Прочитайте онлайн Земля неведомая | Часть 21

Читать книгу Земля неведомая
4816+14954
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

21

Каравелла слегка покачивалась на малой волне. Рангоут был неполон, обшивка кое-где разошлась, краска с бортов местами облезла, но судно вполне могло пройти ещё сотню миль. Если бы на борту ещё имелась команда. Но шторм и ямайские пираты, покружившие вокруг ошмётков эскадры, сделали своё чёрное дело.

Ураган был просто жуткий, за пять с лишним лет пребывания в Мэйне Галка такое видела впервые. Все двенадцать баллов, легендарная «Катрина» отдыхает. Да ещё не в сезон: начало мая на дворе. Город Сен-Доменг зацепило лишь его краем — и то на многих домах снесло кровлю, а в Алькасар де Колон вообще пришлось закрывать окна деревянными ставнями. Четыре небольших корабля в бухте сорвало с якоря и выбросило на берег. Галка — генерал Сен-Доменга! — и месье Аллен — глава торгового совета — уже прикидывали, сколько денег придётся выложить из казны на ремонт зданий и помощь пострадавшим. А вот северо-западную оконечность острова и Тортугу измочалило капитально. Явившиеся оттуда капитаны рассказали, каких бед натворил ураган… Но, как говорится, нет худа без добра. Этот же ураган практически полностью уничтожил испанскую эскадру, предназначенную для нападения на пока ещё никем не признанную республику.

— Пять линкоров, одиннадцать фрегатов, — Джеймс вместе с жёнушкой читал письмо одного из капитанов, подобравшего пару десятков испанцев на шлюпке. — Не считая мелких судов… Мы могли бы отбиться, дорогая. С потерями, но могли бы.

Галка ласково провела ладонью по его плечу. Так и есть: мышцы как каменные. Опять, небось, весь день провозился с навигационной программой в ноутбуке. "Вот интересно, — подумала она, с улыбкой вставая с места и начиная потихоньку разминать мужу занемевшие плечи и шею. — Почему Джек так легко научился пользоваться компьютером? И не только как юзер: уже программы потихоньку пишет!"

— Тут, как видишь, обошлось и без наших потерь, и без нашего участия, — негромко сказала она, массируя пальцами его лопатки. — Камикадзе.

— Ками… Прости, Эли, что ты сказала?

— Это японское слово, Джек, — Галка задумалась. — Во времена Мартина в Японии были такие лётчики-самоубийцы. Их самолёты затаривали бомбами под завязку и горючим в одну сторону — только до цели долететь. И они разбивались о палубы американских авианосцев во славу своего императора. Но происхождение слова гораздо древнее. Когда монголы покорили Китай и Корею, они решили не останавливаться на достигнутом. Собрали сильный флот для вторжения в Японию, погрузили на него войска. Но налетел ураган, и от флота остались одни воспоминания. А японцы, сочтя это прямым подтверждением, что их острова находятся под покровительством богов, назвали тот ураган «камикадзе» — "божественный ветер".

— Дорогая, уж не хочешь ли ты сказать, что у нас тоже завёлся небесный покровитель? — не без иронии проговорил Джеймс. Улучив момент, поймал руку жены и прижался к ней щекой.

— Да Бог его знает, — Галка пожала плечами. — Знаешь, что меня вообще навело на мысль о "божественном ветре"? Мы с Мигелем облазили эту трофейную каравеллу от киля до клотика. Она — точная копия «Гвадалахары», на которой он ходил. Во всех смыслах.

— А её груз? — встрепенулся Джеймс.

— На дне. Капитан Беннет с Ямайки, который её захватил, сказал, что перед абордажем испанцы кое-что выкинули за борт. А именно — два широких плоских ящика и один большой сундук. Беннет предложил им сдаться, но они отказались, и погибли все до единого при абордаже… И знаешь, дорогой, я Беннету верю. Хотя бы потому, что немножко в курсе, с кем он имел дело.

Джеймс мягко, но настойчиво потянул жёнушку за руку, и та послушно села на соседний стул.

— Эли, если так, то наши недруги теперь либо решатся на какую-нибудь отчаянную акцию, либо…уйдут в сторону, — сказал он, не скрывая тревоги. — Я боюсь за тебя.

— Не стоит, солнце, — нежно улыбнулась Галка — она очень редко так делала. — Знаешь, когда я увидела каравеллу, возникло странное чувство. Будто отпустило что-то, державшее меня все эти пять лет.

— И всё же будь осторожна, Эли, — Джеймс имел все основания доверять чутью супруги, но лишняя страховка не помешает. — Может быть, мои страхи напрасны, но больше всего на свете я боюсь тебя потерять.

— Я знаю, милый, — Галка с улыбкой погладила его по руке.

Ураган, который она так для себя и назвала — «Камикадзе» — давно обрушил свою ярость на Кубу и Флориду, и наверняка уже выдыхался где-то над континентом. А здесь очистившееся от туч и удушающей белёсой пелены небо, и избавленная от нестерпимого зноя земля словно говорили людям: после грозы рано или поздно из-за туч выйдет солнце… Лишившиеся крыш дома уже перекрывали заново. Вырванные с корнем деревья порубили на куски и убрали. Повреждённые бурей корабли отвели в доки или вытащили на берег. Торговцы изучали свои склады на предмет материального ущерба. Эти хитрецы опять попытаются выдавить из казны лишнюю денежку, но здесь их ждёт малоприятный сюрприз. Торговый совет располагал весьма точными данными относительно размеров состояния едва ли не каждого купца в городе. Тактика экономической разведки, не раз оправдавшая себя при захвате испанских городов, оказалась небесполезной и здесь…

…Затишье. С тех пор, как над Мэйном пронёсся тот ураган, прошло четыре месяца. Четыре месяца полной неизвестности.

