Прочитайте онлайн Завтра наступит сегодня | Часть 7

Читать книгу Завтра наступит сегодня
3116+829
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

7

— Знаешь, только что в ванной я… — послышался из коридора голос Тома.

Войдя в комнату, он с недоумением огляделся по сторонам. Впрочем, казалось, его нисколько не смутило присутствие посторонних лиц. Зато под пристальным взглядом старшей сестры Кора была готова провалиться сквозь землю. Мало того, что Том предстал перед ними лишь с полотенцем небрежно обернутым вокруг пояса, он еще и улыбался, поняв, какое произвел впечатление. Крупные капли воды с его волос неторопливо капали на пол, оставляя на поверхности терракотового ковра темные пятнышки.

Эмми буквально потеряла дар речи. С ужасом, не веря своим глазам, она переводила недоуменный взгляд с голого мужчины на свою младшую сестренку и обратно.

— Я же говорил тебе, мама, что Кора вряд ли захочет поехать с нами, — нарушил тишину насмешливый голос Мика.

— Что это значит? — угрожающе спросила Эмми.

— Я слышал, тебя собираются увезти в Аламосу? — не обращая на ее слова никакого внимания, обратился к Коре Том.

Но взбешенная Эмми явно не собиралась отступать.

— Так, может, вы ответите мне, что же все-таки случилось с вами в моей ванной?

— Так что тут говорили про Аламосу? — повторил свой вопрос Том, повернувшись теперь к Мику.

— Мама собиралась увезти Кору к нам…

Из-за дружного смеха братьев никому из присутствующих не удалось услышать окончания этой фразы.

— Сейчас же отправляйтесь к машине! — набросилась на сыновей Эмми.

Подчиняясь приказу матери, мальчики неохотно направились к выходу.

— Ты не поедешь ни в какую Аламосу! — твердо заявил Том, глядя прямо в глаза Коре.

Этот тип стоит сейчас в чужом доме в полуголом виде в присутствии ее старшей сестры и, не испытывая никакого смущения от своего более чем двусмысленного положения, смеет ей приказывать?

— Тебе следовало бы накинуть на себя что-нибудь, прежде чем появляться здесь! — возмутилась наконец Кора.

— Еще не поздно, — спокойно возразил Томас, отыскивая глазами свои черные джинсы и водолазку.

Голова Эмми тут же повернулась в том же направлении.

Кора лишь тяжело вздохнула.

— Итак, я повторяю свой вопрос. — Ледяной голос Эмми мог заморозить кого угодно. — Что такого интересного могло произойти с вами в моей ванной? И, вообще, что все это значит? — Она выразительно указала на блокнот. — Какие еще подробности вашего общения с моей сестрой мы пропустили?

— Даже если здесь и происходило что-нибудь интересное, это не ваше дело, — наконец обратил на Эмми внимание Том. — Кора уже не маленькая и имеет право на свою личную жизнь.

Кора готова была убить нахала. Да как он смеет вести себя подобным образом?

— Эмми, успокойся! Между нами ничего не было. Я просто работала над образом… — примирительным тоном начала Кора.

Но та явно не слышала свою сестру.

— Я узнала вас! — потрясенная своим открытием воскликнула она. — Вы — Том Берроуз, наш сосед. Никогда бы не подумала, что вы способны на такое.

— Вы имеете в виду тот факт, что я принял душ в вашем доме? — любезно улыбаясь, Том словно не замечал бешенства хозяйки дома.

— Это совсем не то, что ты подумала! — опять попыталась вмешаться в разговор Кора.

— Как ты можешь знать, о чем я подумала! — не спуская с соседа глаз, оборвала ее Эмми. — А что касается вас… — снова обратилась она к Тому, — несмотря на то, что все лето вы провоцировали меня на конфликты, я всегда старалась вести себя по отношению к вам корректно… Я приглашала вас в гости… А вы! Мало того, что вы пренебрегли нашим гостеприимством, вы еще посмели заявиться в мой дом, чтобы развращать мою младшую сестру!

— Эмми, ты ведешь себя как плохая актриса из дешевого водевиля.

— Кора Блайк! — наконец заметила присутствие своей сестры Эмми. — Как ты могла? В моем доме?

— Да остановитесь же хоть на минуту! — не выдержал Том.

— Нет уж, увольте! — снова набросилась на него Эмми. — Вы грязное и низкое животное! Соблазнить беззащитную девушку, тем более когда она еще не оправилась после тяжелой болезни!

