Прочитайте онлайн Жирдяй (СИ) | Глава 5 Сердце снайпера… и детские улыбки

Читать книгу Жирдяй (СИ)
2416+973
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 5

Сердце снайпера… и детские улыбки

Все же дымовые сигналы это поистине величайшее изобретение человечества. Ну, или не изобретение, а просто правильное понимание того, что может сигнализировать собой поднимающаяся в небо светлая струйка дыма.

На этот раз на дым вышли мы. Особо сворачивать с намеченного пути вдоль кромки берега и не пришлось. Лишь отклонились метров на триста, прошли через заросший высокой травой и цветами лужок, прошли между нескольких громадных камней с покрытыми желтым мхом боками и поднялись по каменистому склону невысокого бугра, оказавшись у корней гигантского дерева с широкой раскидистой кроной. Тут и остановились, в шаге от обложенного камнями костра. И стояли некоторое время молча, глядя на сидящих у костра двух детей. Оба мальчики, один лет тринадцати, другой около десяти. Совершенно обычные мальчишки. В сплетенных из тонких веточек набедренных повязках, с торчащими из вихрастых волос палочками и листьями. Настоящие маленькие дикарята… вот это да…

Молчание затянулось не больше чем на минуту, после чего Леся всплеснула руками и бросилась к детям, едва не наступив на угли костра.

— Милые мои! Детишки… голодные да? А у нас есть еда! Разная! Сейчас накормим вас… напоим вас…

— Этого я не ожидал — признался я, глядя как наша спутница тискает детей.

— Чего не ожидал? — поинтересовался дед Федор — Того что женщины детей любят?

— Нет… самих детей почему-то не ожидал — вздохнул я — А ведь мне самому с детства электрод в голову запихали.

Пока мы перебрасывались фразами, дети наконец-то пришли в себя и радостно загомонили, обрушив на наши головы целую кучу слов и вопросов. Из их одновременно говорящих голосов я уловил одно важное слово, громко произнесенной мальчишкой постарше, повернувшемуся к дереву:

— Мила! Мила!

— Вижу — тихо донеслось… из дерева. Только сейчас я заметил, что в стволе дерева глубокий разлом, уходящий в самую середку ствола. Дерево хоть и большое, но особо много места там не может быть, хотя для двух детей хватит. И еще кого-то…

— Здравствуйте — на дневной свет шагнула невысокая девушка, одетая в тот же костюм что и дети, лишь с добавлением примитивного топика, давно уже ставшего обыденной частью женских костюмов.

А вот ее лицо я бы обыкновенным не назвал. У костра вновь повисло молчание. Удивленное и несколько испуганное…

Сначала я подумал, что какой-то злодей воткнул в правый глаз девушки толстый обломок ветки или камня. Я даже охнул непроизвольно, прикрыв ладонью рот. Когда же лучи солнца полностью осветили лицо девушки, я понял, что это точно не сучок и не камень засевшие в глазу и причинившие ужасную травму. Нет. Солнце осветило выпуклую и словно бы затененную линзу, девушка сморщилась и эта штука… сложилась в себя, оказавшись сделанной из нескольких вложенных друг в друга колец, почти полностью уйдя в глазницу. Теперь на нас глядело уже нормальное женское лицо, если не считать того, что вместо правого глаза на нас смотрела дымчатая круглая линза.

— Привет. Я Мила — едва заметно улыбнулась девушка — Хотела сразу вам показать, чтобы бы не испугались, если он внезапно вылезет. Я еще не полностью научилась им пользоваться.

— «Он»? — просипел Беляк — Ты про эту штуку да?

— Ага. Военный имплантат. Из мира постядерного будущего. По сути это вживленный всепогодный мощный снайперский прицел. Название — Черная Вдова 3.2 — а вот здесь — Мила постучала себя костяшками пальцев по левой части груди — Здесь у меня сердце снайпера. Из того же комплекта Черной Вдовы. Модель 1.3.1. Я снайпер по выбранному классу, если еще не поняли. Только не в этот мир я должна была попасть.

— НИ хрена себе! — столь же эмоционально выдал светловолосый — Вот это да!

— Не при детях, Беляк! — тут же возмутилась Леся — А чего вы все стоите? Садитесь уже, обедать будем! Я сейчас все приготовлю. Меня зовут Леся. Но я не снайпер. Я скорее домохозяйка. А вас как?

— Артем — ответил тот, что постарше.

— Игорь!

— Яичницу будете?

— Будем! Мы все будем!

— Но мы и сами рыбу ловим и ягоды собираем — солидно добавил Артем, дабы никто не смел усомниться, что они в состоянии о себе позаботиться.

— Верим — улыбнулся — Меня зовут Жирдяй.

— Дядька Федор. А это мой Цезарь.

— А можно погладить?

— А он кусается? — вновь вопросы посыпались как из дырявого ведра.

— Беляк! Можно Белый — опомнился и представился, наконец бывший «насильник».

— Мила, а этот вот прицел… он что, с самого начала у тебя был?

— Нет. Вырос… — впервые на лице девушки появилось явное удивление — Просто глаз начал меняться, меняться, а потом стал вот таким,… но ставила его я сама — не сейчас, а когда создавала персонажа в конструкторе воплощений.

— А разве можно было устанавливать имплантат? Они же дорогие, их покупать или находить, наверное, надо было…

— Система врожденных бонусов и недостатков. Из бонусов я выбрала сердце и прицел. Появившиеся четыреста штрафных очков пришлось вложить во врожденные недостатки. Быстрая усталость, особая чувствительность к радиации, неприятие телом плохо очищенной воды и еды. Аллергия к любым продуктам групп «Д» и «Е». А ведь в том мире пищевые группы «Д» и «Е» самые дешевые. А продукты и воду высшей категории даже на высоких уровнях очень тяжело раздобыть. Но в этом мире…

— Все продукты высшего качества — поняв, кивнул я головой — Тут тебе повезло! Хотя с быстрой усталостью… в этом мире нет джипов и самолетов… или есть,… в общем, мы сами еще не разобрались. Ладно, остальные вопросы потом. Покушаем вместе?

— А сердце? Сердце? — не выдержал Беляк — Сердце снайпера что делает?

— Останавливается по приказу — улыбнулась Мила — Плюс производит из веществ в моей крови специфическое средство, запасая его в особую камеру. И когда надо, впрыскивает мне его обратно в кровь. После чего повышается очень много важных для снайпера параметров. Можно сказать, что это очень сильное успокоительное с избирательным видом действия, не затрагивающее моих рефлексов. Да, давайте покушаем.