То есть, в Сен-Доменг спокойно заходили торговые суда под флагами Британии, Франции, Португалии, и даже Голландии. Торговля в те времена не так сильно зависела от политики, как в наш век. Не заходили только испанцы, и вполне понятно, почему… Уже вернулись из Бреста «Сварог» и «Жанна», миссией которых было прорекламировать "свободные земли" и привезти хотя бы пару сотен поселенцев. Билли имел на руках инструкции отдавать предпочтение мастеровым и военным. И, хотя французские власти ещё не получили никаких указаний относительно строптивой республики, это не мешало им распространять жутковатые слухи о "разбойничьем острове". Впрочем, несмотря на подобные подлянки, в желавших бесплатно пересечь океан, получить неплохие подъёмные, дом и кусок земли недостатка не было. Два немаленьких линкора были чуть не под завязку забиты пассажирами, до Сен-Доменга едва-едва хватило провианта. Но эти люди были довольны не столько тем, что переехали в тёплые края, сколько тем, что их не обманули.

Галка направлялась в порт.

Двадцать минут назад комендант прислал к ней человека с запиской. В гавань зашла флотилия торговых кораблей под английскими флагами. Это само по себе не было чем-то незаурядным: англичане чуяли выгоду за сто вёрст и вовсю пользовались своим нынешним нейтралитетом. Но комендант говорил о каком-то странном госте, который, по его словам, настаивал на встрече с мадам генералом. Это интриговало. И Галка, не сворачивая на пирс, направилась к дому коменданта. Сюрприз мог быть как приятным, так и не очень, потому она заранее заготовила пару вариантов. Но, увидев гостя, поняла, как на самом деле мало значат наши планы.

— Дон Альваро! Господи, как я рада вас видеть!..

— …Ну, вот, наш "тайный орден" снова в сборе, — пожилой испанец, пока донья Мерседес устраивалась в гостевых апартаментах, решил переговорить с мистером и миссис Эшби в кабинете. — Если, конечно, Мартиньо, ваш брат и господин капитан здесь.

— Здесь, здесь, — кивнула Галка. — Я уже распорядилась, чтобы им сообщили. А пока они явятся — расскажите о себе, пожалуйста! Как вы жили всё это время?

— Последовал совету и отправился в путешествие по Европе, — ответил дон Альваро, тонко улыбаясь. — Но как только узнал о том, что произошло, немедленно сел на первый же корабль, уходивший в эти воды. Добрался до Ямайки, а из Порт-Ройяла с купцами — сюда.

— Добирались без приключений? — поинтересовался Джеймс.

— Почти. Но это уже неважно, раз мы с супругой здесь, — иронично проговорил испанец. — Сразу скажу о главном. Ваш замысел в общем неплох, господа. Но как вы думаете избежать опасности превратиться в разбойничье государство, воюющее со всем миром?

— Да есть тут одна еретическая идея… — хитро прищурилась Галка. — Если можно, подробности попозже. Но надеюсь, она сработает.

— Сеньора, зная вас, я нисколько не сомневаюсь, что вы приложите все усилия ради исполнения своей мечты. В вашей книге о ней, правда, сказано лишь намёками…

— А, так она уже вышла! — обрадовалась Галка. — Когда?

— Дней за пять до отплытия из Роттердама я зашёл к книготорговцу, — дон Альваро с хитроватой стариковской усмешкой наблюдал, как Джеймс на правах хозяина дома наполнял его бокал. — И с превеликим удивлением обнаружил две новые книги, повествующие о недавних событиях в Мэйне — доктора Эксвемелина и вашу. Книготорговец уверял меня, что они пользуются большим спросом. Я тут же купил обе, и скажу вам, нисколько не жалею о потраченных деньгах. Если доктор Эксвемелин, коего я не имел чести знать лично, много времени уделил подробному описанию здешней природы и…м-м-м…немного сгустил краски, описывая походы знаменитых флибустьеров, то ваша книга поразила меня документальной точностью. Это даже при том, что все события поданы в повествовании от первого лица, это весьма интригует. Читается, к слову, довольно легко. И эти дополнения в конце книги, где приведены выдержки из подлинных документов, указания, в каком архиве они хранятся… Вряд ли кто-то рискнёт оспаривать в суде приведенные факты, а ведь наверняка многим придутся не по душе ваши откровенность и точность. Иллюстрации же просто великолепны, даже в виде гравюр. Кто их делал?

— Мой брат, — Галкино радостное возбуждение можно было понять: она даже и не мечтала когда-либо написать и издать что-то стоящее.

— Он весьма талантливый молодой человек, сеньора, я рад, что вы цените его по достоинству. Как он? Как очаровательная сеньорита Исабель? Они ведь должны были повенчаться в Кайонне.

— У них уже дочь, — ответил Джеймс. — Милая маленькая крикунья… Вы к нам надолго, дон Альваро?

— С вашего позволения, господа, навсегда.

— В таком случае давайте немного растянем удовольствие и не будем сразу вываливать друг другу все радостные события, — с улыбкой проговорил Эшби. — Но выпить за встречу — святое дело.

— Ваше здоровье, господа, — испанец поднял бокал.

— Ваше здоровье, дон Альваро, — в один голос ответили Джеймс и Галка.

…Впереди по курсу предвиделись многочисленные шторма, рифы и мели, но у этих людей была путеводная звезда. Имя ей — надежда. Надежда на лучшее и полная неизвестность, ибо теперь-то они точно творили свою историю. Которой не было у нас.