— Эмми! Да послушай же ты, что тебе говорят! — предприняла еще одну попытку образумить свою сестру Кора.

— Ну, от этого вандала можно было ожидать чего угодно, но ты! Ты! — не могла остановиться Эмми. — А я-то удивлялась, почему ты не звонишь! — с горечью восклицала она. — Конечно, ты была слишком занята, чтобы вспоминать о родственниках!

— Прекрати сейчас же!

— Отвечайте оба! Чем вы занимались в моем доме?

— Это мое дело, Эмми! — огрызнулась Кора.

Она уже отчаялась прекратить этот ужасный разговор.

— До тех пор пока ты находишься в моем доме, это и мое дело!

— Послушай! Мне уже двадцать пять. И ты мне не мать! У тебя дети. Позаботься лучше о них!

— И ты еще будешь мне указывать? Ужас! Ничего удивительного, что Мик, напившись, заявился именно сюда! И он и Полли прекрасно понимали, что рядом с вами им разрешается делать что угодно!

— Да как же ты не можешь понять, что… — снова начала Кора.

— Хватит! Миссис Ричардсон, потрудитесь замолчать! Если вы не намерены слушать, что говорит ваша сестра, если удобнее верить в то, что подсказывает ваше больное воображение, то нам не стоит продолжать разговор. Меня совершенно не волнует, что вы там напридумывали о наших с Корой отношениях. Честно говоря, я давно подозревал, что вы просто истеричная, напичканная предрассудками наседка. Теперь я окончательно убедился в этом. Да если бы вы хоть немного знали свою сестру, то ей не надо было бы сейчас оправдываться перед вами, — окончательно рассердился Том.

Эмми лишь презрительно смерила его взглядом.

— Если бы вы лучше знали мою сестру, то поняли бы, что слишком часто ее действия намного опережают ее мысли!

— Вы имеете в виду, что, будь она хоть немного благоразумнее, то не стала бы жертвовать собой ради вашего отчима? Забросив карьеру, не думая о собственном здоровье, она ухаживала за человеком, который не был ей даже родственником? Конечно, вам самой даже в голову не пришло бы ради него нарушить привычный образ жизни. Какое несчастье, что Кора не такая, как ее старшая сестрица!

— Том, прекрати сейчас же! — попыталась остановить его Кора. Только сейчас она заметила, что Мик, не послушавшись приказа матери, на протяжении всего разговора тихо стоял на пороге приоткрытой двери.

— Да, Кора помогает отчиму…

— Вы абсолютно не знаете свою сестру, — перебил Эмми Том. — Если бы это было не так, то вместо того, чтобы обвинять сестру в надуманных преступлениях, вы благодарили бы ее за то, что она позаботилась о вашем пьяном ребенке и его развязной подруге!

— Я очень ей благодарна и не обвиняю ее в том, что произошло. Единственный, кто виноват в случившемся — это вы! — снова бросилась в бой Эмми.

— Мама! Ты все не так поняла! — не выдержав, Мик попытался восстановить справедливость. — Кора и мистер Берроуз… В общем, утром за завтраком он…

— Утром? За завтраком? — медленно повторила слова сына Эмми. — Твоя тетушка провела ночь с малознакомым мужчиной, а ты еще собираешься защищать ее?

— О господи, мама! Я знаю, о чем ты думаешь. Но все было совсем по-другому. Они не спали вместе. Кора не любовница мистера Берроуза.

— Любовница? — Эмми явно не ожидала услышать такое слово от сына. — Так вы к тому же обсуждали свои дела при ребенке? — снова обратилась она к Коре.

— А что такого? Именно этим мы и занимаемся сейчас, — отчаявшись что-либо объяснить, парировала Кора.

— Мы?.. Мик! Ведь я просила тебя идти в машину! — На этот раз Эмми дождалась, пока за сыном захлопнулась дверь. — Хватит, Кора! Собирай-ка свои вещи! Мы отправляемся через десять минут.

— Нет! Я никуда не поеду.

— Ты не останешься здесь ни минуты! Это мой дом, и я не позволю тебе больше жить здесь одной!

— Так ты выгоняешь меня? — не поверила своим ушам Кора.

— Мама никогда не простила бы мне, если бы я позволила тебе остаться наедине с этим негодяем. Да еще после того, что здесь произошло.

— Здесь ничего не произошло. Во всяком случае, ничего, в чем ты меня подозреваешь.

