Прочитайте онлайн Завтра наступит сегодня | Часть 8

Читать книгу Завтра наступит сегодня
3116+815
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

8

— Сажи еще, что она принимала в тот день наркотики — раздраженно перебила его Кора. — Изабелла любила Джимми и сердцем почувствовала что с возлюбленным произошла трагедия.

Изабелла Берд казалась Коре абсолютно непонятым человеком. Отчаянная настолько, что, невзирая на все правила и приличия, она умудрялась совершать далекие, полные опасностей и приключений путешествия в заокеанские страны в полном одиночестве, но так и не сумела найти в себе достаточно мужества, чтобы признать любовь Вулкана Джимми.

Как же это похоже на самого Тома!

— Неужели ты действительно совсем не веришь в любовь? — с грустью вздохнула девушка. — Мне очень жаль твою невесту.

— Моя невеста не нуждается в твоей жалости. Кроме того, она терпеть не может любовные романы.

— Скорее всего, она просто еще не призналась тебе в обратном.

— Послушай! — нахмурился Том. — Мы решили пожениться. Но ни я, ни она ни разу не заводили разговор о любви. Я твердо знаю, какие именно чувства мы испытываем друг к другу.

— Откуда ты знаешь! Ведь ты даже не признаешь, что любовь существует на свете. А, может быть, ты просто не хочешь замечать ее чувств?

— Господи, Кора, мне тридцать два года. Я адвокат по уголовным делам! Я принимал участие в сотнях дел. По долгу службы встречался с тысячами разных людей. И ни разу, слышишь, ни разу не видел такой любви, о какой грезишь ты. Любовь придумали поэты и писатели, это воздушный розовый замок для романтических особ и подростков. Если тебе так уж хочется услышать гулкое биение своего сердца, пробегись по лестнице до пятого этажа. Учащенный пульс и дыхание? Просто поднимись на вершину ну хотя бы этого холма. Но никогда все эти симптомы не будут являться признаком существования каких-то особенных чувств. Взаимоуважение, симпатия, общие интересы, одинаковые цели в жизни — только это является фундаментом счастливого и прочного брака. — Машина въехала на стоянку. — Надеюсь, ты хоть не веришь в существование Санта-Клауса и кролика Банни? — насмешливо спросил Том.

Устав от этого абсолютно ни к чему не ведущего разговора, Кора предпочла не заметить его сарказма. Когда-нибудь в другой раз они еще поговорят, на эту тему. И к следующему разу она подготовит более веские аргументы в свою пользу.

Оглядевшись по сторонам, Кора замерла от восхищения.

— Боже, какая красота! Тысяча елей! А какие они огромные! Здесь просто рай!

— Сейчас стало модно называть эти деревья вапити. Это ель по-индейски. Первые переселенцы назвали эти деревья елями, но они не похожи на своих сестер из Старого Света. Осенью они сбрасывают старую хвою и тысячи огромных шишек. А в Европе еловые шишки совсем маленькие и деревья стоят зелеными всю зиму. — Том приоткрыл окно машины. — Прислушайся.

В подступивших вечерних сумерках лес казался залитым сказочно-голубым светом.

Кора услышала монотонный сухой шорох. Ей показалось, что невидимый великан активно работает челюстями, с аппетитом поглощая какое-то неведомое лакомство.

— А теперь посмотри сюда, — указал в сторону опушки Том.

Оглянувшись, Кора вздрогнула от неожиданности. Всего в пятидесяти ярдах от них, на залитой заходящим солнцем поляне мирно пасся огромный олень. Его многочисленное семейство предпочитало питаться на небольшом расстоянии от своего вожака, не подставляя лучам мохнатые спины.

Услышав шорох гравия под колесами автомобиля, чуткое животное насторожилось. Повернув голову в сторону людей, олень смерил их долгим внимательным взглядом. А затем, видимо, решив держаться от незнакомцев подальше, медленно повернулся и не спеша направился вглубь леса. Остальные животные последовали за ним.

— Посмотри, разве они не великолепны? — назидательно сказал Том.

Не обращая на его слова внимания, Кора никак не могла оторваться от захватывающего зрелища. Долгий протяжный крик раздался из чащи, где только что скрылся последний олень.

Выйдя из машины, Кора поежилась от пронизывающего ветра. Солнце уже почти скрылось за далекими холмами. Стремительно опускались сумерки, длинные косые тени от деревьев сгущались и темнели с каждой минутой.

