Прочитайте онлайн Здравствуйте, я Ваша золушка | Глава 10 Запятая, троеточие и родственники на хвосте

Читать книгу Здравствуйте, я Ваша золушка
3416+1619
  • Автор:

Глава 10

Запятая, троеточие и родственники на хвосте

    К четвергу Сашенька чувствовала себя уже более уверенно. Появился маленький круг обязанностей, и это было приятно. За следующие «откровения» она пока не бралась – время позволяло не торопиться, а душевных порывов пока не наблюдалось. На крайний случай она решила написать про Федора Ивановича, он, правда, идею эту не одобрял и постоянно бубнил одно и то же: «Ладно уж, но только если совсем кранты». Работу Сашеньки он не понимал и очень боялся, что ее «надурят и объегорят», рекомендовал приглядывать за руководством и не слишком болтать языком.

    Марина завалила мелкими поручениями, и большая их часть никак не была связана с журналом «Артэль». Стоило Сашеньке плюхнуться в кресло, как она тут же вызывала ее к себе и отправляла то в прачечную, то в сбербанк, то еще куда-нибудь. Сашенька к такой эксплуатации в личных целях относилась совершенно прохладно – какая разница, что и кому делать? Работа у нее такая, вот и все.

    Выхода свежего номера она практически не ждала, как-то не верилось, что ее мини-рассказ может появиться на белых скользких страницах. Чудно. Но четверг настал, и милая секретарша Белозерцева – Лидочка, проходя мимо, положила на край стола еще тепленький журнал. Он вкусно пах краской и поблескивал в свете ламп, как глянцевая лужа на солнце.

    Сашенька пролистнула страницы, нашла свой «дневник», прочла вступительный абзац, подготовленный Мариной, а затем пробежалась глазами по строчкам. Слова ее, но ощущение в душе странное, будто она к этому никакого отношения не имеет. Может, просто не смогла передать настоящие эмоции? Не важно. Она закрыла журнал и отложила его в сторону. Подняла голову и увидела в окне кабинета свою начальницу, которая жестом пригласила ее к себе.

    – Мне нужны ксерокопии, – Марина протянула прозрачный файл с бумагами. – По две штуки с каждого листа. Еще загляни в архив и найди апрельские номера две тысячи третьего года.

    Первое поручение Сашенька выполнила довольно быстро, а вот со вторым возникли некоторые трудности – в архивной комнате порядком и не пахло (зато пахло клеем и еще какой-то химией). Передвинув несколько коробок, она наконец добралась до нужной полки и выдвинула пластиковый ящик, на котором был указан нужный год.

    Прижимая к груди журналы, с чувством выполненного долга Саша распахнула дверь и… увидела его.

    Небрит, серая рубашка навыпуск… Идет и здоровается с сотрудниками редакции…

    Это все, что она успела заметить, потому что тут же юркнула обратно в архив.

    Сергей…

    Как он здесь оказался???

    Сашенька привалилась к стеллажу, закрыла и открыла глаза. Кажется, в таких случаях положено ущипнуть себя (побольнее!) – страшные сны обычно на этом заканчиваются.

    Она чуть приоткрыла дверь… Сергей, сунув одну руку в карман, шел к кабинету Белозерцева.

    – Мамочки… – прошептала Сашенька, задерживая дыхание. Неужели он купил журнал, прочитал, догадался, о ком идет речь, и приехал разбираться? Но разве такие, как он, читают глупые откровения девушек? Конечно, такая вероятность была и есть, но она настолько мала (ничтожно мала!), что даже задумываться об этом не стоило. И она же не написала ничего обидного… – Мамочки, – повторила Сашенька, оседая на одну из коробок. Коробка, не выдержав навалившегося на нее веса, дала усадку.

    Нет, номер с блоком ее дневника вышел только сегодня, вряд ли Сергей успел и купить его, и прочитать, и рассердиться, и приехать… Вряд ли. Да и шел уверенно, здоровался, улыбался, чувствовал себя, как дома…

    «Я здесь посижу, – решила Сашенька, вытягивая шею, – только бы Марина меня не хватилась».

