Прочитайте онлайн Жирдяй (СИ) | Глава 11 Великий город мы построим… когда-нибудь…

Читать книгу Жирдяй (СИ)
2416+1121
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 11

Великий город мы построим… когда-нибудь…

У лагеря под Древом нас ждал очередной сюрприз сегодняшнего суматошного дня.

Пополнение. Много.

Настоящий детский сад…

Четыре ребенка возрастом до десяти лет, девушка лет восемнадцати, еще две уже взрослые женщины за сорок. Девушка и женщины говорят на нашем без запинки — что само собой разумеется, ибо они из России. А вот детишки смуглые, прямые черные волосы, темные глаза, что-то лепечут, но абсолютно непонятно что именно. Не наши детишки… вернее — наши. Теперь уж не отдам никому, разве что настоящим родителям, да и то посмотрим еще что там за папаша с мамашей. Вон как наши женщины буквально набросились на новоприбывших, мгновенно утащив их к стволу дерева. Недавняя «заключенная Горы» помогала вовсю, красуясь все тем же комбинезоном. Туда же утащили и Леонор, не ставшую сопротивляться. С новыми «приблудышами» я и пообщаться не успел, даже имен их не знал, но с этим успеется.

Еще одна заключенная девушка продолжала сидеть в бутылке из зеленоватого стекла. Мила, единственная из всех женщин, предпочла остаться у бутылки и сейчас сквозь стекло задумчиво изучала узницу. Рядом стоял дед Федор, занимающийся тем же.

Остальных мужиков уже не было. Уехали они — к Горе. Даже машину не стали разгружать от собранных на берегу трофеев, увезя их сразу в то самое помещение, где совсем недавно томилась в неволе Ольга Убийца Вещей, как ее не без юмора величали Влад и я.

Я же не стал особо разглядывать обнаженную девушку, дабы не смущать ее лишний раз. Я ведь не собирался помогать в странной задаче под названием «как добыть дивчину из бутылки не разбив последней». Хотя вывод напрашивался сам собой — только через горлышко. И как успел уже заметить и сказать всем дед Федор, та смахивающая на сургуч субстанция, что залепила заткнувшую горлышко пробку, была уже вся изъедена — словно морская вода изрядно размыла и подточила смолу. Так что идея осуществима хотя бы в теории. Но бутылка на самом деле роскошная. Такую посудину очень жаль будет разбить.

Бросив последний взгляд на специалистов по добыванию девушек из бутылок, я отправился к нашему с Лесей уголку — кстати, из-за Леси в том числе, я не стал шибко рьяно разглядывать содержимое выуженной из моря бутылки. Пора собираться. Безо всякого собрания и прочего, мы единогласно решили, что сейчас самое время потихоньку и полегоньку отступить подальше от моря. Ближе к Горе, как называли разведанную нами возвышенность.

Покидать Древо было жалко. Очень. Здесь еще копать и копать. Моя душа Искателя просто стонала от горя, едва я только начинал оглядываться вокруг своим еще не слишком опытным взглядом охотника за трофеями. Вон заросшая кустами и травой широкая впадина — может быть бывшая воронка скрывающая в себе немало «вкусного». А вон что-то топорщится бурое — может камень или рыжий мох, а может это железный край кабины грузовика.

Но учитывая все прибывающих и прибывающих ужасных тварей из моря, глупо было бы рисковать. Отойдем подальше. К тому же у нас внезапно наметился резкий дисбаланс.

Прибавилось опасностей вокруг — жуткие мутанты прут и прут. Многие из них летают, другие прочно стоят на лапах или хотя бы ползают.

Прибавилось детей — прям совсем детей, до десяти лет.

Прибавилось женщин — причем не настолько боевых как Мила, к примеру, а обычных, мирных.

Оружия прибавилось совсем немного.

С патронами полная беда.

Вот и получается, что «население» нашей общины увеличилось в несколько раз, а вооружение осталось практически на том же уровне. Да, у нас появился автомат, зато мой автоматический дробовик был пуст.

Кстати — за плечом Милы висела винтовка. Та самая, ради которой она торговалась с Ури.

И еще… ну дед… ну хват… ну мужик… короче, рука девушки снайпера весьма недвусмысленно лежала на плече деда Федора. А хлопочущая над детьми Леонор поглядывали на эту парочку весьма задумчиво.

Во дед дает… он их магнитом притягивает что ли?

Вон и громадный пес Цезарь сидит рядом с хозяином и добродушно поглядывает то на одну, то на другую девушку, при этом морда псины ясно выражает что-то вроде «видели уже, проходили, все как всегда, ничего интересного». Ну-ну… это старичку сейчас лет многонько, а что раньше было, в его лучшие годы?

В общем, я так думаю, что винтовку Мила получила не без помощи деда Федора. Наверное, патронов оборотню отсыпали. И я не был против — во-первых доверял старику, а во-вторых, оставлять снайпера без оружия просто преступление. Наконец-то у Милы появились «клыки», которыми она может очень больно укусить врага еще до того как тот приблизится. Так что я вовсе не был «против». Я был только «за». И судя по довольному лицу нашего снайпера, Мила была жутко довольна. Ну и хорошо…

Увлекающая за собой двух детишек Леся улыбнулась мне, я ответил тем же, проводив их взглядом до самого автобуса. Вот и посадка началась. Кто ж знал, что автобус пригодится так быстро и строго по назначению? Внутри отсутствует большая часть сидений, другие истрепаны безжалостным временем, но все же, это лучше чем ничего.

На этом хорошие новости заканчивались — очень много работы нам предстояло. Повсюду груды вещей… разных вещей, зачастую абсолютно непонятных, сломанных, обгоревших, заржавевших, мокрых и просто грязных… мы стаскивали с округи, выкапывали из земли, вытаскивали из еще дымящихся воронок на пляже, мы собирали трофеи отовсюду и сваливали их в кучи возле лагеря. Сами не заметили, как натаскали весьма порядочно. И раз уж у нас наметилась дислокация, то придется и добычу с собой увозить.

— Держи! — ко мне подбежала Леся и заговорщически подмигнув, всунула мне в ладонь несколько предметов.

— Откуда? — воскликнул я, обнаружив, что мне дали три патрона двенадцатого калибра.

— Нашла внутри музыкальной шкатулки, что ты выкопал! — послышалось в ответ.

— Спасибо! Умница! — прочувствованно крикнул я, дрожащими пальцами вставляя патроны в дробовик — Ой хорошо-то как! Ой, хорошо!

Душа прям запела! Но кто мог додуматься запихнуть патроны в музыкальную шкатулку совсем небольших размеров? Бывает же…

Покряхтев от радости и похлопав по прикладу, я повесил оружие на плечо. И принялся собирать наши вещи. До приезда машины еще далеко, как раз успею собрать самое главное, загрузить вместе с Лесей в автобус и отправить к Горе со следующей партией переезжающих. А сам останусь здесь еще надолго, как бы и ночевать не пришлось — уж больно много добычи.

Бам-м-м….. бам-м-м…

Дед Федор приступил к добыче девушки из бутылки действуя весьма банально — я-то думал он гранату привяжет и рванет. Ан нет… старик попросту взял камень, какую-то острую железяку и принялся откалывать смолу с краев.

— Жирдяй! — крикнул он, не прекращая работы.

— Ау?

— Машина приедет и уедет еще только раз. С бензином у нас беда. Полная беда. Поэтому вскоре транспорт встанет на прикол. До той поры пока не разбогатеем топливом. Так что готовься — скоро начнем пехом таскать к Горе самое ценное.

— Ясно — кивнул я — Оттащим. Смола откалывается?

— Потихоньку. Отколется, куда денется. Не оставлять же ее там в качестве живой декорации. Не до такой степени мы еще оскотинились. Да и девки не поймут, посчитают, что это местный аналог круглосуточного эротического телевидения… хе!

Фыркнув, я продолжил собирать вещи.

