Прочитайте онлайн Земля неведомая | Часть 17

Читать книгу Земля неведомая
4816+14909
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

17

Дом алькальда Картахены мало-помалу превращался в сумасшедший.

Мало того, что д'Ожерон избрал его своей резиденцией. Мало того, что пиратка Спарроу поселилась здесь с мужем и братом. И несколькими офицерами, которые тут же начали водить сюда искавших развлечения испаночек. К примеру, Жером довольно быстро взял в оборот ту весёлую вдовушку, Инес Кастро-Райос. Эта, даже прогуливаясь под ручку с пиратским капитаном, стреляла глазками налево и направо. "Вы просто созданы друг для друга, — хихикала Галка, встретившись с этой парочкой. — Ты, Жером, будешь хранить ей верность до первой девки, а она тебе — до первого кавалера…" Мало того, что де Шаверни чуть не ежедневно навещал эту резиденцию с риском нарваться на очередной скандал. Теперь сюда повадились какие-то престарелые монахини, и, судя по всему, начали идеологическую обработку сеньориты Гарсия-и-Варгас. Узнав об этом, Влад пришёл в ярость, и пригрозил "этим старым воронам": если ещё хоть раз застанет их здесь, то не посмотрит ни на чин, ни на возраст. Выгонит пинками. Монахини грозились карами небесными, но Влад был непреклонен. При одной мысли, что Исабель накроется клобуком, у него всё внутри переворачивалось. Но с того памятного дня их знакомства им ещё ни разу не удалось даже как следует переговорить. То он без конца занят, то она гуляет в саду в обществе доньи Мерседес, то молится у себя в комнате. Словом, не подъедешь. А оставлять всё на самотёк он не имел права.

"Надо что-то делать, и делать срочно, — думал Влад, узнав о скандале на французском флагмане. — Не сегодня — завтра нам придётся уходить. И что тогда? Она закроется в монастыре, похоронит себя заживо? Чёрт… Исабель, по-моему, и приблизительного представления не имеет о том, что это такое — быть живой и настоящей… как Галя… Но для неё ещё не всё потеряно".

Эта девушка как-то незаметно стала главной героиней его мыслей. Но что он мог ей предложить взамен монашеских чёток? Только зыбкую дорожку пиратской жены, приводившую иных после смерти мужей в притоны. В этих краях женщина не могла сама себя прокормить, если не была портовой девкой или богатой наследницей. Исключение составляла лишь Галка, но то особый случай. Такого страшного будущего для Исабель Влад не хотел. Однако ничего другого у него попросту за душой не было.

"Так что же ей лучше? Неделями, а то и месяцами ждать меня из рейдов, и в конце концов не дождаться? Или прожить серую, но спокойную и более-менее сытую жизнь в монастыре?… Решай, Влад. Сейчас всё в твоих руках".

Он ошибался. Всё решилось как-то одним махом, и как будто даже помимо их воли…

…У него уже второй день не было никакой работы. Выкуп с города собран, подсчитан и упакован. Один только перечень ценной утвари составил целую бухгалтерскую книгу, а ведь были ещё драгоценности, колумбийские изумруды размером от горошины до ореха, жемчуг самых различных оттенков, богато отделанное оружие. И, конечно же, золото и серебро — в слитках и в монете. В общем, стоимость добычи превзошла все ожидания: по всем подсчётам выходила сумма под пятьдесят миллионов эскудо. Влад составил сводную ведомость и предоставил её всему начальству: де Шаверни, д'Ожерону и «сестре». А заодно прикинул размер одной доли, с учётом выплаты трети добычи королю и трети — французам. Выходила огромная — для одного человека — сумма, и Влад не удержался, проговорился Жерому. А тот растрезвонил сию приятную новость братве. На радостях пираты устроили в порту большую пирушку. А «сестрица» тут же устроила виновнику головомойку. Мол, рано ещё братву обнадёживать, адмирал сегодня уже продемонстрировал свои истинные планы относительно картахенской добычи.

— Ладно тебе, — покривился Влад. Они прогуливались по садику, наполненному лунным светом и звоном цикад. — Ну, ляпнул. Что теперь, об стенку убиться, или выпить йаду?

