Прочитайте онлайн Жирдяй (СИ) | Глава 8 Остатки чужого пиршества. Стреляные гильзы. На опережение…

Читать книгу Жирдяй (СИ)
2416+977
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 8

Остатки чужого пиршества. Стреляные гильзы. На опережение…

О пафос…

О гордыня…

Им свойственно все преувеличивать в разы…

Но как же сильно бьется сердце, как сильно бурлит в венах цифровой адреналин…

Первая Боевая Разведывательная Вылазка Искателей! Сам придумал такое сочетание малосовместимых слов… Из Искателей присутствовал только я сам.

А если говорить по сути: наша крохотная община послала трех бойцов на разведку.

И вот мы провожаемые добрыми пожеланиями, предостережениями и напутствиями отправились в путь. Спустя полкилометра я все проклял, бубня ругательства под нос, осматривая округу словно нахохлившийся жирный филин сидящий в клетке и вцепившись изо всех сил в борта кузова. И с тревогой посматривал на несколько уменьшившийся от ударов уровень жизни.

Легко преодолевающая неровности местности машина заслуживала бы всяких похвал, если бы не чудовищная тряска.

Удары и толчки были не просто ощутимы — они были очень жесткими, порой лязгали зубы, Беляк сидящий рядом с автомехаником Владом и вовсе чуть не вылетел пару раз. Насколько я понял, вся конструкция странной машины с разными по размеру колесами была очень жесткой. Металлическая конструкция безо всяких дополнений типа амортизаторов или рессор… А ехали мы отнюдь не по асфальту, под колеса неохотно ложилось бездорожье. Кочки и буераки, подъемы на холмы и спуски, преодоление каменистых участков — и это при том, что Влад умело выбирал дорогу, не пер напрямик.

Дробовик зажат в руках, его я не выроню ни в коем случае, хотя с его опробованием едва справился, умудрившись не попасть дробовым патроном по бутылке стоящей на камне в пяти шагах от меня. Позор да и только, судя по вздохнувшему деду Федору. Даже Леся сочувственно заулыбалась. Но суть я уловил, отдачу почувствовал и больше стрелять не стал, ибо патронов двенадцатого калибра в запасе более не было. Да! Я теперь достаточно многое знал о двенадцатом калибре, не поленившись расспросить старика пока мы разгружали машину и собирались в путь. Самое главное — данные патроны можно было переснаряжять, буде найдутся все необходимые ингредиенты.

А до тех пор пока не появится запас патронов, дробовик следует использовать лишь в крайнем случае.

Нужную нам скалу мы увидели сразу. Такую громадину сложно было бы не заметить, особенно когда она прямо по курсу. Высотой, наверное, метров в пятьсот, может шестьсот — этакий мини Эверест. Но основание очень широкое, расползшееся в стороны на километры, образовавшее нечто вроде отрогов. К одному из таких скальных отростков, похожих на гигантский корень каменного пня и правил Влад уверенной рукой.

Спустя минуту, словно почувствовав мой взгляд, он повернулся и ткнув пальцем в сторону, крикнул, перекрывая шум ревущего двигателя:

— Вот оттуда и стреляли! Метров со ста.

— Тормози! — крикнул я, сам не заметив, как в голосе появилась властность.

Главным по разведывательно-собирательной вылазке назначили меня. Причем все сразу. Почему меня? Потому что остальные отказались взваливать на себя бремя лидерства.

Машина послушно замедлилась и остановилась, резко затихший двигатель недовольно застучал, но не заглох.

— Оттуда? — переспросил я, с некоторой опаской спрыгивая.

С опаской, но не страхом — Влад молодчина, вывел машину на вершину самого высокого в округе холма, откуда открывался шикарный вид на местность. Не в смысле открывшихся нам красот природы, а в смысле хорошего обзора.

— Вон там мы проехали первый раз — ткнул автомеханик металлическим пальцем вниз и сторону — Видишь колея свежая виднеется? А вон оттуда стреляли те уроды. Найти бы их! Не могли эти твари не видеть ребенка — со ста метров-то! Следы шин увидел, Жирдяй?

— Ага — подтвердил я.

В прошлый раз Влад провел машину-уродца по свободной от камней и прочих препятствий ложбине между двумя пологими буграми. Кое-где примял траву, взрыл дерн, содрал мох с каменных проплешин. След был виден отчетливо. Рассмотрел я и вершину еще одного холма, расположенного метрах в двухстах поодаль, откуда начали палить по едущей машине. Сейчас вершина была девственно пуста, но оттуда поднималась едва заметная струйка дыма.

— Вроде никого — почему-то шепотом поведал мне Беляк итоги своего наблюдения.

— Может быть — согласился я, вставая в кузове и осматриваясь — Может быть… а может затаились…

— Где? — резонно возразил Беляк — В траву если только залегли.

— Подъедем и осмотрим — решил я — Влад, если что — сразу на газ и вывози нас.

— Понял.

— И если кто появится прямо на пути — дави! — добавил я — Стреляющих по детям уродов жалеть не стоит.

— Задавлю на раз! — жестко ответил водитель — Пикнуть суки не успеют! Поехали…

— Фуф… — выдохнул съежившийся Беляк, стиснув пальцы на рукояти оружия — Фуф… мля… че ж меня так колотит…

— Не только тебя — заверил его я, ощущая, как в низу живота ворочается колючий комок, и что колени ног начали ощутимо подрагивать — Помнишь что дядька Федор сказал про эту штуку?

— Помню — кивнул парень — В упор. Только в упор. И целиться в грудь или живот. В центр туловища. Помню я…

— Вот и ладно — бледно улыбнулся я, с досадой понимая, что меня переполняют мандраж и немного страха.

Если меня застрелят или убьют иным способом, я умру,… а через день в том леску возродится другой Жирдяй, что выберет себе совсем другое имя и ничего не будет знать о своем предыдущем воплощении.

Плохая перспектива… это называется: бракованное бессмертие. Так наше усеченное возрождение метко окрестил мудрый дед Федор.

Бракованное бессмертие… млин…

— В упор — снова зашептал Беляк — В упор… в цент туловища.

На этот раз парень шептал уже с некоей агрессией, по сторонам поглядывал с опаской, но без паники.

Пришел в себя наш доблестный Воин и Охотник по совместительству. И наверняка он надеется на свои поднявшиеся характеристики выросшие благодаря тренировкам и баллам полученным за набор уровней. Беляк достиг шестого уровня и полученные баллы сразу же разместил в характеристику телосложение. Беляк не хочет умирать. Как и мы все. Поэтому повышение живучести в приоритете. И для Влада тоже — он мало задумывался о происходящем, не до того ему было, но я пояснил что произошло с нашим бессмертием, чем сильно впечатлил автомеханика.

А вот я, кстати, все еще нулевого уровня. Зато с дробовиком.

Ревущая машина въехала на слон, круто свернула в сторону… и мы все облегченно выдохнули.

Никого и ничего.

Лишь остатки дотлевающих углей и какой-то мусор валяющийся вокруг. Агрессоров не наблюдалось.

— М-мать! — с чувством выдохнул Влад, расслабленно откидываясь на спинку сиденья.

— Ага! — поддержал его Беляк, опуская руку с оружием.

А вот оружие у парня было удивительным.

Выдано на вечное пользование дедом Федором, напомнившим, что если Беляк найдет себе более подходящее и крутое оружие, то прежний ствол он должен будет вернуть в арсенал.

Пистолет,… наверное это пистолет. Просто странный.

И название странное. Дерринджер М-451.