— Я помогу тебе собраться, — не слушала ее возражений Эмми. — Мистер Берроуз, заберите свою одежду и идите домой, — обратилась она к Тому.

— Что же, я возьму работу с собой и закончу ее в городе, — сказала Кора Тому. — Оставь мне номер телефона, если у меня возникнут вопросы, я позвоню.

— Нет, это слишком далеко. — Голос Тома был холоден как лед. — Собирай вещи и перебирайся в соседний дом.

— Не думаю, что это хорошая затея, — в сомнении покачала головой Кора.

Оба они уже не обращали никакого внимания на побледневшую от гнева Эмми.

— Ты боишься того же, что и твоя сестра? — горько усмехнулся он.

— Нет, конечно! Я доверяю тебе, но…

— Значит, не доверяешь себе.

— Проблема в том, что я не могу работать, когда вокруг меня постоянно кто-то ходит, — после минутного молчания продолжила Кора. — Я возьму с собой все фотографии и поеду в Оклахома-Сити.

— Нет! Фотографии ты не возьмешь! — резко перебил ее Том. — И если ты все еще планируешь продолжить работу, тебе придется остаться здесь.

— Но почему? Неужели ты думаешь, я могу что-то сделать с ними? Или ты просто не доверяешь мне?

Он выразительно поднял темные брови.

— А разве ты не давала мне повода?

На этот раз Кора не смогла возразить. Но если она прямо сейчас переберется в дом Томаса, как она будет смотреть в глаза своей старшей сестре? Но, с другой стороны, если она уедет, то никогда не сможет закончить портрет Кена…

Что ж, возможно, ей просто не судьба нарисовать этот портрет. Завтра к вечеру она будет в Оклахома-Сити, снова обнимет своего Ворчуна.

Хотя… Если быть честной, она должна признать, что при всех несносных качествах Том Берроуз очень помог ей. Ведь впервые за несколько месяцев жизнь показалась ей не такой уж мрачной, она снова поверила, что впереди ее ждет не только бесполезное времяпрепровождение. Том заставил ее снова сесть за работу, доказал, что она еще способна творить.

Кроме того, она совсем забыла про Сэнди! Кора вспомнила озорную улыбку малышки на фотографиях. Неужели бедняжка так никогда и не дождется этого портрета?

Нет, Кора просто обязана довести начатое до конца! Она должна сделать это не ради себя, не ради Тома и его денег, а только для ребенка.

Кора умоляюще взглянула на Томаса.

— Послушай, мне обязательно нужны эти фотографии. Я верну их, как только закончу работу. Обещаю!

— Ноги ее не будет в вашем доме! Я запрещаю ей! Так что можете убираться вон. Кора поедет вместе с нами в Аламосу, — заговорила вдруг Эмми.

Кора бросила на сестру недовольный взгляд.

— С каких это пор ты стала говорить от моего имени? Я давно могу принимать решения самостоятельно.

— Прекрати разговаривать со мной в таком тоне! — резко оборвала ее Эмми. — Ты поедешь с нами и точка. В свое время я меняла тебе подгузники. И завтра ты будешь благодарить меня, что я в очередной раз не дала тебе совершить глупость.

Кора раскрыла рот, но, подумав, предпочла промолчать и повернулась в сторону Тома.

— Подожди меня.

Взбешенная Эмми была готова разорвать сестру на части. Она угрожала Коре, умоляла ее опомниться, а увидев, что ее слова не производят на младшую сестру никакого действия, решилась на кардинальные меры — она бросилась к телефону. Дрожащими пальцами Эмми набрала номер Элтона. Замерев от ужаса, Кора следила за Эмми, с содроганием представляя, что та скажет сейчас Ворчуну. Вздох облегчения вырвался из ее груди, когда сестра со злостью швырнула трубку.

— Тебе повезло! Никого нет дома!

К тому моменту, как нагруженный ее вещами Том открыл входную дверь, Эмми была вне себя от гнева.

— Вы… вы не имеете права! Я буду звонить в полицию! — в бессильной злобе кричала она.

Том молча отстранил ее, и они с Корой вышли на улицу.