С каждым днем я убеждался в мудрости наших предков, предпочитающих гостей сначала накормить, а затем уже о делах говорить. Что-то в этом есть…

Вот и сейчас, после быстрых приготовлений к еде, включающих в себя готовку в примитивных условиях, мы приступили к насыщению, а промеж пережевывания пищи отвечали на простые и легкие вопросы друг друга.

Когда здесь появились? И вновь убедились, что последний день «реала» у всех третье сентября.

В какой мир из вселенной Ковчега собирались? Мы ответили, а заодно узнали, что Артем хотел стать боевым магом в гильдии, что должен был основать его отец в мире Магии. Игорь вместе с пропавшей мамой собирался в мир Нормалити в город спутник космодрома находящегося на Урале. Про Милу мы уже знали — она хотела отстреливать пропитанных радиацией мутантов с запредельной дистанции. Заранее произвела все настройки, предусмотрела все варианты, кроме случившегося беспредела с перемешиванием миров в странный клубок. Все планы оказались разрушены. Все с этим отчасти смирились. Ведь никто не умер. Все здесь — где-то да найдутся родители детей. А Мила надеялась встретить сестру.

Что съедобно? Умирали ли? Мы вновь рассказали первыми, поведав известную нам информацию. К нашему удивлению, Мила, взявшая шефство над пацанами, не допустила ни одной смерти от съедания какого-нибудь ядовитого гриба или ягоды. Потому что собиралась в отравленный радиацией мутировавший мир, где почти все ядовито и токсично. Учитывая штрафные санкции для своего персонажа, она заранее изучила всю доступную информацию по искривленной флоре и мутировавшей фауне постапокалиптичного мира. Тех растений или животных здесь пока не наблюдалось — к счастью — но полученные знания послужили тем, что заставили ко всему живому относиться с подозрением и применять с большой опаской. Сейчас Мила и ее команда назубок знали шесть видов грибов, из которых четыре были полностью съедобны, пятый условно съедобен, если его хорошо проварить, а затем слить воду. Шестой несъедобный вовсе. Они же прекрасно знали о съедобности красных ягод и безвкусности зеленых. Фиолетовых груш не видели поблизости, хотя изучили все растения и даже камни в местности радиусом с километр. Рыбу и крабов ловили уже сутки — с тех пор как ожило море. Яйца нашли только сегодня, причем еще вчера там не было ничего — земля да трава. Никто гнезда не мастерил и яйца никто не откладывал. Все появилось само и сразу.

Еще больше мы удивились, заметив развешанные на ветвях дерева гирлянды сушащихся грибов, нанизанных на тонкую лиану. Мила оказалась весьма практичной и начала запасать продукты.

Спрашивать в чем именно кипятили грибы девушка с ребятами не пришлось — мы уже увидели эту посудину.

Каска. Солдатская металлическая каска. Я не специалист, поэтому не мог сказать чьей армии принадлежит каска, но один факт ее существования говорил о многом. И не технологиях будущего или современности. Это мы уже знали. По патронам, револьверу, проводам. По футуристическому глазу Милы. Важен был факт того, что подобные предметы, во-первых уцелели кое-где и находятся в нормальном состоянии. А во-вторых — они встречаются довольно часто. Если прикинуть размер уже известной нам территории… это на самом деле часто. Ведь все уже обнаруженное из «века технологического» найдено, по сути, случайно. Специально мы леса и поля не шерстили, в «сталкеров» или «мародеров» не играли. Все что мы искали до сих пор — питание и других людей. А если бы скажем мы пошли не по дороге, ведущей к морю, а разделившись, прошлись бы частой гребенкой по тем же прилегающим к деревне подлескам и оврагам?

Например, когда мы шли к морю, удалившись от деревни на пару часов пешего хода, то проходили рядом с глубоким и темным оврагом. Помнится, на его дне я заметил что-то выбивающееся из ряда спутанных корней, кустов и камней. Показалось мне, что лежит там что-то слишком уж правильной или знакомой формы. Но спускаться я не стал, пожалев кончающуюся бодрость, дабы не делать потом перерыва. А если бы спустился?

И это только на поверхности, так сказать. А если дать воображению волю? Представить расположенные глубоко под землей правительственные бункеры? Пустые и безжизненные, заброшенные, но продолжающие хранить в себе остатки высокотехнологичных вещей. Или опустевшие после очень давней ядерной бомбежки города, полуразрушенные и покинутые. Но ведь если по условиям «течения времени» прошло очень много времени, радиация могла рассеяться, города заросли лесами, небоскребы покрылись ползучими растениями,… но даже там может уцелеть что-то особое. И вообще, все так дико перемешалось, наложилось друг на друга, что все приняло форму несколько испорченного слоенного торта. И получается, что искать можно везде. Хоть прямо под ногами. Имея при этом пусть небольшой, но реальный шанс найти что-нибудь стоящее.

Почему?

Из-за смешавшейся географии.

Не везде, но все же иногда суша одного мира совпадала по координатам с сушей других миров, верно?

И что в таком случае получится?..

Скажем, вот мы сидим под деревом. А что здесь было раньше? Хотя никакого «раньше» понятно не было… но все же!

В условно существовавшие времена «Нормалити» здесь, например, был небольшой городок. Ездили машины, стеклянные здания вдоль улиц стояли, небольшие самолеты приземлялись на крохотный местный аэродром. А потом «БАХ!» ядерная война. Сам городок уцелел, ибо нафиг кому бомбить и поражать ракетами город без военной промышленности и ракетных баз. Времена сменились, прокрутился «мировой таймер», прошли года, и настал мир «Постядерный». Повсюду мутанты, непонятная растительность, ядовитые токсичные дожди, песчаные бури, землетрясения и прочие бедствия тяжело израненного мира. Израненного, но не убитого. Мир зарастил раны, занес землей ныне опустевшие города и при помощи ветров и животных засадил засыпанные руины всякими семенами. Снова прокрутился «мировой таймер», настал мир «Магии» и вот мы сидим под давным-давно выросшим гигантским деревом. И очень может быть, что первый проклюнувшийся росток этого самого дерева начал расти не в дикой местности, а, например, на крыше невысокого здания уцелевшего с древних времен. Или в центре городской площади. Но мы об этом не узнаем, ибо нам в голову не придет заниматься археологией в подобном уголке мира с девственной природой. До тех пор пока не увидим торчащий из земли стальной кулак какой-нибудь древней статуи…

Да и сил не хватит везде копать… у нас ведь ни бульдозеров, ни даже лопат не имеется. Весь мир перекопать… сил не хватит.