Том, встав за спиной, обнял девушку за плечи. Кора попыталась было вырваться, но сообразила, что так ей будет гораздо теплее. Что ж, вряд ли она станет возражать против того, чтобы ее согревали… Сквозь толстую ткань куртки Кора чувствовала силу его крепких рук. Ветер развевал ее волосы, приносил из леса пьянящий запах хвои, который тут же смешивался с запахом одеколона Тома. Его подбородок мягко уперся в голову девушки, и своим горячим дыханием Том согревал ей волосы. Закрыв глаза, Кора счастливо улыбнулась. Она не могла и подумать, насколько приятным может быть это чувство защищенности на холодном осеннем ветру. Сердце ее радостно отстукивало счастливые минуты ее жизни. Теплые объятия создали крепкую, непробиваемую броню, способную защищать от любых невзгод.

Защищенность…

Да, именно это слово больше всего подходило к ее теперешнему состоянию. Без сомнения, Том Берроуз — один из тех мужчин, на которых можно положиться, которые способны защитить женщину…

Неожиданная мысль заставила ее вздрогнуть. Открыв глаза, она словно очнулась от оцепенения.

Сексуальное влечение…

Именно так это называется. И именно об этом говорил Том. Это чувство управляет жизнью всех живых существ, заставляет их стремиться доказать свою силу, свое право на обладание.

И человек не исключение…

Уже совсем стемнело. Кора с трудом различала деревья на расстоянии десяти шагов.

И ей вдруг представилось, как вел бы себя на месте оленя, дерущегося за самку, Том Берроуз. Мощное тело, заросшее шерстью, содрогалось бы от мощных ударов соперника. Но ничто не могло сломить его сопротивления. И вот побежденный противник с позором изгоняется в чащу, а он, разгоряченный, поворачивается к своей даме сердца…

Внезапно Кора снова вернулась к реальности: она почувствовала, как руки мужчины сильнее сжали ее плечи.

— Если ты замерзла, мы можем вернуться в машину. Хочешь?

Стараясь не обращать внимания на подступивший к горлу комок, девушка пробормотала:

— Как жаль, что я не захватила с собой альбом и карандаш. Тебе надо было сразу предупредить меня, куда мы едем!

Скрывшееся за вершинами гор солнце напоминало о себе светлым краем неба. Стоящие на краю ели почти растворились в вечерней тьме.

— Обычно олени пасутся здесь. Мы сможем вернуться, как только тебе захочется. А сегодня я просто хотел показать тебе кусочек дикой природы. Возможно, это поможет тебе лучше понять жизнь.

Том осторожно разомкнул руки и пошел к машине.

Поеживаясь от холода, Кора поспешила вернуться в теплый салон автомобиля.

— А твой брат бывал здесь с Сэнди?

— Ей исполнилось два, когда Кена не стало, — покачал головой Том. — Я привез тебя сюда, потому что люблю это место. Просто я уже несколько раз замечал, что ты рисуешь разных птиц и животных, наблюдая за ними из окна. И я подумал, что это зрелище должно заинтересовать тебя. Разве я не прав?

— Да, мне все очень понравилось, — кивнула девушка. — Спасибо.

Она пристегнула ремень безопасности и поудобнее расположилась на сиденье. Теплый воздух в машине согревал ее, заставляя забыть о холодном ветре за окном. Они двигались теперь по шоссе, стремительно оставляя позади яркие огни придорожных заведений.

Опустив ресницы, Кора тайком поглядывала на Тома, руки которого уверенно лежали на руле. Черная куртка не скрывала его широких плеч и мускулистой груди. Наверное, Том постоянно тренируется, подумала вдруг она. Кора представила его бегущим ранним утром по кромке шоссе, затем занимающимся в тренажерном зале… Видимо, долгие судебные заседания требуют значительной физической подготовки.

Внезапно почувствовав голод, Кора все же не решилась попросить Тома остановиться у закусочной. Вряд ли такой любитель здорового образа жизни разделит с ней желание съесть пару горячих пончиков с фруктовой начинкой.

Ей вдруг представилось, как, должно быть, обрадуется Сэнди, когда дядя Том покажет ей портрет отца.

В теплом салоне Кору стало клонить ко сну. Она опустила голову на плечо Тома и задремала.

Внезапно машина остановилась. Они дома. Том обошел машину и открыл ей дверцу. Кора подала ему руку и вышла из машины, зябко поеживаясь от ледяного ветра.

Еще немного — и стоять вот так, крепко сжимая его руку, войдет для нее в привычку. Плохую привычку.

Том придвинулся к ней. Его глаза теперь были так близко от ее глаз… Кора решительно сделала шаг в сторону.