Всего два патрона. И два коротеньких ствола. Выглядит оружие интересно, но не грозно, чем-то напоминая игрушку. Но дед Федор заверил, что если выстрелить быстро, точно и с минимального расстояния, то жертве мало не покажется. Не знаю,… думаю, если я пальну в упор со своего дробовика, то результат будет не хуже, а скорей всего даже лучше. Но Беляк радовался — огнестрельное оружие, все же. Хотя нет-нет да и поглядывал на мой дробовик с завистью.

— Поглядывайте по сторонам, ребят — попросил я, решив осмотреться.

Ухватившись за край кузова, я легко выпрыгнул, со стороны, наверняка выглядя как жирный боров проявляющий чудеса ловкости. Тяжело приземлился и зашагал к догорающему костру. Сделал два шага и остановился — на траве лежала россыпь поблескивающих гильз. Много гильз — навскидку штук двадцать.

Еще дважды обернувшись вокруг самого себя и «проткнув» взглядом каждое подозрительное место, я так и не увидел признаков опасности. Переглянулся со спутниками, они в свою очередь покачали головой, показывая, что не так же не засекли ничего тревожного. А я отметил, что сам не знаю почему, но почувствовал удовлетворение действиями Влада и неудовольствие Беляком. Наш новый друг Влад-автомеханик продолжал сидеть на своем месте, руки на руле, мотор заведен и тихонько покашливает, машина готова сорваться с места в любой момент. А вот Беляк мог и выбраться из машины, да встать позади нее, дабы увидеть мертвую зону за нашим транспортом.

Мертвая зона… откуда в моей голове такие словечки? Наверное читал в какой-нибудь книге.

Опустившись на колено, я свободной рукой принялся в первую очередь сгребать тонко зазвеневшие гильзы, пихая их в один из карманов на своей полосатой набедренной повязке. Карманов у меня теперь было три — большой спереди и плевать на внешний вид и два по бокам. Учитывая размеры моего таза, карманы получились немаленькие. Спасибо рукодельнице Лесе, не забывающей про меня.

Двадцать семь гильз.

— Влад — окликнул я — Сколько очередей по вам выпустили.

— Две — мгновенно ответил автомеханик, не глядя на меня, а сверля взглядом три жидких кустика, за которыми не спрятался бы и ребенок — Две очереди. Одну в бок, другую уже вслед.

— Две очереди — повторил я — Двадцать семь выстрелов. Четыре дырки от пуль на машине и никого не ранили. Я не спец, но вот кажется мне, что стрелял по вам не снайпер. Хотя кто его знает…

— Будь это снайпер — сейчас не разговаривали бы — заметил Влад — А это что? Зеленеет в зелени…

— Пустые пакеты — ответил я, поднимая пустую упаковку и вчитываясь в уцелевшую надпись — Армейские хлебцы… это еще что? А тут что? Напиток молокосодержащий…

— А вон банка? — подсказал сползший, наконец, с сиденья Беляк, подбирая жестянку — Натуральная говядина. Пахнет вкусно! В банке пластиковая ложечка зеленая,… что это за еда такая? Натуральная говядина? Хлеб? Фига себе! Может и от мороженого найдем упаковку?

— Про это не знаю, а вот пачку из-под гороха отварного я уже нашел — мрачно буркнул я — И еще круче кое-что нашел. Послушайте — откашлявшись, я с выражением прочел надписи с еще двух упаковок — Армейские галеты. Поливитамины. Все пустое…

— Чай черный байховый! — подскочил Беляк — Пакетик! Целый! Чай! Ребята! Настоящий чай!

— ИРП — подал голос Влад, щурясь с явным недоумением — Это ИРП солдатский.

— Что?

— Индивидуальный рацион питания. Проще говоря — сухпай. Сухой паек армейский. Откуда он у них? Да и не помню я, чтобы в последние годы в армейском пайке горох имелся. Его уже как век назад исключили и заменили особо модифицированной соей. На нашем написано?

— На нашем, на русском — подтвердил я, убирая пустые упаковки в карман. Покажу потом деду Федору.

— Русские армейские пайки? С горохом? Древность какая-то…

— Не древнее этого — пожал я плечами, тыча пальцев в свой дробовик, а затем указывая на дерринджер Беляка.

— Это да — согласился Влад — Тот движок, что нас сюда привез, так же давным-давно снят с производства. Еще до моего рождения. Мда…

— В кружке чаек заварим! На троих по паре глотков в самый раз! — не унимался Белый — Я без чая жить не могу, мужики! Эх! Был бы у нас термос!

— Ага — не вдумываясь особо, кивнул я — Потом заварим. Тут таких упаковок много. Все пустые. Не похоже чтобы обстрелявшие тебя люди экономили. Они прямо богачи. А это что? Адаптон. Концентрат…

— Не знаю — пожал плечами автомеханик — Ну что? Дальше едем?

— Погоди — мотнул я головой, обходя вершину холма по кругу — Вот! Я конечно не следопыт, но по четким отпечаткам в грязи определить направление могу, ребят. Они туда пошли.

— Дерьмово… — буркнул помрачневший Влад — Я оттуда ехал. Там тоннель.

— Они пошли по твоим следам — понял Беляк — И выйдут прямо к тоннелю. Хреново дело! И наша добыча помахала нам ручкой. Давайте возвращаться мужики.

— Мы едем к тоннелю — ответил я.

— Да ты чего, Жирдяй? Ты же сам следы видел! Все! Тоннель захапали другие! Нас опередили. Сам же понимаешь — добром нам ничего не отдадут. А вот машину заберут и нас самих хлопнут.

— Или мы их — повысил я голос — Воевать самому неохота. Но надо выяснить, что это за чужаки. Сколько их точно. Чем вооружены. Почему стреляют во всех подряд.

— Дробовик и пистолет на троих — задумчиво цыкнул зубом автомеханик — Против как минимум одного автомата. Плохо дело, Жирдяй. При удаче, они нас пристрелят еще до того как мы выйдем на дистанцию огня. Автомат куда дальнобойнее дробовика, если ты не знал.

— А что делать? — помрачнел я окончательно — Оставлять в тылу такой вот сюрприз… в прошлый раз, по дороге сюда, ты сказал, что их четверо или пятеро. Правильно?

— Ну да.

— Стреляли по вам только с одного ствола. С автомата. Верно?

— Тоже верно.

— Ясно — кивнул я — Предлагаю сделать так — по дуге, а не напрямик, выдвигаемся к тоннелю и заезжаем внутрь. Сколько отсюда до въезда в тоннель?

— Километров восемь — пожал плечами Влад — Восемь с половиной. Впереди оврагов хватать будет, склоны не особо крутые, машина вползает. А вот если пехом их штурмовать… умаешься на раз. К тому же я не по прямой ехал, петлял часто, пусть получше выбирал. Если они по следу идут — придется и им попетлять изрядно.

— Хорошо, что мы так сразу сюда рванули — удовлетворенно кивнул я — И хорошо, что зигзагами ехал, а не напрямик. Тогда вперед! Надо успеть добраться до тоннеля первыми. Шансы есть, думаю.

— Шансы точно есть — поддержал меня автомеханик — Они ведь еще и здесь сидели, пировали, чаек заваривали и говядину трескали. Есть у нас шансы. Двинули?

— Двинули — кивнул я.

— Ребят, да вы чего? — взвыл Беляк — У них же автомат! Выстрелят по нам с полкилометра и нет нас!

— Если попадут — буркнул я, забираясь в кузов — Беляк, если так боишься, чего вообще с нами рвался? Мог бы и остаться!