А искать и копать надо… я бы от еще пары револьверов не отказался. С запасом патронов. Палками и камнями не от каждого врага отобьешься.

Но копать вслепую глупо.

А как тогда быть? А я знаю как — нам весьма пригодится любая древняя географическая карта. Ох… это был бы настоящий дар богов. Если там указаны не только горы и моря, но еще и хоть какие-нибудь населенные пункты. Вот только как определить где мы сами находимся, даже если на руках карта? Ну,… это уже дело решаемое. Вдруг найдем уцелевшую придорожную надпись? Ну, или еще как… привязываться к местности я не умею.

Бункеры… вспомнил про бункеры и статуи и сразу в мозгу всплыл образ нынешнего президента. Интересно, а где наш президент сейчас? В Ковчеге? И так же бегает в набедренной повязке в поиске ягод и грибов? А где его генералы и советники с министрами? А шут его знает… мне как-то не до этого.

— Жирдяйчик! — меня затормошили за плечо, приблизилось лицо Леси — Жирдяйчик!

— А? — очнулся я от глубоких размышлений и обнаружил, что сижу у костра на небольшом бревнышке и держу в руках расщепленную палочку с зажатым в ней вареным грибом — Ой… задумался я.

— Ты посмотри! Смотри! — Леся указала мне на Игоря — Смотри, что он может!

Пацан и правда «мог». Да еще как!

Ребенок сидел и вовсю улыбался, удерживая над раскрытой горизонтально ладонью парящий в воздухе камень. Убедившись, что все взоры прикованы к нему, он развернул ладонь, поставив ее вертикально и направив на дерево.

— Оп!

С гулом камень пролетел по воздуху и врезался в дерево, отщепив от него кусок коры.

— Вот это да! — выдохнул я в полном изумлении.

— А еще можешь? — в восторге пропищала Леся.

— Не могу пока — огорченно произнес Игорь — Энергия кончилась,… минут через пять еще раз покажу, ладно?

— Магия! — предположила Леся — Настоящая магия!

— Телекинез! — возразил Беляк — Умение! Мутация!

— Камень летает и бьет — подытожил дед Федор — И без разницы откуда ноги растут.

— В основе в любом случае количество энергии — дополнил я, в задумчивости глядя на проявившего себя с неожиданной стороны Игоря — И от интеллекта тоже как-то должно зависеть. Скорость полета, сила удара… или это одно из другого вытекает?

— В любом случае круто! — закрутил головой Белый — А у нас ничего особого… дети уже круче нас.

— А откуда взялось умение? — не выдержал я — Если не секрет, конечно. Врожденное? Выбирал в конструкторе?

— Не-а — засиял Игорь — Ничего не выбирал. Я ведь с мамой в мир Нормалити хотел. Смотреть, как ракеты вверх взлетают… так что ничего не выбирал. Все здесь нашел. Вон там, на камне большом.

— На камне большом? — переспросил я, решительно вставая — Благодарю за еду. Было очень вкусно. А где камень? Не покажешь толстому дяде?

— Конечно, дядя Весельчак У!

— Весельчак У? — переспросил я удивленно, изо всех сил напрягая память но никак не в силах сообразить — Похож на кого-то что ли?

— Очень! — заверил меня пацан — Один в один с детской ретрогигаколлекции на нашем домашнем кинотеатре! А камень вон там.

Дед Федор почему-то захихикал, но быстро взял в себя руки и занял рот последним вареным грибом, после чего зашагал следом за нами.

«Нами» в данном случае означало всех без исключения. Нас вело дикое любопытство, а Мила с Артемом просто составили нам компанию.

Абсолютно обычный каменюга. Ничем не примечательный. Один из множества подобных валунов разбросанных шагах в двадцати позади большого дерева. Камни разбросаны хаотично, не прослеживается никакого порядка. Простой зеленый лужок, простые серые камни и простая черная, будто бы обугленная вмятина на боку одного из валунов.

— Вот здесь, дядя Весельчак У! — ткнул пальцем Игорь, а старик Федор вновь тихонько засмеялся. Пес Цезарь деловито обнюхал черную вмятину и, не обнаружив ничего примечательного или опасного, отправился рыть землю в нескольких шагах в стороне.

— Только раньше здесь не было черного пятна. И дырки не было. Наоборот — был вырезанный прямо в камне красивый рисунок. Вот такой…

Вооружившись тонкой палкой подобранной прямо здесь же, на свободном от травы пятачке паренек быстро начертил крайне простой рисунок. Квадрат, а внутри какой-то небольшой овальный предмет и над ним три волнистые вертикальные линии. Больше смахивает не на рисунок, а на какую-то пиктограмму. Волнистые линии это воздух? На клавише некоторых кондиционеров такие бывают…

— Я когда его нашел — обрадованный всеобщим вниманием взрослых продолжал вещать Игорь — То потрогал пальцами. А тут пальцы бух! Засветились! Потом бух! Рисунок сгорел! Настоящим пламенем! И осталась в камне только дырка и чернота… вот… а у меня сообщение выскочило,… мигнуло и исчезло, я даже прочесть не успел. Но затем вот здесь — пацан ткнул куда-то в пространство, в только ему видимую точку виртуального меню — Здесь появилась кнопка с тем же рисунком, что и на камне. Я нажал!

Мы все невольно замерли в ожидании…

— И ничего! — развел руками Игорь — Ничего!

Мы все разочаровано выдохнули, не услышав кульминации, но оказалось, что это еще не конец истории.

— А энергия моя вниз ползет! А потом я рукой над мелкими камнями на земле провел и один камень влетел прямо мне в руку! Сам влетел! Будто я его притянул! Я руку вот так поставил — Игорь направил на нас ладонь, и мы невольно вздрогнули — А камень вжик! И улетел! Энергия кончилась,… а мне повысили ум на один пункт!

— Удивительно — вздохнул дед.

— Игорек, а ты только камни умеешь поднимать? — уточнил я животрепещущий вопрос — Или еще что-то?

— Только камни. Я пробовал! И с ветками и даже с простой землей как Мила сказала. И с песком на пляже пробовал. Но не получилось. И с каской железной не получилось. Только с камешками.

