Прочитайте онлайн Здравствуйте, я Ваша золушка | Глава 14 А прошлое уже далёко – ту-ту-у-у…

Читать книгу Здравствуйте, я Ваша золушка
3416+1623
  • Автор:

Глава 14

А прошлое уже далёко – ту-ту-у-у…

    Похлопав по весомой стопке журналов, Федор Иванович довольно крякнул – теперь он знаменитость! Спасибо Сашеньке. Уж расписала она его положительные качества подробно и от души. И добрый, и справедливый, и мудрый, и заботливый! Да, он такой. И Машенька, когда прочтет, забудет своего индюка и вернется к нему – к прославленному Федору Ивановичу Веревкину – человеку со всех сторон замечательному.

    – Я двадцать штук купил, – похвастался он, когда Сашенька вернулась с работы. – Соседям раздам и себе на память оставлю.

    Она улыбнулась, вспоминая, как Федор Иванович на ее вопрос «а можно ли написать про вас?» протяжно бухтел и повторял: «только в крайнем случае». Значит, ему понравилось, как же хорошо…

    Сашенька открыла свежий номер журнала на страничке с дневником, прочитала только последний абзац, подняла голову и задумчиво посмотрела в окно.

    – А этот… который… в лесу тебе встретился… он чего? – запинаясь, спросил Федор Иванович. Историю знакомства Сашеньки с Сергеем он уже знал, а тут, кажется, появились новые подробности… и запутанно как-то – непонятно. То есть, вроде, все на поверхности, но… ни черта не понятно! Встретились опять где-то… случайно ли? «Меня он не увидел, я быстро и трусливо спряталась… Почему струсила? Были на то причины…». Про него же она пишет, про него! Ох, надо за ней присматривать… Вон щеки огнем вспыхнули – что у нее в голове? А на душе?.. – А ну-ка выкладывай все по порядку! – строго добавил Федор Иванович, чувствуя себя в этот момент не то отцом, не то дедом Сашеньки.

    – Завтра пятница, – тихо произнесла она и закрыла журнал.

    Время с понедельника до четверга пролетело как один день. Вроде, только что выбирала платье и покупала туфли, осваивала азы танца. А теперь – до Осеннего Бала осталось совсем немного, и на последнем занятии в студии Сашенька уверенно, легко и с удовольствием вальсировала со своим педагогом, который ее щедро хвалил. Да, меньше чем за неделю она научилась неплохо танцевать. Ноги ныли, спина болела, но эти погрешности не имели никакого значения – шесть часов каждодневного кружения под музыку приносили не только усталость, но и волнующую сердце радость. Завтра, завтра пятница…

    – Спокойной ночи, – выдохнула Сашенька и устало поплелась в свою комнату.

    – Но… – Федор Иванович хотел сказать, что еще только семь часов и спать укладываться рано, но передумал, махнул рукой и, недовольно качая головой, устремился к шкафу. Полчасика он подежурит с биноклем, потом еще раз перечитает Сашин рассказ в журнале, потом еще раз подежурит, потом еще раз перечитает… И где Саша могла встретить парня из леса – Сергея? Кто ж их знает! – Нравится он ей, – сердито буркнул Федор Иванович, ища глазами пачку папирос, – ох, нравится…

* * *

    Владимирская область

    Небольшой Пашкин отпуск подходил к концу, он и брал-то его только, чтобы хорошенько нагуляться с Ирмой. Какая может быть работа, если каждую ночь новая подруга тянет или в ресторан, или в клуб, а уж затем – в постель. Кто же знал, что он для нее всего лишь пилюля от скуки, источник новых побрякушек.

    «Стерва, – цедил про себя Пашка, заводясь с каждым часом все сильнее и сильнее. – Саша бы никогда…»

    Последнюю фразу он редко продолжал – чего рассуждать, и так ясно… сам дурак.

    На девушек он теперь смотрел с неприязнью и опаской – в каждой мерещилась профессиональная стерва. Уязвленное самолюбие, вселенская обида, досада не давали никакого покоя. Пожалуй, теперь он мог доверять только Саше.

    «А что, – думал Пашка, откидывая со лба светлую челку, – командировочный, наверняка, уже убрался из ее комнаты, проблемы с местом проживания больше не существует. А значит… а значит, вполне можно вернуть прежние отношения».

    Он извинится, мол, погорячился, был неправ, идиот, конечно, и все такое – а Саша простит. Почему бы ей не простить? И пойдет привычная жизнь… А всякие Ирмы и прочие гетеры пусть катятся куда подальше.