Проходя мимо припаркованной во дворе машины Ричардсонов, Кора взглянула на своих притихших от изумления племянников. Заметив что Мик приоткрыл окно, Том, чуть улыбнувшись, сообщил ему:

— Ваша мама сейчас немного расстроена. Думаю, ей нужно какое-то время, чтобы остыть. Так что будьте поосторожнее! Вам не стоит волноваться за свою тетушку. Я не причиню ей никакого вреда. Она переезжает ко мне только потому, что нам нужно уладить кое-какие дела. Поверьте мне, ребята, все будет хорошо! — Мальчики дружно закивали в ответ. Подмигнув, Том добавил: — У вашего отца есть номер моего телефона. Вы можете позвонить Коре в любое время.

Смущенно улыбнувшись напоследок племянникам, девушка проследовала за Томом.

— Спасибо, — сказала она, когда они уже подходили к его дому.

Видя ее замешательство, Том ободряюще улыбнулся.

— Выше нос, пташка!

Он проводил ее в одну из спален. Стараясь избегать его взгляда, Кора медленно распаковала вещи. Она все еще не могла решить, правильно ли поступила. Все это было так неожиданно.

Господи, ведь сейчас она могла бы спокойно ехать в Оклахома-Сити. А вместо этого развешивает вещи в чужом шкафу. Скорее всего, Эмми права и завтра она горько пожалеет о своем скоропалительном решении.

— Все еще в сомнениях? — Том сел на кровать.

— Нет! Я уже сделала свой выбор, — краснея от собственной лжи, возразила Кора.

— Я сказал твоим племянникам чистую правду. В мои намерения не входит врываться в твою спальню с грязными домогательствами.

— Я никогда и не сомневалась в этом.

Она закрыла последнюю сумку и задвинула ее под кровать. На этот раз Кора говорила искренне. Мысли об опасности такого рода даже не приходили ей в голову.

Том встал и жестом предложил ей спуститься в гостиную. Проходя мимо него, она случайно коснулась его руки и снова ощутила электрический разряд, проскочивший между ними. В замешательстве Кора низко опустила голову.

— У тебя такой уютный дом… — неуверенно начала она.

— Честно говоря, я сомневался, что ты примешь мое предложение.

— Но не могла же я позволить Эмми диктовать мне, что я должна делать! — Гладкая поверхность деревянных перил приятно ласкала ее ладони. — По правде говоря, я не ожидала, что она так серьезно воспримет ситуацию.

— А как бы ты повела себя, обнаружив в своем доме выходящего из ванной мужчину?

— Ну… Ведь могло быть множество объяснений. У тебя нет горячей воды, или, например… Да мало ли что могло произойти?

— Да. А еще я оставил всю одежду в гостиной? — улыбнувшись, напомнил он ей.

— А может, я делала наброски твоей одежды?

Том отрицательно покачал головой.

— Рисовала мою одежду в тот момент, когда я разгуливал по гостиной в голом виде? — И не слушая ее возражений, он вдруг сменил тему: — Я умираю от голода. Ты любишь сандвичи с копченой индейкой?

Не дожидаясь ответа, он прошел к холодильнику.

Кора медленно опустилась на стул.

Судя по всему, гостиная служила Тому и столовой. Оглядываясь по сторонам, она с интересом изучала обстановку. Огромное окно выходило на знакомый глазу пейзаж. Светло-серые обои был и прекрасным фоном для деревянной некрашеной мебели. Массивные, обтянутые черной кожей кресла стояли перед сложенным из серых валунов камином. Темно-красный пушистый ковер с геометрическим орнаментом покрывал пол.

Стена напротив камина от пола до потолка была заставлена книжными полками. Разноцветные переплеты книг сменялись толстыми папками. Кое-где красовались фотографии в рамках. Разглядывая улыбающееся лицо Тома на одном из снимков, Кора вспоминала, что рассказывал ей об их соседе Эван.

После двух лет работы в одной из юридических фирм Том получил приглашение в одну из самых престижных адвокатских фирм Аламосы. Кропотливый труд, внимательное отношение ко всем без исключения клиентам, горячая заинтересованность даже в самых заурядных делах и какое-то чудесное обаяние сразу сделали Томаса Берроуза одним из самых популярных консультантов компании. А еще через год он уже входил в число членов совета директоров юридической фирмы. Рассказывая все это, обычно скупой на похвалы Эван так восхищался деловыми качествами соседа, что у Коры не осталось сомнений: Томас и правда талантливый адвокат, горячо преданный своему делу.

По всей видимости, Том целеустремлен не только в работе. Любой другой на его месте уже давно махнул бы рукой на безуспешные попытки уговорить Кору написать портрет. Будь Том хоть немного поуступчивее, он никогда бы не увидел ее здесь, сидящую за обеденным столом, в то время, как взбешенной Эмми оставалось только негодовать по поводу отвратительного поведения своей младшей сестры.