Дед Федор юморист…

— И ночевать здесь не будем! — добавил юморист и на этот раз в голосе старика слышались жесткие нотки — К черту таких соседей. Видел как огромный кит себе хвост в две задние лапы трансформировал?

— Видел — кивнул я — Такой и дерево опрокинуть может, если всей массой навалится.

— Вывернуть с корнем может и не сумеет, а вот хорошенько потрясти сможет. И посыплемся мы вниз как хрустящие вкусные яблочки,… так что ночуем на горном склоне. Сегодня просто перетаскиваем сколько можем, а завтра с утра уже и начнем обустраиваться. Милу на высоту посадим с винтовкой. Пусть всяких гадов высматривает. Я лагерем займусь с мужиками.

— А я? Переноской оставшегося?

— Ты Искатель, Жирдяй. Уже найденное мы сами как-нибудь перетащим. Ты лучше новое ищи, нам каждая находка пригодится.

— Понял. Тогда завтра займусь освоением горных склонов.

— Выручишь нас — абсолютно серьезно кивнул дед — Возьмешь с собой одного из подростков, Жирдяй. Мила хоть и рвется в Искатели, но пока она нам как Страж нужна. С ее зрением и винтовкой — она считай наш первый рубеж обороны. Так что отправить под твое начала ее никак нельзя.

— Согласен — кивнул я — Тогда возьму с собой Игорька. И кеттенкрад.

— Игоря? Хм…

— Игоря — твердо повторил я — В моем дробовике три патрона. У Игоря магическое умение и оно в теории бесконечное — энергия сама по себе восстанавливается. А у меня патроны не размножатся. Если не повезет и нарвемся на беду, я выступлю как защитник, попытаюсь сдержать врага своей тушей. А Игорь будет метать камни — как вручную, так и магически.

— Здраво рассуждаешь — признал с сокрушенным вздохом старик — И возразить-то нечего. А если я тебе другого пацана дам, но с мешком камней? Суть ведь та же самая — камни летят и бьют в цель. А как именно ты их швыряешь, руками там или магией, не все ли равно?

— А что с Игорем? Так сильно нужен он?

— Не хочу его приучать к Искательству — открыто ответил дед Федор — Прочу его к себе в помощники по разбору и хранению всех находок. Память у парнишки — закачаешься! С первого раза все запоминает, с первого примера все схватывает. Я так думаю, что еще через месяц другой, он нам всем фору даст по делу складскому. И потому хочу его позже в связке с Владом соединить. Ресурсы плюс производство. Искать трофеи, выкапывать и притаскивать — дело трудное, тут я не спорю. Но если находки не разобрать, не определить на нужный склад, не записать что и где лежит… тогда настанет беда. Тогда все ваши находки, Жирдяй, превратятся не в трофеи, а в банальную свалку, где все будет ржаветь и разваливаться. И никто не будет знать, где и что там хранится. Вот чего я боюсь. И вот для чего хочу оставить Игоря здесь, у себя под рукой, а не выпускать его в поле.

— Я об этом даже не подумал — признался я — А должен был подумать. Мы ведь уже тонн пять разного хлама натаскали.

— Больше — хмыкнул дед — Возьми Артемку! Сам же знаешь — парнишка хотел в мир Магии, хотел крутым боевым волшебником бегать. Приключения там всякие… для него Искательство в самый раз, равно как и битвы. Не столь усидчивый как Игорь, но куда более решительный и непоседливый. Натаскаешь его, поделишься знаниями. Вооружишь, как следует. М?

— Беру — махнул я рукой и, поняв, что только что мы со стариком «сторговались» и я буквально «купил» себе нового помощника, я в голос засмеялся.

— Какие времена такие и нравы — пожал плечами старик и вернулся к отколупыванию странного сургуча с горлышка огромной бутылки.

А я продолжил собирать вещи. У меня, кстати, тоже уже больше тридцати килограмм всякой мелочи набралось. Наши с Лесей вещи. Но я трофеи еще и не разобрал толком, даже от грязи не все оттерты — Леся тоже без дела ведь не сидит, у нее хлопот по хозяйству побольше моего будет. Ох,… дела наши тяжкие… сижу тут барахло пакую, а со стороны моря ползут уродливые мутанты… человеческая натура неизменна. Когда в доме пожар и обжигающее пламя лижет нашу кожу, мы все равно мечемся в дыму и собираем, собираем, собираем нажитое, спасаем добро… а потом умираем в реанимации от несовместимых с жизнью ожогов. Так и здесь. Плюнуть бы сейчас на все и налегке рвануть к Горе, но мы продолжаем медлить…

— Что качаешь головой, Жирдяй? — спросил дед, когда я выпрямился, держа в руках доверху наполненные пакеты.

— Да думаю о нашей жадности.

— Это не жадность. Это необходимость. Без вещей мы станем не лучше зверей. А правильней сказать — хуже зверей. Куда тут рыпнешься без убойной магии, копья или без дробовика против кита-мутанта решившего выползти на берег и поискать людской планктон на завтрак? А как сможешь увезти детей от опасности без автобуса или другой машины? А автобус без топлива и запчастей шибко не поездит. Так что сейчас наше будущее в этом мире валяется прямо у наших ног.

— Красиво сказано — поразмыслив, кивнул я — Надо эту мысль и до остальных донести. Кстати, Влад возвращается. Разгрузились они, похоже.

— Разгрузились — кивнул дед, прищурившись глядя в сторону приближающегося облака пыли — Это он вовремя. Что ж, продолжаем сборы.

— Продолжаем — вздохнул я — Ох…

Тарахтевший полугусеничный мотоцикл пока что радовал меня немыслимо.

Радовал как простотой управления, так и надежностью. Если бы еще топливо не жрал… небольшой запас оного хранился позади, в плотно закрытой пластиковой канистре оранжевого цвета. Задняя часть моего мини-тягача была наскоро переделана Владом по моей настойчивой просьбе в некое подобие решетчатого кузова скрепленного болтами. Кузов из алюминия, или другого сходного материала, собранного и содранного нами вчера не пляже — остатки космического града рухнувшего на землю. В довершение всего, Влад еще безжалостно выдрал из корпуса полугусеничного мотоцикла какие-то части, пояснив, что они не нужны и только вес добавляют. Еще наш автомеханик поколдовал над двигателем, ничего там особо не изменив, но тщательно все проверив. И древний немецкий тягач был готов к употреблению по назначению — многофункциональная поддержка Искателей. То есть перевозка людей и груза по пресеченной местности.

Сейчас кеттенкрад тащился вверх по узкой дороге выбитой в скальном склоне горы. Ниже под нами и совсем на другой, более короткой дороге, были ворота в небольшое помещение, где была заключена Ольга.

Этим ранним утром, я и Артем пошли другим путем, двигаясь теперь все выше и выше, одновременно осматривая все вокруг с фанатичной жадностью. Мы Искатели. Все, это наш короткий девиз. Мы ищем. И должны не просто искать, а еще и находить.

Правда, этим утром я определил нашу вылазку с Артемом как разведывательную. Мы продолжали изучать окружающую нас территорию.

— Дядя Жирдяй! Моя очередь! — настойчивый голос Артема вырвал меня из задумчивости.

— Хорошо.

Уже достаточно ловко двигаясь, я выбрался из-за руля и на мое место тут же скользнул подросток.

Раз учить — то учить. Вот мы и чередовались, набираясь опыта в управлении непривычной техникой. Вместе слушали пояснения Влада про «карбюратор», руль, «дифференциал» и прочее. Вместе же заливали горючее в бак. И по очереди добирались сюда, чередуясь через каждые три километра.

Забираться в кузов я не стал.

