Прочитайте онлайн Завтра наступит сегодня | Часть 9

Читать книгу Завтра наступит сегодня
3116+811
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

9

Войдя в дом, Том включил свет и тяжело плюхнулся в кресло. Он устало провел тыльной стороной ладони по лбу и поднял на Кору глаза.

— Ну, как тебе мой дом в Аламосе? Нравится?

Девушка с любопытством огляделась по сторонам.

— У тебя здесь очень… очень симпатично.

Пушистые черно-белые накидки на диване и креслах придавали комнате стильный вид. Да и вообще все предметы обстановки квартиры были подобраны со вкусом. Тонкие хромированные ножки стульев и стола отливали холодным светом. Большие черно-белые литографии на стенах были вставлены в массивные металлические рамы. Жалюзи на окнах, четкие квадраты ковра на полу…

— Сразу видно, что ты приложил немало труда, украшая свое жилище, — вынесла свой вердикт Кора. — И ты все это придумал сам или обращался за помощью к специалисту?

— Я все делаю сам, — сказал Том, углубляясь в изучение накопившейся за несколько дней почты.

Немного подумав, Кора предпочла не сообщать ему о том, что интерьеры его загородного дома казалась ей более уютными и домашними. Сбросив туфли на шпильках, она с нескрываемым наслаждением прошлась по мягкому ковру, искоса поглядывая на хозяина квартиры. Даже сняв галстук-бабочку и расстегнув верхнюю пуговицу уже немного помятой рубашки, Том был неотразим. Затем, удобно устроившись на диване, Кора принялась следить за ним из-под слегка опущенных ресниц, отчаянно пытаясь определить, чем же он так привлекает ее?

По правде говоря, Томаса Берроуза нельзя было назвать безупречно красивым. Массивная нижняя челюсть выступает вперед немного больше, чем это необходимо. Высокий чистый лоб, но слишком широкие для Аполлона скулы. Казалось, создавая этого человека, Бог немного поторопился и решил не доводить его лицо до полного совершенства.

Скорее всего, ни один человек не смог бы удержаться, чтобы не поупражняться в остроумии, издеваясь над этой трогательной ямочкой на его подбородке. Слишком уж нелепо смотрелась она на мужественном лице!

Кора твердо знала, что Том брился всего несколько часов назад, но темная тень на его щеках не оставляла сомнений — стоит ей сейчас провести по его подбородку и щекам ладонью, и она почувствует, как жесткие волоски станут колоть ее кожу.

Погруженный в чтение, Том выглядел немного усталым. Но Кора теперь твердо знала — внешность бывает обманчива. Возможно, на первый взгляд он и похож на сердцееда или на бандита с большой дороги, за которого она и приняла его во время их первой встречи, но на самом деле Том Берроуз — это внимательный и любящий дядюшка, готовый на все ради одной улыбки своей маленькой племянницы.

Кору не удивило, что знакомые и коллеги Тома так радушно принимали его. Но почему они так шумно выражали свою радость по поводу встречи с ней? К тому же Томас явно не преувеличил, уверяя, что его помолвка держится в секрете. Даже ЦРУ могло бы позавидовать его умению хранить тайну!

Наконец он отбросил в сторону письма и поднял на нее глаза.

— Знаешь, каждый раз, когда я входил в эту комнату, мне казалось, что здесь чего-то не хватает. Теперь я понял: принцесса из волшебной сказки в восхитительно красном платье — это именно то, что надо.

— Ну, если я принцесса, то кто же тогда ты? — рассмеялась Кора. — Капризный и злой король или двухголовый дракон?

Он встал, подошел к дивану и сел рядом с Корой.

— Мне больше подойдет роль рыцаря твоего сердца. Я благородный принц, сумевший побороть зло и освободить сказочную красавицу, спрятанную в высокой старинной башне.

Кора демонстративно нахмурилась.

