Прочитайте онлайн Земля неведомая | Часть 10

Читать книгу Земля неведомая
4816+14969
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

10

— Твою мать… — тихо ругнулась Галка.

— Что за чёрт? — Хайме вертел загадочный ящик так и эдак, но нигде не мог обнаружить замочной скважины. — Как эта хрень открывается?

— Надо набрать нужную цифру на замке, тогда откроется, — сквозь зубы процедила Галка. — А они трёхзначные. Подобрать код можно, но это долгая история.

— Ты уже видела нечто подобное? — вопрос Джеймса был с двойным дном.

— Видела, — мрачно ответила Галка, дав ему понять, что это именно то, о чём он подумал.

— Так может не мудрить, а сбить эти чёртовы замки? — предложил Роджер. — Я сейчас пистолеты принесу.

— Ага, и разобьёшь на фиг то, что там спрятано, — хмыкнула мадам капитан.

— Золоту-то всё равно, — хмыкнул другой пират.

— Это если там золото, — возразил третий, приподняв трофей за ручку. — Ящик немаленький, но не такой уж и тяжёлый.

— Может, камушки?

— Тогда тем более нельзя стрелять. Чем больше камушек, тем он дороже. А много тебе дадут за осколки?

— Что бы там ни было, в любом случае это нельзя испортить, — заявила Галка, лихорадочно соображавшая, что это ещё за пришельцы из будущего, и какой сюрприз можно ожидать от кейса. — Ладно, братва. Тащите это ко мне в каюту… и позовите доктора.

— Тебе плохо? — забеспокоился Джеймс.

— Нет. Мне понадобится его слуховая трубка.

При открытии загадочного «ящика» желали присутствовать все! Но, во-первых, капитанская каюта не резиновая, а во-вторых, Галке нужна была тишина. На паруснике с его вечно скрипящим рангоутом это было почти невозможно. Но вся надежда на слух доктора. Галка в нескольких словах объяснила ему суть метода: на каждом из колёсиков были проставлены цифры от нуля до девяти, и на одной из них обязан был сработать механизм замка. А при срабатывании раздавался едва уловимый даже в слуховую трубку щелчок. Доктор Леклерк сперва возмутился, что его заставляют заниматься совершенно посторонним делом, мало приличествующим образованному человеку, но, как всегда в подобных случаях, махнул рукой и покорился… «Гардарика» успела отойти от места встречи с каравеллой миль на пятнадцать, пока усилия доктора увенчались успехом. На обеих защёлках выставили найденные коды, надавили пальцами на углубления в металлических планочках. И подняли крышку.

— Что это? — присутствовавший при «вскрытии» д'Ожерон отреагировал первым.

Галка сидела, тупо уставившись в содержимое кейса. Ноутбук. Размером поменьше того, который у неё когда-то был, ещё в той жизни. Она как-то видела в магазине такой вот «походный» ноут, но стоил он едва не столько же, сколько вожделенный чёрный мотоцикл. При нём — кучка прибамбасов вроде сетевого адаптера, миниатюрной внешней «мышки», целого «альбома» с дисками и парочки девайсов неизвестного назначения. Вот так сюрприз. Куда же хозяева его включали, позвольте спросить?

— Странная штука, — проговорил Роджер, за компанию с Хайме представлявший здесь интересы команды — на случай, если в ящике обнаружатся ценности, которые можно будет поделить. — Вроде той ржавой железяки с битыми стёклами, что мы нашли в сельве, хоть с виду и не похожа.

"Верно подмечено, братец, — подумала Галка, и это была первая разумная мысль, посетившая её с момента вскрытия кейса. — Вещи совсем не похожие, но одинаково странные… Так. Что будем делать? Сразу изобличать в себе несостоявшегося спеца по компьютерным сетям, или как?"

— А ну-ка приведите сюда испанского боцмана, — сказала она. Такой выход из положения показался ей довольно изящным. — Только без грубостей. Расспросим его как следует, может, он что-то знает.