Хотя, с другой стороны, его согласие позировать ей в одних плавках вряд ли можно назвать поступком преуспевающего адвоката… Да, призналась себе Кора, ни один из ее знакомых мужчин, пожалуй, не был способен на подобное безрассудство.

Безрассудство… Или это проявление его горячей любви к своей маленькой племяннице? Коре вспомнилась фотография, на которой Сэнди и Том, прижавшись кончиками носов, весело заливаются смехом, показывая друг другу языки. Глаза девочки светились от счастья и радости.

— Сандвичи готовы.

Том поставил на стол две большие тарелки с фруктовым салатом и бутербродами. Кора послушно придвинула к себе свою. Усевшись напротив нее, Том резким движением развернул большую бумажную салфетку и аккуратно разложил ее на коленях.

— Ну что ж, приступим? — Он внимательно посмотрел в ее мрачное лицо. — Так на чем мы остановились, когда, внезапно появившись, твоя старшая сестрица нарушила нашу дружескую беседу?

Кора, сделав вид, что абсолютно не поняла его вопроса, наигранно беззаботным тоном ответила:

— Ах да! Ты ушел тогда, чтобы принять душ, а я трудолюбиво собирала осколки на кухне.

— Ты не умеешь врать, Кора, — рассмеялся он. — Но позволь тебе напомнить…

— Я поняла, — признала свое поражение девушка. — Ты имеешь в виду наш разговор об обнаженной натуре.

— Вот именно. — Он положил в рот кусочек яблока. — Мне это сразу показалось не слишком естественным. И пока стоял под душем, я еще более утвердился в мысли, что, предлагая мне раздеться, ты задумывала что-то коварное…

— Ну раз это так задевает твое самолюбие, мы можем не продолжать наши опыты, — поспешила она уверить Тома в своей незаинтересованности. — Я вполне могу обойтись и без этого.

— Можешь? — Не спуская с нее глаз, он с аппетитом откусил кусок сандвича. — Тогда почему ты так настаивала на этом раньше? — Он нахмурился. — Ты считаешь, что я принудил тебя делать то, чего тебе совсем не хотелось, и ты как маленькая девочка решила отомстить мне?

Стараясь не смотреть ему в глаза, Кора неестественно рассмеялась.

— Что за глупости ты говоришь? Откуда мне было знать, что ты выйдешь из себя после нескольких капель холодной воды? Да если бы я действительно хотела отомстить тебе, поверь, я придумала бы что-нибудь поизощреннее.

— Ты так старалась придать мне как можно более глупый вид…

— Не думай слишком много! Ни к чему хорошему это обычно не приводит. Например, голова заболит.

— Она у меня и так постоянно болит. Из-за тебя.

— Ну, если я так пагубно влияю на твое здоровье, отправляйся в Аламосу.

— Да… Значит, ты хотела, чтобы я побыстрее уехал… — медленно начал догадываться он. — Точно! Теперь я все понял! Ты думала, что своим предложением позировать сумеешь напугать меня так, что я, бросив все, сбегу в город? Господи! Как я не догадался об этом раньше! Ты полагала, что я наотрез откажусь обнажиться перед тобой, и это будет удобным поводом отказаться от написания портрета, так?

— Не понимаю, о чем ты!

— Когда твой коварный план провалился, ты попыталась соблазнить меня. Глупышка, а думала ли ты о том, что будешь делать, если я принял бы твое приглашение порезвиться?

Кора почувствовала, как краска стыда заливает ее лицо.

— То, что я пару раз позволила тебе поцеловать меня, совершенно не доказывает, что я влюбилась в тебя, — Она взяла в руки салфетку и тщательно вытерла губы. — Том Берроуз! Ты мне не нравишься.

— Это тебе только кажется. Вспомни, как ты реагировала на мои поцелуи? Поверь, я заметил, что целовался отнюдь не с куском деревяшки.

— Но это ничего не значит.

— Да, ты права, — хитро усмехнулся Том. — Это не означает ничего, кроме того, что между нами существует обыкновенное сексуальное влечение.

— Неправда!

Встав со своего места, он вплотную приблизился к ней.

— Помнится, ты говорила мне, что веришь в настоящую любовь, то есть считаешь, что сначала мужчина и женщина влюбляются друг в друга, потом целуются, только после этого отправляются в постель. Так вот, поверь мне, множество людей идут прямо в постель, успешно минуя первые стадии отношений. И любовь здесь абсолютно ни при чем!