— Никакой ты не рыцарь! Обыкновенный хвастун, обманом пытающийся соблазнить прекрасную принцессу. Что, скажешь, это не так? За такие делишки тебя надо посадить в темницу.

— А может, лучше наградить? — подмигнул в ответ Том.

— За то, что ты морочишь девушкам голову? Еще скажи, что я должна отдать тебе половину своего королевства!

— Полкоролевства — это лишь часть награды, — не унимался Том. Склонившись к ней, он прошептал: — Кроме этого, я требую бесценное сокровище — пламенный поцелуй самой принцессы. — Он нежно прижал ее к себе. — Уповаю на вашу милость!

Вспыхнув, как маков цвет, Кора в замешательстве попыталась отстраниться.

— Вот еще!

Но Томас уже не слушал ее…

Кора закрыла глаза. Она почувствовала дыхание Тома, ощутила теплоту сильных мужских рук, освобождающих от платья ее плечи, а самое главное — волны страсти и нежности.

В последней отчаянной попытке увернуться она выставила вперед руки, пытаясь оттолкнуть его от себя… Ладони ее коснулись накрахмаленной ткани рубашки, и Кора ощутила равномерный стук его сердца.

— Мне кажется, — ее пальцы потянули воротничок его рубашки, — один маленький поцелуй ты все же заслужил.

Подавшись вперед, она неловко ткнулась губами в раскрытый ворот рубашки, а потом внезапно припала к его губам. Том замер, не делая никаких попыток ответить ей взаимностью.

Словно опомнившись, Кора оторвалась от его губ и подняла на него робкий взгляд.

— Ну, теперь я отплатила тебе сполна. Доволен?

Том широко улыбнулся.

— Ну почему ты не можешь побыть в роли беленького пушистенького пасхального зайчика лишнюю минуту? Ведь этот милый зверек выполняет любые пожелания малышей.

— Да ты что-то не особо смахиваешь на маленького мальчика! — рассмеялась Кора.

— Да я уже давно вырос. — Том немного помолчал. — Здесь красное. — Он коснулся края ее платья. — И здесь красное… — Палец его мягко ткнулся в ее пылающую щеку.

Затаив дыхание, Кора чувствовала, как чуткие пальцы Тома скользят по лицу, шее и еще ниже…

— Красный — цвет веселья, — прерывающимся голосом прошептала она.

Том отрицательно покачал головой.

— Нет, не веселья, — Пальцы его снова поднялись вверх. — Красный — цвет опасности! — совершенно серьезно закончил он.

Кора ждала этого момента с той самой минуты, как они, усталые и возбужденные, покинули ресторан. Крепко обняв его, она позволила Тому опустить себя на диван. Вес его тела вдавил девушку в пушистую поверхность полосатого покрывала, но ей не было тяжело! Руки Коры скользнули по спине Тома, и она ощутила силу его стальных мышц. Ноги их переплелись, и она слышала шорох платья, чувствовала плотную ткань его брюк.

Они осторожно, словно исследователи, гладили друг друга. Затем он скользнул губами вниз по ее шее, и Кора не смогла сдержать страстного стона. Кожа ее горела, ощущая мелкие уколы жесткой щетины.

Словно приказывая девушке молчать, Том прижал указательный палец к ее губам, другой рукой освобождая ее от платья. И она не нашла в себе сил сопротивляться. Кора уже не слышала ничего, кроме гулких ударов собственного сердца. Тело ее напряглось, она уже не владела собой. Прерывисто дыша, она судорожно сжимала его плечи… Инстинктивно Кора еще сильнее льнула к Тому, проклиная в душе плотную ткань его рубашки, мешающую их коже соприкоснуться. Поцелуи его становились все чувственнее и продолжительнее. Осторожно и неторопливо он скользил рукой все ниже и ниже. Кора открыла глаза. Любимое лицо было так близко! Она отчетливо видела каждую точечку, каждую морщинку на его коже. И она так любила Тома в эту минуту! Кончиками пальцев она чуть коснулась его волос, и Томас замер, словно перед решающим броском…

— Ты хорошо подумал? — прошептала она.