Испанца, ещё как следует не опомнившегося от всех приключений, в две минуты доставили к капитану. Тот сразу заметил вскрытый кейс на столе, и понял, что сейчас начнутся малоприятные расспросы. Но его несколько смутило блестящее общество, собравшееся в каюте этой оригинальной пиратки. Один из французов — он и Джеймса по незнанию причислял к их списку — выглядел как важная персона. Не иначе какой-нибудь знатный господин или вообще губернатор. Слухи о союзе лягушатников с пиратами уже давненько курсировали по Мэйну, а недавний захват ими Картахены превратил Маракайбо в потревоженный улей… Что же делать? Хочешь, не хочешь, а придётся отвечать на неизбежные вопросы, и отвечать правдиво.

— Как звать-то тебя, приятель? — тем не менее, пиратка решила начать с дружелюбной нотки.

— Мигель Кордеро, сеньора, — ответил испанец, не зная, как себя вести в таком действительно блестящем, но пёстром обществе.

— Давно на флоте?

— Пятнадцатый год пошёл. В боцманах уже шесть лет.

— А на этой каравелле давно ходил?

— Четыре полных года, сеньора. Как зафрахтовали нас эти господа, так и ходим, куда они скажут.

— Хорошо платили, значит? — поинтересовался Джеймс.

— Пятьдесят реалов на месяц для матросов, мне — сотня. Офицерам по четыре сотни, а уж сколько имел капитан, того я не ведаю.

— Недурно, — хмыкнул д'Ожерон, хорошо знавший нормальные размеры жалованья на флотах Мэйна. — Видимо, ваши наниматели были весьма богатыми людьми, если позволяли себе платить команде такие деньги.

— Послушайте, сеньор, я в их сундуки не заглядывал, — пожал плечами испанец. — Есть деньги у людей — пусть тратят, как им заблагорассудится. Нам было совсем даже неплохо при таком жаловании. Если бы ещё не эти правила, которые они для команды завели, так и вовсе не было бы на что жаловаться.

— А что за правила такие? — пиратка немедленно встряла со своим вопросом.

— На берег не сходить. Если деньги, там, родне передать — только через офицера или через меня. Ну, тут всё честно было, без обману, я сам свидетель. Есть и пить только на борту, и только то, что они сами привезут.

— Кормили хорошо?

— Хорошо, сеньора, все были довольны. И не только кормили. Даже девок на борт привозили. Но тут ещё одно правило было — с ними не болтать.

— Ясно, — хмыкнула капитанша. — Курс, понятное дело, ваши наниматели задавали. Так?

— Верно.

— И куда же вы ходили?

Мигель замялся, переступил с ноги на ногу. Сказать? Врагам? Хорошие дела! Только эти враги всего два часа назад странным образом сохранили ему не только жизнь, но и свободу.

— По большей части вдоль побережья, — сказал он, решившись. — Трижды были на Кюрасао, трижды у берегов Ямайки, один раз двое суток стояли на якоре у островов Рока, и четыре раза ходили к Эспаньоле. Бросали якорь неподалёку от Тортуги, — добавил он, покосившись на д'Ожерона.

— Это интересно. А по времени как?

— Не понял, сеньора.

— То есть, когда конкретно вы стояли, например, у островов Рока? — пиратка прищурилась.

— В октябре шестьдесят девятого. Точнее — в первых числах.

— А потом?

— А потом мы пошли в Картахену. Вернулись в Маракайбо уже в ноябре.

Испанец видел, с какими загадочными лицами переглянулись пиратка и её офицер, но что это означало — не понимал, хоть стреляйте.

— Очень хорошо, — женщина с рукой на повязке явно неважно себя чувствовала: по вискам потекли ручейки пота. Но допрос не прекращала. — О том, кто были ваши наниматели, и чем именно занимались, ты, ясен пень, не знаешь. Оно и понятно: такие типы всегда секретничают. А вот это что за штука? — она кивнула на открытый ящик со всем его странным содержимым. — Это их вещь?

— Да, сеньора, — кивнул Мигель. — Они эту штуку берегли пуще золота. Что оно такое, я не знаю, но слышал, как капитан сболтнул штурману: мол, эта вещь ценнее всех лоций мира.

— Хорошо, — сказала пиратка. — Спасибо, Мигель, можешь идти.