— Это неправильные отношения! И мне этих людей искренне жаль! — горячо возразила Кора.

— Что я слышу? У тебя что, такой большой любовный опыт?

— А с какой стати ты вдруг возомнил себя опытнее меня? — обиженно пожала плечами девушка.

— Ну… Во-первых, я старше тебя, а во-вторых скоро собираюсь жениться…

Услышав эти слова, Кора вдруг почувствовала как острая боль пронзила ее сердце.

Эван ничего не говорил о предстоящей женитьбе своего соседа… Он только мельком упомянул, что когда-то тот не прочь был провести время в развеселой компании, но потом вдруг резко прекратил всякие выходы в свет. Еще Эван упоминал, что несколько раз видел, как из его дома выходили разные женщины, но, подчеркнул он, это было уже давно.

— Что ж, пожалуй, я могу хоть сейчас нарисовать портрет твоей избранницы, — после минутного молчания начала Кора. — Скорее всего, она очаровательна. И ей не больше восемнадцати… Да-да! Это обязательное условие. Ведь только в этом случае ты можешь надеяться воспитать ее по своему вкусу. Должно быть, она восхищена твоими профессиональными успехами, с радостью готова во всем подчиняться своему мужу. И все-таки я никак не могу представить тебя влюбленным!

— А это и не нужно!

— Смешно! Теперь я удивляюсь, как это я сразу не догадалась, что ты помолвлен.

— Я собираюсь жениться в июле.

— Господи! Ты говоришь так, словно намерен участвовать в этом событии один.

— Просто я не принадлежу к типу людей, которые слишком много думают о том, что уже решено.

— Надеюсь, твоя любимая знает о твоих планах?

— Хватит, Кора! Ты говоришь ерунду. Не воображай, что между моей невестой и мной существует неземная любовь.

— Тогда, должно быть, она польстилась на твои деньги?

— Она согласилась выйти за меня по целому ряду причин, — перебил ее Том. — Брак будет выгоден нам обоим. У нас одинаковые цели и интересы в жизни. Мы воспитывались в одной среде. В общем, наш брак удобен и предрешен.

— Люди решают жить вместе не только ради удобства! — горячо возразила Кора. — Люди должны жениться по любви, чувствуя горячую привязанность друг к другу.

— Послушай, ну ты и зануда! Признайся, ведь ты сама никогда не испытывала ничего подобного? Так как же ты можешь судить о том, как в действительности совершаются браки? Я нормальный мужчина с кучей недостатков и достоинств. Моя будущая жена — очень красивая женщина, это приятно. Но сказать, что я умираю от любви… Это тщательно просчитанный и заранее взвешенный шаг.

— И как же ты, помня о своей предстоящей свадьбе, мог так запросто целоваться со мной? Или просто решил поразвлечься перед женитьбой?

— А что тебя удивляет? Нас с ней связывают дружеские отношения, и потом — зачем ей об этом знать?

— И это слова профессионального адвоката, защитника морали! — стараясь не обращать внимания на его циничные замечания, произнесла Кора. — Слушай, а может, осознав, насколько нудный и скучный ей достался жених, твоя невеста просто не очень стремится оказаться с тобой в одной постели? Признайся, что я права. — Резко оттолкнув стул, она встала. — Хотя вряд ли уместно говорить с тобой о любви.

— Ну а тебе самой какими видятся любовные сцены в постели?

Кора взяла свою тарелку с недоеденным сандвичем и двинулась в сторону кухни.

— Почему в постели? Можно придумать что-то поромантичнее, — бросила она через плечо. — Вы будете лежать на земле среди опавших листьев, старые деревья будут завистливо наблюдать за вами. И яркое солнце позолотит ваши слившиеся в порыве страсти тела. А можно любить друг друга ночью — бездонное небо над головой, темнота придаст остроту вашим ласкам. Неплохо, правда? — Кора аккуратно поставила тарелку в раковину. Том молчал. Тогда, не оборачиваясь, Кора продолжила фантазировать: — Бесподобно ласкать любимую в жаркий полдень. Неназойливое жужжание пчел, легкое касание крыла бабочки, пряный запах трав. Разве это не божественно?

— А ты не думала, что будет, если среди кустов и тенистых деревьев случайно обнаружится кто-то еще? Что я тогда должен буду делать? Где найти укромный уголок? Кругом же люди…

Включив воду, Кора тщательно вымыла тарелку.

