Прочитайте онлайн Здравствуйте, я Ваша золушка | Глава 19 Каждой даме по кавалеру

Читать книгу Здравствуйте, я Ваша золушка
3416+1616
  • Автор:

Глава 19

Каждой даме по кавалеру

    Польку сменил вальс. Белозерцев сделал шаг к Сашеньке и протянул руку. Свет в зале стал более густым, оранжевым, по полу пролетели лазерные миражи опавших листьев.

    – Андрей, ты не устал? – раздался насмешливый голос Сергея.

    Андрей Юрьевич поднял голову, Саша обернулась и почувствовала, как по спине побежал холодок.

    – Явился, не запылился, – протянул Белозерцев, расстегивая пуговицы жилета. Ему, наоборот, стало жарко.

    – Если дама не возражает, – улыбнулся Сергей, – я бы хотел разбить вашу пару.

    Он подошел еще ближе и встал рядом с Сашенькой.

    – Дама не возражает? – поинтересовался Андрей Юрьевич.

    – Нет, не возражаю, – выдохнула она.

    – Вот и отлично, я тогда пойду съем что-нибудь, надеюсь, горячее уже принесли. – Кивнув, Белозерцев развернулся и пошел к своему столику.

    Сергей встал напротив Саши, поднял руку – она положила в его ладонь свою. Второй рукой он коснулся ее спины, тихо посчитал: раз, два, три, и повел в танце. Приставные шаги влево, подъем на носки и обратно вниз, приставные шаги вправо, а потом, игнорируя подробности правил, вихрем по большущему кругу.

    – У тебя глаза сейчас голубые, – улыбнулся он.

    – Это свет… такой, – ответила Саша.

    Музыка ворвалась в душу и загремела, забилась, забурлила… Сашенька не чувствовала ног, но зато руку жгло так сильно, что хотелось ее отдернуть, и спину жгло тоже, в том месте, где его пальцы касались кожи. На миг Сергей притянул ее к себе и тут же отпустил. Стальные глаза странным огнем обожгли еще и щеку, губы. Сашенька обмякла и превратилась в легкую пушинку, которую несет вдаль ветром, а куда – она и сама не знает…

    Сергей получал удовольствие от танца, от тепла Сашиного тела, от еле уловимого аромата духов. Ему нравилось на нее смотреть и отчего-то нравилось смущать. Овальное личико, курносый нос, румянец на щеках. Девчонка. Но взгляд сам скользит к ее губам и рука сильнее сжимает ее пальцы – сегодня она все же другая.

    – Не устала?

    – Нет.

    Почему он ее пригласил… Не хотел общаться с Никой? Решил развеяться? Вовсе нет. Это был секундный порыв. Саша так подпрыгивала вместе с Белозерцевым, так смеялась… Невозможно было смотреть на это спокойно. И он не стал смотреть – пусть лучше Андрей вальсирует с Мариной, а то ведь дальше своего носа ничего не видит. Рядом женщина, которая душу за него готова отдать, а он польки отплясывает. Сергей усмехнулся – старый дурак ты, Белозерцев, старый дурак! Только слепой не заметит чувств Марины, только слепой.

    Музыка оборвалась неожиданно резко, и пары по инерции продлили вальс. Главный танцмейстер выдал несколько шуток и огласил следующую часть программы: кадрили и польки. Молодежь ринулась к центру зала, а гости постарше, наоборот, потянулись к столикам.

    – В быстрых танцах я не силен, – сказал Сергей, – но буду рад пригласить тебя на следующий вальс.

    Сашенька поймала его короткую улыбку и согласно кивнула. Они отошли на край танцевальной зоны, чтобы не мешать парам, приготовившимся к лихому ритму кадрили. Только сейчас Сергей отпустил ее пальцы и, скользнув по руке вверх, дотронулся до локтя. По телу пробежали совершенно ненужные мурашки, и Сашенька сжалась, стараясь не показывать смущения. Но тут в голове всплыл образ Кобякина, и вся романтика рассыпалась в пыль.

    – Я здесь постою, – неуверенно произнесла она, пытаясь разглядеть вдалеке столик банкира. Сидит он, ждет или переключился на кого-нибудь другого?

    Герман Александрович именно сидел и именно ждал.

    – Боюсь, ты опять умудришься потеряться, так что лучше я отведу тебя к Марине. К тому же пришло время выпить и перекусить. Как на счет ароматного куска мяса и бокала вина?

    Сашенька неопределенно пожала плечами. Конечно, Белозерцев обещал оградить ее от нежеланных кавалеров, да и нет ничего страшного в том чтобы еще раз поговорить с Кобякиным и все ему объяснить, да и, может, он уже забыл о ее существовании, а может, его слова были попросту шуткой, которую в тот момент она не поняла… Целая куча «может», но как же не хочется портить то волшебное настроение, которое переполняет душу, как же не хочется сейчас еще с кем-нибудь танцевать…

    – Я лучше здесь побуду, посмотрю на кадриль.