…Повисшую после ухода испанца тишину пару минут никто не решался нарушить даже шорохом: все были в шоке. Правда, по разным причинам, но тем не менее… Первой опомнилась Галка. Скривившись — любое движение причиняло ей нешуточную боль — она здоровой рукой вынула из мягкой выемки уютно угнездившийся там ноутбук. Повертела, разглядывая разъёмы, положила на стол, отжала защёлку на крышке и раскрыла. Вся дружная компания уставилась на чёрную, совершенно плоскую — наверняка сенсорную — клавиатуру с чётко выделявшимися на ней белыми латинскими буквами, и на матово-чёрный экран. Галка тем временем вынула «мышку», и, недолго думая, воткнула её в соответствующий разъём.

— Ценнее всех лоций мира… — задумчиво проговорила она. — Сдаётся мне, господа, что я смогу в этой штуке разобраться. Понадобится какое-то время.

— Полагаю, у вас будет достаточно времени, мадам, — д'Ожерон всё никак не мог оторвать взгляд от странной вещи. — Но я желал бы быть одним из первых, кто будет в курсе результатов ваших исследований.

— Скорее, одним из немногих, — уточнила Галка. — Если испанцы узнают, что эта вещь не утонула, а попала в наши руки…

— Понимаю. И желаю вам успеха, — месье Бертран встал и отвесил даме лёгкий поклон.

— Хайме, Роджер — всё слышали? — Галка воззрилась на своих "гвардейцев".

— Никому ни полслова, — кивнул Хайме. — Не беспокойтесь, кэп, всё будет в порядке.

— Надеюсь, — хмыкнула Галка, когда осталась в каюте наедине с Джеймсом.

Эшби легонько прикоснулся к клавиатуре.

— Если это вещь из твоего мира, — он заговорил по-русски — на всякий пожарный, — то объясни мне, чем она так ценна? И зачем здесь эти буквы?

— Джек, если удастся эту хреновину включить, то ты сразу поймёшь всю её ценность, — Галка, пользуясь моментом, принялась выгребать из кейса всё, что там лежало.

— Как оно работает?

— На электричестве. Только куда они его подключали?… Если они тут уже больше четырёх лет, то батарей на такое долгое время не напасёшься. Генератора на той каравелле никто не видел, а это такая штука, на которую бы точно обратили внимание. И в первую голову — испанцы. Она здорово шумит, требует особого топлива, как в той машине, и воняет выхлопами. Турбопаруса, как у Кусто, там тоже не наблюдалось. Значит, у них был какой-то компактный источник энергии… — Галка рассуждала вслух, перебирая содержимое кейса, вываленное на стол. — Ага! Джек, помоги вот эту фиговинку раскрыть! — она подцепила вещицу, сильно смахивавшую на тонкий чёрный планшет с какими-то разъёмами.

Джеймс помог. И раскрытый «планшет» явил миру зеркально гладкую, отсвечивавшую тёмно-лиловым, внутреннюю поверхность.

— Солнечная панель! Ну, конечно! — обрадовалась Галка. — Компактно и автономно до невозможности! Я такой не видела, только читала!

— Сказать по правде, здесь никто бы не понял ни назначения этой вещи, ни принципа её работы, — признался Джеймс, помогая ей собирать головоломку из будущего. — У вас что, каждый с детства знает, как ею пользоваться?

— Не каждый, и не с детства, — призналась Галка. — Вон, Влада спроси, он в компьютерах разбирается примерно как я в кулинарии. Но для меня это было специальностью. Я училась объединять компьютеры в сети.

— Зачем их объединять?

— Больше компьютеров — больше вычислений на единицу времени. Доступ к информации… В общем, я тебе в своё время всё объясню, милый, но не сейчас… Ага, вот теперь пробуем включить… — она ткнула пальчиком в кнопку питания. — Работает. Но если там системный пароль, дело дрянь. Придётся долго возиться.

Системного пароля на этом ноутбуке, слава Богу, никто не ставил: очевидно, хозяева действительно не боялись, что кто-то здесь сможет влезть в их компьютер. Даже просто собрать его и включить. Джеймс был прав. Для них, людей семнадцатого века, эта вещь была примерно как для нас артефакт из летающей тарелки. Не было и пароля на вход в операционку. Видать, по той же причине. Галка какое-то время полюбовалась на стильный интерфейс: что-то похожее на Висту. Но в основе своей это были всё те же «винды», и ей не составило большого труда разобраться, что к чему. И вот тут начались сюрпризы. Первая же программа «обрадовала» паролем. И это, судя по всему, было наиболее часто запускаемое приложение. Зато следующая оказалась великолепной интерактивной картой мира, датированной…сороковыми годами двадцать первого века. Но всё великолепие этой программы Галка оценила, когда увидела там возможность посмотреть на карты прошлого. Стоило лишь переключить дату.