Мотоцикл хоть и гусеничный, но был побыстрее меня, вот только мы ехали крайне медленно, со скоростью среднего пешехода. Дорога давно не использовалась, что видно сразу — там и сям камни сорвавшиеся со склона, целые холмы из песка. Мотоцикл зарекомендовал себя отлично, спокойно перебираясь через песчаные завалы и щебень. А вот камни приходилось объезжать, иногда виляя как в заторможенном слаломе.

Придерживая висящий на плече дробовик, я взглянул вниз, устремив взор к подножию штурмуемой нами горы. Там, внизу, у подножия, вчера было основано поселение. Пока что безымянное. Но флаг уже гордо развивался на вершине одного из самых высоких деревьев. Тот самый флаг — красное полотнище с зеленым дубом посередине.

Поселение было не просто основано — на вчерашнем большом сборе, была поделена земля на частные участки. Каждый выбрал себе надел по душе. Просто земляной надел. Пустой. Так же несколько очень больших квадратов сразу же были определены в «общее» пользование. И еще несколько «квадратов» мы определили под будущие городские мощности.

Да… город, городские…

В будущем тут вполне может появиться городок. Если живы будем и ничего не забудем… планы грандиозные, а вот силенки пока подкачали.

Нам с Лесей достался большой участок практически в «центре». Звучало круто, а выглядело так себе. Просто кусок земли. Но там росло около пяти деревьев. Причем три из них образовывали нечто вроде косого большого треугольника. И еще вчера, едва вступив во владения, я сразу же соединил два дерева из трех имеющейся веревкой. А на веревку Леся повесила кусок серого брезента. Вот и начали обживаться… смешно да?

Смешно и внезапно.

Спрашивается — какие нахрен участки? Тут монстры вот-вот припрутся, а люди спятили и дачные участки себе нарезают. Скоро будут шашлычки жарить… ну-ну…

На разделе земли настоял дед Федор, коротко и несколько непонятно пояснивший вчера вечером: «Во избежание того и чтобы было ради чего! Землю делим!». Я, признаться, был о своем разуме достаточно высокого мнения, но все же не был уверен, что понял слова хитрого старика полностью. В любом случае, спорить я не стал. И молча принял свой «кусок».

На вчерашнем же «общем сборе» были разделены обязанности на следующий день. А так же установлены жесткие правила касательно личной территории и личных вещей, впервые оглашенные громко и ясно.

На чужие участки без спроса и разрешения не заходить ни под каким видом!

К чужим вещам без спроса и разрешения не прикасаться ни под каким видом!

Для нас этот мир теперь единственная существующая реальность. Вот только нет в этой реальности никаких оберегающих законов. Нету и все. Здесь царит Мать Анархия. Здесь цветет Хаос. И царит Безнаказанность.

И с этим надо бороться. Как бороться? Старым и проверенным способом. Как раньше было во многих странах: в каждом городке или даже деревне собственные законы. И всяк туда пришедший обязан им следовать. Так и у нас теперь будет. И я этому рад — потому что если я сейчас вернусь домой и обнаружу, что в моих личных вещах кто-то копается в наше с Лесей отсутствие… мне это не понравится.

Что смешно — мы с Лесей еще не муж и жена, так сказать, а живем уже вместе. Правда, вчера ночью, мы впервые поцеловались… первые робкие ростки романтики в этом странном мире…

— Дядя Жирдяй! Впереди!

— Вижу — ответил я — Давай.

— Угу! — просиявший Артем соскочил на землю, сорвал с пояса нож и кинулся вперед, прямо к большой птице, что так была занята расклевыванием полудохлой ящерицы, что даже не заметила тарахтящий мотоцикл.

Птицы… в Ковчеге появились птицы…

С утра над нашими сонными головами пролетела большущая стая голубей. Затем мы увидели несколько обычных воробьев, а чуть позже на нижние ветви деревьев с глухим карканьем опустилась парочка ворон.

А выше, на склонах горы, мы с Артемом наткнулись вот уже на третью нелетающую птицу — довольно жирную и глупую. Когда Артем убил первую птаху, я рискнул и прожевал прямо так кусочек сырого мяса. Пока не умер. Отравления не замечено. Так же как и галлюцинаций. А на обед у Искателей будет дичь запеченная на костре…

В несколько быстрых ударов мой юный помощник справился с «курицей» и вернулся к мотоциклу. Спустя минуту мы продолжили движение вверх. В кузове лежало три птичьи тушки, по соседству с закрытым ноутбуком лежащим на сумке. Прямо за спиной Артема было установлено несколько фрагментов панели солнечной батареи. Энергия по крупицам уходила в аккумулятор установленный в углу кузова. Во внешних карманах сумки лежало три разных мобильных телефона. В общем, я делал все возможное, чтобы добиться мира и согласия с имеющейся электроникой.

— Оп! — мой возглас заставил подростка завертеть головой и спустя секунду он заметил причину моей радости.

Выше по склону, метрах в тридцати над нашими головами, в воздух поднималось несколько металлических мачт. Если точнее — их было три. На одной из этих «мачт» бесшумно крутился большой… винт? Пропеллер? Не знаю, как эти штуки называются. Разве что «воздушная турбина» на ум приходит. Еще одна мачта стояла с голой верхушкой. И последняя могла похвастаться наличием пропеллера, но он не крутился. Помимо мачт, рядышком приткнулся небольшой такой бетонный домишко. Я видел лишь голую бетонную стену без малейших следов покраски. Крыша плоская, так же бетонная.

— Это оно? Те ветряки, про которые написано в компьютере, дядь Жирдяй?

— Сильно похоже — развел я руками — Кажется они. Но в этом мире кто его знает,… может это на самом деле не ветряки, а инкубаторы по производству роторных блох…

— Чего-чего?

— Шучу, шучу. Рули давай. Метров через двадцать что-то смахивающее на поворот намечается…

Зрение меня не обмануло. Поворот обнаружился на ожидаемом месте, позволяя нам подняться еще выше по склону. Если представить что вокруг нас абсолютная реальность, физический, а не виртуальный план бытия, то можно смело делать заключение о проведенном здесь весьма серьезном объеме работ. Тяжелая техника, много рабочей силы, возможно даже направленные взрыве — иначе попросту не сумели бы проложить дорогу практически в сплошном камне. Что примечательно, там, где, судя по всему, раньше были пустоты или земляные «пробки», теперь имелся потрескавшийся бетон.

Проехав после поворота еще около ста метров, Артем по моему тихому распоряжению заглушил двигатель. Легкое потрескивание мотора быстро затихло, а мы с парнишкой внимательно рассматривали конечную точку дороги.

Почему именно здесь конечный пункт, сразу становился ясно любому более-менее знающему про ветряки человеку — поднявшийся здесь вверх скалистый склон образовывал нечто вроде возвышения, бугра на бугре, если выражаться просторечно. И ничто здесь не мешало ровному неутихающему потоку ветра ерошить наши волосы, прижимать к земле стебли травы и вращать винты ветровых турбин, попросту говоря — крутить ветряки. То ли так прописано программно, то ли везде в Ковчеге на подобных местах и высотах таковы глобальные условия, но ветер здесь дул не порывисто, а на самом деле непрестанно и ровно. И все эта ровная сила ветра с едва слышным свистом и шорохом проносилась через выбитый в камне довольно большой ровный участок с семью мачтами ветряков. Три мачты стояло, их я и видел снизу. Один ветряк продолжал крутиться, вырабатывая энергию и посылая ее вниз, в то самое помещение, где работал компьютер. Еще четыре мачты, в разной степени разбитости, лежали на земле, щедро опутанные растительностью. Там же лежали и пропеллеры — некоторые оторвались от мачт, некоторые нет, но все как один гнутые и сломанные. Жалко-то как…

— Починить можно?

— Не знаю — не задумываясь, ответил я, удерживая дробовик дулом к земле и не забывая озираться — Но наше дело простое. Мы Искатели. Вот нашли. Что нашли? Остатки ветряной электростанции. По понятной причине доставить найденные находки вниз не можем. Значит, надо в точности описать внешний вид находки, ее точное местоположение, а так же наикратчайший путь. Информацию доставим вниз, а там уже пусть механики и прочие Социалы чешут себе затылки и думают, что с этим делать. Понял?