— С землей? — взглянул я на спокойную девушку.

— Камень ведь то же самое что земля — пожала она плечами — Если взглянуть на песок в микроскоп, то увидим целую тысячу камней в одной чайной ложке. Но с песком не сработало. Я так думаю, что стоит какой-то минимальный лимит. К примеру — умение или магия работают только с камнями от такого-то веса и до такого-то веса,… но как мне кажется, максимальный лимит медленно растет. В самом начале он мог поднимать совсем небольшие камешки, а теперь уже и побольше камни тягает.

— А ум растет?

— Ум растет! — заулыбался Игорь — Умнею! Но сейчас все реже. И непонятно его дают! В прошлый раз я почти весь день с перерывами камни поднимал и швырял. И ничего не дали! А потом спать лег, поспал немного,… а когда проснулся, мне сразу два пункта ума дали! Во сне умнее стал!

— Ясно. Спасибо, Игорек — улыбнулся я в ответ — Белый, что ты там делаешь?

— Щупаю! — отозвался парень, прикладывая к черной выемке то пальцы, то ладонь — Вдруг еще остались крохи чего-нибудь этакого…

— Съеденную курицу еще раз к столу не подашь — заметил дед Федор, задумчивым взором оглядывая местность вокруг нас. Я невольно последовал его примеру.

Да… камней вокруг хватало. Куда только не глянь, взгляд наткнется хоть на один валун. И многие из них больше чем на две трети погружены в землю, из травы торчат только их покатые «спины», будто это земляные киты решившие вынырнуть ненадолго.

— Если тут пошариться хорошенько… — с нотками предвкушения и надежды произнес Беляк, явно рвущий заполучить для себя хоть какую-нибудь «плюшку».

— В радиусе километра мы осмотрели каждый камень — мгновенно ответила Мила, и я почти не сомневался, что она была уверена насчет именно «километра». Снайперская точность? — Ничего больше не нашли. Но мы не подкапывали камни. Так что вероятность остается.

— Я теперь буду осматривать каждый встреченный на пути булыжник! — клятвенно пообещал Беляк.

— Каждый камень… — повторил я задумчиво.

— да! А что?

— Что-то в голову пришло? — поинтересовался дед Федор — Поведай…

— Я не уверен. Лишь гипотеза.

— Мне нравятся твои гипотезы. Так что выкладывай.

— Камень — я коснулся ладонью одного из валунов — Ветер — моя рука поднялась над головой, ощутив дуновение ветра — Знак был выбит на камне, расположенном на обдуваемом прибрежными ветрами лугу. Сам знак изображал что-то вроде овального камня и струи воздуха, заключенных в квадрат.

— Поэтично излагаешь — одобрительно кивнул старик.

— И после прикосновения Игорька знак самоуничтожился, но отдал ему свою силу. Силу управлять отдельными камнями, причем, несмотря на, казалось бы, логичность, сила не действует на другие даже самые мелкие предметы как ветки, песок и прочее. Только на камни. И при этом камень словно бы парит в воздухе или летит по воздуху в цель. Игорь, ты пытался метнуть камень в воду? В рыбу?

— Пытался! — сник пацан — Прицеливался в самую жирную рыбу! Но до воды камень долетел нормально, а когда вошел в воду,… то… как бы сказать… я его словно потерял…

— Когда камень попал в воду, Игорь сразу потерял над ним контроль — пояснила Мила — Я видела. До воды летел как пуля, а после как обычный булыжник пущенный не слишком сильной рукой. В другой раз и вовсе просто запрыгал по воде блинчиком.

— Камень и воздух — сказал я Игорю — Похоже, ты можешь «стрелять» камнями только по воздуху. Но не в воде, к примеру.

— Так что с того? — не отставал дядька Федор.

— Все просто. По моей гипотезе. Знак с камнем и воздухом находится на камне обдуваемом ветрами. Обе изображенные стихии — земля и воздух — в наличии на этом лужку. И получается, что если я захочу найти себе магию огня, то мне надо искать место, где поблизости имеется бушующее или хотя бы тлеющее пламя, но не рукотворное, а природное. Пламя от самого Ковчега. Что у нас есть из природного огня? Мне на ум приходит только вулкан и бурлящая лава,… но это в реальном мире, а в Ковчеге может быть достаточно особых «пламенных» мест. А если бы я захотел найти себе… магию, связанную со льдом…

— Ты бы пошел к ледникам — кивнул старик — Или поднялся бы на вершину горы со снежной шапкой. Принцип я понял. Если гора не идет к Магомету…

— То Магомет идет к горе — закончил я — Да. В обычных играх подобным умениями можно научиться от наставника НПС, и свитков или книг. Но я пока что здесь не видел никаких добродушно улыбающихся наставников. И библиотек тоже. А вот умения оказывается нашлись — только их еще надо найти. Подсказки оставлены. Если конечно я не ошибаюсь. Если осмотримся хорошенько, и в подобной же местности найдем знак дарующий силу огня… значит, я неправ.

— Вот как ты до такого додумался? — с искренним удивлением спросила Леся — Как?

— Не знаю — признался я — Просто огляделся. Прислушался к тому, что говорили Игорь и Мила. Вот и пришло на ум. Но я немного неправильно выразился, ребят. Надо искать не стихии, которых всего четыре — огонь, вода, воздух и земля. Нет,… тогда получается слишком мало вариантов,… поэтому думаю надо искать категории и их сочетания. Например «вода и земля», или «металл и огонь», или «дерево и воздух», «дерево и металл», «стекло и вода». Так вариантов куда больше, что логичней для условно игрового виртуального мира. И не обязательно двойные сочетания. Вдруг есть что-то вроде «земля-воздух-огонь» — изучишь и сможешь создавать несущиеся по земле пожары. Или же сочетание «вода-металл-земля»… даже не знаю, что из этого получится…

— Ржавчина? Ржа разъедающая металл? — предположила Мила — Или еще что-нибудь…

— Или еще что-нибудь — согласился я — Это может даже не обязательно быть учитываемой нами категорией из магических миров. Тут ведь все перепутано, не забыли? Как насчет сочетания «радиация-воздух»? Или «радиация-огонь-металл»? Я не знаю, как тут что работает. И может быть, я слишком увлекся в своих фантазиях. Надо искать новые знаки, записывать полученную информацию и систематизировать. Пока что у нас на руках слишком мало фактов.