— Что за вопросы? Если тебе не понравилось, я могу придумать что-нибудь другое.

— Ну а как бы ты поступила в такой ситуации?

— С тобой я точно не окажусь под кустом, — остановила его Кора. — Так что решай свои проблемы сам.

— Естественно. — Заметив, что Кора собирается покинуть свой пост у раковины, Том взял ее за плечи. — Не бойся. Несмотря на то, что меня просто подмывает подхватить тебя на руки и унести наверх в спальню, я найду силы противостоять страстям, — высокопарно начал он. — К сожалению, я обещал твоим племянникам, что с их тетушкой ничего не случится. Я привык держать свое слово. Мысль о том, что, если с тобой что-нибудь произойдет, эти бравые молодцы появятся здесь, чтобы разобраться со мной, пугает меня до смерти. — Казалось, он даже не замечал ее отчаянных попыток освободиться. — Ты права — легкомысленные удовольствия не для тебя!

Наконец Коре удалось вырваться из его рук.

— Зачем ты говоришь мне все эти глупости?!

Лицо Тома неожиданно сделалось совершенно серьезным.

— Я хочу знать, почему ты решилась переехать ко мне? Только не надо повторять сказки, что ты просто хотела доказать сестре свою самостоятельность. Ведь ты сейчас вполне могла бы мчаться в машине по направлению к Оклахома-Сити, выбросив из головы мысли и обо мне и о моей просьбе. Почему ты здесь?

— Совсем не потому, что влюбилась в тебя без памяти!

Кора презрительно поджала губы, совершенно не собираясь признаваться в своих чувствах. Если этот тупица не может понять, что существуют такие вещи, как чувство долга и ответственности, стоит ли пытаться объяснить ему это?

Прижавшись лбом к холодному окну, Кора наблюдала, как шесть грациозных оленей, пугливо оглядываясь по сторонам, нерешительно приближаются к заднему двору. Самый крупный из них, по всей видимости, вожак, зашел дальше всех. Кора пыталась определить, какие тайные знаки подает он остальным. Знаки, которые заставляю их то прятаться между стволами деревьев, то смело двигаться в сторону человеческого жилья. Кора видела, как вожак, величаво покачивая великолепными рогами, добрался до изгороди, как, осторожно коснувшись невысокой ограды, вдруг одним прыжком перемахнул через препятствие, и, немного подождав, обернулся к своим друзьям. Мгновение — и остальные пятеро дружно ринулись за ним.

Нет, что ни говори, даже животные подчиняются более опытным и сильным.

Но ни одно живое существо не может долго жить в одной клетке с представителем другого вида. Эта мысль заставила ее вздрогнуть. Том мучил ее своим присутствием, заставлял вести себя необдуманно и глупо. Неужели между нами действительно существует сексуальное влечение? — с ужасом подумала она.

Кора вспомнила ямочку на подбородке, улыбку, темные глаза, полные волнующей страсти. Говорят, любовь — это когда человек перестает замечать недостатки предмета своего обожания.

Но у Тома Берроуза нет недостатков! Даже мелкие морщинки вокруг его глаз больше похожи на лучики, исходящие от двух маленьких солнц… А телосложение Тома? Господи, зачем она спровоцировала его раздеться?

Чем больше Кора думала о своем отношении к Тому, тем меньше у нее оставалось сомнений: с ней явно происходит нечто необычное! Хотя, возможно, сказывается тот факт, что она слишком рано лишилась отца и поэтому подсознательно чувствовала потребность в мужчине, который имел силу приказывать ей, направлять ее действия. Кору всегда привлекали мужчины постарше. Вспомнить хотя бы ее чувства к Эвану, преклонение перед своим отчимом, и, особенно, ее отношение к старику Элтону. Скорее всего, в Томе она подсознательно увидела человека, который мог заменить ей отца.

Кора почти физически ощутила, как огромная гнетущая тяжесть свалилась с ее плеч. Да, все именно так! Это совсем не любовь.

Но почему тогда сердце ее падает в пропасть при одном только воспоминании о его поцелуях?

— Как движется работа?

Удивительно, как такой крупный мужчина умеет неслышно передвигаться!

— Твои визиты не дают мне сосредоточиться! — огрызнулась Кора. — Ты не должен заходить в мою студию до тех пор, пока я сама тебя не позову.

— Это мой дом, и я имею право ходить туда, куда захочу, — упрямо ответил он.

