Прочитайте онлайн Земля неведомая | Часть 4

Читать книгу Земля неведомая
4816+14978
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

4

Рассвет 19 июля 1674 года эскадра Сен-Доменга встретила уже на подходе к Мартинике. И свежий утренний ветер доносил отзвуки канонады.

Французская разведка на этот раз сработала "на уровне", и сведения о планировавшемся походе Рюйтера в Мэйн поступили вовремя. В начале июня. И полный месяц французы только тем и занимались, что готовились встречать именитого гостя. Фор-де-Франс и Сен-Доменг укрепили и укомплектовали так основательно, что теперь взять эти крепости сделалось весьма проблематично. Даже если бы у голландцев были пушки нового образца. Собственно, эти пушки и были одной из целей знаменитого флотоводца. Слух о них дошёл до Европы в связи с захватом Картахены, а испанцы ещё подлили масла в огонь, порассказав о разрушительной силе нового оружия разных страшилок. Практичные голландцы сразу смекнули, что подворачивается случай убить одним выстрелом двух зайцев: отобрать у французов богатенькую колонию и попутно прихватить хотя бы одну новую пушку. Впрочем, французы наверняка будут защищать и свои земли, и своё оружие. Но если напасть внезапно…

…Высадка десанта на побережье прошла успешно: несколько французских батарей уже молчали, основательно разрушенные огнём голландских кораблей. Но на этом, похоже, удача закончилась. С близкого берега донёсся сперва грохот пушек — наверняка, картечь — а затем затрещали частые ружейные выстрелы. Адмиралу даже не надо было направлять туда подзорную трубу, чтобы понять простую вещь: французский гарнизон ждал гостей с нетерпением.

— Хотел бы я знать, какой идиот проболтался французам… — процедил он, заложив руки за спину и нервно расхаживая по мостику своего флагмана.

Он уже давно понял, что поторопился.

Положеньице незавидное: он не мог ни высадить ещё один отряд — иначе некому будет управлять кораблями — ни поддержать десант огнём. Так недолго собственных солдат перебить. А тут ещё французы вытащили из-под обломков несколько своих тяжёлых пушек и снова открыли огонь по кораблям. Но голландцы — народ упорный. Может, они и додавили бы французов в рукопашной, но к тем подошло подкрепление. То ли из города, то ли из близлежащих поселений. Да какая, в сущности, разница?… Он может отозвать своих людей обратно на корабли, добить форт до полной неспособности к сопротивлению, и снова высадить десант. Если, конечно, удастся избежать больших потерь сейчас, когда французы будут весьма активно препятствовать нормальной эвакуации голландского отряда. Эх, чёрт, а ведь этого можно было бы избежать — если бы кое-кто умел держать язык за зубами…

— Французы!

Адмирал прекрасно понимал, что больше тут появиться просто некому. Но то, что он увидел, заставило его крепко задуматься. С северо-запада, выше дыма, поднимавшегося над горящими развалинами бастионов Фор-де-Франс, показались верхушки мачт. Огромных мачт. А это означало, что французы выставили против него линкоры. И наверняка эти линкоры пришли сюда не одни… Пока адмирал отдал распоряжение немедленно эвакуировать десант с берега, пока это распоряжение принялись выполнять, стало ясно, что французские линкоры действительно явились не в одиночестве. А в очень даже нескучной компании десятка разномастных кораблей, среди которых выделялся шедший во главе строя красно-белый военный галеон явно испанского происхождения…

— Чёрт возьми, они выставили против нас пиратов, — в другой ситуации это могло бы даже быть забавным. Адмирал едко усмехнулся. Ну что за люди эти французы! Догадаться послать против него даму! — Сигнал кордебаталии — перестроиться. Атакуем! И…позовите ко мне доктора.

Рюйтер, несмотря на солидный возраст — шестьдесят семь! — пока в услугах доктора не нуждался. Ему просто нужен был совет опытного человека…

— …Верно ли, что вы полный год ходили в эскадре этой дамы?

— Верно, адмирал.

— Что она из себя представляет?

— Она непредсказуема, адмирал, и весьма опасна. В особенности…

— …когда ей требуется кого-то защищать. Вполне естественно для женщины. Но я спрашивал вас о её тактике.

— Я ответил, адмирал. Она не придерживается какой-то определённой тактики, предпочитая изобретать каждый раз что-нибудь новенькое.

— А её капитаны?