    Минут двадцать она сидела практически неподвижно, глядя в дверную щелку. Но вот мелькнула серая рубашка – Сергей направлялся к выходу. Поворот головы, небрежное движение руки, прощальный кивок кому-то, и все – исчез из весьма ограниченного поля зрения. Уф…

    Сашенька для верности переждала еще немного, затем осторожно выбралась из архивной комнаты и огляделась. От вопросов и волнения кружилась голова, но надо было срочно бежать к Марине и отчитываться о проделанной работе. Сердце тикало, как таймер на бомбе замедленного действия, непонятная, совершенно дурацкая улыбка вдруг растянула губы, предъявив миру две ямочки, «ой-ёй-ёй» – стучало в висках, а кончики пальцев похолодели и онемели. Сейчас Сашенька вряд ли бы смогла ответить на вопрос: чего в ее душе больше – испуга или радости?

    – Молодец, – похвалила Марина, даже не глядя на стопку предъявленных ксерокопий. – Отдохни пока, выпей кофе… Ты уже работаешь над продолжением дневника? Завтра вечером я бы хотела посмотреть твои наброски.

    – Угу, – ответила Сашенька и, не удержавшись, спросила: – а сейчас приходил мужчина, он кто?

    – К Белозерцеву? О, это Сергей Ермаков – один из самых успешных журналистов, – Марина оторвалась от компьютера, собрала черные волосы в хвост и тут же вновь рассыпала их по плечам, – он друг Андрея Юрьевича и пару лет назад частенько подкидывал нам отличные статьи, которые здорово нас выручали.

    «Не бандит», – подумала Сашенька и вслух спросила:

    – А сейчас не подкидывает?

    – Нет, он теперь птица другого полета, но с Белозерцевым они по-прежнему дружат. Он приезжает к нам изредка, чем подрывает работу половины офиса.

    – Почему?

    – Потому что женская часть редакции, увидев Ермакова, резко забывает о своих делах, – Марина усмехнулась. – Понять это, конечно, можно…

    Сашенька вздохнула с облегчением. Значит, Сергей не собирается высказывать претензий и вообще ничего не знает.

    А Марина явно решила передохнуть и немного посплетничать. Крутанувшись в кресле, она закинула ногу на ногу и добавила:

    – Недавно он сделал предложение Веронике Сотниковой, а она ему отказала.

    – Какое предложение?

    – Замуж.

    – А почему отказала? Не любила?

    – А кого она вообще любит? Ника у нас – звезда журнала «Кисс» – все успевает: и по командировкам заграничным помотаться, и на фотосессиях блеснуть, и статьи подготовить, и побыть приглашенной персоной на модной тусовке, и мужчинам лапши на уши навешать, и карьеру сделать…

    В голосе Марины сквозили раздражение и нелюбовь к Сотниковой, и Сашенька почувствовала себя неловко, но уйти пока не могла – вопросы так и лезли, так и лезли…

    – А откуда же стало известно, что он ей предложение сделал, и что она отказала?

    Марина покачала головой и едко улыбнулась:

    – Она сама тут же подругам и растрепала, наверняка, всю дорогу до Парижа висела на телефоне. Полагаю, предложение Ермакова ей очень польстило. Но, возможно, в этой истории больше вранья – Ника любительница набить себе цену. Странно, что он вообще с ней связался… – Марина хмыкнула и повернулась к компьютеру. – У нас с Сотниковой общие знакомые, да и на всевозможных мероприятиях пересекаемся часто.

    Так вот почему он был хмурый – прекрасная Вероника отказала ему… Сашенька почувствовала нездоровую обиду, объяснить которую не смогла, и настроение отчего-то поползло вниз… Сергей любил и, наверное, любит эту самую Веронику Сотникову, и похоже, она очень красивая…

    Вернувшись на свое рабочее место, Саша села за стол, подперла кулаками щеки и привычно закусила нижнюю губу. Как тесен мир…

    «Я больше не буду о нем писать».

    Но хочется писать только о нем.

    «Ничего страшного не случилось».

    Но колени до сих пор дрожат.