    Пашу удивляло, что Сашенька ни разу ему не позвонила. Он, когда расставался, очень боялся продолжительных слез и постоянных напоминаний о себе. «Давай попробуем еще раз», «Мне без тебя плохо», «А ты совсем по мне не скучаешь?» – приблизительно такой реакции он ожидал. От влюбленных девушек не так-то легко отделаться.

    Но Саша не звонила.

    Пашка задавался вопросом «почему?» и ответа не находил. Обиделась? Это можно понять, но ее чувство к нему должно быть сильнее любых обид. Разве нет?

    Поглядывая на телефон, он тщательно подбирал слова извинений, и к вечеру четверга окончательно «созрел». Пять минут позора (каяться всегда трудно), обещания, сожаления и то самое «давай попробуем еще раз» – вот утвержденная программа намеченного примирения. Ну, практически никакого риска.

    Зная, что Сашенька редко пользуется мобильником, Пашка, нервно промаршировав по коридору, набрал номер ее домашнего телефона. Трубку сняла противная Галина Аркадьевна и слова: «Здрасти, позовите, пожалуйста, Сашу» тут же примерзли к языку. Вдруг эта дура полезет с вопросами или еще с чем-нибудь полезет, на фиг ее. На фиг.

    Пашка вновь смерил шагами коридор, прогнал мысли о трусости прочь и, накинув ветровку, выскочил из квартиры. Разговор по телефону – это в любом случае не то, что нужно. Конечно, он бы постарался договориться о свидании, но Сашенька могла бы и отказать, лучше же встретить ее «случайно» на улице. Если она еще не вернулась от капризного мальчика Коли, то есть шанс столкнуться с ней на перекрестке около продуктового магазина или в самом магазине, или на автобусной остановке рядом с недостроенной заброшенной спортивной школой. Шансов – масса.

    Через полтора часа, покружив по знакомому району, вспомнив места прежних свиданий, Пашка, изрядно загрустив, поплелся к дому Сашеньки. Ноги сами понесли. Раз решил, то нечего откладывать примирение на потом, к тому же увидеть ее действительно хочется… Уже очень сильно хочется. И никакая Галина Аркадьевна не страшна. Пусть только попробует полезть с вопросами!

* * *

    «Хорошо Сашка устроилась! Черт!» Света резким движением смахнула с плетеного кресла пожелтевший лист, села и насупилась. Да вот, пришлось возвращаться обратно – с розовым чемоданом и с клокочущей злостью в обнимку. Старый козел напугал ее и выгнал, и ничего не оставалось, как вернуться домой – к мамочкиным борщам и нравоучениям. О-хо-хо, триумфальное будущее она представляла себе совсем не таким. Совершенно не таким!

    А что оставалось делать? Дождаться Сашку? И опять столкнуться с ненормальным бородатым сморчком? Нетушки, слишком большое испытание для гордости. А если посмотреть правде в глаза… то совсем дурно станет. Дедок этот ее сразу невзлюбил и ни за что не разрешил бы у него жить, а без жилья о карьере можно забыть. Не на улице же ночевать. Деньги, деньги… все упирается в проклятые деньги!

    А как же Сашке повезло!.. Старику мозги запудрила своей порядочностью, втерлась в доверие, да так, что он ей квартиру завещать собирается – зараза! И он зараза и она зараза… Мучаясь приступом зависти, Света поджала губы и стукнула кулаком по подлокотнику. И тут взгляд сфокусировался на светловолосом молодом человеке, одетом в джинсы и синюю ветровку с отделкой в виде красных полосок на рукавах. Давно он уже маячит за забором, давно, но близко не подходит… Ха! Да это же Сашкин дружок! Бывший, по всей видимости. Это от любви к нему она тут порхала, как бабочка… Встречались-жались-мялись и расстались. Ага, расстались, а то бы она не укатила в Москву и он бы не болтался тут маятником… Света усмехнулась, встала и направилась к калитке. Что ж, пусть и ему будет плохо. Сейчас она расскажет горе-воздыхателю о своей двоюродной сестричке (которая прекрасно живет в двухкомнатной московской квартире и не страдает от ностальгии), и почувствует себя намного лучше.

    Как зовут молодого человека, Света знала – пару раз, сгорая от любопытства, она подслушивала телефонные разговоры Саши. Однажды даже проследила за ней до кинотеатра и, убедившись, что парень не представляет собой ничего особенного (не олигарх уж точно). вздохнула с облегчением и потеряла к роману сестры всякий интерес.

    – Эй, привет! – крикнула она, распахивая калитку. – Ты Павел, да?