— А ты? — улыбнулся в ответ он, наматывая ее мягкие локоны на пальцы. Том смотрел на нее так, словно хотел заглянуть ей в душу.

Кора снова почувствовала, как горячая кровь зажгла ее щеки. Сердце забило тревожную дробь, она знала, как напряженно ждет он сейчас ответа.

— Слушай, а как твоя почта? — попыталась увернуться она. — Ты просмотрел все до конца?

Том прикоснулся пальцем к ее губам.

— Нет, я ошибался! — с улыбкой произнес он. — Ты совсем не сказочная принцесса. Ты хитрая лесная фея. — Последние слова он прошептал прямо ей в ухо, касаясь кончиком языка раскрасневшейся мочки. — И ты заколдовала меня!

— Нет! Я не…

Кора не успела договорить, губы их снова слились в страстном поцелуе. Когда Том наконец поднял голову, глаза его блестели от удовольствия.

— Ты чудо!

Смущенная Кора уткнулась ему в грудь. Только через несколько секунд девушка снова решилась поднять на него глаза. С трудом, пытаясь собраться с мыслями, она произнесла:

— Нам пора идти.

— Идти? Но куда? — растерялся он.

Том давно уже отбросил ее платье в сторону, что дало ему возможность целовать и ласкать ее грудь.

— Ну… с этого… дивана… — выдавила она из себя.

— Совершенно верно! — порывисто поддержал ее Том. — Зачем нам тесниться здесь, когда в соседней комнате есть прекрасная кровать.

В панике Кора закрыла лицо руками. Она попыталась отодвинуться, отгородиться от него.

— Нет!

Том лишь улыбнулся в ответ. Но улыбка говорила больше, чем могли бы сказать сейчас тысячи слов. Эта улыбка и прощала ее, и уверяла, что он готов ждать повторения подобного момента еще хоть целую вечность.

Глубоко вздохнув, Кора нервно сплела пальцы над головой.

— Я хочу сейчас же вернуться домой и лечь спать в свою кровать. И я буду спать одна, — четко произнесла она.

— Ну зачем ты хитришь? — покачал головой Том. — Тебе хочется сейчас совсем другого. Что, скажешь, нет?

Собрав все свое мужество, она решилась взглянуть ему в глаза.

— Возможно, ты прав. И сейчас мне хочется любить тебя. Но я знаю одно — лучше мне сейчас оказаться в собственной комнате, иначе завтра я горько пожалею о содеянном.

Том без тени улыбки погладил ее плечо.

— Клянусь, ты никогда не пожалеешь о сегодняшнем вечере! К тому же… — Он легонько прикоснулся поцелуем к ее груди. — …Завтра воскресенье. Что может быть лучше, чем провести выходной в постели? — Рука его чуть сильнее сжала ее грудь. — Мне так хочется, чтобы завтрашний день прошел у нас именно так…

Да, события сегодняшнего вечера настроили их на романтический лад. Годовщина чужой свадьбы, поздравления, улыбки, пожелания счастья и любви… Ничего удивительного, что, не сдержавшись, она почти сразу уступила ему. Но дело зашло слишком далеко!

Решительно девушка отвела его ладонь от своей груди. Том послушно подчинился ее движению… Душа же ее молила, требовала продолжения. Закрыв глаза, Кора изо всех сил сжала зубы, стараясь успокоиться.

— Я не собираюсь спать с тобой. И как ты можешь предлагать мне такое? Ведь ты же помолвлен.

— Но я собираюсь жениться только через полгода. — Том снова коснулся горячими губами ее подбородка и медленно двинулся вдоль шеи к груди… — И моя невеста намерена сделать нашу первую брачную ночь действительно первой.

Она почувствовала, как нежные пальцы Тома гладят ее живот. Чуть не плача от возмущения и обиды, Кора с силой толкнула его обеими руками.

