Прочитайте онлайн Земля неведомая | Часть 11

Читать книгу Земля неведомая
4816+14960
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

11

Другой, не столь умный и проницательный человек на месте господина де Шаверни наверняка чувствовал бы себя сейчас на вершине славы. У его ног — побеждённый город. Город, который до того мало кому покорялся. Но честолюбивого француза не грела слава последователя Фрэнсиса Дрейка, и для малоприятных раздумий у него были веские причины.

Нет, его беспокоила не пиратская атаманша со своей толпой головорезов. Вернее, не столько она. Если всё пройдёт так, как он задумал, с флибустьерской вольницей вскоре вовсе будет покончено. Проблема заключалась в том, как собрать с Картахены означенную сумму и без особых неприятностей довезти добычу до Франции. Третья часть — королю. Как иначе-то? Он — верный слуга его величества. Что-то придётся дать офицерам и матросам, иначе бунт неминуем. Но пираты… Де Шаверни рассчитывал, что пиратские корабли получат повреждения под стенами фортов, а сами пираты понесут большие потери при штурме с суши. Но эти чёртовы пушки за три дня совершенно деморализовали защитников Картахены, и город сдался практически без особенного сопротивления. Зато его собственные линкоры получили повреждения различной степени. Здесь, во всяком случае, их не отремонтировать. Можно лишь заделать небольшие пробоины и починить повреждённый румпель «Генриха», но не поставить новую мачту на «Принцессу» и не восстановить развороченную обшивку «Иль-де-Франса» — а там при взрыве образовалась солидная дыра. Хорошо хоть выше ватерлинии. «Заплата» из досок — лишь временная мера… Словом, де Шаверни даже подумывал над тем, как бы законным путём отобрать у пиратов их неповреждённые линкоры с новыми пушками. Но вовремя вспомнил, чем закончилась подобная попытка для Генри Моргана, и передумал. Умные люди учатся на чужих ошибках, не так ли?

Оптимизма не добавили ни доклад пиратки о состоянии дел в городе — продовольствия и боеприпасов меньше, чем они рассчитывали, придётся всё-таки выпустить гарнизон — ни известие о казни трёх французских матросов, виновных в изнасиловании испанок, ни беседа с д'Ожероном. Последнего адмирал своей властью назначил губернатором "новых владений короны". Оба прекрасно понимали всю эфемерность этого звания, но при этом деликатно делали вид, будто всё серьёзнее некуда. Де Шаверни не доверил новоиспеченному "губернатору Картахены" ничего, кроме бумажной волокиты. Зато планировал принять живейшее участие в ограблении города, для чего ему требовалось кое-что сделать.

— Адмирал, прибыл маркиз де Ментенон, — доложил дежурный офицер.

— Просите, — не оборачиваясь, ответил де Шаверни.

Этот молодой человек — то, что нужно в данной ситуации. Знатен, не беден, в меру амбициозен, и уже имеет некие претензии к пиратке. Не следовало мадам Спарроу быть столь принципиальной и категоричной в высказываниях… Изящный поклон вошедшего, приветливый кивок адмирала. Словом, встретились два вежливых, цивилизованных, хорошо воспитанных человека.

— Чем могу быть вам полезен, адмирал?

Де Шаверни окинул его оценивающим взглядом. Всё верно. Этот господин станет идеальным инструментом в его руках.

— Я вызвал вас, сударь, чтобы получить совет моряка, — проговорил адмирал. — Не удивляйтесь. Вы прекрасно знаете, что я до сих пор не имел никакого отношения к морским баталиям. Но раз уж его величество поручил мне столь важную для страны миссию, я не должен пренебрегать советами опытных офицеров. Вы уже имели честь нести службу в этих водах не менее полутора лет, и знаете местные обычаи и особенности. Потому я обращаюсь именно к вам, а не к капитанам своих кораблей… Что вы можете сказать о флибустьерах?

— Лишь то, что они в последнее время сделались опасной силой, адмирал, — сказал Ментенон. Ещё вчера он был одет по-походному, но сейчас снова блистал нарядным камзолом и шпагой с драгоценной рукоятью. — Я здесь почти два года, но всё это время слава мадам Спароу только возрастала. Насколько мне известно от бывалых людей, точно так же поднимался Морган.

— Жалеете, что не застали его здесь? — де Шаверни уколол молодого человека холодным взглядом.

— Прошу прощения, адмирал…

— Ну, вы же не станете отрицать, что часто посещали Порт-Ройял. По моему скромному разумению — слишком часто для французского офицера, хоть Англия нам в данный момент и не враг.

— Но, господин адмирал… Я могу всё объяснить! — Ментенон заволновался, занервничал, чем и выдал себя с головой.

— Разумеется, вы можете всё объяснить, — снисходительно усмехнулся де Шаверни. — И я вас прекрасно понимаю: англичане платят за призы щедрее, чем французская Вест-Индская компания. Но зачем же производить эти операции с помощью английских пиратов?

Ментенон, потупив глаза, молчал: столичный адмирал хоть и был невеждой в морской науке, но как интригану ему, пожалуй, в этой части света не было равных… И что теперь прикажете говорить?

— О, не подумайте ничего дурного, маркиз, — смягчился де Шаверни. — У меня и в мыслях не было писать на вас доносы. Да и кому? Господину д'Ожерону? Или сьеру де Баасу? Поверьте, за ними тоже водятся грехи, и немалые. Дайте мне три месяца, и я выведу их на чистую воду. Что же касается вас, то я готов проявить понимание и снисходительность — вы так молоды… К тому же, мне так не хватает верных людей в этом проклятом Мэйне…

— Приказывайте, господин адмирал, — Ментенон знал: иной ответ закончился бы для него самое меньшее расследованием и перспективой разжалования. — Понимаю, что это звучит несколько пафосно, но я полностью в вашем распоряжении.