— Да я… мужики, реально страшно! Не хочу заново перерождаться… воспоминания терять.

— Никто не хочет — разозлился я — Ни ты, ни я, ни Влад! А что делать? Короче, либо садишься, либо остаешься. Вернешься в лагерь пешком, расскажешь остальным что и как. Выбирай. Быстро!

Влад вжал педаль газа, машину дернуло вперед.

— Я с вами! — решился Беляк — Прикончат нас! Если убьют — буду тебе являться призраком! Поехали!

— Молодец — фыркнул я — Ты не думай — у меня у самого поджилки трясутся. Но если бегать от каждого… вот, возьми.

— Что это?

— Сам не видишь?

— Большие белые таблетки и несколько спичек запаянных в блистер. И что это?

— Сухой спирт и спички — крикнул Влад — Считай, что это плитка для разогрева. На вскипятить чай в консервной банке очень даже хватит.

Взревев мотором, уродливая наша машина рванула вниз по склону.

Вновь прямо по курсу появилась широкая гора-скала, с каждой минутой становящаяся чуть ближе и чуть выше. Наклонившись вперед, я спросил у Влада, где примерно тоннель и в какую сторону он ведет.

Водитель-автомеханик легко показал.

Судя по жесту Влада, тоннель начинался в начале одного из толстых скальных «корней» и вел аккурат к «прогалине» между двумя скальными зубами, где скорей всего было тоньше всего. Молодцы строители, грамотно пробивали тоннель через тонкую перемычку коротенького горного хребта.

И невольно, несмотря на не стихающий стук моего несуществующего сердца, я невольно взглянул на гору и разочарованно цыкнул зубом, выражая свое недовольство.

Всего-навсего сквозной тоннель,… а я, было, рассчитывал, надеялся, что это окажется тоннель не сквозной, а подъездной ведущий самое малое к древнему и глубоко законсервированному военному бункеру. Или к подземному арсеналу. Или к командному пункту… стратегическому бункеру… эх! Сколько таких вот бункеров понатыкано в каждой книге, игре или фильме про Большой Ядерный Армагеддон. Но в нашем случае обычный сквозной тоннель, оставшийся от некогда существовавшего здесь автобана.

А если там есть незаметный отворот? Ведущий к секретной дверке… или там часть дорожного полотна опускается как лифт… или стена раздвигается,… а там вход… и разные вкусности…

Но сейчас не до этого. Встряхнув головой, я заставил свой мозг переключиться на обдумывание более важной задачи.

Лишь бы успеть первыми,… лишь бы успеть быстрее, чем те любящие пострелять ребятки. Успели мы, хорошо. А что дальше? Судя по всему, Влад и Беляк считают, что у толстяка с дробовиком есть план,…

То ли Господь услышал мой безмолвный цифровой вой доносящийся из крутящегося где-то в космосе сервера Ковчега, либо нам улыбнулась удача. А скорей всего те странные ребятки оказались чересчур медлительными. Или не думали, что финиш у начатого ими поискового путешествия расположен так близко.

В любом случае мы оказались у малозаметного полукруглого въезда в тоннель первыми. Особо осматриваться было некогда. Влад ткнул пальцем вниз, мы вгляделись в глинистую сырую землю с островками асфальта и щебня. И увидели лишь одну цепочку отпечатков босых ног ведущую внутрь тоннеля, да уже знакомые отпечатки шин. Все просто как день и вновь не требует навыков следопыта. Один босой человек вошел внутрь, а затем из тоннеля выехала машина, наложив отпечатки своих шин поверх человеческих следов. Все просто и ясно.

Ловко развернув машину, Влад сдал назад и ввел транспорт внутрь, следом вошли мы, причем заходили мы задом и в наклонном положении, что в любом другом случае, несомненно, вызвало бы вал насмешливых замечаний. Но не сейчас — висело молчание, нарушаемое лишь звуками шуршащих по земле веток и примитивных скребков.

В этом и был весь мой простенький до жути план.

Засада. Примитивная засада. И никаких переговоров.

Во-первых, я отказываюсь, вести переговоры с теми, кто стреляет в детей. Принципиально. И плевать, что стрелок мог увидеть только машину — нехрен стрелять, сначала надо посмотреть, куда ствол нацелил! И на кого именно!

А во-вторых, я понимал мозжечком и копчиком одновременно, что чувак, чей указательный палец нервно подрагивает на спусковом крючке автомата, попросту может не услышать моего тихого «здрасьте» и сразу пальнет. И я кончусь, разлетевшись жирной вспышкой. Нет уж. Пусть они разлетаются словно конфетти.

Спустя десять минут после нашего прибытия площадка перед тоннелем оказалась очищена от отпечатков шин «приехавших» сюда совсем с другой стороны. Медленно растаял запах сожженного горючего, вновь повисло в воздухе цветочное благоухание. У входа остался Беляк — в странной напряженной позе, прижавшись боком к стене тоннеля. А я получил возможность осмотреться и пройти внутрь, ведомый Владом.

Засада почти готова. Осталось лишь подтащить к самому выходу что-нибудь большое, не слишком тяжелое и могущее отразить несколько автоматных пуль. Дробовик у меня. Значит, мне и придется ждать у самого входа, подпуская чужаков к себе поближе. Дробовик не самое дальнобойное в мире оружие. А я самый «косой» в мире стрелок.

И снова психология, и социология… эх…

Влад может, стреляет и получше меня. Он и в армии служил. Да и Беляк тоже может оказаться прирожденным снайпером.

Вот только не могу я сейчас предложить им взять дробовик и притаиться там, на самом острие атаки. Потому что мой поступок могут расценить неоднозначно. Как трусливую попытку «улизнуть» от опасности. Как нежелание рисковать самому, подставляя вместо себя другого. Мало кто поверит, что вот этот дряблый толстяк обладает храбрым сердцем. На моей роже никогда не было начертано крупными буквами «мужской характер» и «мужество». Нет, там скорее было начертано «инфаркт не за горами» и «жирная туша». Мне придется самому встать на самом «жарком» месте.

— Если хочешь, я могу засесть у входа — взглянув мне в глаза, предложил Влад.

Я едва не закашлялся…

— Спасибо — через силу ухмыльнулся я — Раз я сам предложил идею, мне ее и претворять в жизнь. Так что сам сяду. Ты мне только еще раз повтори про вот этот переключатель или как он там называется. А ты возьми у Беляка его дерринджер и подстрахуй меня.

— Хорошо — скупо ответил Влад — Смотр, подойдет, нет?

— А что это? Вернее я знаю, что это… на языке вертится… блин! В стольких фильмах старых видел ее… это же…

— Порше триста пятьдесят шесть… спидстер. Вещь! Дизайнер Эрвин Коменда — еще одна легенда прошлых веков.

— Ее и возьмем! — твердо заявил я, скользя взглядом по невероятно плавным округлым обводам корпуса.

Настоящая Машина с большой буквы. Черный блеск покраски, красная кожа салона…

— Жалко… — вздохнул Влад — Ни единого пятнышка на покраске! Ни единого скола! И вообще как новая,… что с этим Ковчегом? Одни машины в хлам, а коллекционный Порше словно только что с завода.

— Да — согласился я — Как новая. И многие о такой мечтали. Или видели в фильмах и восхищались. По такой милой крошке не каждый пальнет ради развлечения. Даже у самого психованного мужика рука вздрогнет. А вот подойти и осмотреть раритет — это запросто! Сразу и кинутся поскорее крошку облапать. В салон заглянут,… а там я! Жирный, улыбающийся и смертоносный. Хе! Но надо снять хотя бы одно сиденье, иначе я не спрячусь. Сможем ее докатить?