— Как тебе не стыдно?

Было видно, что Том не ожидал такого активного сопротивления. Не удержавшись на краю дивана, он с грохотом приземлился на пол.

— Что с тобой? Я сделал что-то не так? — недоуменно поинтересовался он, потирая ушибленное место.

— А ты как думаешь? — Кора нагнулась и подняла с пола свое красное платье. — Я не желаю спать в этом доме! И мне абсолютно не хочется отдаваться мужчине, который собирается через полгода жениться на другой.

Она нервно натянула на себя одежду.

Усевшись у ее ног, Том подпер рукой щеку.

— А я и не собирался спать с тобой, — цинично улыбнулся он.

Кора стремительно поднялась с дивана.

— Если ты остаешься здесь, это твое дело. Что касается меня… Пожалуй, я закажу такси и поеду ночевать к Эмми.

Они проехали уже больше половины пути, когда Том наконец нарушил молчание.

— Для нее это абсолютно безразлично, — глядя на дорогу, негромко заметил он.

Коре не нужно было уточнять, что и кого он имеет в виду.

— Это невозможно! Да если бы я была помолвлена и вдруг узнала, что мой жених пытался соблазнить другую, я… Во-первых, я бы выцарапала сопернице глаза, а во-вторых, зарезала бы негодяя.

— Я уже имел счастье видеть тебя в гневе, — отозвался Том. — И совершенно не удивлен, что ты заявляешь такие вещи. Я давно заметил, люди, верящие в сказки о любви, считают чувство ревности чем-то совершенно естественным и оправданным.

Кора расстегнула ворот своего пальто. Они проезжали по темной дороге мимо спящего леса. Редкие фонари освещали черное шоссе. Она испытывала сейчас жалость к Тому. Ей не верилось, что на земле может существовать человек, так безоговорочно отвергающий любовь. Почему-то он вбил себе в голову, что отношения между мужчиной и женщиной — это лишь удовлетворение физиологических потребностей друг друга… Конечно, опыт Тома, бракоразводные процессы, в которых он участвовал, повлияли на его мировоззрение. Но неужели во всем он видит лишь только приземленное и материальное?

Даже семейное счастье его младшего брата не сумело переубедить его. И неужели его невеста разделяет взгляды своего будущего мужа? Господи, что это за женщина?

— Интересно, как бы ты отнесся к тому, если бы узнал, что твоя невеста переспала с другим мужчиной?

— Она никогда не станет этого делать.

— Почему ты так уверен?

Том в ответ только промолчал.

Кора вдруг представила, что произойдет с этим самоуверенным человеком, когда в один прекрасный день он вдруг обнаружит, что, несмотря на все свои убеждения, по-настоящему влюбился.

— А что будет после твоей женитьбы? Собираешься все так же волочиться за каждой юбкой?

— Брак — это вид делового соглашения. А я не имею привычки нарушать условия контрактов, — абсолютно ровным тоном ответил он.

И Кора поверила ему. Скорее всего, характер Тома просто не позволит ему обманывать человека, рядом с которым он собирается прожить всю жизнь. А это значит, что возможность по-настоящему влюбиться будет потеряна для него навсегда.

— Ты только так говоришь, — возразила Кора. — Но если даже сейчас ты пытаешься заманить меня в постель, то как ты можешь знать, что случится с тобой после свадьбы? Или ты уверен, что твои привычки и настроения изменятся сами собой?

— Что плохого в том, что я хочу тебя? — усмехнулся Том. — С того времени, как я решил жениться, и до того момента, как встретил тебя, я вел самый настоящий монашеский образ жизни.

Подняв глаза, Кора заметила, как две далекие звезды, нерешительно выглянув из-за туч, сверкали одиноким, неземным светом над черной лентой шоссе.

— Но почему именно я?