— Но ты обещал мне покой и уединение. К тому же разве ты сам не заинтересован в успехе работы?

— Не злись, Кора. Просто так случилось, что твоя так называемая студия является одновременно моей кухней. Два часа я провисел на телефоне, пытаясь убедить клиента, что последняя глупость, какую он может сделать, — это пытаться обмануть собственного адвоката. — Том раскрыл холодильник, вынул пакет апельсинового сока и налил его в стакан. — И теперь, когда дело сделано, я просто умираю от жажды.

Высоко запрокинув голову, Том жадными глотками выпил сок. Не в силах противиться своим желаниям, Кора, как завороженная, следила за ритмичными движениями его кадыка.

В этом нет ничего привлекательного! Самое обыкновенное адамово яблоко. И глупо приписывать каждому его движению тайный смысл и красоту.

Наконец опомнившись, она со смущением заметила, что, давно осушив стакан, Том хитровато поглядывает на нее.

— Единственное, в чем я все-таки сумел убедить этого упрямца, так это сменить адвоката. — Том поставил на стол пустой стакан и сунул руки в карманы брюк. — Насколько я могу видеть, твои дела тоже идут так себе. Или я ошибаюсь? — Он выразительно указал на раскрытый на чистой странице альбом. — Что ж, думаю нам не повредит немного развеяться. Одевайся! Я собираюсь показать тебе кое-что!

Сидя в машине, Кора гадала о конечном пункте их путешествия. Они мчались мимо мотелей и магазинов, баров и бензоколонок, стоящих вдоль бесконечно длинного шоссе.

— Ты собираешься похитить меня? — усмехнулась Кора. — Расскажи, может быть, я уже не первая твоя жертва? Как тебя звали раньше? Великан Джимми?

— Великан Джимми? — не сразу понял ее Том. — Ах, так ты имеешь в виду легендарного разбойника-ковбоя? Что ж, пожалуй, ты права. Но тогда ты, дорогуша, должна сейчас плакать и просить у меня пощады! Ведь одно это имя заставляло дрожать несчастных мирных жителей.

— Но не всех!

— Разве?

— Ты что забыл об Изабелле Берд?

— Насколько я понимаю, ты прочла ее роман? — Том притормозил у закусочной и, не выходя из машины, купил пару банок пива.

— Да, я нашла книжку на полках в гостиной. Ведь ты позволил мне пользоваться любыми книгами, разве не так?

— Так. Но мне следовало бы догадаться, что ты выберешь именно эту романтическую белиберду.

— Неправда! Замечательный роман! — попыталась отстоять свою точку зрения Кора.

— Изабелла была изнеженной английской леди из богатой семьи. А Великан Джимми? Грязный полупьяный бродяга, похваляющийся сотнями трупов на своем счету. Что общего могло быть между ними?

— Как ты можешь так говорить? Изабелла и Джимми были влюблены друг в друга. И какая разница, из каких семей они происходили? Любовь не знает границ. Подумай сам, для тысяч людей Великан Джимми был жестоким, не знающим страха и жалости разбойником, но рядом с Изабеллой он становился нежным и внимательным…

— Потрясающе! Еще немного и я заплачу от умиления, — покачал головой Том. — А ты не забыла, чем закончились их идиллические взаимоотношения? Позволь напомнить тебе: Изабелла отвергла его любовь, аргументируя это необразованностью Джимми и отсутствием общих интересов.

— Она сделала это, подчиняясь давлению своей семьи. И я уверена, что впоследствии она тысячу раз пожалела о содеянном. Да, она вышла замуж за другого. Но замужество и любовь не всегда совпадают, мой дорогой.

— Что ж, признаю! А я и не знал, что тебе нравятся такие романтические бредни. Ведь с самого начала всем было ясно — Великан Джимми плохо кончит!

Машина подъехала к уже знакомым Коре воротам заповедника.

— Возможно, этого не произошло, если бы Изабелла нашла в себе достаточно мужества, чтобы остаться рядом с ним, — все еще не сдавалась Кора. — Я где-то читала продолжение этой истории. В тот момент, когда Великан Джимми умирал от пули молоденького солдата, в номере отеля в Швейцарии Изабелле привиделся любимый истекающий кровью. Она сразу поняла, что произошло. Ну разве это не настоящая любовь?

— А может, у нее просто болела голова, и начались галлюцинации?

О господи! Этого человека абсолютно невозможно переспорить!