— Понял! Пусть Социалы думают! А мы Искатели! — отозвался Артем — Дядь Жирдяй, а наш уговор про дробовик в силе?

— В силе — кивнул я — Если найдешь два целых патрона — дам выстрелить один раз. Если найдешь пять патронов — дам выстрелить два раза. Но вообще, постараемся найти тебе личное оружие.

— Класс! Но здесь вряд ли патроны есть или оружие… — задумался подросток — Если только в этом домике…

Я лишь хмыкнул в ответ и перевел взгляд на «домик», что без окон и дверей. То бишь — дверь была. Железная. С бурыми потеками и остатками серой краски. У косяка заметка тонкая замочная скважина. На стенах в нескольких местах не окна, а нечто вроде узких вертикальный прорезов забранных железными косыми жалюзи.

— Ломать будем?

— Нет — качнул я головой — Это что-то вроде распределительной. Или трансформаторной. Не знаю точно, как называется, но, глянь, туда идут два из двух видимых кабелей.

— Это да — согласился Артем.

Две рухнувшие мачты упали целиком, умудрившись выворотить и бетонные свои основания, заодно выдернув из земли толстенные черные кабеля. И кабеля шли именно к этому невзрачному бетонному домишке. Подстанция. Дверь не выглядит слишком прочной, но ломать ее я смысле не видел. Раз уж мы неподалеку начали обживаться, то у меня даже мысли не возникло что-нибудь сломать на драгоценной полуразрушенной электростанции. Наоборот — тут все надо холить и лелеять, бережно хранить все уцелевшее и отремонтировать все сломавшееся. Если удастся починить все семь ветряков — в такую дикую фантастику я правда не верил — то наше зарождающееся смешное безымянное поселение будет хотя бы частично, но обеспечено электроэнергией.

Почему поселение смешно? Да потому что.

Как на мой скромный взгляд жирного теоретика — дед Федор слишком сильно поторопился с обозначением какого-то несуществующего центра, отведением места под будущие торговые ряды и нарезкой оставшегося пространства внутри на частные земляные наделы. Смешно ведь… такой здоровый кусище земли очерчен, посреди все бороздами исчерчено, а рядышком стоят наши скудные ряды и задумчиво смотрят на весь этот «чертеж города в натуральную величину». Поторопился дед Федор,… наверное…

Я старику верил. Не зря же он тогда сказал еще: «заложить основы важно с самого начала», «хаотичная застройка — прямой путь к пожару». Он вообще как мне кажется, смотрел далеко в будущее.

В этом самое главное различие между всеми нами.

Некоторые жили настоящим моментом. Появился голод? Сорвал пригоршню ягод, выудил из моря и поджарил краба. Все, проблема решена.

Другие жили на день или два вперед. То есть хоть небольшой запасец продуктов и вещей старались отложить.

Третьи, такие как я, заглядывали в наше будущее хаотично. То есть продуктовые запасы у меня были скудные, а, может быть, и вообще не было, если бы не до мозга костей «социальная» Леся. А вот тарелки, пружинки, еще какой-то интересный хлам, был уже в наличии и мог бы принести выгоду только уж в очень далеком будущем. Когда все устаканится. Такова уж моя странная натура.

А вот дед Федор смотрел в будущее совсем по-другому. Как-то одновременно и приземленно и возвышенно. Парадокс,… но так и было.

— Здесь дверь! В земле! — крикнул отошедший на десяток шагов Артем, сжимающий в руках не какую-нибудь фиговину, а самый настоящий мачете, с начищенным до блеска лезвием и черной эбонитовой рукоятью. В таком виде и нашлось оружие, на пути между Древом и морским пляжем. Только лезвие оттерли от грязи и следов ржавчины.

В руке подростка столь грозное оружие смотрелось несколько странно, равно как и армейская каска на вихрастой голове и болтающаяся на боку зеленая матерчатая сумка из-под советского противогаза, в которой сейчас хранилась полная армейская же и советская же фляга. Снаряжали Артема я и дед Федор. Поделились всем, чем могли, так сказать. Снаряжение не эпическое однозначно, но голова защищена, вода и сумка имеется, равно как и неплохое оружие ближнего боя.

— Дверь просто на земле лежит — уныло добавил Артем, и я несколько расслабился — Здесь везде какие-то кирпичи, деревяшки, железки.

Еще одна железная дверь,… но на этот раз с квадратным окошком в верхней части. Да, лежит прямо на серой земле, среди прочих обломков. Я в ботанике не силен, но самой различной растительности здесь более чем хватало. Спутанные длинные стебли без листьев, пыльный кустарник, цветочки невзрачные… и среди этих зарослей там и сям торчат кучи битого кирпича, кое-где остались целые участки стены. Под ногами хрустит битый шифер, несколько почерневших деревяшек с кривыми ржавыми гвоздями.

— Ничего нет — продолжил выражать свое огорчение Артем.

— Почти — поправил я его, останавливаясь — Артем, замри.

О правильном поведении мы уговаривались ранее, поэтому парнишка послушно замер.

— А теперь отойди на шаг туда — я указал рукой, куда именно надо отойти.

Артем повиновался и вопросительно воззрился на меня — что, мол, за неожиданности?

Я молча указал пальцем. Там, где пару секунд назад стоял подросток, на камне сидело желтоватое насекомое с длинным загнутым кверху хвостом. Скорпион. Абсолютно обычный — как мне кажется. Ибо размерами не поражал и если бы не печальная многовековая слава в реальном мире, я бы даже и внимания не обратил на такую букашку.

— Ух ты! — нагнувшись, Артем подхватил кирпич, шагнул вперед и обрушил на насекомое мощный удар — Вот так! У! Дядь Жирдяй! Три опыта дали! У меня почти шестой уровень! А у вас?

— Нулевой — ответил я — Это вы рыбачили и крабов ловили. А я землю копал. За это опыт не дают.

— Ну, еще порыбачим!

— Ага — согласился я — Порыбачим. Вон и первая рыбка из-под кирпичей торчит. Тащи удочку из кузова. То есть из багажника. Я про копалку нашу.

— Рыба? У!

Артем видимо очень сильно любил говорить «У», но получалось у него весело и с интересом, так что я не возражал против однообразного лексикона.

А «рыбкой» я назвал торчащую из-под груды битого кирпича кость в истлевшем ботинке без подошвы. Под руинами какой-то очень небольшой постройки обнаружился мертвец. Для Искателей вроде нас — ценный подарок. Не сам скелет, конечно, а те вещи, что могут на нем оказаться.

— Дядь Жирдяй! А там может быть пистолет? — донеслось от кеттенкрада вместе с шумом от передвигаемых вещей.

— Может — чуть подумав, кивнул я — Это, наверное, что-то вроде контрольного пункта была. Типа сторожки. Так что может и был у охранника пистолет. Или ружье. Откопаем и посмотрим.

— Откопаем и посмотрим! — согласился парнишка — И кирпича целого наберем! Дед Федор что-то про печь правильную говорил. Вернее про две печи — про общую и про нашу. Мы ведь с Милой живем. А Мила с дедом Федором живет. Вот и получается, что наши три надела вместе. А вы с Лесей наши соседи. А за вами Беляк живет… один… хотя у него там лягушка какая-то прыгала, Мила еще рассмеялась и говорит деду Федору утром — пусть Беляк ее поцелует и посмотрит что выйдет… А зачем лягушку целовать, дядя Жирдяй?

— Ну… — хмыкнул я, принимая от Артема плоскую железяку — Была такая русская сказка. Сначала давай всю траву и кусты уберем. Не хочется на еще одного скорпиона напороться.

— Или на змею — понятливо добавил Артем — Это да! Дядь Жирдяй! А давайте еще костер разожжём! Птица то у нас есть — пожарим ее! Мы же здесь надолго.