— Спроси меня о чем-нибудь другом, — поморщившись, откликнулся он. — Не знаю, что на меня нашло. Ведь ты совсем не в моем вкусе: миниатюрная, похожая на подростка… — Он немного помолчал. — Волосы самые обыкновенные, каштановые. Ты не хочешь прислушиваться к советам окружающих, вечно совершаешь необдуманные поступки. Такая наивная и неопытная. Но ты талантлива, ты очаровательна. Ты всегда готова прийти на помощь окружающим, готова пожертвовать собой ради других. Черт возьми, Кора, я не знаю, что сказать!

Свет фар встречной машины на секунду осветил его взволнованное лицо.

— Но все это еще не оправдывает то, что ты стремился затащить меня в постель. А что было бы потом, утром?

— Слушай, я сам ничего не знаю! — Том явно чувствовал себя не в своей тарелке. — Каждый раз, когда вижу тебя, я с трудом сдерживаюсь, чтобы не наброситься как дикий зверь. Сорвать одежду… — Он тяжело вздохнул. — Я не знаю, что со мной происходит. И хватит об этом! Давай помолчим, подобные разговоры не дают мне сосредоточиться и вести машину.

Кора не решилась ему перечить. Она молча смотрела на дорогу, но сердце ее пело и плясало от радости. Улыбаясь, она искоса поглядывала на озабоченного Тома. Луна, выглянувшая из-за туч, словно подмигнула ей, разделяя веселость девушки.

Сомнений нет, этот человек по-настоящему увлечен ею! Удивительно, как он не слышит сейчас звон колоколов в своей душе? А, может быть, слышит, но не хочет признаться? Ведь всего несколько дней назад он с такой горячностью утверждал, что любви не существует на свете.

И бессмысленно пытаться обманывать себя. Она по уши влюблена в Томаса Берроуза. Случилось то, чего она с таким нетерпением ждала все эти годы! Любовь настигла ее так неожиданно, так случайно…

Кора подмигнула своему отражению в окне.

Неожиданно воспоминание о невесте Тома испортило ее настроение. Что ж, такое случается в жизни, никто из них не виноват, что они с Томом не встретились раньше. Скорее всего, этой женщине теперь придется уйти, чтобы не мешать их счастью. По-видимому, Том полагает, что ночь, проведенная с ней, поможет ему поскорее отделаться от тревожащего, неприятного состояния. Что ж, настало время доказать ему, что он глубоко заблуждается! После одной ночи ему захочется еще, потом еще… И он уже никогда не сможет остановиться!

С коварной улыбкой Кора продолжала обдумывать свой план обольщения.

Нет, ей не стоит сегодня облачаться в старенькую ночную сорочку. Может, просто попросить его расстегнуть молнию на вечернем платье, и… Она почувствовала, как холодок пробежал по ее спине: одно воспоминание о прикосновении его нежных рук приводило ее в трепет.

Прижавшись щекой к холодному стеклу, она рассматривала его чеканный профиль. Сейчас ямочка на его подбородке не была видна. Но Кора отчетливо представила себе, как касается ее кончиком языка…

А если после того, как расстегнет молнию, Том не предпримет никаких попыток к действию, она сама поблагодарит его поцелуем, крепко прижмется к груди и… Кора зажмурилась.

Интересно, как Том отнесся бы к ее признанию, что, прежде чем влюбиться в него самого, сначала она полюбила нежную ямочку на подбородке? Когда-нибудь она скажет ему об этом.

Машина плавно затормозила у ограды. Знакомые очертания дома, освещенного лунным светом, встретили их в ночной тишине.

— Что случилось?

Том указал вглубь двора, и Кора с удивлением обнаружила припаркованный у входа незнакомый седан. Горькое предчувствие кольнуло ее сердце. И еще до того, как Том успел вставить в замок ключ, дверь распахнулась.

На пороге стояла высокая белокурая женщина.

Даже в темноте Кора сразу узнала ее. Что ж, надо признать, в жизни Николь Берроуз выглядела лучше, чем на фотографиях. Томас щелкнул выключателем, и яркий электрический свет залил прихожую.