— Это уже что-то — задумчиво поскреб подбородок дядька Федор — «Радиация-воздух», а? Грозное сочетание… в прошлом доставило немало бед. В общем, я предлагаю сделать послеобеденный моцион. Двумя группами. Пройдемся по кругу вокруг дерева, осмотрим хорошенько каждый камень, дерево и даже землю. И постараемся добыть как можно больше информации, полезных умений и нужных предметов. А заодно и продуктов соберем. Что скажете, господа цифровые переселенцы? Есть возражения?

— Я за! — тут же отозвался я первым.

— Я точно за! — поддержал меня Беляк.

— И я! — закивала Леся…

После коротенькой переклички мы приступили к делению личного состава на две группы…

Леся настояла отправиться со мной вместе — в принципе она ни у кого и не спрашивала разрешения, сразу переместившись ко мне. И не могу сказать, что мне это не польстило. После чего я решил ограничить свою группу еще только одним человеком, коим оказался Беляк. Дед Федор отправился с Милой и подростками. Дети не очень охотно привыкают к чужим… или, во всяком случае, не сразу. Но куда легче им привыкнуть к спокойному старику обладающему опытом общения и большущим бонусом в виде лохматой собаки. По Белому прямо видно было, что он очень хочет отправиться с Милой, явно его чем-то приворожившей, но, видимо вспомнив свое недавнее «преступное» прошлое, настаивать не стал. Мудрый поступок. А мы лишнего болтать про «попытку изнасилования» не станем. Во всяком случае, я не стану…

ХАРАКТЕРИСТИКИ:

Уровень: 0

Ум: 1

Сила: 34

Ловкость: 13

Телосложение: 22

Свободные баллы: 0

Текущий уровень жизни: 115\115.

Текущий уровень энергии: 36\36.

Текущий уровень бодрости: 12\100.

Усевшись на вершину пригорка, как жирный король на земляной трон, я, отдуваясь, оглядывался. За моей спиной, у дерева, рядышком сидят товарищи, глядящие на море и на зелень вокруг. Все-таки красиво здесь…

Четырехчасовые поиски с редкими паузами дали нам не слишком много. Но все же дали. И не только в материальном плане, но и в моральном — появилась надежда.

Если начинать с приземленных материальных вещей, то перечень общих находок не выйдет чересчур длинным.

Еще три солдатские каски. Одна дырявая, две остальные покрыты ржавчиной, но крепкие и вполне держащие воду. Считай — еще два котелка. Дырявая каска перешла во владение Белого, напялившего ее на голову. Что интересно — три каски одно типа, а та, что на Беляке, несколько другая, с остатками матерчатого камуфляжного покрытия и несколько отличается формой.

Рядом с последними касками я обнаружил под слоем дерна кинжал с узким лезвием из поблескивающего темного камня и восьмигранный ствол какого-то огнестрельного оружия. Сочетание дикое. Такое впечатление, что некогда продвинутая цивилизация воевала здесь с жителями каменного века. Огнестрел против холодного оружия.

Еще нашли две ременные пряжки. Ожерелье из прочной стальной проволоки с нанизанными на нее прозрачными оранжевыми шариками. Жемчугом здесь и не пахло. Налицо дешевый штампованный ширпотреб. Ожерелье обнаружил я, в одном из заполненных водой неглубоких ям, не поленившись и не побрезговав туда забраться и стоя по пояс в воде хорошенько обшарить дно. Украшение я отдал Лесе, ничего особого при этом, не имея ввиду, но девушка тут же принялась его очищать, а затем одела на шею, повесив поверх сшитой из неизвестного нам флага футболки с изображением весов на передней стороне. В общем, теперь из нашей компании Леся стала одета лучше всех. Ведомый любопытством, я не забыл поинтересоваться, дало ли одетое ожерелье какой либо плюс к характеристикам, но Леся покачала головой. Украшение было просто украшением. Что ж… тут поделать нечего.

Если перечислять весь найденный хлам… нашлось много битого разноцветного стекла, несколько десятков разномастных болтов и гаек, четыре пластиковые ложки и две металлические.

И пуговицы… море пуговиц… океан пуговиц. Круглые, выпуклые, заклепочные, абсолютно одинаковые, машинной обработки, с одним и тем же рисунком на передней части — в кругу из колючей проволоки выгравировано «Сд Нп». Русские буквы. Ничего не понятно. Подобных украшений мы нашли не менее двух сотен! Почти двести одинаковых пуговиц на относительно небольшой территории, на одном маленькой участке к востоку от большого дерева. Светлый металл, ни малейших следов ржавчины, никакой патины. Как это объяснить? У каждого нашлась своя собственная версия, начинающаяся от опрокинувшегося грузовика шедшего с пуговичной фабрики и заканчивая очередным глюком игровой системы Ковчега. Но, честно говоря, это было несколько жутковато — одну за другой отрывать из земли пуговицы и пуговицы. И ничего кроме пуговиц.

В других местах нашлись обломки человеческих костей — рассыпавшись в прах едва их потревожили. Среди костей мы обнаружили редкие клочки непонятно как уцелевшей бумаги, ткани, другого странного материала. Одни сломанные и забитые землей карманные часы с серебряным корпусом. Верхнюю часть пятилитровой жестяной канистры. Три железнодорожных костыля вбитых в бетонную шпалу… и больше никаких намеков ни на рельсы, ни на шпалы, ни на поезда. Кое-где в «сеть» поиска попались обломки электронных плат. Обрывки проводов. Три с половиной метра колючей проволоки. Такое впечатление, что мы попали на остатки свалки,… которую некогда сожгли, потом расчистили остатки бульдозерами, присыпали землей, подождали пару столетий, а затем уже «пустили» нас на ее территорию.

Ржавчина… ржавчина… если пытаться измерить в килограммах, то этой рыжевато-бурой пыли и грязи мы обнаружили с полтонны. Может больше. В одном месте наткнулись на глубокую округлую яму доверху засыпанную ржавой пылью… там явно было что-то очень большое и металлическое, за «прошедшие» годы проржавевшее и рассыпавшееся. В той яме нашли металлические обломки размером чуть больше спичечного коробка и больше ничего.

Полсотни остальных разрозненных находок не стоит и описывать. Бесполезный хлам по сути, могущий скрывать в себе что-то полезное. Но как я не напрягал голову глядя на собранную под деревом кучу, никак не мог сообразить, каким образом я смогу использовать облысевшую пластиковую голову куклы Барби. Леся уверенно заявила, что кукла из набора «Романтическое покорение Марса», но мне эта информация ничего не дала. Лучше бы мы марсоход нашли,… а пока что могли похвастаться двумя рваными автомобильными покрышками с остатками рваных же камер внутри. Рогатки если только смастерить? Не знаю,… надо думать.