    «Это просто от неожиданности…»

    Жаль, что она видела его только мельком.

    «Интересно, он бы узнал меня?»

    Конечно, вряд ли Сергей бегал по лесу еще за кем-нибудь.

    «Надо быть осторожной и не попадаться ему на глаза».

    Почему?

    «Я напишу про Федора Ивановича и в самом конце чуть-чуть про Сергея».

    Да, если не называть имени, то никому и в голову не придет…

    «…не думала, что мы еще когда-нибудь встретимся – совсем не ожидала, но не зря же говорят, что мир тесен. Еще как тесен! И это даже хорошо.

    Меня он не увидел, я быстро и трусливо спряталась… Почему струсила? Были на то причины…».

* * *

    Владимирская область

    У Светланы Аксеновой была очень серьезная проблема – она пухла от безделья. Нет, в весе не прибавляла, на ее стройной фигуре изъяны по-прежнему не значились, но внутреннее состояние оставляло желать лучшего. Она маялась. Маялась и изнывала от скуки.

    Спать устала, лежать – тоже.

    Какое-то время она развлекалась бесконечным макияжем и переодеваниями, но всему есть предел – наигралась. Ночные клубы (а их в городе не так уж и много) надоели, да и часто ходить не с кем. Подруги и бывшие однокурсники днем карьеру делают – им спать надо, а Света сидит дома и свободного времени у нее целая куча.

    Финансово-юридическую академию она закончила (благодаря мамочкиным деньгам) и мечтала, как и многие, устроиться на престижную высокооплачиваемую работу. Но не сразу, а через полгодика – отдых после диплома необходим. Конечно, если бы к ней пришли с перспективным предложением, она бы согласилась, но бегать самой по собеседованиям… Невозможно.

    Мамочка, вообще-то, хлопотала за дочку, и Свету настойчиво звали в банк, но большую зарплату сразу не обещали… А кому нужна маленькая? Вкалывать с утра до ночи за гроши, что ли? У нее академия за плечами, и только за это полагаются бонусы!

    Вот Света и пухла от безделья. Мечтала о том, как все еще ахнут, как крутой и богатый продюсер или генеральный директор подкатит к ней на роскошной тачке и бросит к ее ногам мир бриллиантов, мир злата и серебра. Но пока не подкатывали…

    Несмотря на то, что свою двоюродную сестру Света считала глупой неудачницей, она ей все-таки завидовала. Иногда. Себе в этом не признавалась и сформулировать причину не могла – чувство зависти ерзало где-то в душе и не слишком мешало. А сейчас Сашка отправилась в Москву и, наверняка, там как сыр в масле катается. Элеонора Борисовна небось кудахчет над ней и по кинотеатрам да ресторанам водит…

    Чем больше Света думала об этом, тем сильнее работало воображение. Сашка представлялась то в красивой иномарке, то в обществе интеллигентных молодых людей, с которыми ее познакомил муж или сын Элеоноры Борисовны, то с кучей подарочных пакетов в руках, то с бокалом шампанского на светской вечеринке. Она там, а Света здесь. Пухнет.

    – Ма, а Сашка когда вернется? – как-то поинтересовалась Света.

    – А кто ж ее знает, да пусть сидит в Москве сколько хочет, – сморщившись, ответила матушка.

    – Она не звонила?

    – Разве ей такое в голову придет? – нарочито страдальчески всплеснула руками мать. – Ей там небось пряники глазированные посулили, и она мигом родную тетку забыла. А я, между прочим, ее растила, уму-разуму учила… Хоть бы подумала о том, что я волнуюсь!

    – А если она в Москве еще месяц проторчит?

    – Вот и хорошо, – хлопнула пухлыми ладонями благодетельница. Комнату я ее сдала – очень удачно получилось.

    Света выключила телевизор и вышла из кухни. Не, с матерью каши не сваришь – у нее на уме только постояльцы и комнаты – ничего в жизни не понимает. А Сашке надо позвонить… Мобильник она с собой взяла?

    Усевшись на кровать, Света набрала номер и стала слушать гудки. Наконец, в ухе щелкнуло и раздался голос:

    – Алло.