— Колеса в порядке. Двигатель в порошок. Под капотом одна куча ржавчины и несколько стекляшек. Но докатить сумеем.

— Вот и покатили…

К слову, Порше стоял метрах в десяти от входа, скромно приткнувшись у стены. И я так и не сумел разглядеть тоннель в подробностях. Довольно высокий свод, бетонные стены, свисающие с потолка обрывки проводом, мох в углах, трещины…

Ничего. Сейчас закончим наше дельце и можно будет рассмотреть все в деталях. Потому как даже на этих считанных метрах я уже успел заметить, как минимум пять легковых машин. А что там дальше? Еще больше «вкусного»?

И самое главное — если удастся выжить, то, как это все перетаскивать?…

— Вот здесь и поставим — тихо произнес я, когда Порше наполовину выкатился из темноты на солнечный свет, сразу же отразившийся от его хромированных частей. И правда — глаз не оторвать.

Сиденье Влад извлек очень споро, воспользовавшись своим супер протезом. И я залег внутрь, прижав к груди готовый к бою дробовик, направленный дулом к ногам. Переглянулся с нависшими надо мной ребятами, кивнул и затих. А товарищи исчезли в глубине тоннеля, спрятавшись за щедро разбросанными внутри укрытиями.

Все произошло по сценарию…

Сначала я услышал шум шагов. Глухие звуки раздраженной беседы.

А затем восклицание. Чей-то крик:

— М-мать! Это же…

— Ух!

— Мое! Мое я сказал! — недовольный рев чьей-то могучей глотки.

В край кузова вцепляются жадные пальцы, надо мною возникают две озаренные радостью заросшие щетиной морды. Опускают взгляды ниже, удивленно пялятся на две жирные голые ляжки протянувшиеся под рулем автомобиля, скользят выше и застывают на дуле поднявшегося автоматического дробовика.

— Это они! — резкий крик Влада дает мне понять всю правильность моих действий.

И я мягко веду стволом, утыкаю его в переносицу первой рожи и нежно нажимаю податливый спуск.

— А-а-а… — сипло тянет чужак, скашивая глаза к переносице.

Д-дах! Д-дах! Д-дах!

Странно и жутко подносить ствол боевого оружия впритык к человеческому лицу и нажимать спуск. Особенно при эффекте «полного погружения», «полного присутствия».

Странно видеть, как после первого выстрела, как после разрядки патрона двенадцатого калибра в упор, лицо человека остается целым, меняется лишь гримаса — испуганное недоумение сменяется ужасом.

Небритый мужик остался жив после первого выстрела в упор — не знаю размер урона дробовика и патрона, но он должен быть очень внушительным. Из дула вылетел сноп огня вперемешку со смертью. Но поймав лицом весь сноп, мужик уцелел — его лишь отшатнуло на шаг, но он не упал, ибо вцепился в кузов Порше мертвой хваткой. Тут и прозвучал второй выстрел. И мужик рухнул навзничь, исчезая во почти незаметной вспышке. Враг попросту растворился,… а я уже дернул ствол дробовика в сторону, нацеливая на открывшего рот второго парня с пробивающейся светлой бородкой.

Д-дах! Третий выстрел… и этого хватило, чтобы убить. Второй враг оказался куда менее живучим. Один выстрел в упор выбил из него всю жизнь без остатка. Его руки безвольно обвисли, лицо утратило осмысленность, став похожим на лицо искусно выполненного манекена. Ноги подогнулись, светлобородый парень подался вперед, навалился грудью на машину и исчез,… и тем страшней мне стало — за исключением крови, все выглядело как в реале, когда после одного выстрела в голову человек умирает. Но сейчас было не до сантиментов…

— Минус двое — неосознанно прошептал я услышанную в одном из фильмов боевиков фразу. Правда в фильме это говорил накачанный крутой чувак, а не потный жирдяй…

На все про все ушло две-три секунды. Не больше. А мне показалось, что время тянется невыносимо медленно. И даже сейчас моя шея поворачивалась едва-едва, как чудилось моему ускорившемуся разуму.

Во время выстрелов я так боялся потерять цель, что сам не заметил, как поднял верхнюю часть корпуса. Это позволило оглядеться. Еще двое — огромная зеленая фигура первой бросилась мне в глаза. Ниже нечто вроде тележки с еще кем-то… или чем-то… вижу движение, но не могу разобрать детали. Все плывет перед глазами…

Громадный орк застыл от неожиданности в странной позе — словно шагнувшая вперед статуя. Наискосок через массивную грудь ремень с болтающимся оружием — не знаю что это такое, но очертания знакомы почему-то. На меня яростно смотрит оскалившее чудовищные клыки зеленое чудовище, мощная лапа орка тянется к ремню автомата.

Д-дах!

Выстрел моего дробовика выбивает круг пыли из стены тоннеля. Мимо…

Д-дах! Ствол вновь задирает вверх — с моей силой не должно такого случиться, видимо я ослабил хватку.

Мимо… зеленая лапа сграбастала ремень и скользнула по нему вниз, упав на оружие.

Д-дах! Неожиданно ловко орк странным образом «складывается» к полу и перекатывается вбок, я веду стволом за ним. Щелк… щелк… все, отстрелялся Жирдяй,… а орк уже лежит на спине и, упираясь вывернутым затылком в растресканный асфальт, глядит на меня, наводя дуло автомата,… мелькает рядом с ним чья-то смутная быстрая тень.

Д-дах! Д-дах! Сдвоенные выстрелы прозвучали практически одновременно.

Несуразный пистолет с двумя дулам выплюнул два выстрела. В упор. Прямо в напряженное горло. Взревевший орк дергает автомат вверх, но ему в шею впивается выросшее из протеза Влада длинное жало. Удар! Удар! Удар! Три коротких сильных удара без замаха бьют в шею орка, и тот растворяется в посмертной вспышке.

Автомеханик Влад, не выпрямляясь, прыгает вперед, к месту, где по-прежнему заметно какое-то судорожное движение. А у меня перед глазами все мелькает, тяжкий удар и я обнаруживаю, что выпал из машины и лежу в странной позе, уткнувшись щекой в асфальт и не сводя взгляда с очень странной картины — там где растворился во вспышке зеленый орк по-прежнему лежит автомат! И еще какой-то хлам!

Вещи не пропали! Остались! Остались! Не растворились вместе с хозяином!

— Автомат! — реву я, но прежде чем я закончил, на оружие сомкнулись пальцы Беляка, отбросившего два каменных обломка.

— Отбой! — резкий крик Влада заставляет нас замереть.

Беляк с оружием наперевес, я, лежа на боку…

— Отбой — повторяет наш водитель и автомеханик с отчетливым облегчением в голосе — Этот не опасен. Он пленник?

— Пленник? — не слушающимися губами повторяю я, с огромным трудом подавляя желание зайтись в приступе безумного хохота. Что со мной?

— Пленник — повторяет Влад — Помогите развязать. Как же тебя стянули, бедолага… м-мать… а это что у тебя такое растет?

— Вот гребаное дерьмо! — выдает Беляк, таращась куда вверх, смотря на свод тоннеля. Слова крайне грубые, режут уши — равно как и вложенные в них эмоции.

— Что такое? — сиплю я.

— М-мать! Смотрите! Я, правда, это вижу? Или у меня глюки от перенапряга?

— О черт… — не веря своим глазам я несколько раз моргаю, но лишь убеждаюсь, что это не наваждение — О черт! О черт!