Белокурые волосы Николь отливали золотом, нежная, почти прозрачная кожа делала ее очень юной. Роскошный белый халат из дорогого материала, небрежно наброшенный на шелковую пижаму, придавал ей артистическую небрежность. Одежда не скрывала идеальных пропорций великолепной фигуры, и Кора невольно позавидовала ее длинным стройным ногам.

Том нежно обнял красавицу…

Отвернувшись, чтобы не видеть этой теплой встречи, Кора разделась и аккуратно повесила в шкаф свое пальто. Теперь она старалась не смотреть на себя в зеркало. Зачем? Ведь она и так знала, что там увидит — низкорослую брюнетку в роскошном платье. Рядом с Николь ей лучше сразу отойти в тень.

Но когда она нерешительно подняла глаза на миссис Берроуз, то заметила на ее лице приветливую улыбку. Перед Корой стояло само совершенство! Кисло улыбнувшись в ответ, девушка протянула маленькую руку.

— Привет, меня зовут Кора Блайк.

— Здравствуйте, дорогая! Я Николь. Очень рада познакомиться. Том много рассказывал мне о вас, и я так благодарна вам… Надеюсь, что когда Сэнди подрастет, она сумеет оценить вашу доброту и внимание к ней… — Николь обернулась к Тому. — Давай сфотографируемся завтра все вместе, хорошо? Когда девочка проснется, она будет так рада встрече с вами, — снова обратилась она к смущенной Коре. — Пожалуйста, проходите в гостиную.

— Я… еще не сделала даже первых набросков. И право, я делаю это не ради благодарности, — краснея, смешалась Кора.

— Я попросила Тома подарить мне этот портрет на свадьбу, но он заупрямился, утверждая, что портрет будет написан исключительно для Сэнди.

Том не говорил Коре, что его невестка снова собирается замуж! Ведь со смерти Кена не прошло и года! Очаровательная миссис Берроуз с улыбкой смотрела на растерянную гостью. Коре просто необходимо было что-нибудь ответить.

— Никогда не думала, что он может отказать такой очаровательной женщине, — в замешательстве пролепетала Кора.

— Дорогой, — обратилась к Тому Николь. — Надеюсь, ты не пугал девушку своими любовными теориями?

Вместо ответа Том нежно обнял невестку за плечи.

— Даже если я наговорил нашей гостье лишнего, она не будет воспринимать мои слова слишком серьезно, да, Кора? Тем более Кора имеет на этот счет свое собственное мнение. Знаешь, она безоговорочно верит в существование любви до гроба, и, честно говоря, я немного завидую ей.

Николь немного поморщилась, но почти сразу на липе ее опять заиграла приветливая улыбка.

— Все правильно, ведь наша гостья не такая умудренная опытом старушка, как я. Молодым свойственно заблуждаться. — Она обернулась к Коре. — Я уже говорила Тому, что, выходя за него замуж, спасаю какую-нибудь несчастную от мучительной жизни с циником и прагматиком. Такое не всякая выдержит! — рассмеялась она. — Пусть уж лучше его жертвой стану я!

Улыбка медленно сползла с внезапно побледневшего лица Коры. Она похолодела, ноги у нее подкосились, и Кора рухнула в кресло. Том открыл бар и начал смешивать коктейли.

Господи, ей сразу следовало бы догадаться! С той самой минуты, как при их появлении Николь нежно промурлыкала свои приветствия! К тому же он так крепко обнял ее. А их поцелуй! Он совсем не был похож на родственный!

Том уже стоял позади Николь, обнимая ту за плечи, словно приготовившись защитить свою невесту от ревнивых нападок Коры, и протягивал девушке бокал.

Черт возьми! А что если она сейчас расскажет Николь о том, что произошло между ней и Томом всего час назад?

Кора горько усмехнулась и приняла из его рук коктейль.