— Пожизненный расстрел из учебной винтовки, — Галка тоже свела всё к шутке. — Кстати, насчёт «йада»: доктор Леклерк сказал, чтобы мы не увлекались обедами у знатных испанцев. У него почему-то сильное подозрение, будто нас хотят перетравить.

— Дон Альваро не похож на отравителя.

— Я тоже так считаю. Но некий дон Хавьер — очень даже похож.

— Да, — протянул Влад. — Этот на всё пойдёт ради золота… Настоящий пират!

— Он хуже самого распоследнего пирата…

Лёгок на помине! Не успели Галка с Владом вернуться в дом, как застали в приёмной дона Хавьера. Этот со скорбным лицом слёзно умолял месье д'Ожерона вернуть ему горячо любимую дочь. Зачем? Донья Исабель и раньше изъявляла желание удалиться от мира, а теперь, когда она скомпрометирована, ей попросту не остаётся иного пути, кроме как в монастырь. Д'Ожерон слушал испанца, а по его лицу Галка явственно читала мысль: интересно, какую выгоду этот кондрашный толстяк поимеет от сдачи падчерицы в монастырь? Ведь всё равно, что замуж её выдавать с приданым, что в монашки — со вступительным взносом. Очевидно, взнос, который требовали святые сёстры, куда скромнее приданого.

— Дон Хавьер, — проговорил француз, выслушав его до конца. — Даю слово дворянина, честь вашей дочери не пострадала. К тому же, сейчас она находится под моей защитой, и ей ничто не грозит.

— Дон Бертран, я надеюсь, вы добрый католик? — поинтересовался испанец.

— Разумеется, — ответил д'Ожерон, ещё не понимая, куда гнёт этот Варгас.

— В таком случае, я полагаю, вы не будете становиться на пути матери нашей святой церкви. Ведь если вы добрый католик, то угроза отлучения…

— Вы смеете мне угрожать? — нахмурился француз.

— Нет, сеньор губернатор, — неприятно усмехнулся толстяк. — Я лишь предупреждаю о возможных последствиях вашего дальнейшего упорства.

— Дон Хавьер, вы отдаёте себе отчёт в том, что говорите? — д'Ожерон вообще-то никогда не был вспыльчивым человеком, но сейчас его просто вывели из себя.

— Такова жизнь, сеньор губернатор. Моё дело вас предупредить. Ваше дело — принять решение. Поверьте, мои слова отнюдь не пустое сотрясение воздуха.

— Ах ты старый козёл!!! — Влад не выдержал, ворвался в комнату. Никогда он ещё не был в такой ярости, и даже забыл о том, что сорвался в присутствии своего непосредственного начальства. — Ты ещё смеешь угрожать?!! Да я тебя с дерьмом смешаю!!!

— Влад! — взвизгнула Галка, повиснув на его руке, мёртвой хваткой вцепившейся в рукоять сабли. — Блин, у тебя что, совсем крыша поехала? Стой, сумасшедший!

— Я убью его!!! — ревел Влад, наседая на опешившего испанца и безуспешно пытаясь освободиться из цепких лапок названой сестры.

— Месье Вальдемар, опомнитесь! — по-командному рявкнул д'Ожерон, пытаясь вернуть контроль над ситуацией. — Вы не на пиратском корабле!

— Очевидно, ваш офицер этого ещё не осознал, — когда Варгас понял, что убить его не дадут, его испуг отлился в эту издевательскую фразу.

— Замолчите, чёрт вас подери! — д'Ожерон отвёл душу — рявкнул и на испанца. — Ещё одно слово — и я не стану останавливать своего офицера!.. Месье Вальдемар, извольте объяснить, какого чёрта вы позволяете себе устраивать подобные сцены? Вам так нравится девушка?

— Я люблю её, — тяжело дыша, произнёс Влад.

— Тогда женитесь, и дело с концом. А вас, сеньор, я попрошу более не докучать мне своими жалобами и угрозами.