— Давай — фыркнул я — А ты хозяйственным мужиком растешь, Артем. Кирпичи, птица… молодец! Я начну кусты вырубать, а ты сложи из кирпичей очаг. Сможешь?

— Смогу!

Так и порешили.

Я принялся расчищать квадрат земли от всякой растительности, выбирая и откидывая к Артему сухие куски древесины, а подросток отобрал с десяток кирпичей и старательно начал выкладывать будущее место для костра.

Здесь и пообедаем — вид отсюда открывался просто великолепнейший.

Красиво здесь… в Ковчеге…

Где-то через час с небольшим мы по всем известным мне правилам археологии полностью очистили участок. Действовал я уже привычно. Опыта и умения до уровня профессора археологии не хватило бы, но сравниться с помощником первогодкой я бы вполне смог. Впору ожидать награды от игровой системы Ковчега за такую старательность и методичность. Награда и была — только не от системы, а от участка, где велись раскопки. Очищенный земляной квадрат был «украшен» не одним скелетом, а сразу двумя костяками… внезапно такое вот открытие мы сделали. Причем оба скелета были буквально переплетены, мы убирали наваленные поверх них камни так бережно, что практически не потревожили ни одну косточку. И все равно наблюдалось переплетение тел — один скелет лежал на другом и, судя по всему, перед смертью, тот, что лежал сверху, пытался удушить своего противника снизу. Не случайно же обе костлявые пятерни сомкнуты на чужих шейных позвонках. Что еще интересней — на костяке нижнего покойника висели обрывки уже хорошо нам знакомой кожаной шинели. Нашлись и пуговицы с привычными, но столь же непонятными, как и прежде буквами, складывающимися в слова.

Случилось счастье для Артема — правда, сбылось оно лишь наполовину. Ибо нашли мы-таки пистолет, но абсолютно в нерабочем состоянии. Даже курок не нажимался и вообще вся механика застыла будто в судорожном спазме. Дуло забито слежавшимся песком не желающим вытряхиваться. Извечные следы ржавчины, будь она неладна — в последнее время ржа стала практически самым ненавистным нашим врагом. Еще около истлевших тел нашлось сразу два одинаковых ножа без рукояти, с каким-то утолщенным острием, да старый бинокль только с одной уцелевшей стороной — с двумя линзами в толстой и тонкой левой части. Бинокль я, не задумываясь, забрал себе. Я не девушка-снайпер Мила — не в том смысле, что я с дедом Федором не живу, а в том, что у меня нет выдвигающегося из глазницы оптического многократного прицела. Ножи со странными наконечниками ушли к Артему — и я впервые заметил, что с холодным оружием подросток обращается в разы лучше, чем я. Просто в разы лучше! Тонкие лезвия так и мелькали в его руках, проворно крутились и переворачивались в ладони. Никакого позерства — Артем просто рассматривал свое новое имущество, по-хозяйски проверяя его состояние. Но сам того не замечая делал это красиво и умело. Навострились ребятки, пока рыбу чистили и крабов убивали,… а я только к палке копалке привык, да половинкой глиняной миски разрыхленную землю выкидывать научился. Пора наверстывать. Иначе меня все подряд обойдут и в хвосте оставят.

Еще мы нашли шесть тонких и плоских колечек с болтающимися на них шпильками. И все сразу стало ясно — ну, или мне так показалось.

Просто враз нашлось объяснение тому, почему развалилось довольно-таки прочное кирпичное сооружение, почему замерли два трупа в такой странной позе, почему их засыпало битым кирпичом. Взрыв. Рвануло несколько гранат, после чего и зданию и сражающимся людям был нанесен непоправимый урон. Два врага умерли в один и тот же момент, через пару секунд их накрыло кирпичами и шифером. Вот тебе и могилка. А спустя много-много лет, после «ускоренной прокрутки» временного таймера, на горку взобралось два начинающих Искателя и могилку раскопали.

Остальные найденные трофеи относились к уже виденным и ничего особенного из себя не представляющими. Единственной выделяющейся находкой был красный огнетушитель с пластиковым черным «рупором». Нашлись остатки нехитрой мебели — стулья и разбитый стол. Остов шкафа наполненный истлевшей бумажной трухой рассыпавшейся при первом нашем прикосновении. И все. Только кирпичи и остались: которые мы еще во время раскопок не забывали сортировать на целые и колотые. На этом раскопки завершились. Останки мы хотели вновь прикрыть землей и камнями, но кости прямо на наших глазах истлели и рассыпались в прах. Не стихающий здесь ветер не замедлил закрутить серую пыль и унести прочь. Погребение состоялось.

А чуть позже началась и тризна. Небольшие поминки в виде скромной трапезы из холодной воды и жареного птичьего мяса. Кстати очень вкусно.

В соли недостатка не было — Леся не забыла положить нам в стеклянную банку недавно «изученные» нами водоросли. Невзрачные желто-зеленые листочки плавающие на воде и выносимые прибоем на берег мы заметили давным-давно, с самого первого посещения пляжа. Но листочки настолько мелкие, с ноготь мизинца, что никто и не подумал их проверить на съедобность. А когда все же попробовали, то очень сильно удивились — абсолютно чистый соленый вкус. «Растительная соль» — другого эпитета и не придумаешь. Ну, или «рассол», как лихо предложила сокращенный вариант Мила, сильно полюбившая сию приправу. Правда, сейчас за ней к морю не сходишь — монстры никуда не делись. На текущий момент прибрежная полоса была крайне опасна. Из хороших новостей на эту тему — монстры друг-друга не любили. Драки не на жизнь, а на смерть случались постоянно, как сегодня с рассветом доложил супербыстрый разведчик Ури. Вот и первая польза от вольфара.

— Дядь Жирдяй, а что ты записываешь? — невнятно осведомился Артем, обгладывая жареную ножку.

— Все подряд что заметил — пояснил я, откладывая огрызок толстого химического карандаша — Сейчас пишу про живых существ. Мы видели бабочек, сверчков или кузнечиков, черных жирных мух, а еще птиц. На обратном пути постараемся поймать в банки каждое из видом насекомых обитающих на этой горе. И отнесем вниз, к Радимиру.

— Зачем? — искренне удивился Артем, не присутстстоваваший при нашей вчерашней очень поздней беседе.

— Радимир с этого утра занимается вплотную флорой и фауной — ответил я — Он очень хорошо рисует, плюс обладает некоторыми знаниями — хобби у него было в реальном мире, любит он ботанику и биологию. Так что сделает наброски каждого насекомого, даст имена, если потребуется, пометит, какие для нас безвредны, а какие ядовитые. Систематизирует все уже известные нам травы и цветы, опишет известные воздействия на нас. Изучит все подряд в общем. Мы вот с тобой уехали гору изучать, а он прямо рядом с кроватью своей нарвал кучу разной травы и сейчас все зарисовывает… на листах бристольского картона… эх! А я так хотел себе урвать хотя бы пару листов! Черт! Не успел заныкать пол пачки…

— Сложно и скучно — дал заключение Артем, забрасывая в рот сразу с пяток соленых листочков.

— Сложно — вздохнул я, продолжая печалиться.

Горе мое и правда, было нешуточным. Вчера, когда вскрыли один из пластиковых контейнеров, прихваченных из обломков рухнувших с орбиты, то внутри обнаружили несколько карандашей, фломастеров, два блокнота, пачку писчей бумаги и пачку бристольского картона… и почти все это богатство ушло к Радимиру! Тьфу! Я себе еле-еле урвал черный и оранжевый маркер, да три карандашных огрызка — и не будь я Искателем, то фиг бы мне вообще что дали. Черный маркер я берег как зеницу ока, оранжевый забрала Леся… одна радость — половина блокнота. Выдана в качестве «необходимых ресурсов». Вот и черкаю сейчас, делая наброски дороги, описывая насекомых и прочую живность.