Бабочки.

Под самым сводом тоннеля, на границе света и тьмы, танцевали в воздухе две разноцветные бабочки.

Жизнь вышла на сушу. Насекомые уже здесь. А когда появятся существа покрупнее? Что тогда будем делать*?

Я как-то сразу ощутил себя неуютно. А дробовик разряжен, ни одного патрона не осталось.

И перестали исчезать вещи при смерти наших цифровых воплощений. Хорошо это или плохо? Наверное, хорошо, до тех пор, пока умираем не мы.

Но самое главное — я ощущал радость. Во-первых я жив. Как и мои друзья. А во-вторых враг повержен. Ну и в-третьих — зеленым беспредельщиком оказался не Каа. И Панти не здесь. И я очень рад что именно так все обернулось. Не хотелось бы стрелять в бывших товарищей.

— Водички плесните, ребят! Жизнь в минус пошла — прошипел незнакомый голос.

— Беляк, водички возьми в машине — попросил Влад, трансформируя один палец протеза в нечто очень сильно смахивающее на кусачки.

Оторвав взгляд от бабочек, я поднялся на ноги и шагнул к склонившемуся над подобием волокуши Владу. Автомеханик был занят методичным перекусыванием проволоки, что туго стягивали руки и ноги лежащего мужчины. Здесь я и оторопел, застыв на месте и вглядываясь в улыбающегося мне… не человека.

Внешне все, как и должно быть. Изящные пропорции «ломаемые» визуально лишь чересчур широкими плечами. Но меня смутили не пропорции. Глаза у незнакомца абсолютно круглые, больше моих минимум в два раза, с круглыми же расширенными глазами пронзительно фиолетового цвета. Нос слегка приплющен, на ноздрях часто закрываются и открываются кожистые клапаны. С обеих сторон шеи мягко дергаются наросты больше всего смахивающие на лишенные крышки жабры. Руки похожи на варежки — поверх едва угадывающихся пальцев толстый слой сплошной кожи. Пальцы если раздвинуть, неплохая ласта, наверное, получится. Ну еще нож можно кое-как взять в руку. В принципе перепонка нетолстая и гибкая на вид. Кожа лица и туловища с легким зеленоватым оттенком.

— Что э… кхм… кто это? — выдавил я — То есть — здравствуйте! Прошу прощения за грубость.

— В смысле? — покосился на меня Влад — Это же амфмут.

— Амфмут? Язык сломаешь…

— Амфибии мутанты. Ну или амфибии ядерного мира. Обычно просто «Амф». Ах да, ты же не выбирал себе мир и персонажа. Короче говоря, это мутировавшие люди, ушедшие жить в глубины океанов и морей. Насколько я слышал, подобную мутацию очень редко кто выбирал. Непопулярная она. Крайне непопулярная. Никто не хотел плавать аки рыбка среди мутантов пираний и акул. Слишком много штрафов. В общем — амфы это отстой. Извини уж друг.

— Вот вода! — подбежал Белый — Ох е… прикольно!

— Да чего там. Непопулярная раса — хрипло согласился освобожденный амф, скидывая с себя перерезанную проволоку и с благодарностью принимая бутылку с водой — Спасибо! Я и не собирался выбирать себе амфа,… просто ради смеха выбрал… и вот тебе, пожалуйста, влип по полной программе.

— А поподробней можно? — попросил я, отходя в сторону и взбираясь на капот Порше.

Влад громко застонал:

— Жирдяй! Слезь! Гнется! Гнется! Слезь!

— Я оглядываюсь! — буркнул я, неохотно слезая.

— Бегемоты не оглядываются! — рявкнул Влад и тут же осекся — Ой, извини.

— Неважно — отмахнулся я — Все равно худею. Уважаемый амф, кто-нибудь еще с вами был?

— Еще двое были — кивнул тот — Дружки зеленого. Но по пути сюда растет среди камней деревце. Тонкое такое. Листья широкие, края с красной каемкой, на стволе шипы, внизу целый клубок корней. А еще на дереве растут очень красивые плоды золотисто-прозрачные. И двое туда сунулись. Тут дерево и ожило, корни выпрямило — они как щупальца оказались, а под ними большая щель как рот — амф растянул губы в недоброй усмешке — Поделом гадам! Но хорошим людям надо бы поосторожней быть, так что имейте ввиду. Я воду допью?

— Допивай, конечно — кивнул я — У нас еще есть. И спасибо за предупреждение. Будем обходить стороной.

— Потом — амф утер губы перепончатой рукой — Меня Крух зовут. Как большая грозная птица. Правда, имя выбирал себе под облик степного воина, а превратился в лягушку. Про то растение — там знак есть! Вы в курсе про магические умения?

— В курсе — подтвердил я.

— У зеленого такое было, при мне он его нашел и получил, когда сунул руку в расщелину между камней у моря. Сунул потому что оттуда дуло, да так сильно, словно там вентилятор мощный стоит. Или турбина. А еще едва-едва заметно светился какой-то знак — так он своим дружкам пояснил. Коснулся он знака, тот исчез, а Зеленый получил себе умение вызывать ветер дующий в спину. Всегда дующий ему в спину. Он при мне экспериментировал. Куда повернется лицом — туда ветер дует. До тех пор пока мана не кончится. Или энергия как она здесь называется. Вот. У того парня которому первым в голову этот добрый парень с дробовиком выстрелил тоже была магия — прямо из земли он мог камни выращивать. Сначала совсем крохотные камешки, опасные, только если только случайно о них споткнешься. А затем все больше и больше камешки становиться начали. Он их тогда под вашу машину скастовал. Как вы не налетели? Ох, встаем, встаем…

Поднявшись, Крух несколько раз присел, согнулся из стороны в сторону, ничуть не смущаясь свое наготы.

— На том дереве знак был! — сообщил он нам — В благодарность за помощь говорю. Ну и это — если лягушек принимаете, то я с вами! По виду вроде как нормальные мужики. Не то, что эти отморозки! Знал бы на что попадаю, ни в жизнь бы к ним не подплыл!

— Знак это круто! — просиял Беляк — Мужики, как им распорядимся?

— Да погоди ты — отмахнулся я — Знак круто конечно, но до него еще доехать надо. Так что там было насчет «подплыл к ним»?

— Сейчас расскажу — грустно усмехнулся амф Крух.

— И про расу амфов тоже — попросил я.

— Это не раса. Мутация. Я обычный человек, только выгляжу как лягушка и могу дышать под водой. А еще у меня такая куча штрафов на суше, что я честно скажу — толку с меня на береге никогда не будет. Чтобы потом непонимания не возникло. Усталость на суше в пять раз быстрее растет, чем у вас. Бегать толком не могу. В слишком засушливые места надолго ходить не могу… да много чего на суше делать не могу. Угораздило же меня… короче, пришло ко мне рекламное письмо от Ковчега, про усовершенствование ранее крайне непопулярной расы амфов. И предлагалось в нем…

Рассказывал Крух долго и со вкусом. За это время мы успели напиться, собрали трофеи, сложили их в кузов. А Крух ходил за нами и продолжал говорить.

Мужик Константину тридцать семь лет от роду. Собирался в мир постапокалипсиса, ибо нравится ему эта тема — радиоактивные пустоши, хабар и все такое. Уже и персонажа заранее выбрал, внешний вид создал. Обычного человека сильно похожего на него самого. И тут ему невольно подпортили все дело, когда пришло письмо, в котором предлагали при помощи «всего одного клика» погрузиться в водный мир и попробовать поплавать в шкуре нового модернизированного амфа, если имелся кокон для временного полного погружения в виртуальность. Кокон имелся. Стоял рядышком. Вот Костя и попробовал — «кликнул» и поплыл.

