Прочитайте онлайн Жизнь у индейцев | XIII

Читать книгу Жизнь у индейцев
4312+2063
  • Автор:
  • Язык: ru

XIII

Первое племя, так предупредительно пошедшее навстречу нашим предложениям, были команчи. Они выслали к нам сотню воинов и пригласили нас в свою деревню. На некотором расстоянии они просили полк остановиться. Спустя несколько минут во главе трех тысяч всадников навстречу нам выехал сам вождь. Полк наш построился в три линии, впереди стоял полковник Додж со штабом. Проделав перед нами несколько искусных боевых маневров, вождь, окруженный воинами, остановился перед штабом. Возле вождя развевались красное и белое знамя, что означало одинаковую готовность и к войне и к миру — в зависимости от наших предложений. Но едва индейцы увидели у нас белое знамя, как их красное полотнище исчезло, и вождь подъехал к полковнику Доджу. Договор о мире и взаимной торговле состоялся, калюмет дружбы был выкурен.

Мы простояли лагерем возле деревни индейцев почти две недели, в течение которых я наблюдал интересную жизнь и обычаи племени, и мой портфель наполнился заметками и рисунками. Примеру команчей последовали и их союзники, павнии. Я уже упоминал об их вигвамах, крытых сухой травой и похожих на ульи.

Исполнив столь блистательно свою миссию, наш полк отправился обратно в форт Джибсон. Мой конь, красавец Черлей, несмотря на такую длинную дорогу, был совершенно свеж и здоров.

А вот я на обратном пути заразился желтой лихорадкой и пролежал в форте Джибсон более двух месяцев. Джозеф все время хлопотал возле меня, а когда я поправился, по делам он вынужден был уехать на Миссисипи.

Пока я болел, моего Черлея отправили в степь. Я так привязался к этому благородному животному, что решил взять его в Сент-Луи. Но везти лошадь на пароходе было слишком дорого, и я вздумал поехать верхом, прямо через степь, без всякой дороги, но зато самым коротким путем до Сент-Луи: мне пришлось бы сделать всего около пятисот миль.

Я спросил о моем Черлее, и мне сказали, что он совсем одичал; я не поверил и отправился сам за ним в степь. Едва он услышал мой голос, как отозвался тихим ржанием и сначала нерешительно, а потом все быстрее и наконец карьером бросился ко мне и стал ласкаться.

Сборы мои были непродолжительны: небольшой запас провизии, две бизоньих шкуры, кое-какая утварь, необходимое вооружение, — и я был готов в дорогу. Меня дружески проводили несколько вождей ирокезов, чоктавов, криков и семинолов.

Все эти племена живут в семистах милях к западу от Миссисипи. Прежде они жили в Джорджии, Флориде и Алабаме. Они были очень богаты, имели плантации, хорошие жилища, свою культуру, книги. Но зависть и жадность белых загнали их в эти пустыни.

Плодородные земли индейцев притягивали белых, и как только генерал Джексон был избран президентом, так тотчас решено было изгнать племена краснокожих как можно дальше.

Когда послали это решение семинолам, занимавшим Флориду, те отказались наотрез. Их предки жили и умерли на этой земле, которую им дал Великий Дух, и они не уступят ее добровольно. Видя непоколебимое упорство индейцев, белые прибегли к хитрости.

Подкупили вождя Черлея Омотлу и объявили семинолам, что их вождь согласен на договор.

Не веря в измену вождя, индейцы во главе с Оцеолой — храбрейшим воином, пользовавшимся большим авторитетом, явились на совет в правительство. Омотла, думая, что по его примеру поступят и другие вожди, подписал договор об уходе из Флориды в обмен на безграничные степи запада, но тут же был убит сразу семью выстрелами — Оцеолы и шести вождей.

Несмотря на это событие, а также на то, что все знали о подкупе Омотлы, сенат повелел привести в исполнение договор с помощью военной силы.

Оцеола со своими многочисленными приверженцами бежал в леса. За ним был послан отряд в тысячу человек под началом майора Деда, но индейцы устроили засаду, и повторилось то, что было при Виомэнге.

Весть о гибели всего отряда распространилась быстро, разговоры о вероломстве и измене индейцев были у каждого на языке. Но когда сами белые истребляли посредством хитрости или еще более подлых уловок бедных индейцев, газеты называли это славными подвигами.

Шесть лет белые не могли поймать Оцеолу, защищавшего свою землю, и тогда они поступили так: к нему и его воинам был послан парламентер с белым флагом, пригласивший индейцев на переговоры о мире, и когда те явились без оружия, веря в честность белых, их схватили и, связав, отправили в форт Мультри, в Южную Каролину. Как бы вы, мои читатели, назвали эту проделку? Несмотря на далекое расстояние, я поехал в этот форт, чтобы познакомиться с Оцеолой и сделать его портрет.

Вместе с ним было около трехсот воинов, женщин и детей, считавшихся пленниками.

При мне там произошел следующий случай. Один белый торговец обвинил молодого краснокожего воина в краже курицы. Молодой воин только и сказал в свое оправдание:

— Разве хоть один семинол назвал когда-нибудь Чи-Гока вором?

Но торговец привел также неопровержимые доказательства, что на следующий день вожди присудили своего воина к наказанию розгами. Но утром бедного юношу нашли повесившимся. Тогда торговец признался, что он солгал и что у него курица не пропадала. Мной овладело такое чувство ненависти к этому негодяю, что я схватил его за горло и хотел придушить, как собаку. Но офицеры форта отняли у меня мою жертву, а Оцеола сказал:

— Друг мой! Не стоит бить собаку!

Несколько месяцев спустя после моего приезда в Нью-Йорк я с грустью узнал о его смерти.

Теперь я расскажу, как мы с Черлеем путешествовали.

Попрощавшись с моим старым другом, доктором Прайтом, офицерами и индейскими воинами, я выехал из форта на возвышенность. Расстояние, которое я должен был проехать, равнялось пятистам сорока милям.

Местность этой страны была разнообразной: то горы и долины, то тучные степи, то пустыни, то леса.

Ориентировались мы с Черлеем днем по солнцу, а вечером или в туманные дни — по компасу. Здоровье мое поправилось, хотя иногда еще бывали припадки лихорадки.

Пищу себе я добывал охотой. Затем, выбрав удобное местечко с сочной травой, я привязывал на длинном аркане Черлея, сам же разводил огонь и жарил убитую дичь, варил кофе и, хорошо поужинав, расстилал одну шкуру на землю, другой укрывался, седло клал себе под голову и сладко засыпал.

Но однажды ночью нас застала страшная гроза в степи, где не было ни дерева, ни кустика.

Укрепив как можно лучше привязь Черлея, я положил под седло одну из кож, сел на седло и накрылся с головой другой. Всю ночь дождь лил как из ведра, а гром и молния не прерывались почти ни на минуту. Только к утру гроза прекратилась.

Я все больше привязывался к своему Черлею и открывал в нем новые достоинства.

Так, однажды мы вспугнули оленя. Я выстрелил, но олень не упал, а помчался к кустам. Черлей стал горячиться и рваться вперед; я отпустил ему поводья — и вдруг, к моему изумлению, он, нюхая воздух и чуя кровь раненого животного, точно собака поскакал по его следам, и скоро в кустах я увидел мою добычу, но уже мертвой.