    – Уверена? – уточнил Сергей, глядя Саше в глаза.

    – Да, – ответила она слишком торопливо.

    Если раньше он не смог бросить ее в лесу, то сейчас не может оставить ее одну в круговороте бала. Начнут липнуть всякие… Сергей нахмурился, не понимая, откуда у него такие мысли? Собственно, на подобном мероприятии является нормальным заводить знакомства, веселиться, совершать глупости и даже влюбляться (половина девушек приехала именно за этим) и, собственно, нормально, если к Саше начнут липнуть молодые люди. Он окинул взглядом зал – эй, это уже не лес!

    – Пожалуй, я составлю тебе компанию, – ровно произнес он. Мясо с вином подождут, Белозерцев – тоже, с Никой он и так уже провел достаточно времени (для дружеских отношений достаточно), а большее теперь кажется лишним, ненужным.

    – Спасибо. – обрадовалась Саша, но постаралась не подавать вида.

    – Не за что.

    Через секунду перед Сергеем выросла одна из дебютанток – высокая брюнетка в белоснежном платье с маленьким букетиком в руке. Проигнорировав Сашеньку, она лучезарно улыбнулась, выпятила грудь, продемонстрировав откровенную линию декольте и пропела:

    – А не пригласите ли вы меня на следующую польку? Обещаю вам незабываемые впечатления.

    – Пожалуй, нет, – сдержанно ответил Сергей, «забывая» прибавить положенные этикетом извинения.

    Лицо девушки вспыхнуло удивлением, губы скривились – к отказам она, видимо, не привыкла. Фыркнув, вздернув нос, девушка резко развернулась и отправилась на поиски «более достойного» мужчины.

    Сашенька не смогла сдержать искреннюю детскую улыбку – хорошо, что он отказал, приятно.

    – Ну, а ты с кем сегодня танцевала – рассказывай, – небрежно спросил Сергей, отводя ее немного в сторону.

    – Первый вальс с Германом Александровичем Кобякиным…

    – Банкиром?

    – Да. Вы его знаете?

    – Лично нет, но наслышан. Чудной, говорят, субъект.

    – И мне так показалось…

    – Почему?

    – Он сказал, что ждал этого бала целый год, потому что решил жениться… и что я ему подхожу… и он хотел бы познакомиться поближе.

    – А ты?

    – А мне он не понравился, – честно ответила Сашенька.

    – Банкир и не понравился? – иронично уточнил Сергей и тут же встретил изумленный и даже рассерженный взгляд. Он просто пошутил, но, кажется, теперь ему придется выслушать пылкую речь про ту самую любовь, которая сдвигает горы, сметает на своем пути препятствия и делает человека невероятно счастливым. Отказать себе в маленьком удовольствии – смутить ее, сбить с толка, он не мог и поэтому добавил: – разве брак с таким человеком – не выгодная партия, о которой мечтает каждая девушка? Разве это не долгожданная путевка в светлое завтра?

    Как там говорила Ника? «Брак для девушки – это отличный шанс попасть в десятку. Это счастливый билет до остановки под названием «Успех и деньги».

    – Вы это серьезно? – тихо, с сомнением спросила Сашенька. – Но замуж нужно выходить по любви, по очень большой любви – настоящей, понимаете? – Ее щеки вспыхнули, и от волнения она стала покусывать нижнюю губу.

    Ну вот, он так и думал – Сергей еле сдержал улыбку, разве она могла ответить иначе? Стесняется, явно побаивается его, а туда же – за веру в любовь готова броситься на амбразуру.

    – Прости, я глупо пошутил. – Он наклонился и вкрадчивым шепотом произнес: – Я, конечно, считаю точно так же.

    В который раз, не выдержав его взгляда, Саша опустила глаза. Забавно сморщила курносый нос и кивнула своим мыслям. Да, любовь есть… настоящая! И нельзя в этом сомневаться – категорически нельзя. Сашенька подняла голову – Сергей по-прежнему смотрел на нее. Любовь есть… от нее бросает то в жар, то в холод… то дрожат коленки, то перехватывает дыхание…

    Его рука легла на ее талию.

    – Давай прогуляемся, – предложил Сергей, – уже должны были открыть выставку картин – посмотрим и вернемся к десерту, наверное, ты очень любишь сладкое.

    – Люблю, – подтвердила Сашенька, не узнавая собственный голос.