— С ними проще: они — обыкновенные пираты…

…Галка молчала, стиснув зубы — даже скулы побелели. Рюйтер действительно серьёзный противник. И наверняка кое-что о ней слышал. Иначе с чего бы он повёл свой «Айнтрахт» прямиком на «Перуна»? Требютор — отличный капитан, но он вряд ли удержится от соблазна померяться силами с самим Рюйтером, один на один. А Рюйтер считался мастером подобных поединков. Что же до «Гардарики» и «Сварога», то они в данный момент, после разворота к востоку по команде "все вдруг", находились от голландского флагмана дальше. И им наперерез шли ещё два голландца, сорока- и пятидесятипушечный фрегаты.

Расстояния были достаточны как для пиратских, так и для голландских пушек, и Галка собиралась сейчас продемонстрировать противнику пробивную способность новых орудий. С трёх-четырёх кабельтовых конические снаряды прошибали любой борт. А если судно ещё было не слишком большим — то оба борта навылет. Здесь не имело значения положение противника по отношению к собственному кораблю, лишь бы канонир был достаточно метким, чтобы попасть в корпус. А голландцы сейчас развёрнуты к ним носом…

— Лево руля! Правый борт — готовьсь!

Три корабля — два линкора и «Гардарика» — повернулись бортами к противнику.

— Паруса долой!

Пиратские корабли надёжно перекрыли голландцам выход из бухты — впереди флагман и два линкора, позади — девять судов, от двенадцатипушечной «Акулы» до тридцатишестипушечной «Амазонки». Почти так же выглядел строй голландцев: три крупных корабля впереди, остальные — на подхвате. Но манёвр пиратов озадачил адмирала не на шутку. Два линкора и «Гардарика», выстроившись в линию и спустив паруса, открыли огонь… Сам по себе ход не слишком удачный — ведь голландцы представляли сейчас плохую мишень. Но лишь при условии, что огонь ведётся из обычных бронзовых орудий. И точность, и мощность стрельбы оставляют желать лучшего. А сейчас адмиралу Рюйтеру пришлось воочию наблюдать работу пресловутых французских пушек… Корпус «Айнтрахта» задрожал от точных попаданий. Два кабельтовых — а грохот был такой, словно три пиратских корабля дали полные бортовые залпы одновременно, с расстояния пистолетного выстрела. Бушприт голландского флагмана от ударов сразу двух снарядов превратился в щепки. В мелкие. Блинда-рей переломился пополам и рухнул в воду — вместе с матросами, пытавшимися свернуть блинд. Ничуть не меньше досталось пятидесятипушечному «Вильгельму». А шедший позади «Айнтрахта» небольшой фрегат, получив снаряд точнёхонько в крюйт-камеру, взорвался…

— Чтоб они пропали со своими чёртовыми пушками! — прорычал адмирал, наблюдая, во что превратились бушприт и бак его флагмана. — «Вильгельму» и «Дельфту» — вперёд! Кордебаталии — атака на флагман!

И «Айнтрахт», забирая ветер всеми уцелевшими парусами, пошёл прямым курсом на красный пиратский линкор…

…Завидев манёвр голландца, Галка только выругалась сквозь зубы. Рюйтер — это вам не какой-нибудь дон Педро. Теперь остаётся только рассчитывать на дисциплину капитанов. Если они выдержат эту психическую атаку и продолжат обстрел, Рюйтер отступит обратно к форту и будет заперт в бухте. Шах и мат.

— Правый борт, беглым — огонь!

Оба линкора и «Гардарика» снова дали залп из нарезных орудий. А полминуты спустя — и из бронзовых. Этот огненный шквал стоил эскадре Рюйтера ещё двух небольших кораблей, флагман и «Вильгельм» получили серьёзные повреждения, а один из фрегатов, «Зееланд», вообще стал оседать носом в воду. Но голландцы народ и впрямь упорный. Не чета испанцам…

— Ёлки зелёные, что он делает?!!

Галкин гнев был вполне понятен: «Перун» вдруг начал поднимать паруса и разворачиваться носом к «Айнтрахту» — для атаки. Хотя, приказа такого Требютор не получал.

— Сигнал «Перуну» — вернуться на исходную позицию!

Галка и сама понимала: поздно. Чтобы развернуться обратно, тяжёлому линкору пришлось бы выворачивать против ветра. Но что теперь? Неужели принимать бой по сценарию Рюйтера?

— Ну, Франсуа, экспериментатор чёртов! После боя я тебе всё выскажу, что думаю, уши в трубочку свернутся!.. «Марго» и «Вермандуа» — занять место «Перуна»! Не выпускать голландцев! «Сварогу» — сосредоточить огонь на «Вильгельме»! Мелочь — наша!.. Орудия — к бою!

— Правый борт — готовы! — отозвался Пьер.