— Честно говоря, на вашем месте я бы не пошла на такие жертвы…

Услышав ее дрожащий от негодования голос, Николь с удивлением взглянула на Кору. Нахмурившись, она попыталась что-то сказать, но Том опередил ее.

— Не обращай на нее внимания! — Том игриво шлепнул Николь по бедру. — Кора злится на меня за то, что я не позволяю ей есть пончики всегда, когда ей этого хочется.

Николь облегченно рассмеялась.

— Мне он не позволяет есть чизбургеры, утверждая, что они вредны для здоровья. Теперь вы видите, милая, на что мне приходится идти ради спасения человечества от этого тирана! — Она небрежно чмокнула Тома в щеку. — Знаешь, дорогой, Сэнди так понравилось в Европе. К тому же там не было тебя, и мы могли наслаждаться жирной и вредной пищей.

— Кстати, если вам так понравилось там, почему же вы вернулись раньше срока?

— Хотели сделать тебе сюрприз, — призналась Николь, отпивая из своего бокала. — Разве ты не рад? — Она снова обернулась к Коре. — Том говорил, что на время работы вы остановились у него в загородном доме, поэтому я поспешила сюда. Мне так не терпелось познакомиться! — Николь снова одарила жениха поцелуем. — Мы с твоей матерью не могли дождаться того момента, когда снова увидим тебя, поэтому сразу приехали в Восточный парк. А моя Сэнди крепилась до последнего, но потом сдалась и уснула. Я же сумела дождаться! — Николь склонила Тому на плечо свою прелестную головку. — Нам всем так понравилось в Бельгии, к тому же это моя родина.

Рука Тома ласково легла на ее талию.

Кора поняла, что становится лишней. Пожелав всем спокойной ночи, она поднялась в свою спальню.

Николь — великолепная женщина! Неудивительно, что Томас предпочел ее остальным. Но как же подло и жестоко он поступил с ней, с Корой!

Пятнадцать минут спустя, расчесывая перед зеркалом волосы, девушка услышала шаги на лестнице. Стремительно вскочив с места, она торопливо выключила свет и бросилась в холодную постель. Пусть думают, что она давно улеглась.

Кора услышала торопливый шепот Николь, чуть слышные ответы Тома. Не выдержав искушения, Кора на цыпочках подошла к двери и заглянула в узкую щелочку.

Том стоял около своей спальни. Кора почувствовала, как озноб пробрал ее с ног до головы, когда увидела, как дверь в его комнату чуть приоткрылась, и Николь грациозно скользнула в спальню. Не закрыв за собой дверь, Кора вышла в коридор и, спрятавшись за выступ стены, заглянула в спальню Тома. В комнате горел свет, Николь легкими и быстрыми движениями взбила подушки и что-то сказала своему жениху. Потом они весело прыснули со смеху… Том наклонился к ней и нежно коснулся губами ее шеи. Но в этот момент Николь ловко высвободилась из его объятий и, помахав на прощание рукой, выскользнула за дверь. Затем неторопливо спустилась вниз, не заметив прижавшейся к стене девушки.

Удостоверившись, что в доме все затихло, Кора, бесшумно открыв дверь, решительно вошла в спальню Тома. Не проронив ни слова, она уселась на краю расстеленной постели. Лицо Тома белело в темноте, он не проронил ни слова, но девушка была уверена, что счастливый жених не спит.

— Ты спишь? — наконец не выдержала Кора.

— А как ты думаешь?

Она почувствовала, как напряжен и взволнован его голос.

— Я думала, ты проведешь эту ночь вместе с Николь.

— Когда в доме, кроме нас, находятся моя мать и Сэнди? К тому же это было бы неэтично, если бы я провел начало вечера в объятиях одной женщины, а закончил его в постели с другой?

— Мне кажется, именно об этом нам и стоит поговорить. То есть я хотела сказать… — смутилась вдруг она. Его присутствие лишило ее смелости. — Я хотела спросить тебя. Вы с Николь… Как это случилось? Вы стали близки только после смерти Кена или его смерть лишь развязала вам руки?