Какими бы ни были пуговицы, кукольные головы и шпалы, главной находкой стал предмет выкопанный Цезарем, рядом с которым нашлось еще пару находок засыпанных слоем земли и поросших травой.

Пес нашел снаряд. И не гимнастический снаряд, а орудийный, от какой-то довольно большой пушки. Я от артиллерии очень далек, но что-то крупнокалиберное. В общем — снаряд. Его мы отложили подальше — вдруг рванет? — дед Федор похвалил собаку, после чего мы продолжили раскопки в этом районе мужскими силами. Четыре часа подошли к концу, женщины отправились готовить пищу, пацаны вместе с Беляком двинули к берегу ради рыбалки, прихватив с собой острогу. А мы продолжили потихоньку копать, со смутной надеждой найти, к примеру, целехонький пулемет с запасом патронов…

Пулемет мы не нашли.

Зато выкопали руку…

Не человеческую. И не зеленую лапу орка. И не уродливую конечность мутанта.

Нет. Мы выкопали руку великана!

Только великан был не из плоти и крови, а из грозно поблескивающей стали…

После того как наша оторопь несколько прошла, мы продолжили снимать слой земли, двигаясь от гигантских пальцев к запястью и выше. Вскоре откопали все возможное, расчистили землю по сторонам, встали с дедом Федором плечо к плечу и глубоко задумались…

Небольшой бочажок заполненный водой, тиной, водорослями. Пологие берега густо заросли травой и цветами, колышется пара молодых деревцев. А у самой воды на земле лежит гигантская металлическая рука оторванная где-то в районе локтя. Из места отрыва торчит толстый пук проводов, видны какие-то обломанные трубки, пара обугленных деталей не поддающихся распознаванию, остатки какого-то движителя… сервопривода? На внешней части ладони обращенной вверх отчетливо виден ствол какого-то оружия. Пулемет? Наверняка…

Одним словом — на мирном тихом бережку илистого бочажка лежала оторванная по локоть ручища громадного боевого робота. Если мерить шагами взрослого человека, от кончиков пальцев до локтя, я насчитал четыре шага с четвертью…

Мы простояли у этой руки минут двадцать, наверное. Дядька Федор задумчиво цыкнул зубом, покосился на меня и спросил:

— Пойдем может супчику грибного похлебаем?

— Это можно — согласился я — Вот черт…

И мы вернулись к огромному дереву, где уже собрались все остальные, дожидаясь, пока девушки закончат с приготовлением пищи. Умалчивать о находке не стали и вскоре вся группа побывала у «находки дня», вернувшись оттуда крайне впечатленными.

Да и вообще у всех накопилось столько различных впечатлений, что до ужина все большей частью молчали, погруженные в раздумья. А вот после сытной пищи, когда нам подали новинку — кисловатый ягодный компот в неограниченном количестве, многие разговорились.

И как это часто бывает, беседы прыгали с одной темы на другую, начиная с мечей и кончая ядерными ракетами. Я предпочитал помалкивать, слушая, как товарищи с азартом обсуждают различные предметы из собранной кучи находок. Наблюдал, как они вертят в руках зачастую абсолютно непонятные штуковины. Чего только стоит металлический шар размером с кулак взрослого человека на восьми паучьих ножках. Вот что это? Ползучая мина? Но шар покрыт трещинами, внутри пусто, свисают какие-то проводки…

Где-то через час слово взял дед Федор, терпеливо дождавшись пока Беляк, не закончит рассуждать о возможном предназначении куска электронной платы с парой уцелевших процессоров покрытых читаемой маркировкой.

— В этом и беда — тихо произнес он — Мы гадаем.

— А что делать-то? — в свою очередь спросил Беляк — Инструкции не прилагается. Поэтому гадаем…

— Что делать? Не гадать, а изучать — улыбнулся старик, трепля прилегшего у его ноги пса — Изучать целенаправленно и постоянно. Беляк, если не секрет, ты до того как сюда «оцифровался»… в том мире чем занимался? По профессии кем был?

— Какой там секрет? Менеджером младшего звена в фирме занимающейся организацией различных мероприятий. От совещаний до дней рождения богатеньких детишек. А что?

— Просто интересно. А я вот, например, до ухода на пенсию, занимался присмотром за обеспечением лучших умов страны всем необходимым. Приглядывал за людьми работающими на правительство в том или ином важном стратегическом направлении.

— Это как? Ученые что ли?

— Да. Они в том числе.

— Следили за ними?

— Нет. Я же сказал — приглядывал. Чтобы у них никогда не кончался кофе в кофейнике, чтобы в столовой всегда был выбор блюд, а на столе не переводилась писчая бумага и карандаши. Великие умы всегда экстравагантны, зачастую непостоянные и непредсказуемы. Кто-то пишет только зелеными карандашами лучшего качества на серой бумаге низшего качества. И если дать ему золотой Паркер и пачку лучшей писчей бумаги… работать он не сможет. Как и на компьютере печатать не станет. Попросту «мысля не пойдет». Мы занимались не принуждением, а снабжением. Приглядывали за теми, кто жил в городах и поздно возвращался домой. Чтобы ни один бандюган или наркоман не прицепился и не дай Боже не навредил. Надо было — забирали их детей из школы. В общем, работка у меня была не особо крутая, Джеймсом Бондом я не был, но дело делал важное. Мы ученых обеспечивали всем необходимым, а они спокойно отдавали все силы работе, не задумываясь о житейских трудностях. И если даже и отрывались от работы, то свободное время проводили в отдыхе, а не в рутинной беготне. Главную мысль уловили?

— Не особо — признался Беляк.

— Чтобы понять, надо изучать. Чтобы изучить полностью — нужно много времени. Пусть другие охотятся, собирают, а несколько человек должны посвятить все свободное время изучению наших находок — медленно выговорила Мила, выдвинув из правой глазницы прицел и нацелив его на дядьку Федора.

— Верно — одобрительно кивнул старик — Именно так. Но так же сильно нам нужны люди, кто на самом деле разбирается в том или ином типе находок. Вот останусь я завтра здесь, весь день просижу над куском электронной платы из тех, что мы нашли. Ну и многое ли я пойму без соответствующих знаний? А? Много пойму?