— М-да, — возбуждение, охватившее Галку, придавало ей сил, но грозило обернуться большими проблемами в скором будущем. — Джек, как тебе это? Нравится?

— Мечта любого штурмана, — усмехнулся Джеймс, с интересом наблюдавший за всеми манипуляциями, которые жёнушка производила над странной вещью из странного мира. — Наши загадочные испанцы, или кто они там, наверняка прокладывали курс, пользуясь этими картами.

— Ещё бы: эти карты и твои лоции — как небо и земля. Ну, да ладно, — Галка оставила карты в покое, и взялась за мягкий футлярчик с дисками. — Поглядим, чем баловались на досуге эти господа.

Первым, от чего у неё буквально челюсть отвисла, оказались надписи на конвертиках с дисками. «Тортуга», «Ямайка», «Маракайбо», «Олонэ», «Морган», «Модифорд» — и так далее. Но Галку поразило другое. Большинство дисков были поименованы их с Владом фамилиями и фамилией Мартина. А также наличествовали несколько пронумерованных дисков под общим названием «Отчёты». Все надписи — по-английски.

— Вряд ли это случайность, — поделился своим мнением Эшби, осторожно, двумя пальцами взяв один из дисков: он уже догадывался об их назначении — быть хранилищем информации. — Они следили за всеми…э-э-э…гостями из мира будущего. И, возможно, не только следили.

— Значит, сегодня я лишилась возможности кое-кого отблагодарить. Пулей в лоб, — мрачно проговорила Галка. — Ну, да ладно. Бог не фраер, он всё видит. И жарятся сейчас эти господа в аду. Но если это наблюдатели, то где же те, для кого они собирали информацию? — она провела пальцем по большой тройке, нарисованной от руки на внутренней поверхности крышки футляра. — Если у нас номер три, то где номера один и два?

— Вопросов больше, чем ответов… Ты плохо выглядишь, Эли. Не лучше ли тебе прилечь? Слишком много волнений для одного дня.

— Тут ты прав, Джек, но… что мы скажем д'Ожерону?

— Что мы нашли уникальный и чертовски сложный навигационный инструмент, — усмехнулся Джеймс. — Ведь это — одно из назначений нашей находки, не так ли?

— Ты снова прав, насчёт остальных её назначений лучше не болтать…

Галка позволила себе отлёживаться чуть не до самого вечера. Но поспать как следует ей всё равно не дали.

— Капитан! — в дверь каюты требовательно постучались. — Паруса впереди по курсу!

На квартердек Галка поднималась уже через силу, но это была необходимость. Впереди по курсу могли быть как друзья, так и враги. «Гардарика» достигла района Рио-де-ла-Ачи, а там добывали жемчуг, и береговая охрана не дремала. Но показавшийся впереди корабль был слишком велик для береговой охраны. А раз так, то это…

— "Сварог"! — закричал марсовой. На «Гардарике» всех марсовых снабжали подзорными трубами, и они с высоты своего положения могли разглядеть куда больше, чем капитан со своего мостика. — Флага ещё не видать, но чёрный корпус — только у «Сварога»! Наши!

"Конец ещё одному приключению, — думала Галка, видевшая искреннюю радость команды «Гардарики». — И начало новому? Всё может быть… Я побеседую с Мигелем ещё разок, только потихоньку, чтоб месье Бертран не пронюхал. Испанец — человек простой, и напрямую в этом деле не замешанный. Потому врать не станет. А вытянуть из него при большом желании можно очень многое…"

В лучах заходящего солнца паруса «Сварога» казались золотыми. И поблёскивала позолоченная резная фигура на княвдигеде: богиня победы Ника, раскинувшая крылья… Свои. Значит, скоро возвращение в Картахену, а там — обратный курс. В родную гавань.

Галка улыбнулась. Она о многом передумала, пока лежала у себя в каюте. И если всё пойдёт как нужно, то скоро слова "родная гавань" для многих из её людей обретут новый смысл. Тот самый, за который не стыдно и умереть.