— Мы с тобой ведем себя, как последние дураки. Наверное, на мне сказывается долгое воздержание от любимых пончиков! — попыталась пошутить она. — Я глупею!

Рассмеявшись, Том вошел в дом. Повесив куртку на вешалку, он помог Коре раздеться.

— Сегодня я, пожалуй, еще побалую тебя. Как насчет пиццы? Сейчас я сделаю заказ. — Он снял трубку телефона. — Ты не против вегетарианской — с двойной порцией сыра и соуса?

— Отлично! Только попроси их, чтобы не было маслин.

— Будет сделано, — улыбнулся Том. — Но при одном условии…

— Хорошо-хорошо! Обещаю! — беспечно откликнулась Кора.

В глазах его засверкали озорные искорки.

— Ты даже не дослушала до конца! А если бы я пожелал, чтобы сегодняшнюю ночь мы провели в одной постели?

— Ты никогда не пожелаешь этого! — убежденно заявила девушка. — Ведь ты же гарантировал мою неприкосновенность. А кроме того… — Она широко улыбнулась. — У тебя есть невеста.

Том недоуменно посмотрел ей в глаза. Потом, словно сбрасывая с себя оцепенение, решительно мотнул головой.

— Потрясающая память! Всю свою жизнь мне приходится бороться с забывчивыми свидетелями, а здесь… — Отвернувшись, он полистал телефонный справочник. — А моим условием является то, что в эту субботу ты отправишься вместе со мной на вечеринку в Аламосу.

— Но я не могу! — в ужасе воскликнула Кора. — Ведь ты помолвлен! Что скажут твои друзья?

— Моя невеста сейчас в отъезде, а друзья только порадуются за меня — ведь не каждому удается заманить на свидание такую девушку, как ты. А что касается помолвки… Об этом знают только наши с ней семьи.

Кора замотала головой. Она не может появиться на этой вечеринке. И не только потому, что это неэтично по отношению к невесте! Подобный выход требует, чтобы на ней было вечернее платье, соответствующий макияж, дорогие духи, обувь…

— Ты не можешь пойти один? Или возьми с собой свою невестку. Уверена, она получит массу удовольствия.

— Моя невестка сейчас в Бельгии. — Уголок его рта дрогнул. — К тому же даже если бы она была здесь, я никогда бы не пригласил ее. Это будет вечеринка, посвященная годовщине бракосочетания моих друзей. И это день свадьбы брата…

— О-о… — растерянно протянула Кора.

Теперь ей стало понятно, почему ему не хочется быть на этом вечере одному. Естественно, Том чувствует себя обязанным посетить эту вечеринку. Но в то же время не горит особым желанием идти туда. И Кора вдруг осознала, что в груди этого, на первый взгляд, непробиваемого и самоуверенного человека бьется мятущееся сердце. Требования Тома еще можно пропустить мимо ушей. Но если он просит! В замешательстве девушка предприняла последнюю попытку отказаться:

— Но мне совершенно нечего надеть!

— Тогда сходи в магазин. Только не говори мне, что у тебя сейчас нет свободных денег. Я могу выплатить тебе аванс за портрет. Ну, пожалуйста, Кора!

Сердце ее не выдержало.

— Заказывай свою дурацкую пиццу! И не забудь, ты обещал двойную порцию сыра.

Кора почувствовала на себе его благодарный взгляд.

— Когда будешь покупать платье, пусть оно будет ярко-красным.

Подняв глаза, Кора взглянула на Тома. Сердце ее бешено стучало в груди, кровь, казалось, вот-вот закипит от волнения. Изо всех сил стараясь не замечать слабости в ногах, она медленно прошла к креслу. До нее наконец дошел смысл сказанных только что слов.

— Красное?

— Да. Я очень тебя прошу. Ты ведь согласна, правда?

Кора вглядывалась в зеркало и не узнавала себя. Зачем она послушалась Тома? Стоило тому заискивающе улыбнуться, как она растаяла, готовая исполнять любые его прихоти. Разве ей не было заранее известно, что она никогда не принадлежала к типу женщин, которые стараются выделиться за счет своей внешности? А в этом платье она будет притягивать к себе взгляды окружающих как магнит. И длинные зауженные рукава совсем не делают ее скромнее и незаметнее. К тому же будь ожерелье хоть немного подлиннее, оно непременно скрылось бы в открытой всеобщему обозрению ложбинке между грудями.

