокое наказание. К городу подошли арабские войска, из крепости сделали вылазку пираты. Разрозненные отряды испанцев были уничтожены. Пленных казнили с изощренными издевательствами.

Дориа отступил. Свою главную задачу он выполнил, не позволив флоту берберийцев напасть на Кадис. Вдобавок Дориа совершил еще несколько удачных операций. Искоренить пиратство, конечно же, не удалось. В отличие от регулярного флота разбойники редко скапливаются в большом количестве, избегая открытого боя.

Усиление морского могущества христиан обеспокоило турецкого султана. Он решил организовать мощный флот под предводительством… прославленного пирата Хайраддина. Последний, став верховным адмиралом Османской империи, предпринял хитрый маневр: предложил перемирие французскому королю Франциску I, небольшая эскадра которого входила в состав флота Андреа Дориа. Хайраддин подкрепил договор богатыми дарами. Франциск I, ревниво следивший за усилением Испании, тайно снабжал берберийцев оружием и боеприпасами.

Султан передал в распоряжение Хайраддина несколько тысяч янычар. И 1 августа 1534 года внушительный турецкий флот появился у берегов Западной Италии, опустошая приморские города. Даже в Риме началась паника. Однако Хайраддин направился на юг и напал на Тунис, желая свергнуть местного короля. Тот призвал на помощь Карла V…

Барбаросса II действовал как представитель могучего государства. Ему противостояли армии других стран. Карл V сам возглавил поход против Хайраддина и нанес ему ряд сокрушительных поражений. Но в 1538 году объединенный флот христиан, руководимый неутомимым Андреа Дориа, был разгромлен превосходящими силами турок.

Осенью 1541 года король Испании вновь собрал армию и флот, насчитывавший 360 судов. Успешно начав осаду Алжира, испанцы потерпели страшное поражение… от природной стихии. Сильный шторм разбросал их корабли. Многие из них разбились о скалы и затонули.

И ещё не раз природа вносила суровые коррективы в стратегические планы Карла V. Он вернулся на родину с остатками армии при полном провале похода. Барбаросса II торжествовал победу, а некий мусульманский священник, предсказавший гибель христианского флота от бури, ниспосланной Аллахом, стал почитаться как святой.

Престарелый Барбаросса вновь направился к берегам Южной Европы, имея союзником Франциска I. Но на короля Франции ополчились христианские государи Европы. Барбаросса не торопился начинать войну с Испанией. Его флот стоял в Тулоне. Хайраддин и его люди вели себя как оккупанты. Франциску I пришлось откупаться от опасного союзника. Турецкий флот отбыл восвояси, по пути обчистив Геную и остров Эльбу, а затем — берега Тосканы, Калабрии, Сицилии. Пленных оказалось избыточно много, и тех из них, кто болел, выбрасывали за борт.

Возвращение турецкого флота в Константинополь превратилось в триумф Барбароссы. Он щедро раздавал подарки, чем увеличивал восторг горожан…

О последних двух годах жизни одного из самых знаменитых и удачливых пиратов существуют противоречивые мнения. Бесспорно, что он проводил время беззаботно, отрешась от войн и политики. В предместье Константинополя воздвиг мечеть и мавзолей, где и был похоронен.

Романтической версии придерживались Ян Маховский и Жорж Блон. Согласно ей, пират на склоне своих дней, прослышав о красоте дочери губернатора Реджио, предложил ей руку и сердце (не считая несметных богатств). Получив согласие, «удалился в свой дворец, в тиши которого искал утешения в объятиях молодой жены» (Я. Маховский).

Иначе считал Ф. Архенгольц: «Он умер в уединении с лишком 80 лет в конце мая 1547 года. Он был изнурен утехами сераля, которым предавался и в старости. Болезнь, ускорившая смерть его, имела предтечей кровавый понос, важности которого он и не подозревал. Еврейский врач советовал ему окружить себя молодыми девушками и искать здоровья в их природной теплоте, но такое лекарство было хуже самой болезни: он умер от истощения сил среди восхитительнейших красавиц, и любовь к дочери губернатора Реджио, на которой он женился, особенно послужила ускорению его смерти».

Судьба Барбароссы II, безусловно, удивительная и счастливая, какой бы жалкой ни выглядела его смерть. Очень немногим пиратам доводилось дожить до преклонных лет и умереть в славе и почете среди неги и роскоши, а не в бою, под топором палача или повешенным на рее.