Проще говоря — мы приступили к по возможности глобальному изучению окружающего нас мира.

Вопросов уйма. Тысячи вопросов. И мы стараемся найти на них ответы.

Что растет на том холме? Цветы? А что за цветы? А если их съесть, что будет? Ничего? А если сначала сварить, а потом съесть? Тоже ничего? А если смешать вот с этой синеватой травкой, то, что получится? Не знаем? Так надо узнать!

И так далее и в том же духе… И это я только область упомянутого Радимира описал в общих чертах. Походя небрежно задел самую верхушку айсберга. Сколько таких холмов и невиданных цветочков в мире Ковчега? Но изучать надо! Вдруг среди этого разноцветья скрывается травка способная ускорять регенерацию в десять раз? Или просто добавлять «ХП». Надо копать! Изучать! Вот Социалы и приступили к процессу. А мы поможем чем можем, привозя с собой новые образцы.

И это только цветочки….

А железки?

Влад прямо с утра начал греметь металлом, вручную растаскивая кучи металлолома поменьше, принимаясь за сортировку. Когда мы уже отъезжали, я отчетливо расслышал из уст многоопытного механика изумленное: «а это еще что хрень?». Что могло означать лишь одно — среди собранных нами обломков и частей попадались такие, что даже специалисты не могли с первого взгляда понять их предназначение.

А бутылка?!

Та самая, гигантская, вскрытая дедом Федором.

Девушку мы благополучно спасли. Назвалась Татьяной, оказалась вполне адекватной, смешливой и жизнерадостной. Она «проснулась» впервые как она считала и где-то через три-четыре часа по ее ощущения, увидела что среди зубастых рыб плывет улыбающийся Крух. Потом уже началась операция спасения. Я лично считал, что Таня умирала много раз. Но не помнила об этом. И дневник в отличии от Ольги она вести не могла, ибо на стеклянных стенках бутылки много не нацарапаешь. А может ей и в голову не пришло — дело в том, что девушка помимо жизнерадостности оказалась весьма созерцательной натурой. Могла застыть на пару часов в неподвижности, с восторгом разглядывая обычный камешек. Из полезных умений — настоящий художник. То есть я, к примеру, мог худо-бедно нарисовать очертания горы карандашом или там медведя изобразить кривенько. Радимир рисовал куда лучше, там уже было чем восторгаться. Татьяна же простым карандашом творила настоящие шедевры — на наш не особо знающий в этом деле взгляд. Так что девушка «джинн» перешла под управления чернокожего ботаника. Будут познаваться животные и растительные тайны Ковчега вместе.

Но речь о бутылке…

Ветер швырнул мне в лицо горсть листвы. Очнувшись от размышлений, я взглянул на далекий горизонт, перевел взор вверх и предложил:

— Покорим вершину?

— Покорим! — мгновенно зажегся, начавший было клевать носом Артем — Пошли! Ой,… а мотоцикл?

— Ну, воров здесь пока не замечено — усмехнулся я — Уверен, что они будут. Но пока можно не переживать. А поднять надо — пора, наконец, осмотреть местность с большой высоты. А то ней поймешь, где мы. Материк? Остров? Может, увидим дымы сигнальные из других мест. Или корабль, плывущий далеко в море.

— Это да! Или машину какую-нибудь крутую заметим! — поддержал меня парнишка.

Взобраться удалось достаточно быстро, хотя мы и сделали две паузы, дабы не доводить усталость до критического предела. Еще одна предосторожность. Мало приятного если ты валяешься на земле не в силах пошевелить и пальцем, а над тобой нависает злобный монстр мутант. К черту такой адреналин.

Артем, как самый молодой и азартный, покорил вершину первым, опередив меня шага на четыре. И радостно задрал руки вверх, подражая альпинистам поднимающимся на величайшие заснеженные пики. Следом уже взошел и я, замерев на верхней точке и углубившись в созерцание открывшейся великолепнейшей панорамы.

Да… Ковчег красив. Очень красив. Пусть тут раздаются ядерные взрывы, накатывают на берег цунами, а люди продолжают ссориться, но мир Ковчега все же невероятно красив. Настолько красив, что его почти невозможно описать словами. Уверен, окажись на моем месте более творческий человек, он мигом достал блокнотик и принялся бы судорожно черкать, пытаясь запечатлеть хоть часть открывшейся ему красоты.

Настоящий здесь мир или виртуальный — другого у нас отныне нет. Даже если Земля не погибла, ведь мы ничего не знаем, то все одно, нам уже не вернуться. Мы цифровые воплощения. И смотреть на мир надо глазами местного жителя, а не восторженного туриста заглянувшего лишь на час другой, чтобы пробежаться там и сям с экскурсией. Нам здесь жить… я уже говорил эти слова сам себе, но готов повторять их каждый день.

Нам здесь жить!

И, слава Богу, что этот мир настолько красив и огромен! Тут долго скучать не придется…

— Дядь Жирдяй! У! Смотри!

— Вижу — кивнул я, заметивший сразу несколько бросающихся в глаза странностей — Вижу. Ну-ка…

Бинокль хоть и сломанный наполовину, но приближение давал, «картинка» была «мутная» — линзы от времени стали матовыми, почти непрозрачными. Но сейчас я и этому крайне рад, с весьма большой тревогой рассматривая двух дико страшных уродов, пытающихся доломать и без того сломанный грузовик.

Выглядело все странно…

Под нами, на узкой серпантинной дороге, стоит ржавая развалюха — очень большой грузовик шириной чуть не на всю дорогу. Такой машине место лишь на восьмирядных автобанах, а не на узкой виляющей горной дороге. Подобный колесный гигант мог появиться здесь лишь благодаря игровому рэндому, понатыкавшему технические диковинки тут и там. Судя по внешнему виду, грузовик простоял здесь целую вечность, превратившись в ржавый могильный памятник самому себе, да еще и исполняя роль баррикады, полностью перекрывшей дорогу. Шин понятное дело не осталось, хотя видны на земле рваные останки чего-то черного. От закрытого кузова так же не слишком много уцелело. А вот станина, сама основа машины, уж не знаю, как она правильно называется, казалась достаточно прочной. И словно бы как издевательство, поверх станины, у переднего ее края, торчала собственно безносая кабина грузовика. Почему издевательство? Да потому что кабина прямо сверкала свежей покраской вишневого цвета. Имелись и стекла! Ветровое, боковые и заднее. Вот как так, а? Все в хлам, а кабина целехонькая,… будто когда здесь проходил «временной циклон», кабину задело лишь его краешком, тогда как кузов и всю заднюю часть время не пощадило.

Но сейчас меня больше занимали те две твари… жуткие настолько, что аж зубы сводит. От омерзения. И страха! Я аж окаменел, вперив единственную линзу бинокля в эту парочку ночных кошмаров!

Страшно не из-за внешнего вида, хотя он поистине тошнотворен. Страшно из-за того, что два чудовища порожденных радиацией, действовали сообща и даже больше — они были в явно заметном симбиозе! Одна тварь сидела на другой и, размахивая чуть ли не десятком разных отростков — от клешней до щупалец — они дружно колотили гудящую кабину грузовика.

То, что сидело сверху, на спине своего более крепкого и обладающего ногами собрата, было сложно назвать каким либо именем. Больше всего смахивает на оплывший кусок сливочного масла, нездорового розовато-желтого цвета. Просто осклизлая куча… сгусток… уф… у меня аж мурашки по спине — ведь «осклизлая куча» размером с бычью тушу, может чуть больше. Большой наплыв исполняет роль носа, над ним налеплены два несоразмерно крохотных черных глаза. Вся туша ритмично сокращается — это дыхание, тут ошибиться невозможно. Нагнетает воздух внутрь своей неподвижной туши.

— Угх… — выдал мой юный напарник — Гадость! Это рыба-капля, дядь Жирдяй!