О чем она думала, примеряя это платье в магазине? Юбка по крайней мере на два дюйма длиннее, чем нужно, к тому же такая узкая, что мешает двигаться. Шуршит и переливается при малейшем движении. Да еще кричащий красный свет! Был бы он посветлее или другого оттенка, тогда, возможно, платье и выглядело бы приличнее. А сейчас! Кора медленно провела руками по бедрам.

Да, нужно признаться, сейчас на ней вызывающе откровенный наряд!

Щеки ее вспыхнули. Кора в сердцах отвернулась от ненавистного зеркала. И в этом платье она должна выйти в люди! Боже, что же делать? Настойчивый стук в запертую дверь больше походил на дробный бой барабанов. Тяжело вздохнув, Кора щелкнула кнопкой замка.

— Тебе нравится? — как можно беззаботнее спросила она, демонстративно выставив одну ногу.

Том даже присвистнул от восхищения.

— Что ж, теперь я нисколько не жалею, что так долго протомился в ожидании.

— Спасибо. Да ты и сам неплохо выглядишь.

По правде говоря, в этот вечер Том Берроуз выглядел просто великолепно. Кора привыкла видеть его в повседневной одежде или в строгом деловом костюме, и поэтому никак не могла предположить, как сидит на нем смокинг. Черные атласные лацканы оттеняли белоснежную рубашку. Том излучал силу и уверенность, был олицетворением мужественности.

Предел мечтаний любой женщины.

Стараясь не замечать вызванного его видом головокружения, Кора довольно глупо хихикнула. Том удивленно поднял брови.

— Чему ты смеешься? Знаешь, если бы я увидел тебя в первый раз в таком одеянии, я никогда бы не забыл эту картину. Кора Блайк, ты великолепна!

Мокрый кленовый листик прилип к стеклу машины. Кора внимательно смотрела в окно, стараясь не поворачивать голову в сторону Тома. Она все никак не могла решить, когда же он выглядел более сексуальным и привлекательным: в момент когда оказался перед ней в одних дурацких плавках, или сейчас, одетый в изысканный вечерний костюм?

Как бы там ни было, она должна быть осторожнее!

Занятая обуревавшими ее чувствами, девушка все же смогла отметить, что, чем ближе машина приближалась к Аламосе, тем обворожительнее и внимательнее к ней становится ее спутник. Уж лучше бы он кричал и упрекал ее в чем-нибудь. Кора из последних сил пыталась поддерживать ничего не значащую болтовню, надеясь, что он не замечает ее состояния.

Час пик был уже давно позади, но, подъезжая к городу, они попали в плотный поток машин. То уменьшая, то увеличивая скорость. Том пытался как-то проехать в этой толчее. Занятый своим делом, он, казалось, немного ослабил действие своих чар, дав девушке возможность хоть немного передохнуть.

Наконец машина притормозила у роскошного ресторана. Кора не знала, куда деваться, чувствуя себя не в своей тарелке. Она медленно вышла из машины. Направляясь к гостеприимно распахнутым дверям ресторана, она слышала, как гулко стучит ее сердце в такт цоканью высоких каблуков. Шурша шинами, подъехала очередная машина. Не оглядываясь назад, Кора судорожно сжала локоть своего кавалера.

Ну зачем она согласилась пойти с ним!

— Я ни с кем не знакома. И поэтому только попробуй бросить меня одну хотя бы на минуту! Учти, я жестоко отомщу!

— Я так испуган! — жалобным голосом прошептал в ответ Том.

Гости еще не все собрались. Ведя негромкий разговор, пары медленно перемещались по огромному залу. Две молоденькие девушки, только что оживленно болтавшие о чем-то, как по команде подняли головы и посмотрели на Тома с Корой. Глаза обеих расширились от восхищения. Они не отрываясь следили за Томом. Щеки их тут же порозовели от волнения, шейки вытянулись…

Видимо, эти юные особы впитали в себя кокетство с молоком матери, улыбнувшись, подумала Кора.

Словно не заметив любопытных взглядов, Том не спеша прошествовал мимо девиц. Кора тут же услышала за спиной их шепот, перемежающийся взволнованными смешками. Она чувствовала, как взгляды девушек жгут ей спину.

— Эти девицы чуть не сошли с ума от твоего вида, — еле слышно произнесла Кора. И увидев недоуменный взгляд кавалера, поспешно добавила: — Ты поймешь, что это такое, когда Сэнди повзрослеет.

Том кивнул, и они прошли в следующий зал. Роскошный стол был отодвинут в угол комнаты, оставляя пространство для предстоящих танцев.

Первыми гостями, вошедшими после них, были Эван и Эмми. Не веря своим глазам, Кора вцепилась в локоть Тома.