— Прикольно — улыбнулся нынешний зеленоватый Крух — Там для теста большая такая лагуна была предоставлена. С кораллами, тысячами рыб, сотнями находок на дне. Квесты какие-то, пара зон, где можно сражаться.

В общем, Крух наплавался, накувыркался до посинения, а затем пробормотал «хорошо да не очень» и вышел в виртуальность, позабыв сбросить временные настройки своего персонального профиля в Ковчеге 5.0. И когда состоялся перенос, Константин с ужасом понял, что постепенно превращается в амфа. Веселое тестирование стало пожизненным. Хорошо хоть легкие не отмерли, и можно было находиться на суше и разговаривать. Иначе вообще был бы полный крах.

Самое главное — превращение состоялось в донельзя подходящем месте, ибо Костя «родился» в этом мире не где-нибудь, а в лежащей на дне пустотелой и почти полностью стеклянной конструкции, находящейся посреди водорослевого леса. Сначала был страх после рождения — одиночество, многотонная масса упирающаяся в стеклянную крышу над головой. Невозможность выбраться — Костя тогда еще жабрами не обладал и сильно переживал, что не сумеет покинуть свою стеклянную тюрьму. Нет, поверхность была вроде недалеко — метрах в пятнадцати над головой. Но что если вынырнешь посреди океана и не увидишь нигде полоски суши? Вернуться обратно куда тяжелее.

Внутри конструкции обнаружилось несколько функционирующих устройств, одно из которых судя по всему фильтровало воздух от углекислого газа и добавляло кислород. Потому что проблем с дыханием не было. Из еды нашлись только водоросли, обильно плавающие сплошным ковром в одном из отсеков с пробитым дном. А еще Костя понял, что может спокойно пить морскую воду без малейшего вреда для себя. А затем началось медленное превращение и вскоре можно было не бояться воды и глубины. И вскоре новорожденный амф Крух отправился в путешествие.

Недолгое путешествие — едва только вынырнув, он сразу нащупал взглядом береговую кромку и несколько крохотных фигурок бредущих по пляжу. Это оказались «Зеленый и Ко», сильно обрадовавшиеся выползшему на берег морскому чудаку амфу. Так он оказался в плену.

— Такие вот дела — хмыкнул Крух, прислоняясь к стене тоннеля — Думаю, не убили они меня только из-за подводного города — не упомяни я его, долго бы не прожил. А так они начали думать, как донырнуть до дна. И трос искали — я им наврал, что там глубина больше пятидесяти метров. Хотели меня привязать и заставить на дне оружие искать. Придурки жадные! Мне по любому умирать не хотелось — эти мне радостно рассказали про потерю памяти. Один из них уж слетал сразу после рождения, упав с высоты. А потом не узнал друганов на следующий день. На самом деле так?

— Да! Со смертью не шутить лучше. Память стирается. Почти как смерть, короче говоря.

— Плохо дело — поежился амф.

— Подводный город? Это правда, интересно — произнес я, не скрывая любопытство — В смысле «подводный город»?

— Ну или большая станция какая-то. В полукилометре от того придонного стеклянного пузыря где я появился. Кое-где там огни горят от освещения. Большие окна… техническая штуковина. Я бы изучил, но на беду решил вынырнуть и осмотреться. Доосматривался блин,… кстати, я так понял, что перерождаешься всегда в том же месте что и всегда. А что если мой пузырь «возрождения» в другое место, к примеру, отбуксировать? Или на берег вытащить? Где я тогда рожусь?

— Не знаю — пожал я плечами — Но скорей всего на дне моря, только уже без пузыря. Так что лучше не пробуй. Подводная станция значит? С огнями освещения? Хм… это очень интересно.

— И магический знак на дереве! — добавил Беляк — Вдруг что-то крутое?

— Их вещи? — уточнил Влад, кивая на еще не тронутые нами вещички павших злодеев.

— Ваши, конечно — замахал руками амф — Моего там и не было ничего. Я к берегу с камнем острым выплыл и пучком вкусных водорослей. Они их сразу и выкинули. Ты чего там смотришь?

— Ты прям на все согласен — с легкой заминкой пояснил я — Где знак магический находится, показал, а мог бы сам его изучить. Про город подводный рассказал. Про мешок с добром сразу ответил, что твоего там ничего нет. Ты такой добрый амф… такой добрый, что я прямо подозревать начинаю…

— Хм… — задумался и Влад, покосившись на стоящую посреди автомобильного тоннеля амфибию.

— Я боюсь, что вы меня пошлете — открыто признал Крух — Вы просто не видели насколько мне хреново на суше. Особенно на солнышке. А если сухой ветер дует, то я и двадцати шагов не пройду, как у меня уровень жажды мгновенно до предела дойдет. И я свалюсь. Сами же видели — меня этот громила зеленый за собой тащил. Думаете по доброте душевной? Да просто я сам не ходок! Про усталость и увеличенный ее рост в пять раз… это я преуменьшил. Думаю, раз в десять быстрее растет усталость, когда я на суше. Вблизи от огня я вообще словно слизень почти мгновенно высыхаю. Что-то у меня с кожей — похоже, она по задумке чертовых игровых дизайнеров не держит воду. В общем, мне привольно только в воде,… а в воде мне очень быстро придет конец полный.

— Это еще почему?

— А я видел там парочку местных обитателей,… едва уплыл от них — бледно улыбнулся Крух — Какой-то здоровенный колючий шар с сотней глазок, похожий на мину, болтающийся у поверхности. И у самого дна видел рыбу,… наверное, это рыба пила была. Может быть еще кто похожий. Но я такой рыбище на один укус, не больше. Вот и получается у меня полный аут — на суше жить не приспособлен, а в родной водичке такие «соседи» живут, что мне сразу полная амба настанет. Такие вот дела. Внятно пояснил причину своей доброты?

— Более чем — признал я — Да уж, тебе в данный момент не позавидуешь. Но ты зря так м-м-м… материально думаешь, Крух. Мы на вещах интересных более чем зациклены, конечно, жизнь здесь такая, что без оружия и прочих полезных штуковин долго не проживешь. Но адекватных людей мы ценим повыше, чем железяки. И неважно есть у тебя жабры или нет, умеешь ты плавать или нет. Мы нацелены на выживание сообща. А я как? Внятно объяснил?

— Более чем — повторил мои слова амф.

— Если не секрет, кем в той жизни работал?

— Здесь это особо не пригодится, думаю. По крайней мере, сейчас. Я экскаваторщиком работал. Уже как десять лет.

— Мда — хмыкнул Беляк — Экскаватора тут нет. Вот, это тебе?

— Рыболовная сеть? — рассмотрел тот предмет — Я на рыбу похож немножко… но…

— Поймай в нее не себя, а свой пах — фыркнул Влад — Прикрой срам.

— О! Понял! Вот спасибо! Я за последние дни все комплексы потерял. Но все же голым ходить не по мне. И некультурно и высыхаю быстро.

— Тебе бы водонепроницаемый костюм — заметил я, делая шаг к рюкзаку «погибших» от наших рук злодеев — Не задумывался? Такой, чтобы влага не испарялась.

— Думаешь? — взглянул на меня Беляк — Вряд ли поможет. Потеть-то он не перестанет. Ему нужна прохлада, укрытие от прямых солнечных лучей, сырой ветерок или вовсе отсутствие сквозняка. И ванну поблизости. Тот бочажок, где вы с Милой стальной гроб откопали в самый раз подойдет.

