Прочитайте онлайн Завтра наступит сегодня | Часть 6

Читать книгу Завтра наступит сегодня
3116+843
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

6

— Ты сошла с ума! — Голос Тома звучал так громко и взволнованно, что Коре пришлось немного отстранить трубку от уха.

— Конечно, я не приказываю, — прикинулась смиренной овечкой девушка. — Просто мне казалось, что ты заинтересован в том, чтобы работа была выполнена качественно.

— Твое предложение просто чудовищно. Это глупо и абсолютно бесполезно! Ведь я принес тебе десятки фотографий. Работай с ними…

— Тогда тебе надо было сразу предупредить, что ты хочешь иметь просто еще одну фотокарточку, — не повышая голоса, заявила она. — Конечно, если ты не против, чтобы Кен на портрете выглядел как иллюстрация из плохого журнала, то…

— На дворе ноябрь! В такое время года я не вожу с собой плавки!

— Уверена, если ты захочешь, то тебе не составит большого труда найти плавки в магазине. Мы не на необитаемом острове. — Она сделала эффектную паузу. — Но если не хочешь…

Кора была почти уверена, что через полчаса Том сообщит ей, что ни в одном окрестном магазине не нашлось мужских плавок. И тогда она предложит ему попозировать обнаженным. А в следующее мгновение Том неожиданно вспомнит о неотложных делах. И после этого уже никто не сможет ей помешать спокойно работать над портретом.

На случай, что он вдруг решит проверить ее слова, Кора заранее приготовила несколько абсолютно безжизненных и неудачных набросков.

Меньше чем через час Том без стука ворвался к ней в дом. Взгляд его был таким же мрачным, как и его любимые черные водолазка и джинсы. Еле сдерживая победную улыбку, Кора вопросительно подняла на него глаза.

— Совсем необязательно делать наброски с обнаженной натуры, — начал Том. — К тому же в такое время года не продают купальных плавок.

— Но одежда скрывает фигуру, а мне просто необходимо видеть расположение мышц, строение плеч. В противном случае Кен выйдет абсолютно плоским.

Кора произносила эти слова так уверенно, что и сама уже поверила в происходящее.

— Ну тогда… Конечно, в доме холодновато, но если ты настаиваешь… — говоря это, Том решительно потянул молнию на джинсах. Через секунду он бросил на табурет свою водолазку. Следом полетела майка. — Но запомни: я не нуждаюсь в твоих критических замечаниях! — обнажив свои белоснежные зубы, улыбнулся он. — Этот наряд одолжил мне приятель.

Не веря своим глазам, Кора растерянно хлопала ресницами, глядя на легкомысленную расцветку надетых на него плавок.

Ей следовало бы предвидеть, что Том Берроуз ни за что не даст обвести себя вокруг пальца! Что ж, надо признать, что ее план провалился. Какое счастье, что она сразу не стала настаивать на том, чтобы он позировал ей обнаженным. В таком случае ситуация была бы значительно хуже. По крайней мере, она с трудом представляла, как повела бы себя тогда.

Атлетическая фигура Тома пугала ее. Его мощные мышцы, гладкая блестящая кожа не давали Коре сосредоточиться. Она видела перед собой не просто полуобнаженного мужчину — нет, перед ней стоял настоящий Аполлон!

Грудь его покрывали темные курчавые волосы, они сводили ее с ума, будили воображение. Не в силах справиться с разыгравшимся воображением, Кора представила, как сильные руки касаются ее тела, широкая грудь прижимается к ее груди… Едва сдерживаясь, чтобы не броситься Тому на шею, Кора напряженно следила за каждым его движением.

Нет, определенно ее план с треском провалился!

— Птичка моя, я прекрасно знаю, что в этих дурацких плавках выгляжу просто чудовищно! Так что можешь не стараться придумать что-нибудь ехидное по этому поводу. Давай начнем! — Том явно не замечал ее восхищения.

Стараясь не выдать себя, Кора произнесла чуть дрогнувшим голосом:

— Тебе надо расслабиться. Я не могу начинать до тех пор, пока твои мышцы так напряжены.