— Ты видишь, кто пришел? — взволнованно зашептала она. — И что нам теперь делать?

Том чуть улыбнулся и ободряюще сжал ее пальцы.

— Единственное, что нам сейчас надо сделать, это подойти и поздороваться, как это принято среди цивилизованных людей.

Кора отметила, что Том нисколько не удивлен присутствием ее сестры.

— Так ты знал, что Ричардсоны будут здесь? — набросилась она на него.

— Да, Эван говорил мне, что они тоже собирались посетить этот вечер.

— Вы с Эваном специально договорились! — прошептала взбешённая Кора. — Это подло! Я ухожу сейчас же!

Том лишь еще крепче сжал ее руку.

— Успокойся, пожалуйста. Жизнь слишком коротка, и в ней нет времени для ссор по пустякам, тем более между родными сестрами. Сегодня вы должны помириться.

— Ничего себе пустяки! — горячо возразила она. — Эмми не имела права так распоряжаться мною.

Тем временем Том уже подвел сопротивляющуюся Кору к Ричардсонам.

— Я не знала, что ты будешь здесь, — растерянно улыбаясь, начала Кора.

— Для меня это тоже сюрприз, — холодно ответила ей Эмми. — Скорее всего, это идея моего муженька! — подозрительно покосилась она на Эвана.

По тону старшей сестры Кора поняла, что та нисколько не смягчилась со времени их последней встречи. Что ж, она тоже не собирается мириться!

— Не знаю, кто это придумал, но поверь мне, это была не я!

Кора бросила злобный взгляд в сторону занятых своим разговором мужчин. Заметив ее взгляд, Эван радостно улыбнулся и подошел к женщинам.

— Вот не ожидал! — радостно начал он. — Я не видел тебя уже сто лет, малышка! Какой смысл иметь такую очаровательную родственницу, если она дуется на тебя? — сказал он, целуя ее в щеку.

Нет, злиться на Эвана просто невозможно. Кора улыбнулась.

— Я так рада тебя видеть! — Тут она подозрительно прищурилась. — Сознайся, это ты все придумал, а?

— Вот и не угадала, — усмехнулся Эван, — Во всем виноват этот господин! — Он указал на Тома. — А что, неплохая идея?

— Ах, вот как, — прошипела взбешенная Эмми. — Теперь-то я поняла, почему ты так настаивал, чтобы я надела красное платье!

— Как же вам не стыдно! — воскликнула Кора, бросив злобный взгляд в сторону Тома. — Все, с меня довольно, я немедленно ухожу! Том, я подожду тебя в кафе внизу. Когда ты вдоволь навеселишься, не забудь забрать меня домой, а то мне негде ночевать. Ведь моя драгоценная сестрица выставила меня вон, как вшивого котенка!

Кора сделала несколько шагов к выходу, но тут же остановилась. Во-первых, Том догнал ее и положил руку ей на плечо, а во-вторых, она услышала взволнованный голос Эмми:

— Нет, Кора, останься! Ну, прости, прости… Знаешь, наверное, я была не права.

— Дорогая… — мягко остановил ее Эван.

— Ну хорошо! Да, Кора, я распсиховалась, как последняя истеричка. Быть может, это не извиняет меня, но я так волновалась за тебя, сестричка!

— Я тоже была хороша, — примирительно улыбнулась Кора. — Какая глупость, что мы поругались, прости и ты меня. — Женщины порывисто обнялись. Кора взяла платок из рук Тома и промокнула глаза. — Но это не дает тебе права лезть в мою жизнь. И если ты притащила сюда своего любимчика Уолтера, учти, я не собираюсь с ним знакомиться.

— Его сегодня не будет. А кроме того, он, оказывается, уже помолвлен. Просто никогда не упоминал об этом… — Мужчины громко рассмеялись. — Не вижу в этом ничего смешного, — обиженно пожала плечами Эмми. — Мне казалось, что Кора и он просто созданы друг для друга!

Глаза Тома и Коры встретились. Он смотрел на нее так… Стараясь не выдать себя, Кора опустила ресницы. Голова ее закружилась, в глазах потемнело, ей вдруг показалось, что пол уходит из-под ног. Она отчаянно пыталась успокоиться.

Еда! Она должна съесть что-нибудь, и прямо сейчас. Кора облизнула пересохшие от волнения губы.

— Я так голодна, — тихо сказала она.

Уголки его губ немного приподнялись в улыбке.

— Так в чем же дело? — наклонившись к ее уху, прошептал он. — Пойдем перекусим.