— Исчерпывающее и логичное объяснение — с уважением кивнул я — Да, думаю, твой вариант получше будет. Так… и что нам орки послали?

«Послали» нам больше десятка плоских картонных коробок, в каждой из которых нашлись продукты питания. Консервы, пакетики с кофе и чаем, сахар, витамины, сухой спирт, спички, средство для очистки воды, адаптивный напиток концентрированный…

— У меня полное ощущение, что мы недавно пристрелили армейского Деда Мороза — буркнул я, доставая одинаковые коробочки и складывая их в кузов стопкой — Дед Мороз в зеленом хаки со съедобными солдатскими «сладостями»!

— Хаки? У него кожа зеленая…

— Ну, тут и сказать нечего. Влад, ты с оружием то разобрался? Знаешь что это?

— А что тут разбираться? Это ж родная насквозь машинка с историей в несколько веков. Автомат Калашникова родимый. Вот только модель настолько старая, что я даже навскидку предположить не могу каких годов и какого века. Не настолько я спец… одно скажу — не этого века. Как минимум прошлого, а то и позапрошлого.

— Сухие пайки тоже русские — заметил я, косясь на автомат — Оружие русское. И что получается?

— Кто его знает. Где-нибудь наши плохиши наткнулись на схрон. Или остатки военной части. Или армейский грузовик с частично уцелевшим грузом и Калашом в кабине. Тут не угадать. Крух, ты не просветишь?

— Когда мы встретились, у них уже это было — развел перепончатыми руками амф — Но я запомнил маршрут. Если надо будет — покажу как, откуда и куда мы шли, а вернее виляли в поисках женщин.

— В поисках женщин?

— Угу. Они все время о «сосках» твердили. Найти бы, мол, соску покрасивше или отобрать ее у кого…

— Вот и нашли они соску — мрачно произнес я — Пусть пососут соску под названием «перерождение». А ведь они где-то рядом переродятся. Опять можем на них наткнуться.

— Ну, лишь бы в этот раз у них ни магии, ни автоматов не было — усмехнулся Влад, с щелчком доставая из оружия магазин — Так, патронов чуток есть. А в мешке?

— И в мешке — кивнул я, сосредоточено выкладывая в кузов патроны пригоршню за пригоршней — От него? Тут больше пяти десятков, наверное.

— От него! Родной калибр! — просиял Влад — Калаш я себе возьму ребят! Я его хорошо знаю, переберу, почищу, смажу. Эх, грязи тут сколько понабилось…

— Ты добыл тебе, и решать — пожал я плечами — Забирай. Черт… мне бы хотя бы пару патронов найти для дробовика. А то я все расстрелял и почти все в молоко ушли! Кстати, Крух, хорошо, что ты запомнил маршрут, позже можно будет по нему пробежать или проехаться. Вот только нам мало поможет их путь после того как они уже добыли оружие и пайки — тебя они встретили гораздо позже, получается, раз уже были вооружены.

— На машине прокатимся, может, и найдем чего — ободрил Влад разведшего руками амфа.

Сглотнув и поморщившись, Крух снова потянулся к бутылке с водой и жадно отхлебнул. Фига себе у него испарение идет… или это метаболизм? А черт его знает,… но хорошо, что на недостачу воды мы не жаловались. Жили бы мы в пустыне — амфа напоить было бы куда сложнее.

Пока мы переговаривались и размышляли, руки делали дело и вскоре в кузове была разложена первая добыча, состоявшая из трофеев взятых у наших «злыдней».

Автомат Калашникова. Влад его сразу повесил на плечо, но рассмотреть все же дал. Я мало что понял из осмотра, больше старался «впитать» глазами внешний облик оружия, запомнить его черты, чтобы при следующем столкновении с подобным образчиков, знать что он из себя представляет. Складной приклад, странно короткий ствол, рукоять больше напоминающая пистолетную. Но выглядел автомат достаточно грозно — особенно когда его на тебя наводят. Я ощутил угрозу в полной мере, до сих пор помню глядящий на меня черный дульный зрачок…

Патроны к автомату. Еще не пересчитали, но, как и думал, там явно больше пятидесяти штук. Патроны поблескивают, но на них заметны кое-где темные пятна. Еще странные длинные пружины наличествуют. Запчасти от чего-то… вперемешку с патронами.

Сухие армейские пайки. Где-то с дюжину коробок. Но не полных — видать запускались туда уже жадные лапы, выгребшие самое вкусное. Но и на нашу долю порядком осталось. Зеленые коробочки с крупной надписью «Военторг» радовали взгляд, но мало что поясняли для такого сугубого гражданского человека как я. Хорошо это или плохо? Сытно или не очень? Полезно или лучше травы пожевать? Но Влад довольно щурился, хотя иногда и у него проглядывало недоумение на лице, при взгляде на консервную банку или пакетик вынутые из общей коробки. Имелось три штуки и более темных коробочек пайка с очень крупными звездами на лицевой стороне.

Но срок годности. Если здесь пролетели века и тысячелетия… если техника в ржавую пыль при одном прикосновении разлетается… то как могли уцелеть и остаться съедобными сухие пайки? Ведь тушенка из говядины, а не из нашинкованной нержавеющей стали… Объяснение могло быть только одно — рэндом. Игровая кривая логика, напрочь уничтожающая танк и не трогающая вязанную детскую игрушку…

Имелся и сам рюкзак — хороший такой, прочный, очень вместительный. Камуфляжной расцветки. Вид довольно современный. И я очень-очень хотел его присвоить себе — мне ведь и по должности Искателя-разведчика положено! Но я обломился… дело в том, что осмотревший карманы рюкзака автомеханик Влад удивленно присвистнул, после чего встряхнул опустевший рюкзак и передал его амфу Круху, уже сумевшему намотать на чресла обрывок рыболовной сети.

— Мне? Да ладно, вы же добыли. Да и толку с него?

— В нем два гидратора — пояснил Влад — Два трехлитровых гидратора. Ты воду как слон пьешь, так что для тебя в самый раз.

— Гидраторы?

— Фляги — пожав плечами, переиначил названия Влад — Солдаты используют, спортсмены. Там трубка и соска, сам гидратор внутри кармана. В общем, пить сможешь прямо на ходу, главное не забывай наполнять гидраторы.

— Спасибо! То-то я думал чего это орк нет-нет зубами к лямкам плечевым тянулся! — просиял амф — Класс, класс, класс… в одну флягу морской воды налью. Там ведь солей много… Спасибо!

— Не за что — вздохнул я — Так! Любая следующая большая сумка достается мне! Начинаем осмотр?

— Начинаем — кивнул Влад, а Беляк отозвался утвердительным стуком ладони по ржавой крыши какой-то легковой машины, стоявшей на давно сгнивших остатках шин.

Корпус так же в хлам, стекол нет — за исключением заднего и крайне мутного стекла. И я успел рявкнуть на не перестающего меня удивлять Белого, собравшего разбить это самое стекло!

— Не разбивай!

— Так мутное же! Ничего не видно!

— Зато солнечный свет пропускает — пояснил я — В качестве окна для будущего дома — в самый раз! Или бычьим пузырем станешь окна затягивать?

— Чем-чем?

— Да в глубокую старину так делали. В бедных избах. Пластинами слюды, бычьими пузырями и прочими вещами затягивали окна вместо стекол. Не ломайте ничего. Если нам кажется что это хлам, тот же дед Федор может разглядеть настоящее сокровище.