— Прекрасно, — слегка кивнул адмирал. — Мы с вами естественные союзники, маркиз — учитывая присутствие в городе этой несносной дамы и её, с позволения сказать, войска.

— Позвольте не согласиться с вами по поводу "с позволения сказать", — де Ментенон хоть и объявил себя верным слугой адмирала, но это не означало автоматического согласия со всем, что оный адмирал скажет. Позвали же посоветоваться? Извольте получить требуемое. — То, что начал Морган, продолжает мадам Спарроу. Её флибустьеров в данный момент можно смело назвать армией. Ибо у них есть не только оружие и полководец, но и дисциплина, и толковые офицеры, и определённый устав, коего они придерживаются даже в мирное время. Хотя, они ведут бесконечную войну с Испанией, так что мир — для них понятие относительное. Любое государство могло бы гордиться таким флотом. Потому, адмирал, при всём моём к вам уважении, я бы не стал недооценивать флибустьеров. Ещё немного, и они не только осознают свою силу, но и начнут распоряжаться ею по своему усмотрению, а не в интересах великих держав, как было ранее. Вот тогда ни одно цивилизованное государство Европы не сможет чувствовать себя в безопасности.

— Значит ли это, что мы совершили большую глупость, пойдя на Картахену? — де Шаверни умел быть самокритичным, когда этого хотел.

— Увы, адмирал. Пираты увидели своё военное преимущество, так сказать, воочию. И теперь им недостаёт лишь малого толчка, чтобы свершилось непоправимое. А эта дама достаточно умна и дальновидна, чтобы использовать своих вояк для собственного возвышения.

— Может быть, подкупить её?

— Она могла бы взять отступные от д'Ожерона за молчание о его махинациях, но у вас в данном случае, боюсь, не хватит денег.

— Тогда… как же вы посоветуете поступить?

— Последовать совету Юлия Цезаря, адмирал: "Разделяй и властвуй", — усмехнулся молодой человек. — Флибустьеры — удивительно пёстрое сообщество. Проще назвать, кого там нет, чем перечислить тех, кто там есть. Я слышал, мадам Спарроу как-то удаётся сводить к минимуму национальные и религиозные разногласия в своей эскадре, но сейчас там много новичков.

— Тем не менее, эти новички строго исполняют её приказы.

— Лишь оттого, что командуют обоими пиратскими линкорами её старые друзья — капитан Требютор и капитан Роулинг, — что ни говори, а де Шаверни избрал правильного советника: Ментенон действительно был хорошим аналитиком. — А костяк команд — соответственно люди с «Сен-Катрин» и «Амазонки». Эти корабли теперь находятся под командованием других офицеров. Разумеется, тоже преданных своему «генералу». Но на линкорах действительно слишком много новичков…

— Займитесь этим, — адмирал понял его без дальнейших пояснений. — А я тем временем поговорю с этой воинственной мышью. Вдруг удастся соблазнить её оставить пиратство — если не с помощью денег, то высокой должностью или дворянским титулом.

— Мой адмирал, она купеческая дочь, но дворянка по мужу.

— Не помеха, можно предложить ей поместье во Франции.

— Только предложить? — саркастически усмехнулся Ментенон.

— Это будет зависеть от того, насколько она готова покинуть своих пиратов и служить его величеству. Но ваша забота — флибустьеры. Оставьте даму мне, я попробую убедить её. Кажется, она достаточно умна, чтобы понимать всю бесперспективность дальнейшего следования этой разбойничьей дорожкой.

Тонкую, едва заметную нотку лёгкого сомнения в правоте этой мысли Ментенон всё же уловил. Но оставил своё мнение при себе. Молодой капитан и так наговорил адмиралу много такого, что шло вразрез с сиятельным мнением, и в из разговоре уже чувствовалось некое напряжение. Ещё немного — и де Шаверни начнёт раздражаться. А это последнее, чего хотел бы молодой аристократ, представитель обойдённого королевскими милостями рода д'Анжен… Что ж, адмирал хитёр, как любой версальский интриган. Но и эта пиратствующая мадам тоже непроста. А при такой коллизии ему лучше всего оставаться в стороне. Иначе затопчут. А не затопчут, так зарежут — с пиратами шутки плохи.

Это маркиз де Ментенон, капитан «Сибиллы», знал не понаслышке.

— С вашего позволения, господин адмирал, я удалюсь, — сказал молодой человек. — У меня появились кое-какие идеи относительно порученного вами дела. Мне необходимо отдать некоторые распоряжения.

— Ступайте.

За окном сиял полдень. Солнце как будто делилось своим светом с белыми и желтоватыми стенами испанских домов: де Шаверни казалось, будто он не в Мэйне, а где-нибудь в Валенсии. Но эти сияющие стены таили в себе неприятие и скрытую угрозу. "Завоеватель! Проклятый вор! Убирайся отсюда!" — словно кричали они. И адмиралу начинали мерещиться библейские огненные словеса… Нет, поскорее погрузить добычу на корабли — и убираться отсюда.

Рука сама нашарила серебряный колокольчик. Изящная вещица, обязательно нужно забрать с собой… И откуда у испанцев Нового Света такие изыски?

— Слушаю, мой адмирал, — дежурный офицер снова появился в кабинете будто из воздуха. Как ему удаётся входить столь бесшумно?

— Завтра пригласите ко мне мадам Спарроу на десять часов утра, — не слишком довольным тоном проговорил де Шаверни.

— Как прикажете, адмирал.

"А вдруг получится соблазнить её титулом и поместьем? Тогда поручение его величества будет исполнено как нельзя лучше…"