Черт возьми, к сожалению, Том не единственный, кто чувствует себя не в своей тарелке!

— Хотел бы я посмотреть, как чувствовала бы себя ты, если стояла тут передо мной в одних только трусиках! — немного обиженно произнес он.

— Можешь не стесняться, — справившись с волнением, презрительно фыркнула Кора. — В колледже мы только и делали, что рисовали обнаженные фигуры. Единственное, о чем думает художник во время работы, так это о том, чтобы правильно передать пропорции, вдохнуть в рисунок жизнь.

На этот раз она не покривила душой. Работая в студии, девушка никогда не думала о том, как прекрасно было бы провести время с натурщиком. Все еще не уверенная в том, себя или его ей хочется переубедить. Кора продолжала:

— Для меня ты не больше, чем ваза с яблоками для натюрморта.

Решившись наконец действовать, Кора медленно обошла вокруг Тома. Покусывая кончик карандаша, она внимательно изучала строение его фигуры, от всей души надеясь на то, что выглядит сейчас самым невинным образом. Прохладный воздух комнаты холодил ее горящие щеки.

Стараясь больше не раздумывать о собственной глупости, Кора решительно указала в угол комнаты:

— Встань здесь, у окна. Тогда свет будет падать нужным образом. Расправь плечи! — Заметив, как послушно Том следует ее указаниям, она продолжила более уверенно: — Нет, не так! Чуть согни правое колено. Поставь руки на бедра.

Добившись желаемого результата, Кора отошла вглубь комнаты и окинула своего натурщика критическим взглядом.

— Нет, лучше опусти руки. Так будет более естественно.

— Что же может быть естественного в том, что я стою сейчас перед тобой полуголым и мерзну? — не выдержал Том.

Кора понимающе хмыкнула.

Он был так хорош, что мог свести с ума даже снежную бабу. Но она уже достаточно взрослый и разумный человек, чтобы уметь управлять чувствами. И мистер Совершенство никогда не услышит от нее ни слова восхищения. Для того чтобы привлечь ее внимание, Томасу Берроузу еще недостаточно обладать внешностью голливудской звезды.

Откинув косу за спину, Кора снова набросилась на него.

— Встань прямо! И не вздумай пошевелиться! — строго крикнула она ему, заметив, что Том переступает с ноги на ногу.

— Если ты так уверена, что стоять здесь одно удовольствие, давай поменяемся местами!

— Я готова попозировать, но, во-первых, это не нужно, а во-вторых, ты не умеешь рисовать. Так что, будь добр, выполняй то, что требуется. — Она бросила ему диванную подушку. — Подними над головой. — И глядя на его удивленное лицо, пояснила: — Это будет твоя племянница. Я хочу изобразить их в бассейне.

Подойдя ближе, Кора деловито поправила подушку в его руках. Она вспомнила, как крепко Сэнди сжимала плечи отца на снимке. Стараясь придать телу Тома позу Кена с фотографии, Кора прижала свои ладони к его горячей груди.

На мгновение ей показалось, что между ними проскочил разряд электрического тока. Инстинктивно одернув руки, Кора буквально отпрянула в сторону.

— Поверни голову вправо. Так, теперь немного опусти руки, — торопливо заговорила она, искренне надеясь, что Том ничего не заметил.

Затем, уже более уверенно, Кора приблизилась к нему почти вплотную и, коснувшись руками его затылка, повернула голову в нужном ей направлении. Опять вернувшись в дальний угол комнаты, она с трудом подавила вздох разочарования. Ей казалось, что, взвалив на плечи эту дурацкую подушку, Том в своих ужасных плавках будет выглядеть по крайней мере нелепо. Она ошиблась. Даже в таком виде Том Берроуз выглядел настоящим героем-любовником.

После минутного раздумья, не обращая никакого внимания на его протестующие возгласы, Кора принесла из кухни кувшин, наполненный водой. Грозно нахмурившись, она еще раз обошла вокруг своей жертвы.

— Мне нужно убедиться, что свет из окна правильно оттеняет твою фигуру, — строго заявила она. — Отодвинься чуть влево. Хорошо. Теперь поверни плечи. Вот так. Прекрасно! — И не раздумывая, плеснула водой ему на грудь.