— Поддерживаю! — крикнул Влад, поставивший ногу на подножку автобуса, стоявшего удивительно ровно для своего возраста — Особенно не вздумайте ничего делать с запчастями! А если увижу, что кто-то полез в двигатель какой-нибудь — могу и пристрелить! Крух, поможешь мне?

— Конечно! — закивал амф, выплевывая изо рта трубку гидратора — Что делать?

— Пошуруди под сиденьями в автобусе. Проверь багажные полки. Все что найдешь — складывай на первых сиденьях из тех что уцелели. Не понимаю я… алюминий в пыль. А материал сидений почти целый… пара дыр всего-то. Ясно что виртуальность глючит, но все равно обидно… о! — Влад нырнул под автобус, там что-то загремело, заскрипело, с борта автобуса полетела пыль.

Автобус кстати мне совершенно не знакомый… дико старая модель, не могущая оставаться в производстве моих времен. Что за раритет?

Краска облетела, стекла больше частью сохранились — во всяком случае, лобовое стекло на месте. И боковые почти все целехонькие. Крыша и борта выглядят прочными. Что особенно поразительно — автобус стоит не на дисках, а на приспущенных, но выглядящих крепкими и неповреждёнными шинами.

— Влад, а что это за автобус такой? — крикнул я, отходя к выходу из тоннеля.

— Понятия не имею! Нет, я конечно в машинах очень даже волоку, люблю это дело с детства, но вот по автобусам как-то не очень, честно говоря. На передке написано «мАз». Марка более чем знакомая. Места в салоне все «сидячие», два ряда сидений, стоячих мест нет. Значит не городского типа автобус. Опять же очень старая модель, давным-давно снятая с конвейера. Но нам ведь пофигу. Верно? Нам главное что? Чтобы колеса крутились! Жирдяй, судя по всему — брыкнув ногами, автомеханик выбрался наружу и удовлетворенно шлепнул ладонью по борту крупной машины — Судя по всему, катиться он может.

— Заведется? — едва не подпрыгнул я.

— Куда там! Дизель в хлам! Говорю же — катиться может. Могу попытаться подцепить его к нашему вездеходу. Если дело выгорит — попытаемся дотащить автобус до лагеря. Но по пути возможно придется оттащить с дороги несколько камней, да и напрямки мы срезать больше не сможем. Едва-едва потащимся, никаких подъемов, а за руль автобуса кого-нибудь знающего посадить надо.

— Я сумею рулить! — мгновенно поднял руку-ласту Амф — К крупному тоннажу не привыкать.

— Вот и отлично. Автобус чуток нагрузить рискнем трофеями, я потащу сцепку, Крух рулит автобусом, Беляк со мной рядышком, а Жирдяя можно в автобус пихнуть — поедешь с удобствами и дробовиком грозно торчащим в разбитое окошко. Как вам мой план?

— Если сработает — супер — кивнул я — Что тут прикидывать? Но сначала надо подцепить пустой автобус и попробовать протащить его,… а там уже о грузе думать будем.

— Сделаем.

— И побыстрее — добавил я — Нас уже заждались наверное, места себе не находят. А связи у нас нет, не успокоишь их. Да и я дергаюсь — вдруг там нападение на Древо?

— Древо — повторил Влад — Хорошее название, а? Древо… Понял тебя, ускоряемся. Беляк, что ты там делаешь?

— Чемодан нашел в багажнике! Потрошу на предмет всяких интересностей. Кстати, Жирдяй.

— Ау?

— Ты про связь говорил. Вон глянь, я в кузов забросил. Штук пять разных мобильников. Но все дохлые. Там же ноутбук лежит. Не включается. В сумке черной он. Ты же вроде в этих штуках волочёшь неплохо.

— Гляну — отозвался я, торопливо подходя к доставившему нас сюда транспорту — Спасибо. И на страже постою. А то мы в этом тоннеле как в мышеловке.

— Это правильно!

— Ребят, если вдруг найдете патрон двенадцатого калибра — мне дайте. Беляк, а ты пока мне дерринджер вручи. У тебя ведь запас патронов к нему был?

— Да что там запас… три штуки всего-то… я только-только пистолет взял у Влада — заныл Беляк, захлопывая пыльный чемодан наполненный трухой.

— Давай. Если враг придет, чем я его пугать буду? Разряженным дробовиком?

— Держи — вздохнул парень — Но потом мне отдашь!

— Хорошо. Так… мобильники и лаптоп. Дохлые. Что тут?…

Несколько минут я без толку пытался включить мобильные телефон — то еще старье дикое! Большая часть кнопочная! — и старый даже на вид ноутбук. Ничего не включилось, нигде не зажегся огонек. Убедившись в бессмысленности своих попыток, я переключился на сумку. И вытащил из бокового кармана пучок черных проводов. Рассмотрел находку и крикнул:

— Влад! У тебя в машине подкуриватель стоит? Старой модели?

— Нет, конечно! Нахрена он там нужен?

— Я нашел провод позволяющий подзарядить ноутбук от подкуривателя!

— Да я тебе и без подкуривателя смогу подзарядку устроить. А толку? Ну, включится твой ноут. И что? В игрушки поиграешь? Пасьянс разложишь? Интернета-то нет.

— Кто тебе сказал? — осведомился я, бережно стряхивая с клавиш ноутбука пыль.

— Про что?

— Про то, что сети нет? Кто тебе сказал, что нет интернета?

— Да никто. Подумалось просто. Сам прикинь. Все в хлам. Железо рассыпалось. Века и тысячелетия пролетели. Откуда здесь взяться интернету.

— А вдруг, Влад? — взглянул я на автомеханика — Тут вон сухие пайки уцелели. И шины резиновые. Так что в этом мире все возможно, все может найтись. Судя по всему ноутбук обычный, вай-фай в наличии, но я сомневаюсь, что здесь найдется покрытие. Но вдруг? Звучит дико бредово, конечно. Но вдруг? А мобильные телефоны? А если есть спутниковое покрытие? Если мне удастся хотя бы просто включить мобильный телефон и прочитать имеющиеся смски? Вдруг там что-нибудь полезное. Или вдруг смогу с помощью мобильного телефона подключить ноутбук к интернету?

— Ты загнул…

— Может быть. А вдруг? Нельзя отказываться от шанса. Нам надо проверять каждую возможность, пусть даже самую-самую бредовую. Так что, сможешь сделать мне подзарядку? Для ноута и телефонов. А?

— Прямо сейчас?

— Ну, можно и позже.

— Сделаю — пообещал автомеханик, преобразуя руку в набор гаечных ключей — Но сначала попытаюсь подцепить и развернуть автобус.

— Хорошо. Я подожду.

С этими словами я сложил все мобильные телефоны в сумку от ноутбука, перекинул ремень через плечо и пошел к выходу из тоннеля, не забыв прихватить с собой вновь заряженный дерринджер. Кстати — я очень высоко оценил убойность этого столь неказистого на вид пистолета. Если бить в упор… В общем, в моих планах на вооружения, сейчас виделся полный патронташ с патронами двенадцатого калибра и пистолет наподобие такой вот игрушки. И тогда жирдяй станет куда опасней, чем раньше. Особенно если научусь стрелять получше…

У выхода, над небольшим кустом проломившим старый асфальт и победносно расправившим листья, басовито жужжало несколько насекомых с желто-черными полосатыми брюшками. Так, жизнь наступает по всем фронтам…

Пора начинать готовиться дать этой самой жизни мощный и суровый отпор. Иначе «та» жизнь попросту уничтожит «нашу».

А это неприемлемо!