— Ничего не поймете — вздохнул я — И увидите лишь кучку впаянных… «штуковин». Как современный человек я знаю такие названия как транзистор, резистор, процессор, сопроцессор, полупроводники,… но толку-то? Я понятия не имею, где и что находится. И как они выглядят. Как и девяносто процентов всех людей. На материнской плате компьютера смогу указать, где находится процессор, куда вставлять некоторые шлейфы и куда подвести питание,… но на этом мои знания благополучно закончатся. И да — если в прошлом возникали подобные трудности, после получаса безнадежных попыток оживить комп путем тыканья и молитв богу удачи, я связывался со специалистом.

— Верно. Без знаний никуда. Нам очень нужны специалисты. Всех профилей. Если есть куски и целые электронные платы, то по логике их можно как-то использовать. На запчасти. А может некоторые платы рабочие,… но мы этого не поймем. И на этом проблемы не кончаются. Предположим завтра, мы найдем абсолютно целый радиоприемник. Куда воткнем штепсель? Источника электричества нет. Есть идеи, как создать простейшую электростанцию?

— Электростанцию? — удивился Игорь — Здесь же мир магии, дядь Федор! Зачем?

Ничуть не смущаясь малолетним возрастом вопрошающего, дед тут же ответил:

— Тут все. И магия и технологии. Наука и абсурд смешались в единое целое. Это винегрет. А мы затесавшиеся в миску с винегретом микробы. И нам здесь теперь жить. И надеюсь, что именно жить, а не выживать. Здесь, детишки, нет больше сложившихся за века структур. Той же полиции нет. Армии нет. Надеяться можно лишь на свои силы. Ведь покинуть этот мир одним нажатием кнопки мы не сможем. Все мы в конечном отрезке пути, могущим оказаться бесконечным. Эк я выразился,… но так ведь и есть! Отныне мы бессмертны. И только от нас зависит, как мы будем жить в бессмертии — рабами смекалистых отморозков? Свободными людьми? Бродячим племенем собирателей и охотников?

— И каково предложение? Помимо теории? — Мила снайпер смотрела на старика со строгим ожиданием. Эта девушка все больше напоминает мне строгую учительницу математики…

— Если для начала… Жирдяй, как думаешь, мы все осмотрели? Каждый камень подняли? В каждой яме пошарились?

— Нет — мгновенно ответил я — Как минимум пару дней здесь можно копать и копать. Место богатое… по моей просьбе рыбаки во время ловли на пляже и мелководье пошарились, но кроме песка, камней и гнилой древесины ничего не нашли. А здесь прямо грибное место какое-то. Если же расширить зону поисков… дня три можно смело рыть.

— Отлично — удовлетворенно кивнул старик — Тогда мое предложение следующее — с раннего утра разжечь большой и очень дымный костер рядом с деревом. Чтобы издалека видно было. На вершину дерева повесить яркий флаг. У нас остался довольно большой кусок парусины, если попытаться окрасить его красным ягодным соком… выйдет довольно заметно даже издалека. После чего продолжим работу по поиску трофеев, одновременно поджидая других цифровых переселенцев. Что скажете? Вы спрашиваете, я отвечаю, но только по одному вопросу за раз!

— Парусину на флаг жалко! — это Леся возмутилась — Я из нее жилетку для Жирдяя сшить хотела!

— Пока как-нибудь переживет без жилетки — отрезал старик — Дальше.

— Вместо друзей могут прийти враги — в самую точку угодила Мила — Те самые смекалистые отморозки.

— Дадим отпор! И поэтому с завтрашнего дня я предлагаю усиленно заняться тренировками и поднятием уровней. Поочередно. Те, кто идет ловить рыбу, заодно зарабатывают баллы опыта. На вершине дерева завтра же оборудовать наблюдательную площадку, на которой будут дежурить часовые. Если увидят приближающийся объект — сразу дадут знать при помощи звуковых и визуальных сигналов. То бишь начнут махать руками и кричать, дабы другие смогли вовремя собраться в единую группу. Еще вопросы?

— Классы! — это уже Артем — Классы персонажей. У Игоря вот камень летающий есть. У Милы прицел снайперский…

— Так в чем твой вопрос?

— Баллы характеристик куда вкладывать? В ум? В силу? Телосложение? Ловкость?

— В зависимости от класса. Но лучше распределять характеристики вечером, когда все соберутся у костра и смогут помочь советом, Артем. Наобум ничего не распределяйте. Не забывайте — мы не знаем предел развития персонажей. А если в Ковчеге максимальный уровень является двадцатым? Что тогда? Умножь двадцать на три и получишь всего шестьдесят свободных пунктов… Единственное в чем я уверен относительно нас всех и наших классов, так это в необходимости не забывать вкладывать баллы в характеристику телосложение. Живучесть в приоритете. Думаю никто не возжелает умереть и получить полное уничтожение всех нажитых здесь воспоминаний? И никто не захочет вновь начать все с нуля, особенно когда другие переселенцы уже подняли уровни, нажили добро, наладили отношения и прочее и прочее… Поэтому про телосложение не забываем! А так же по возможности стараемся поднимать характеристики путем переноски тяжестей, прыжков, бега и прочих физических нагрузок. Еще вопросы?

— Нас слишком мало — вздохнул я — Кто-то должен искать и выкапывать трофеи. Назовем их Искателями. Кто-то должен добывать продовольствие — рыбачить, собирать ягоды. Пусть это будут Охотники. Кто-то должен стоять на страже и защищать в случае чего. Ну, это Воины. Или Стражи. С магическими и физическими способностями. Кто-то должен заниматься изучением добытых трофеев, пытаться применить их, собрать или разобрать. Еще кто-то должен готовить еду, а так же обрабатывать ее для длительного хранения. Обе группы можно смело назвать Социалами. Если развить теорию, то Социалы будут самой большой группой в будущем. Повара, строители, исследователи-ученые…

— Я очень хороший социал — тут же встряла Леся — Жирдяйчик, меня в социалы! Могу готовить и шить!

— Вопроса я не услышал — усмехнулся дед Федор.

— Разделяться на постоянные принадлежности к группам будем сейчас? Или после того как увеличится количество людей?

— Полноценного разделения добиться не сможем — развел руками дед — Хотя разделение ты придумал четкое. И полезное. Но мало нас пока. Если ради интереса… давай спросим общество, кто кем видит себя в новом мире. Начнем с тебя Жирдяй. Кем бы ты хотел стать?