Подпрыгнув на месте от неожиданности, Том чуть не лишился дара речи.

— Ты… ты что, с ума сошла?!

— Это вода. Ведь мы договорились, что сейчас ты стоишь в бассейне, держа на плечах Сэнди, — холодно ответила Кора. — Ну вот, вся вода уже стекла! Придется повторить процедуру.

— Неужели это так необходимо? К тому же, почему бы тебе не использовать для этой цели теплую воду?

— Не капризничай! Ведь мы предполагаем, что ты находишься в бассейне, а не в бане! — И Кора с плохо скрываемым наслаждением повторила пытку.

На этот раз Том промолчал. Капли холодной воды росинками застыли среди его жестких волос.

Поставив кувшин на стол, она, подобно вдохновленному ваятелю, вернулась к своей модели. Кора попыталась придать мокрым завиткам на его груди былой объем, затем коснулась влажными руками его живота. Окинув Тома оценивающим взглядом, она не смогла сдержать победной улыбки.

Смочив пальцы водой, она аккуратно опустила большую прозрачную каплю на его левый сосок. Вода тут же заторопилась вниз, оставляя за собой переливающуюся на солнце дорожку, и исчезла наконец в его пупке.

Не сдержавшись, Кора снова коснулась пальцами его соска. И снова серебристый ручеек заторопился вниз по его телу.

Подушка с глухим стуком упала на залитый водой пол. Его горячие ладони сжали запястья Коры.

— Развлекаешься?

— Работаю, — срывающимся голосом прошептала девушка. — Мне нужно было проследить за изгибами тела.

— Да что ты? — ехидно улыбнулся он. — А может, ты преследовала другие интересы?

— Что ты имеешь в виду? — пытаясь освободиться, смущенно пробормотала она.

Он еще сильнее сжал ее руки.

— Тебе лучше знать.

— Я не понимаю, о чем ты… — стараясь изобразить полную наивность, захлопала ресницами Кора. Набравшись смелости, она наконец решилась взглянуть ему в глаза. Выражение его лица говорило без слов.

Ей ничего не оставалось, как в очередной раз признать свое поражение. Стоявший перед ней мужчина отлично видел обуревавшие Кору чувства, от него не укрылось ни возбуждение, ни ее восхищение его великолепным телом.

Кора рывком освободила руки и отступила.

— Кажется, ты слишком высоко оценил свои возможности, — как можно более независимо пожала она плечами. — Тебе надо было сразу предупредить меня, что ты страдаешь водобоязнью.

Том решительно шагнул к ней.

— Нет, дорогая, ты ошибаешься, — медленно начал он. — Меня вывела из состояния равновесия отнюдь не вода, а пальцы, которые так нежно касались моей груди. Или ты предполагала, что я так и буду безропотно смотреть, как ты пытаешься возбудить меня, маленькая развратница?

— Неправда! — начала было оправдываться Кора.

— Неправда?! — перебил ее Том. — Тогда как можно назвать твое поведение? Ты провоцировала меня. И бесполезно отрицать очевидное! — Он притянул ее к себе. — Возможно, ты не отдавала себе отчета в происходящем, — уже мягче продолжил он. — Но когда перед женщиной стоит полуобнаженный мужчина, трудно удержаться от соблазна дотронуться до его эрогенных зон. Итак, только что ты пыталась соблазнить своего ненавистного соседа! — неожиданно рассмеялся ей в лицо Том.

— Неправда! — упрямо стояла на своем Кора. — Вы, мистер Самомнение, глубоко заблуждаетесь, считая, что любая женщина, хоть раз увидевшая вас в таком виде, забудет обо всем и задастся одной-единственной целью — затащить вас в постель. Не слишком ли высокая самооценка для обладателя таких чудесных плавок?

Вместо ответа он лишь прижал ее к своей горячей груди. Кора с трудом подавила желание ударить его по голым ступням. Но, скорее всего даже в ботинках она рискует сломать себе пальцы о его стальные мускулы. Оставив эту идею, девушка умоляюще взглянула ему в лицо.