    Пашка дежурил около дома уже минут пятнадцать (в Сашиной комнате свет не горел, а значит, оставался шанс перехватить ее на улице) и, старательно проговаривая слова извинений (уже по сотому кругу), вышагивал туда-сюда, глядя под ноги. Услышав звонкий оклик, он поднял голову и оглянулся. Хм… дочурка Галины Аркадьевны – Света… ходячий кошмар номер два… из той же породы, что и Ирма…

    – Ну, – ответил он, подходя ближе.

    – К Сашке пришел? – поинтересовалась Света.

    – Пришел.

    – И долго здесь шлындать собираешься?

    – Пока ее не увижу. – Дашке не хотелось вступать в переговоры.

    – Поссорились?

    – Не твое дело.

    – Напрасно ты хамишь мне, – Света едко улыбнулась, – я же помочь хотела… Саша же… А, в общем, разбирайся сам.

    Она дернула плечиком и нарочно медленно повернулась к Пашке спиной.

    – Подожди, – торопливо выдал Пашка, попадаясь на крючок, – где она?

    Света наклонилась, сорвала травинку и, предвкушая шоковую реакцию, не без удовольствия ответила:

    – Далеко. Укатила в Москву.

    – Зачем? – в голосе Сашкиного ухажера послышалось безграничное удивление.

    – А надоело ей здесь, и ты, наверное, не оправдал ее ожиданий. – как можно более равнодушно постаралась произнести Светка.

    Мысли и чувства у Пашки смешались. К такому повороту событий он действительно оказался не готов. Сашенька – добрая, милая, маленькая мечтательница и трусиха, вдруг уехала. Одна. В незнакомый город. Так вот почему она не звонила…

    – Точно уехала? – на всякий случай переспросил Пашка.

    – Ну, да.

    – В Москву?

    – Ага, – Света кивнула и манерно повисла на калитке, – и уже устроилась по полной программе: работа, квартира… Я ездила к ней в гости – все в ажуре.

    Все в ажуре… В сердце у Пашки екнуло. То есть Саша встала утром, собрала вещи и… уехала. И бегать за ним она не собиралась, и о «давай попробуем еще раз» не думала. И (о, ужас!) теперь она где-то прекрасно живет и… он ее безвозвратно потерял. Или почти потерял?

    – А когда она уехала?

    – Давно, недели две прошло, – сообщила Света.

    – Разве у нее в Москве есть знакомые?

    – Теперь, наверное, есть, – искренне засмеялась Света. – Изначально она к подруге матери ехала, но та ее к себе не позвала, и теперь Саша проживает у… мужчины.

    Чем дальше, тем хуже. Пашка тоже облокотился о калитку. Во рту пересохло. Неужели Саша предпочла ему кого-то другого и так быстро?.. Нет, это невозможно! По всем пунктам – невозможно!

    – У какого еще мужчины?

    Немного протянув с ответом – размышляя, сказать правду или наврать с три короба, Света нехотя ответила:

    – Мужчина как мужчина, в возрасте уже. Сашка у него комнату снимает.

    – А поконкретнее, сколько ему лет? – Паша волновался все сильнее.

    – Ну, может, шестьдесят, может, больше… откуда я знаю! – сморщилась Света. – Он в ней души не чает, квартиру собирается подарить…

    Следующий вопрос: «А на какие средства она снимает комнату?» Пашка проглотил. Кажется, Света что-то говорила про работу…

    – А где она работает?

    – В журнале… помогает не то главному редактору, не то еще какому-то…

    – А он… мужчина? – голос Пашки явственно дрогнул.

    – Кто?

    – Редактор этот.

    – Понятия не имею, – фыркнула Света, радуясь растерянности бывшего ухажера сестры. Пусть, пусть помучается. А еще лучше – пусть немедленно едет в Москву (уж адресок она непременно даст), обязательно там нарвется на ненормального старика и получит хорошенько по башке! Не все же ей одной страдать! А Сашка либо вернется и будет полной дурой, либо пошлет этого добра-молодца куда подальше… Лучше бы вернулась – приятнее как-то.

    – Я ей позвоню… наверное, – проблеял бывший ухажер.

    – Угу, только наберись терпения, мобильник у нее вечно где попало валяется. – заботливо сообщила добрая Света.

    «Нет, не надо звонить, – подумал Пашка, теребя замочек «молнии» ветровки, – надо ехать. Все равно ничего толком не ясно, а один телефонный разговор может испортить ситуацию окончательно. Надо ехать!»

    – Ты сказала, у тебя есть ее адрес… – робко начал он.

    – Есть, – протянула Света и не менее сладко добавила: – записывай.