— Что?

— Та, что сверху — рыба капля! Я в передаче «ужасы глубин» ее видел, еще там, в другом мире.

— Ясно — кивнул я — Рыба-капля.

— Только очень большая и совсем… «потекшая»… а так один в один.

— Ясно — повторил я — А та штука что снизу?

— Не знаю… — замотал головой подросток — Можно в бинокль гляну, а? Вдруг пойму если разгляжу.

— Гляди — разрешил я, отдавая покалеченный оптический инструмент — Но это что-то вроде омара мне кажется… с червями в брюхе…

По-другому и впрямь никак не обозвать — очертания омара я узнаю, много раз видел как телезвезды в фильмах и на приемах употребляли в пищу ставшего столь дорогим и редким морского обитателя. Крупный рак. Не речной, а морской — это если по простому, по нашему.

Но эта тварь… метра три в длину, прочно стоит на узких лапах, две клешни, причем обе клешни без панциря — просто два раздвоенных куска мяса покрытых голой и натянутой как барабан кожей. Этими псевдо клешнями тварь и колотила по кабине грузовика, изредка поворачиваясь боком и добавляя другими лапами. Широкий плоский хвост безжизненно волочился по земле. А из брюха торчало около десятка отростков напоминающих червей или щупалец, активно дергающихся из стороны в сторону. Вот чего я не увидел, так это глаз у второй твари. А что заметил, так это что пара щупалец из тела «омара» уткнулись в тело «рыбы-капли» и ритмично сокращаются в такт с дыханием верхнего «седока».

— Ну мать его так и эдак… ну и ковбоя мы увидели с тобой — выдавил я — Прямо из ада… всадник апокалипсиса… там внизу точно омар. Или рак. На хвост глянь его…

— На кабину посмотрите! Там человек! Нет! Два человека! — вдруг зачастил Артем — Женщина и ребенок вроде… вот блин!

— Вот блин! — повторил я, подаваясь вперед и выхватывая останки бинокля у парнишки.

Точно… атакующая грузовик тварь как раз выбила одно из боковых стекол, вниз полетела целая туча стеклянного крошева, а в кабине на мгновение мелькнул силуэт пацана лет восьми-девяти, пытающегося отбиться от наседающего чудовища какой-то арматурой. Женщину я не увидел,… пряталась в глубине кабины?

— Дядь Жирдяй! — на меня уставился пронзительный взгляд подростка — Ведь мы их сейчас спасем, да?

Вот так вот в лоб…

И что мне теперь ему ответить?

Несколько часов подряд я «звонко пел» дифирамбы зарождающейся службе Искателей, рассказывал в красках, как мы уничтожили бандитов в заброшенном автомобильном тоннеле, давал подержать ему дробовик, заверяя, что эта автоматическая пушка двенадцатого калибра легко снесет кого угодно и что угодно с нашего пути. По сути, я прямо таки уши прожужжал подростку, ибо мне кровь из носу был нужен достойный напарник и что самое главное — постоянный напарник.

И вот теперь, пожалуйста,… все прямо в лучших традициях жанра — внизу ревут кровожадные чудовища, жалобно кричат и отбиваются их жертвы, а на вершине горы стоят два героя, готовясь вступить в неравную схватку со злом, дабы, несомненно, выйти из нее победителями…

Вот только один «герой» — тот, что пожирнее — не желает на самом деле погибать. Хотя я отчаянно хочу спасти женщину и ребенка, пусть даже они мне незнакомы. И постараюсь помочь — но не ценой собственной жизни и жизни совсем еще пацана.

— Продолжай наблюдать — велю я — Если чертовые твари вломятся в кабину — сразу говори. А я пока огляжусь…

— Хорошо! — голос Артема дрожит, но не от страха — его разум захлестнул цифровой адреналин.

Мой взгляд, словно больной на всю голову горный козлик, заскакал по каменистому склону, пытаясь найти хоть что-нибудь. Что именно? Да я сам не знал. Просто шарил взором по камням и кустам с безумной надеждой на удачу — а вдруг наткнусь глазами на большую артиллерийскую пушку готовую к выстрелу и с табличкой над лафетом: «уже нацелено! Стреляй!». Мечты, мечты… раньше мечтал о еще большем экране, теперь мечтаю об оружии,… как же сильно я изменился?

Камень!

Я раз пять скользнул взором по этому булыжнику, нависшему над дорогой, метрах в пятнадцати в стороне от разыгрывающейся драмы у грузовика. Большущий каменюга округлой формы, серый и тяжелый. Мне сразу вспомнились все многочисленные просмотренные фильмы и сериалы, где герои заманивают врага под камень, дружно налегают на камень мускулистыми плечами и вуаля! Враг раздавлен в лепешку, а добро торжествует очередную победу. Но как оказалось, Ковчег живет не по киношным законам! Злые враги не стали ждать пока добрые герои обсудят будущий план, добегут до камня и придумают, как привлечь злыдней. Ибо враги Ковчега не строили злых умыслов по порабощению мира — наши враги, судя по всему тупо хотели жрать.

Скрежет металла и предостерегающий крик Артема раздались практически одновременно.

Нижняя тварь, «лошадь из ада», таки проделала дыру и сейчас рьяно вспарывала тонкий корпус кабины, норовя добраться до дико закричавших жертв. Через большие проемы для стекол можно было бы забраться куда быстрее, но видимо мутанты до этого не додумались. И своим тупым напором не оставили нам выбора.

— Пошли — с тоской выдохнул я — Только держись за мной!

— Надо их спасти! Спасти! — тихонько твердил Артем, держащийся за рукоять мачете обеими руками.

Лишь бы меня не задел лезвием ненароком. А вообще — правильным парнем растет. Но несколько рисковым…

— Камнями! — прохрипел я еще сильнее севшим голосом. Из горла едва-едва вырвалось сипение.

Впервые настолько дикая и страшная ситуация.

Монстров я до этого видывал. Таких же жутких. Но тогда со мной рядом всегда были надежные товарищи, а сейчас только подросток с мачете. К тому же, что самое главное — мне не приходилось раньше стоять перед выбором — спасать или убегать.

Ольга была надежно защищена металлическими воротами.

Другая в бутылке как за стеклянной стеной. С такой-то бутылкой…

А сейчас перепуганные крики доносились из кабины грузовика что очень сильно смахивала на консервную банку с рыбой в томате. Так же легко вскрывалась и столь же много вкусностей содержала внутри.

— Давай! — мотнул я головой, поднимая руки с увесистыми булыжниками. Дробовик висел за плечом — Н-на!

Силой ни я, ни Артем обделены не были. Умчавшиеся к монстру камни ударили без промаха и очень сильно — судя по странному вибрирующему вою раздавшемуся из раззявленного слюнявого рта ужасного наездника. В воздухе взметнулись щупальца, по земле шлепнули лишенные панциря клешни.

А затем вся живая громадина неуклюже развернулась к нам.

— Избушка-избушка… — булькнул я, не в силах сдержать истерического смешка.

— Повернись к грузовику задом, а к нам передом — подхватил Артем, посылая еще один камень в цель.

Рев! Сидящая на своей уродливой лошади «рыба-капля» зачавкала пастью, забила щупальцами, пару раз долбанув и «омара». Нижний же монстр был какой-то… флегматичный, что ли? Тихий такой… хотя и по нему попал один из брошенных мною камней.

— Избушка-радио-мутушка… — продолжил я, метая длинный заостренный каменный обломок смахивающий на толстую и короткую сосульку.

— Отхвати в рыло! — завопил подросток.

— Ну, это уже не стихи…

— Зато прямо в глаз ей влепил!