— Прежде чем ты отпустишь меня, позволь заметить: все заявления о том, что я пыталась соблазнить тебя, — плод твоего больного воображения!

— Тогда потрудись объяснить, что же все-таки между нами произошло? И не вздумай свалить все на работу над портретом. Насколько я понимаю, ты прекрасно справилась бы и без натурщика. — Лицо его неожиданно стало серьезным. — А если ты действительно не хотела обольстить меня, то… Значит, ты преследовала какие-то другие цели? Какие, малышка?

Кора лихорадочно пыталась придумать достойный ответ.

— Только такой самовлюбленный упрямец, как ты, может вообразить, что его собираются обольстить! Я повторяю уже в сто первый раз: Том Берроуз, ты абсолютно не в моем вкусе.

— Возможно, ты и права, я действительно самовлюбленный упрямец, но одно я знаю точно: ты упорно отвергаешь мое объяснение, но никак не можешь предложить что-нибудь взамен.

— Но ты не желаешь верить, что все это мне нужно только для работы.

— Ты никогда не слышала о наказании за лжесвидетельство? Если ты еще не забыла, я адвокат, — холодно заметил он. — И если бы сейчас ты давала свидетельские показания, я посоветовал бы тебе…

— Но мы не в зале суда, а я не на допросе, — Она старалась смотреть прямо на кончик его носа. Во всяком случае, на носу Тома она не увидела бы то, что так отчетливо читалось в его темных глазах. — Я не нуждаюсь в советах. И не уверена, что в состоянии заплатить за ваши услуги, мистер адвокат.

— Плата за услуги невелика, — чуть улыбнулся он. — Все что мне нужно, это честные и открытые взаимоотношения.

— Хорошо. Если мне когда-нибудь понадобится твоя помощь… — выдавила из себя Кора.

— Тебе уже нужна моя помощь, — перебил ее Том.

Он склонился над ней, его губы приблизились…

Кора хотела вырваться. Бесполезно! Даже без одежды он оказался более защищенным, чем она. Его взгляд гипнотизировал ее, подавляя всякую мысль о сопротивлении. В отчаянии девушка закрыла глаза. Но горящий взгляд Тома проникал сквозь веки, парализуя мысли, заставляя подчиняться. Из последних сил она сжала кулаки и отчаянно замолотила по мощной груди. Но он словно не замечал ее ударов и кулаки сами собой разжались…

Пылающие губы Тома нежно коснулись подбородка Коры, легонько пробежались по щеке и приблизились к ее рту… Сама того не желая, Кора вдруг крепко обняла его за шею. Он ласково гладил девушку по талии и бедрам, обрушивая целый дождь горячих, полных волнующей страсти поцелуев. На минуту остановившись, Том чуть слышно прошептал ей на ухо:

— Ты божественна, божественна, дорогая…

Словно зачарованная, Кора чувствовала, как пьянящее, ни с чем не сравнимое ощущение безграничного счастья переполняет ее. Она уже не могла сопротивляться своим желаниям.

— Ты всегда спишь со своими моделями? Так тебе удается полнее понять внутреннюю сущность человека, правда? — услышала она вдруг его насмешливый голос. — Что ж, ради искусства я готов на все.

Слова эти мгновенно отрезвили бедную Кору. Растрепанная и раскрасневшаяся, она поспешно отскочила в сторону.

— Куда ты? — хитро улыбаясь, спросил Том. — Веселье только начинается! — Он снова схватил ее за руки, стараясь привлечь к себе. — Признайся, мы оба хотим сейчас одного и того же. Ну давай, не мучай себя и меня.

— Не знаю, чего хочешь ты, а мне надо работать, — опустив голову, произнесла она. — Отпусти меня, пожалуйста!

— Кора, для работы над портретом тебе совершенно не нужно было обливать меня холодной водой! Ты сделала это только для того, чтобы…

— Меня абсолютно не интересует твое мнение, — поспешно перебила его девушка. — Ты умеешь думать только об одном. И если так уверен в своей неотразимости, тебе стоило хотя бы предупредить меня, прежде чем кидаться, как дикий зверь.