    – Привет, куда пропала-то?

    – Света… здравствуй. Как у вас дела?

    Света закатила глаза и тяжело вздохнула. Какие у них тут могут быть дела? Одно и тоже…

    – Нормально. Мать беспокоится, вот я и позвонила.

    Не признаваться же в собственном любопытстве и зависти…

    – У меня все в порядке, я устроилась, работаю, – голос Саши стал звонким, радостным. – Москва такая большая, красивая…

    – Подожди, – перебила Света, которая хоть и ожидала нечто подобное, но к успеху двоюродной сестры совершенно не была готова. «Я устроилась, работаю»… что за фигня такая?!! – Ты возвращаться собираешься?

    – Пока нет.

    – Тебя Элеонора Борисовна к себе взяла?

    – Нет, у нее муж болеет… – голос Сашки продолжал оставаться бойким и позитивным. Я совсем в другом месте живу.

    Свете стало еще хуже. Значит, у Сашки жизнь бьет ключом?

    – А где ты живешь?

    – У меня комната… Один очень хороший человек пригласил меня к себе и…

    – Мужчина?

    – Да… – и пауза. – Нет, это совсем не то, что ты подумала! Федор Иванович замечательный человек…

    – А работаешь ты где?

    – В еженедельном журнале «Артэль».

    – Кем?!

    – Ну… я… помогаю… – замялась Сашка. Но не сильно.

    – Кому?!

    – Заместителю главного редактора.

    Это был удар! Удар, который по силе можно было сравнить с падением Тунгусского метеорита.

    Сашка – никчемная дуреха, окопалась в Москве, да еще и на работу устроилась не куда-нибудь, а в журнал! И это – за считанные дни!

    – А ты не врешь?

    – Нет, – изумленный ответ.

    Так… Света встала с кровати, посмотрела на шкаф, затем попыталась вспомнить, где в данный момент находится ее супермодный, супергламурный розовый чемодан (купленный для поездок за границу), и, буркнув: «Я тебе через пять минут перезвоню», оборвала связь.

    Так… Матери она ничего не скажет, вернее, наврет, что едет в Москву всего на один день – проведать Сашку. А сама тоже «устроится». Устроится по полной программе! Здесь развернуться негде, а там… Вещей придется брать минимум… Чемоданчик хоть и маленький, но может вызвать лишние вопросы: зачем она столько барахла тащит с собой? Ну и плевать, хочется – вот и тащит! Хорошо бы сразу взяли в какую-нибудь крутую фирму, а далее задача – подцепить начальника и удачно выйти за него замуж. Хорошо бы. Но… Нет! Пусть Сашка устроит ее в журнал. Юристы нужны везде. Интересно, самый-самый главный редактор – мужчина? Было бы неплохо…

    Так… А с кем живет ее двоюродная сестра? Ни фига не понятно! Комнату сняла? На какие деньги? Кстати, денег надо взять с собой побольше – шмоток в Москве купить, по клубам прогуляться… Ничего, Сашка подвинется, итак на нее слишком много добра свалилось. Правда, жить в одной комнате с этой неудачницей особого желания нет, но недолго потерпеть можно, а когда зарплата повалит, тогда и ситуация изменится. Или когда подвернется обеспеченный мужчина, похожий на Брюса Уиллиса или на Бреда Питта. Или Тома Круза. Ну, в крайнем случае, на на Аль Пачино.

    Света вынула из шкафа стопку одежды и швырнула ее на кровать. Сборы! Сборы! Сборы!

    Ее настолько захватила идея отправиться в Москву, что она даже не успела удивиться собственному энтузиазму. Привычные вещи в миг стали раздражать и казаться никчемными и тусклыми. Зависть, направленная в сторону Саши, и мысль: «Если у нее получилось, то я уж и подавно смогу» оказались просто невероятным стимулом и ускорителем. Сборы! Сборы! Сборы!

    Справившись с волнением, решительно настроившись на поездку, Света вновь схватила мобильник и, дождавшись голоса двоюродной сестры, твердо произнесла:

    – Саша, диктуй адрес. Я еду к тебе в гости.