И точно… «рыба-капля» забесновалась еще пуще и окончательно забыла о раскуроченном грузовике, откуда не доносилось больше ни звука. Сдвоенный монстр шатнулся, переступил тонкими лапами и дернулся вперед… примерно со скоростью «жирдяя домашнего», как я всегда оценивал свою скорость там, в реале. То есть скорость не впечатляла. И еще очень уж особенно бросалась в глаза разница между быстротой щупалец и клешней по сравнению с едва-едва ступающими ногами. Будто торс стремительного богомола приклеили к улиточному «шасси» и получившийся «гибрид» отправили восвояси — иди и живи, мол, как сможешь.

— Пятимся! — с облегчением выдохнул я, делая шаг назад — Следи за щупальцами!

— Хорошо! Попал! И еще попал!

Мы медленно пятились, продолжая то и дело нагибаться и подбирать камни — обстрел не прекращали. Почти непрерывный огонь. И медленно ползущая вверх усталость. И я опасался, что тварь может приберегать какие-то опасные сюрпризы — ведь как-то она сумела загнать тех двоих в ловушку, несмотря на свою черепашью скорость.

Вот только видимого эффекта я не замечал — камни хоть и врезались в здоровенную тушу с приличной силой, но монстр как пер вперед после десятого булыжника, так и продолжал плестись с той же скоростью и злобой после пятидесятого. Лишь бы не было сюрпризов…

— Э-э-э-эй! — заорал я что есть силы, стараясь перекричать надвигающееся на нас чудовище — В грузови-и-ике-е-е! Выбирайтесь оттуда! И наверх, к вершине! Слышите?! Эй! Слышите?

— Да-а-а! — тоненький писк мог едва-едва был слышен, словно у кричавшего от страха горло передавило — Не може-е-ем! У Илии ноги еще не отросли-и-и!

— Вот мать его перетак! — заревел я — Артем! Оббегай эту тварь кругом! Только широким, очень широким кругом, чтобы щупальце не зацепило! И к грузовику давай. Вытаскивай из грузовика кто там есть и вместе с ними наверх дуй, к вершине!

— А ты, дядь Жир…

— Давай! И камни бросать не вздумай когда побежишь! Внимания к себе не привлекай… все, пошел! Вниз по склону, затем круто поворачивай и к машине. Пошел!

Бросив мне оставшийся увесистый булыжник юркий подросток зачем-то пригнулся словно спринтер и рванул с места, лихим прыжком преодолев метра три крутого склона. Я продолжил пятиться, видя перед собой лишь чудовищное деформированное «лицо» монстра-наездника и слепую харю его «лошади».

Бросок… бросок… рев… удар щупальцем об разбитый асфальт…

Бросок… бросок… рев… мощная клешня хоть и без панциря шутя сбрасывает со своего пути камень размером с легковую машину…

Если я сейчас угожу ногой в трещину и застряну… мама… лучше об этом даже не думать. Но оборачиваться я не забывал и подмечал каждую трещину и разлом, а заодно и метательные снаряды.

Сколько страшных метров я так преодолел, отступая от абсолютно тупого монстра? Никак не меньше двухсот… и с каждым метром я словно год жизни терял, быстро нарастала паника, хотелось все бросить и убежать — но нельзя! Кто знает что там за этой тушей монстра происходит?! Вдруг не получилось у Артемки… нельзя, нельзя отступать, надо продолжать отвлекать ублюдочное творение неведомого игрового дизайнера. А еще очень сильно хотелось сорвать с плеча дробовик и высадить прямо в склизкую морду все патроны — чтобы брызги студня во все стороны разлетелись! Но толку? У меня же на гранатомет за плечом.

— Дя-а-адь Жирдя-я-й! — звонкий крик Артем донесся сверху — Все-е-е-е! Уходи-и-и!

Уф… я ощутил внезапное просветление,… так расслабился,… что забыл о примеченной трещине и угодил-таки в нее ногой! И шлепнулся на свою глупую жирную задницу! Да еще как шлепнулся! Но тут же подскочил, словно ошпаренны, й с невольным хриплым взревыванием, и метнулся вниз по склону, наградив наступающий на меня живой танк еще двумя ударами камней. Нельзя ломиться прямиком наверх. Надо бы сначала «спустить» тварь как можно ниже по склону, а затем уже уходить в отрыв.

Описывать долго, но через десять томительных минут я уже бежал словной юный толстый горный баран, причем бежал, широко улыбаясь и сложив ручки на курдюке — то бишь на животе. Удалось. Далеко внизу, метрах в пятидесяти-шестидесяти ревел и ворочался монстр переросток. Порождение океанских радиоактивных глубины осталось без добычи.

Но широко улыбался я не из-за чувства победы. Нет.

Дело в том, что монстр-таки показал мне «фокус». Сюрприз… как только он перевалил через край дороги и «пошел» вниз, этот гребанный кентавр многоногий вдруг ни с того ни с сего рванул вперед так быстро будто ему подожженного скипидара залили в зад! А я-то не ждал подобного… и меня едва-едва-едва не «сбил поезд». Чудом разминулся. Удар щупальца выбил каменную крошку в полушаге от моей левой ноги когда тварь уже проносилась мимо. Затормозить ей удалось далеко не сразу, а я тем временем отдышался, втянул обратно выпучившиеся глазные яблоки и с невнятным бормотанием мантры «нихрена себе, нихрена себе» дал деру что есть духу. Так что моя широкая улыбка смахивала на слюнявый оскал идиота, а не на сверкающую усмешку победителя.

Когда я преодолел последние метры и добрался до сидящего на камне Артема, то уже несколько поуспокоился.

— Это было круто! — показал мне сразу два больших пальца подросток — Настоящее родео! Бык, правда, словно из кошмария выполз…

— Да и тореадор, словно беременный таракан — поддержал я, невольно улыбнувшись.

— Здравствуйте дядя Весельчак У! — снова этот писк.

— Привет — вздохнул я, укоризненно покосившись на Артема.

— А что я? Все так называют — пожал тот плечами.

Безногая женщина со смуглой кожей робко мне улыбнулась. Милая. Очень милая. Не «обжигающе сексуальна», а именно что милая, домашняя какая-то. И девочка подросток с копной коротко подстриженных соломенных волос и невероятно синими глазами.

— Привет — повторил я, возвращая улыбку — Меня зовут Жирдяй, а не Весельчак У. Рад, что с вами все хорошо. Ну, поговорим по дороге, а сейчас надо отсюда убираться. Кстати, Артем. Приглядывай за монстром — тварь никуда не делась. До дома как доберемся, сразу натравим на него наших главных воинов. Пусть что хотят то и делают, а оставлять ее вот так бродить рядышком это совсем не дело. О! И еще, Артем, знаешь что?

— Ау?

— Не забывай что мы теперь везде вдвоем ходим — усмехнулся я — И если я толстый Весельчак У, то ты худой… кто?

— Кто? О! Крыс?! Меня пиратом Крысом называть будут?! — переполошился парнишка.

— А ты как думал? — засмеялся я, присаживаясь на колено и протягивая руки к закутанной в какие-то грязные тряпки женщине — Илия, да?

— Илия — за нее ответила девочка — Она гречанка! А я наша! Лисенок меня зовут!

— Рад познакомиться, Лисенок — кивнул я — Гречанка значит,… а мы из…

Раздавшийся грозовой грохот с небес не дал мне закончить фразу.

Что на этот раз?

Туч не видно,… а гром самый настоящий…

— Ух ты! Книга! — Артем неожиданно протянул руку, повел пальцами, потащил на себя,… и у него в руке оказалась небольшого размера тонюсенькая книга в кожаной обложке,… причем эта обложка и составляла большую часть книжной «толщины».

— И сообщение! — продолжил говорить подросток — От системы! От Ковчега!

— И у меня! — подтвердила Лисенок, показывая всем такую же книжицу.

Еще через пару секунд такой же документ «предъявила» и гречанка Илия.

Я уже было начал волноваться на свой счет, но перед глазами полыхнули ярко алые буквы сообщения от игровой системы. Ну, здравствуй, Ковчег. Я уж думал, ты замолк навсегда…