— Предупредить? — насмешливо переспросил ее Том.

Кора нахмурилась.

— Над чем ты смеешься? Конечно, я могла бы догадаться, что на тебя трудно положиться, но, знаешь, в моей практике я еще не встречала мужчин, которые заводились бы всего от нескольких капель воды!

Пальцы Тома скользнули вверх по ее руке.

— А от чего заводились твои мужчины? — не скрывая иронии, спросил он. — Признайся, ты вела себя, как неопытная обольстительница из средней школы. Смею надеяться, что имею больший опыт общения с противоположным полом, чем ты. И могу отличить искусную игру ее жалкой подделки. — Том властно взял Кору за подбородок и приподнял ее лицо. — Позволь мне преподать тебе первый урок. Прежде чем начать любовную игру, хорошенько подумай, а хочется ли тебе этого.

Его пальцы нежно касались ее щек, играли с мягкими локонами за ушами.

— Прекрати! — Серьзный тон Тома испугал ее. — Я знаю, что ты гораздо сильнее меня, а судя по твоим моральным устоям, не будешь задумываться над тем, этично ли применять в такой ситуации силу. Чего ты от меня хочешь? Ведь ты и так добился своего! Я дала согласие писать портрет твоего брата.

Он отошел немного назад и, скрестив на груди руки, окинул ее внимательным взглядом.

— Но ты делаешь это не из-за того, что я так долго убеждал тебя. Давая согласие, ты преследовала свои собственные интересы.

Отвернувшись к столу, Кора поспешно подхватила пустой кувшин и бросилась на кухню. Она дрожащими руками обтерла гладкую поверхность кувшина полотенцем и аккуратно, не торопясь, поставила его на полку.

Том проследовал за ней.

— У меня такое впечатление, что, получив мое согласие на написание картины, ты считаешь, что оказал мне неоценимую услугу, — пытаясь собраться с мыслями, сбивчиво начала она.

— Честно говоря, — покачал он головой, — твое впечатление совершенно правильно.

В первое мгновение Кора просто не поверила своим ушам.

— Ты… Успехи в зале суда вскружили тебе голову. Возможно, ты с легкостью умеешь убедить присяжных, что белое — это черное и наоборот. Но не пытайся проделать подобные штуки со мной!

— Ты ненавидишь меня потому, что я сказал тебе в глаза правду. Ты была уверена, что все вокруг безоговорочно верят твоим байкам об усталости и загруженности. Со временем ты и сама поверила придуманным историям. И тут появился я, человек, который не захотел слушать твои жалобы на злодейку-жизнь. Бедняжка Кора! Я так понимаю твои чувства!

Вне себя от гнева, Кора схватила со стола бутылку кетчупа и со всей силы запустила ею в ненавистного соседа. Ударившись о дверь и жалобно звякнув, бутылка разлетелась вдребезги. Брызги темно-красной жидкости залили его грудь и медленно начали стекать на пол.

От неожиданности Том остолбенел.

— Конечно, я мог бы сейчас сделать с тобой то же самое… — медленно начал он, пытаясь вытереть кетчуп. — Кто бы мог подумать, оказывается, ты умеешь не только говорить.

— Ты сам виноват. — Кора хладнокровно взяла щетку и стала подметать острые осколки. — Я уже не знала, как остановить тебя! — Она протянула ему полотенце. — В другой раз будешь умнее. И даже не думай о мести. У меня черный пояс по карате, — примирительно улыбнулась она ему.

— Сюрприз! — радостно подталкивая друг друга, семья Ричардсонов ворвалась в дом.

— Сюрприз… — эхом повторила за ними растерянная Кора. — Зачем вы здесь? — глядя на Эмми, в смущении пробормотала она.

Старшая сестра бросила в кресло сумку и, расстегивая куртку, обернулась к Коре.