— Искателем — не задумываясь, ответил я — Рыться в земле, добывать новые вещи… это по мне. Сегодня понял это совершенно отчетливо. Ну и разведка. Открытие новых территорий и прочее… В общем — Искатель!

— Понятно. Леся? Хотя твой ответ уже слышали.

— Социалом! Люблю готовить разную вкуснятину и шить.

— Игорь?

— Воином!

— Артем?

— Воином! Ну и разведчиком! А вот в земле рыться мне не нравится…

— Беляк?

— Ну… я… Воином! И Охотником!

— Мила?

— Разведка, диверсии, отстрел противника с дальней дистанции. Наиболее подходит Искатель.

— Хм… ясно.

— А ты дядь Федор? — не забыл спросить я.

— Охранником — широко улыбнулся дед — Как не крути, а я всю жизнь этим занимался, включая обеспечение. Но вообще — Охотник. Мой Цезарь думает так же. И подходит для обеих целей. Что ж! Вот и определись, ребятишки. И посему я официально выношу на всеобщее голосование следующий небольшой план общих действий. Итак,… остаемся здесь еще на три дня. Это минимальный срок. Но если место нам приглянется, можем и подольше остаться, ибо торопиться нам некуда. С завтрашнего утра Жирдяй и Мила вместе отправляются на поиск новых трофеев. И больше никто. Всего два человека. Игорь, Артем и Беляк отправятся на охоту и собирательство. Рыба, дрова, моллюски, грибы, ягоды — это все завтра на вас. Пора начать создавать запасы еды. Я, Леся и Цезарь останемся в лагере. Леся займет делами хозяйственными, а я попробую сообразить веревочную лестницу до вершины дерева, попытаюсь построить небольшую наблюдательную площадку в верхних ветвях. Сделаю флаг. Разгребу немного завалы сегодняшних трофеев. Весь план по дневному распределению обязанностей рассчитан на один день. Завтра вечером, в это же время, после ужина, вновь прикинем, кто и чем будет заниматься на следующий день. Есть возражения?

Один за другим все качали головами, показывая, что не имеют возражений. Лишь у меня как всегда нашлось что сказать…

— Всего два человека на поисках трофеев… куда меньше найдем — вздохнул я.

— Верно. Но конкурентов у нас пока нет — улыбнулся дед — К тому же, завтра предлагаю тебе попробовать новую стратегию. Не перебегать с места на место, а сосредоточиться на двух, максимум трех многообещающих точках за день. То есть не перебегать с места на место чаще, а просто рыть глубже и ширше.

— Принято — после короткого раздумья кивнул я — Завтра с утра до полудня будем заниматься тем бочажком, рядом с которым нашли руку робота. Если придется — буду нырять.

— Думаешь, могут быть другие части? — на меня нацелился холодно поблескивающий прицел.

— Если сработает стратегия деда Федора: «чем глубже — тем богаче», то вполне может быть — кивнул я — Может там и снайперская винтовка найдется на двух-трехметровой глубине. Или обычный пистолет… или хотя бы любые части какого-нибудь огнестрельного оружия.

— Будем копать! — категорично заявила Мила, ее глаз-прицел фанатично блеснул.

— А я не забуду завтра разобрать все трофеи и все относящееся к огнестрельному оружию отложить в отдельное место — добавил дед Федор — Если не откопаем что-то целое,… вдруг удастся собрать из частей хоть что-то функционирующее? Да и вообще насчет оружия прикину, что к чему. Может, сумею из кусков сделать еще пару копий. А из имеющихся металлических фрагментов какой-нибудь доспех… нашить бляшки на ткань и вот тебе средневековый бронежилет.

— Если удастся что собрать… из огнестрельного… дядя Федор… — Мила требовательно уставилась на старика и застыла, не замечая, как ее пальцы нервно сжимаются и разжимаются.

— Первый образец достанется тебе — согласился старик.

— Вы хороший! — заключила Мила.

— Я бы тоже хотел… — заикнулся было Беляк, но наткнувшись взглядом на лицо Милы, тут же добавил — Но могу подождать. И вообще… мне бы такое умение с камнем магическим… эх!

Мила пренебрежительно выпятила нижнюю губу, показывая свое отношение к магии. Мощная снайперская винтовка… вот что ей по душе.

— Что ж — заключил дядька Федор — Раз все согласны, то собрание объявляю закрытым. Жирдяй, ты в шахматы или шашки играть любишь?

— Угу — ответил я — Люблю. Но где и взять?

— Сделать! Вот две ветки, вот нож, вот широкий пенек прикаченный Белым… начертить борозды, нарезать ножом несколько плоских плашек из ветки со светлой древесины и столько из ветки с темной древесиной. И шашки готовы. А там и шахматные фигуры вырезать сумеем. Так что? Сыграем пару партиек?

— Конечно! — подпрыгнул я — Запросто! И шашки вырезать помогу!

— И я тоже! — пододвинулся Артем — Я хорошо играю!

— Я играю хорошо в Го — тихо добавила Мила — Если сумеем сделать… но и в шашки играть люблю.

— Сумеем! — уверенно заявил дед Федор, беря в руку толстую ветвь и начиная очищать ее от сучков и коры — Игры важны. Не все же землю рыть… Раз желающих много — устроим турнир! Проигравший завтра моет всю посуду. Победитель — получает ягодные компоты всех проигравших не добравшихся до третьего места. Приступаем!..

Спать мы легли поздней ночью.

Я ложился счастливым — ибо был предпоследним и мне придется лишь отдать свой компот, но не придется мыть посуду.

Где-то чуть в стороне тихонько поскуливал морально раздавленный Беляк проигравшийся в пух и прах. Последнее место… первый с конца… завтра он моет всю посуду. Ну и компот отдаст…

Первое место досталось деду Федору, впритык за ним шла девушка-снайпер Мила. Третьей оказалась Леся. Игорь и Артем забрали четвертое и пятое места.

В общем, вечерок выдался на славу…

Мое настроение было бы совсем радужным, если бы не сказанные мне на ухо дедом Федором слова:

«Жирдяй ты главное помни каждую секунду — под раскопанной тобой землицей может оказаться не только снайперская винтовка, магическое заклинание или запчасти к роботу, но и взведенная противопехотная мина. Поэтому прежде всего действую с опаской. И мысли ширше, масштабней. Тогда дело сладится».