— Огонь!..

И на этот раз пиратские канониры не сплоховали. «Вильгельм» лишился грот-мачты и потерял ход, что сразу же поставило под вопрос план Рюйтера — взять «Перун» "в два огня". «Айнтрахт» в связи с этим чуть подкорректировал курс, и теперь заходил к линкору с правого, только что разряженного борта. Правда, ещё оставались эти чёртовы скорострельные пушки, но их — если адмирал ещё не ослеп — было не больше четырёх штук по одному борту. А уж попадание четырёх снарядов «Айнтрахт» как-нибудь переживёт. Если только пираты не успеют перезарядить прочую артиллерию. Выдвинувшийся вперёд «Дельфт» пока прикрывал флагман от огня вражеских кораблей. Бедный «Дельфт»! Его левый борт превратился в сплошные обломки, наверняка большие потери в команде — но держится на курсе, чёрт подери! Вот что значит настоящая морская выучка!

— Правый борт — зарядить картечью!

— Есть, адмирал!

— Приготовиться к абордажу!..

…Канониры на «Гардарике» и «Свароге» творили невозможное, делая один выстрел меньше, чем за минуту. Пушки дымились, борта и настил батарейных палуб трещали, дышать было нечем, но огонь не прекращался. Ещё три мелких судна благополучно отправились на дно бухты. «Дельфт», храбро вставший между пиратами и своим флагманом, держался буквально на честном слове и на голландском упрямстве. Но и ему остались считанные минуты до встречи с морским дьяволом, это было видно даже сквозь облако порохового дыма. Ещё немного — и борт «Айнтрахта» будет открыт…

Когда два линкора одного класса и одной огневой мощи дают друг по другу полноценные бортовые залпы, это впечатляет. «Айнтрахт» и «Перун», шедшие на встречных курсах, выстрелили одновременно. Грохот при этом был такой, словно взорвался пороховой погреб крепости. Оба корабля скрылись в облаке дыма.

— Чёрт! — Галка скрипнула зубами. — Право руля! Ставить паруса! «Сварог» — вперёд, пусть атакует флагман! «Экюелю» и «Амазонке» — следовать за нами!

Она видела, что возможность запереть голландцев в бухте стоит под большим вопросом: следом за «Айнтрахтом» и повреждёнными фрегатами подходили ещё один линкор и пяток кораблей ненамного меньшего размера. Сейчас остаётся лишь нанести противнику максимум урона, чтобы и думать забыл об атаке. И «Перун»… Что с ним? Ничего не видно из-за дыма. Вернее, под ветерком облако начало сдвигаться, открыв борт голландского флагмана.

— Он убирает паруса! — взволнованно воскликнул Джеймс.

— Только этого не хватало… — прорычала Галка, прекрасно понимая, зачем голландец останавливается. — Почему Билли там копается?… Эх!.. — мадам адмирал в ярости так стиснула поручень, что побелели костяшки пальцев. — «Марго» и «Вермандуа» — вперёд.

Галка жертвовала спорной возможностью запереть врага в бухте, а взамен получала большой шанс выручить друга из беды — ведь «Перуну» явно нужна помощь. Пока «Сварог» повернёт, «Марго» и «Вермандуа» — новенький тридцатишестипушечный фрегат, недавно взятый у испанцев и переименованный французской командой — атакуют голландский флагман. И лягут на обратный курс. А там на позицию выйдет «Сварог», прикроет «Перуна» и превратит выход из бухты в смертельную ловушку. А если при этом удастся потопить флагман Рюйтера — так вообще замечательно. «Гардарике» и другим кораблям предстояло принять бой с остальными голландцами. И для этого пиратский флагман начал разворот левым бортом к противнику — пушки правого борта уже просто раскалились от беспрерывной пальбы…

— Флаг! Флаг на «Перуне» приспущен!

В пиратской эскадре были приняты сигналы на все экстренные случаи. Этот — приспущенный до середины бом-брам-стеньги флаг — означал гибель капитана.

"Франсуа… — Галке на миг показалось, будто настил квартердека ушёл у неё из-под ног. — Франсуа погиб…"

— Левый борт — огонь!..

"Это за тебя, дружище…"

Требютор был ей другом. Настоящим другом, несмотря на некоторые не слишком приятные особенности своего характера. И Галка сейчас готова была взвыть, как бездомный пёс на луну. Как в то утро после драки с Морганом у крепости Чагрес, когда она отошла после горячки боя и окончательно осознала: дядьки Жака больше нет…

Но она сама выбрала путь воина. А на этом пути потери неизбежны.