* * *

    Вальса не было как назло! А ведь она уже почти решилась… Что здесь такого – пригласить Белозерцева на танец? Пару раз на корпоративных вечеринках они уже топтались под музыку, неторопливо обсуждая рабочие моменты журнала да и на прошлогоднем балу провели несколько танцев вместе, так с чего вдруг ступор?

    Чем дальше, тем сложнее…

    И вальсов, как назло, нет!

    Молоденькие дебютантки беззаботно-счастливо скачут то вправо, то влево, хохочут, стреляют глазками… а она сидит за столиком в компании Вероники Сотниковой и мучает вилкой пропитанный травами и лимоном кусок семги. Марина мысленно издала стон отчаяния – сейчас еще, наверняка, Мисс Я Самая Крутая На Свете начнет трепать нервы. И зачем только она притащилась, кто ее звал?

    – Что-то наши мужчины совершенно не обращают на нас внимания, – насмешливо произнесла Ника, поднося к губам бокал с вином. – Сергей прилип к какой-то девчонке, а Белозерцев, как всегда, по уши в работе. Я уже скоро поеду домой… Чертов бал! Ни одного приличного знакомства!

    – Я тоже скоро поеду домой, – бросила Марина.

    – Почему ты не заарканишь Белозерцева? Он хорош… – Ника отклонилась и поискала его глазами, – он же тебе давно нравится, да?

    – Занимайся своей личной жизнью. – оборвала ее Марина.

    – Фи, как грубо, – Ника усмехнулась, понимая, что задела за больное, и остановила взгляд на одном из приглашенных. – Если не ошибаюсь, этот глянцевый гриб – финансовый воротила… как его? Последние месяцы он часто мелькает по телевизору.

    – Кобякин, – равнодушно ответила Марина.

    – Да, точно. Отвратителен, но богат. И почему в жизни все так несправедливо? И когда Сергей отлипнет от этой девицы? И на что она надеется? Он же наиграется и бросит ее. – Раньше Ника еще бы добавила: «ему хорошо только со мной», но фраза застряла на полпути, и настроение мгновенно испортилось. – Интересно, сколько ей лет? Выглядит на двадцать и то только потому, что раскошно одета.

    – Двадцать два.

    – Сергей сказал, что ее папочка весьма богат.

    – Он пошутил.

    – А ты откуда знаешь?

    – Она моя подчиненная, – Марина перестала терзать семгу и тоже посмотрела на Сашеньку. Действительно, Сергей рядом. И что мужики в ней находят? Белозерцев вот тоже… смотрел на нее, как на чудо природы. Обыкновенная же. Или нет? – Ревнуешь? – не удержалась она от укола.

    – Вот еще, – Ника скривилась и оглянулась. Кто нальет еще вина? Похоже, никто.

    А Марина ревновала и первый раз ей захотелось сорвать на ком-нибудь злость.

    – Вон посмотри, опять идет, – недовольно протянула она, наблюдая за Кобякиным. – Полагаю, это по твою душу, я ему уже один раз отказала. Целый час просидел, глядя на наш столик… женщин кругом, что ли, мало?

    Герман Александрович подошел к Нике, пошлепал губами и произнес стандартную фразу:

    – Можно вас пригласить на танец?

    – Да, – ответила она, нехотя поднимаясь. Отвратителен, но богат. И почему в жизни все так несправедливо?..

    Ника поздно сообразила, что следующий танец тоже быстрый. Скакать в вечернем платье, как антилопа гну, желания совершенно не было, но, увы, никуда не денешься – не бросать же банкира посреди зала. Музыка гремит, пары кружатся и подпрыгивают почти синхронно.

    – Скажу честно, вы мне не слишком подходите, – сразу и откровенно выдал Герман Александрович. – Но я решил дать вам шанс. Скажите, в вашем роду были душевнобольные?

    – Нет, – тяжело вздохнула Ника, делая три шага вперед. Подпрыгнула и добавила про себя: «но теперь, наверное, будут».

* * *

    Покинув в сопровождении Сергея главный зал, Сашенька с приятным смятением окунулась в иной мир – в мир тихой музыки, мягких полутонов и строгих декораций. В просторных холлах редко встречались гости бала, не было суеты, и только иногда к потолку летели взрывы смеха и восторженные голоса. Пожалуй, активность наблюдалась только около выставленных картин – позвякивая бокалами, знатоки и любители вели неспешную беседу, прохаживаясь взад-вперед.

    – Если честно, я в этом абсолютно не разбираюсь, – сказал Сергей, когда они покинули мини-выставку.

    – Я тоже, но мне очень понравились черно-белые рисунки, – ответила Сашенька.

    – Ты не забыла, что обещала мне следующий вальс? – поинтересовался Сергей.

    – Нет, – Саша улыбнулась и покосилась в его сторону.