— Но, сеньор губернатор, донья Исабель несовершеннолетняя, и ещё не может принимать самостоятельных решений. А я скорее выдам её за последнего испанского нищего, чем за пирата! — возмутился дон Хавьер.

— Будто ваше мнение здесь кого-то интересует, — презрительно процедила Галка, наконец отпустив руку братца. — Брысь!

— Но…

— Брысь, я сказала! — зарычала капитан Спарроу. — И если ты, жирный боров, хоть раз мне попадёшься, я самолично нарежу тебя на ломтики!

— Сука… — процедил вслед улепётывавшему испанцу Влад. — Простите, господин д'Ожерон. Я вёл себя по-свински.

— Я тоже был молод, влюблён и делал глупости, — усмехнулся месье Бертран. — А теперь позвольте решить дело как можно скорее. Пока этот упырь действительно не подключил сюда местных церковников. Должен же я хоть раз воспользоваться полномочиями губернатора Картахены? — рассмеялся француз.

И он воспользовался.

О, разумеется, сеньорита Исабель, которую они застали в обществе доньи Мерседес за традиционным вышиванием, страшно смущалась. Разумеется, она, скромно потупив глазки, тихим скорбным голоском отвечала, что надлежит спросить разрешения у отца. Но ей нескромно напомнили, что отец сам прислал её. А с некоторых пор она находится под покровительством господина губернатора, и разрешение тоже требуется от господина губернатора. И таковое разрешение тут же было получено. И вот тут из-под маски благопристойной испанской девицы показалось истинное лицо Исабель. Она улыбнулась так искренне, так неподдельно, что всем всё сразу стало ясно: согласна!

— Ну, брат, ты и выдал, — смеялась Галка, когда совершенно обалдевший от привалившего счастья Влад — по окончании всех церемоний — расцеловал её в обще щеки. — А жить-то где будете?

— Куплю дом в Кайонне, денег у меня хватит, — радостно отвечал Влад.

— Ну, ну…

Галка, несмотря на радость названого брата, не сомневалась, что испанский папаша ещё чего-нибудь учудит. Обещал же всяческие неприятности по церковной линии. Так и получилось. Незадолго до полуночи, когда все уже успели отметить радостное событие и только что разошлись по комнатам, в двери требовательно постучали. И раз часовые, два французских матроса, не воспрепятствовали сему, то гости были из разряда важных.

— Кто там? — на стук из окна второго этажа высунулся Эшби. Визит поздних гостей оторвал его от жены: романтическое приключение Влада и их самих настроило на соответствующий лад. Внизу, в скудном свете масляных фонарей виднелись несколько фигур в долгополых одеждах.

— Именем святой матери церкви, — ответил властный женский голос. — Откройте.

— Именем морского дьявола, убирайтесь к чёртовой матери! — не очень-то учтиво ответил Джеймс. Как протестант, он не питал никакого пиетета к католической церкви. — Надоели, честное слово…

— Еретик! — донеслось снизу.

— Благодарю за комплимент, — едко ответил Джеймс и закрыл ставни.

— Ого, как мы умеем выражаться! — тихонечко смеялась Галка, обнимая его.

— У меня масса скрытых достоинств, дорогая, — иронично ответил Эшби. — А теперь, если ты не против…

— Ну, Джек, когда это я была против?…

Но пока в одной части города происходили события, заставлявшие вспоминать Италию с её страстями, бедными падчерицами, негодяями-отчимами, влюблёнными кавалерами и их криминальной роднёй, во "французском секторе" оккупированного города происходило что-то малопонятное. Из подвалов крепости, где хранилась большая часть добычи, группы подозрительно молчаливых типов выносили тяжёлые ящики и мешки. Но направлялись эти группы не в порт, перешедший под контроль пиратов, а куда-то на восток. В сельву? Нет, на побережье. Туда, где уже не было опасных скал с убийственным в любую погоду прибоем. Туда, где стояли наготове многочисленные шлюпки…

А на рассвете пираты обнаружили, что с внешнего рейда пропали два французских линкора — "Генрих Четвёртый" и «Принцесса». И их паруса с каждой минутой приближались к северо-восточному горизонту.