— Мы приехали, чтобы забрать тебя с собой. Я разговаривала сегодня с мамой и Элтоном, и все втроем мы решили, что в Аламосе тебе будет лучше. Поживешь с нами…

— Спасибо, дорогая. — Кора с трудом уворачивалась от возбужденных поцелуев Джека. — Но я хочу остаться здесь. — Она приветливо улыбнулась Мику. — Передай маме и Элтону, что со мной все в порядке.

— Старик сказал, что в последнее время ты совсем ничего не ела, — подойдя вплотную к сестре, Эмми нежно обняла ее за плечи. — В Аламосе я смогу проследить за тобой. Чтобы полностью оправиться от болезни, ты должна правильно питаться, много бывать на свежем воздухе. А кроме того, Эван только что взял на работу отличного парня. Он просто горит желанием поскорее познакомить вас.

— Папа говорит, что он похож на лошадь! — радостно вставил Джек.

— На огромного коня! — тут же поправил брата Мик.

— Прекратите! Кора, это очень интеллигентный и разумный молодой человек, — попыталась остановить сыновей Эмми.

— Да-да! Я видел его! — опять вмешался в разговор Мик. — Действительно, у парня чудесное лошадиное лицо. Наша мама по достоинству оценила его красоту.

— Замолчите сейчас же! И не вмешивайтесь в разговор взрослых! Кроме того, Кора сама сумеет понять, кто из нас прав. — Эмми снова повернулась к сестре. — Я уже пригласила Уолтера О’Нила на ужин в воскресенье. Но, конечно, если ты не хочешь, мы всегда можем перенести его.

— Уолтер О’Нил?

— Ну да. Так зовут этого парня, — нетерпеливо перебила ее Эмми. — Ведь я уже говорила тебе, Эван взял его на работу…

— О господи! Так он еще и ирландец…

— Вот именно. Чистопородный ирландский конь! — радостно поддержал ее Мик.

— Мальчики! — резко оборвала их мать.

— Но я не могу уехать, — неуверенно начала Кора. — И это совсем не из-за того, что Уолтер похож на коня, — поспешно добавила она, заметив недовольное выражение лица старшей сестры.

Но Эмми уже не слушала ее.

— Нам надо съездить за покупками, а ты пока собирайся.

— Эмми, подожди! Я действительно не могу сейчас уехать с вами, — твердо стояла на своем Кора.

— Но почему?

Кора растерянно переступала с ноги на ногу. Этот вопрос явно застал ее врасплох.

— Ну… Я только что начала новую работу, и мне нужны покой и уединение… И не перебивай меня! — пресекла она возражения Эмми. — Как я смогу работать в таком зверинце?

Выразительным жестом Кора указала на племянников.

— А я-то думал, ты пишешь детские книги, — резонно возразил ей Мик.

— Писала, но на этот раз…

Оглядевшись по сторонам, Джек заметил лежащий на столе блокнот. Схватив его, он с интересом начал перелистывать плотные страницы.

— Положи на место сейчас же! — строго прикрикнула Кора.

Но Эмми уже заметила хитрые улыбки сыновей, внимательно разглядывающих наброски. Вырвав блокнот из рук Джека и не обращая никакого внимания на протестующие вопли Коры, Эмми раскрыла последнюю страницу. Глаза ее расширились от удивления.

— Дорогая, что все это значит?

— Что? — растерялась девушка.

Эмми брезгливо указала на раскрытую страницу. Старательно прорисованные ноги и грудь Тома в глазах старшей сестры явно свидетельствовали о падении Коры. Этот набросок явно не был похож на иллюстрацию к детской книжке.

— Я тренировалась… Ведь ты же знаешь, когда я начинаю работу, мне всегда необходимо сделать массу предварительных зарисовок, — сбивчиво начала оправдываться Кора.

— Могу представить, что за идея пришла тебе в голову! — резко оборвала ее Эмми. — Мик, перестань заглядывать в альбом!

— Ну, мама! Мне уже шестнадцать лет. Да и что здесь такого? По-моему, неплохо…

Коре наконец удалось овладеть своим злополучным блокнотом.

— Это мои рисунки! В собственном блокноте я могу рисовать все, что захочу. Не лезьте не в свое дело, — решительно заявила она.

— А никто и не лезет, — явно обиделась Эмми.