    – Молодец, – легко бросил Сергей и тоже улыбнулся.

    Они дошли до островка зимнего сада и остановились. Со стороны главного зала неслись звуки польки, а со стороны лестницы – медленные переливы в исполнении небольшого оркестра.

    – Наверное, вальс не скоро будет, – выдохнула Сашенька и в сто первый раз покраснела. Никак, ну никак ей не удается успокоиться в его присутствии. Почему? Потому…

    Сергею нравилось за ней наблюдать, и просто смотреть на нее нравилось. Серо-голубые глаза, курносый нос. Смущается по поводу и без повода и, конечно, он уже давно понял, что она к нему неравнодушна – самая обыкновенная детская влюбленность в принца на белом коне, вернее, в небритого мужика с топором в руках, который появился из ниоткуда и помог. Ах, Сашка, Сашка, нашла в кого влюбляться… Не надо, не надо путать принца с серым волком.

    – Разве это проблема? – он шагнул к ней. – Повальсировать мы можем и здесь.

    – Но…

    Сергей вспомнил их первую встречу, вспомнил собственное раздражение, ее испуг и извилистый кросс между деревьев, вспомнил, как она жалобно просила отпустить ее… Девчонка. Как еще к ней относиться? И все же взгляд метнулся к ее пухлым губам…

    Вновь сжав ее пальцы, он расправил плечи и, приготовившись к стандартному «раз-два-три», сказал:

    – Ты же мне обещала танец, не так ли?

    Сашенька кивнула. Она и не собиралась отказываться, робкое «но» вылетело само собой. Какая разница, где танцевать, главное – с ним…

    Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три… Сердце ныло и пело, сердце было согласно на все. Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три… Пусть это будет самый долгий вальс на свете, пусть он не заканчивается никогда!

    Но Сергей остановился.

    Крепко прижав Сашеньку к себе, он дождался когда она поднимет глаза. Провел ладонью по ее щеке… наклонил голову, потратил две секунды на размышление и все же поцеловал. «Зачем?» – пронеслось в его голове, но… но ее губы оказались нежными и послушными, она прильнула к нему, доверяясь целиком и полностью… Зачем? Пустой, ненужный вопрос. Ах, Сашка, Сашка, не надо путать принца с серым волком…

* * *

    Когда он перестал ее целовать? Секунду назад? Минуту? Сашенька стояла с закрытыми глазами, чувствуя на талии тяжелую руку Сергея. Она открыла глаза, машинально дотронулась пальцами до губ и замерла…

    Сейчас ей было не просто хорошо, ей было – волшебно. Но чувства и страхи в душе смешались, смущение достигло предельной отметки, а вопросы, точно осенние листья, закружились, замелькали…

    «Только не убегай», – подумал Сергей, но Сашенька юрким зверьком вырвалась из его рук и метнулась сначала к лестнице, а затем к залу.

    «Опять петляет», – мелькнула следующая мысль, и он бросился следом.

    Но бежать далеко не пришлось – около бархатных портьер Саша сама притормозила, наткнувшись на Белозерцева, Марину и Нику.

    – Ты откуда? – изумилась Марина, переводя взгляд на Сергея.

    – Я…

    – Мы были на выставке, – спокойно, почти равнодушно, ответил он за Сашу, – приобщались к прекрасному.

    – И как? – многозначительно спросила Ника.

    – Замечательно, – он улыбнулся в ответ, – черно-белые рисунки производят неизгладимое впечатление. Нам очень понравилось, так что и вам рекомендую.

    – А мы уже домой собрались, – вмешался в разговор Белозерцев, – как раз, Саша, тебя искали. Ты с кем поедешь? Со мной или с Мариной и Вероникой?

    – Я ее отвезу, – четко произнес Сергей.

    Несмотря на приличное количество вариантов, выбор у Сашеньки был только один. Она не может поехать с Сергеем – хочет, но не может. Как сейчас оказаться с ним наедине? Что он ей скажет? А вдруг вообще посмеется?

    Марина и Ника… Находиться рядом с женщиной, на которой он собирался жениться, она не в силах… только бы сейчас не задумываться над вопросом, а любит ли он ее до сих пор?

    – Андрей Юрьевич, я с вами поеду… Хорошо?

    – Конечно, – Белозерцев тут же взял ее под руку и быстро попрощался со всеми. – Ну, еще увидимся, – добавил он и поморщился: – Жду не дождусь, когда сниму смокинг. Александра, пойдем, ты, наверняка, устала.

    Сашенька пролепетала «до свидания» и направилась вместе с Андреем Юрьевичем к лестнице, а в спину ей отточенной стрелой полетел взгляд Марины. Взгляд, переполненный ревностью.