— Кора, я много раз говорил тебе, что не верю в любовь, — холодно прервал ее Том. — Между нами ничего не было, но когда брат умер, я понял, что должен подумать о его семье.

— И это ты называешь заботой?

Том тяжело вздохнул.

— Мой брат умер в больнице, через несколько часов после несчастного случая. Он знал, что обречен, и его последняя просьба ко мне была позаботиться о жене и дочери.

— Но ведь он не просил тебя жениться на ней.

Его объяснения не принесли ей желанного облегчения.

— Да, но… — Том немного помолчал. — Но он и не запрещал мне сделать это. Николь молода, она не может всю оставшуюся жизнь провести в одиночестве. Надеюсь, ты не будешь отрицать, что девочке нужен отец.

— А ты говорил Николь, что собираешься жениться на ней только потому, что Кен просил тебя заботиться о ней? — горько усмехнулась Кора. Том молчал. Девушка попыталась заглянуть ему в глаза. — Ведь она не знает об этом, правда? Том, но это несправедливо! Это нечестно по отношению к ней. И если ты действительно чувствуешь себя обязанным жениться только потому, что дал своему брату обещание, то, по крайней мере, должен сообщить ей. Не знаю, мне кажется, я умерла бы от обиды, если бы впоследствии узнала, что мой муж женился на мне только по необходимости.

— Тебе не стоит так волноваться за Николь, — раздраженно остановил ее Том. — Когда делал ей предложение, я объяснил все за и против. И… — Том неопределенно махнул рукой, — и Николь согласилась со мной.

— Неужели ты не понимаешь, вы не сможете быть по-настоящему счастливы. Брак по расчету! Боже, это звучит так, словно вы договорились провернуть совместную банковскую операцию! — возмутилась Кора.

— Брак всегда подразумевает определенную договоренность между мужчиной и женщиной. И, хочешь ты этого или нет, всегда стоит сначала решить — выгодно ли будет это для обеих сторон или нет.

— И что же ты намереваешься получить от Николь взамен? — с горечью воскликнула Кора.

— Моя невестка — красивая, элегантная женщина. Она была прекрасной супругой для Кена, и, думаю, станет такой же женой для меня.

— А она? Чего она ожидает от тебя?

Кора с трудом могла представить себе чувства молодой вдовы, собирающейся вступить в брак с родным братом погибшего мужа. Внезапная догадка осенила ее.

— Том, а ты никогда не думал, что Николь согласилась выйти за тебя, чтобы самой позаботиться о тебе, а не наоборот?

— Неужели ты думаешь, что я такой беспомощный? — возмутился Томас.

— Нет, ты не понял меня. Тебе не приходило в голову, что она любит тебя, и думает, что это взаимно?

— Я тысячу раз говорил тебе, что любовь существует только в сказках. Опомнись! Николь согласилась на этот брак потому, что ей так удобнее. Ей уже не пятнадцать лет, и она умеет реально оценивать ситуацию. Я никогда не говорил ей, что люблю, и она не требовала от меня этого.

— Послушай, а ведь тебе придется переспать с ней. — Эта мысль не давала Коре покоя весь вечер. — Ты не боишься, что она будет сравнивать тебя с братом?

— А почему ты уверена, что я обязательно проиграю в этом сравнении?

— Но твой брат любил ее. А любовь делает секс… — Кора прижала колени к груди, — одухотворенным.

— Мы уже выяснили, что я не верю в любовь. Поэтому твои сомнения меня не пугают, — холодно возразил он.

— Но если ты… Том! Ты обязан поговорить с Николь. И если она действительно любит тебя, должен объяснить ей свою позицию. Ведь иначе ты можешь сделать ее несчастной на всю оставшуюся жизнь.

— Знаешь, мне надоели разговоры о Николь. Жизнь сама рассудит, кто прав, а кто нет. Сейчас меня волнует совсем другое…