Прочитайте онлайн Завещание Инки | Глава XIIРАССКАЗ ОТЦА-ЯГУАРА

Читать книгу Завещание Инки
3412+2287
  • Автор:

Глава XII

РАССКАЗ ОТЦА-ЯГУАРА

Утро было таким тихим, ясным, безмятежным, что недавние события стали казаться теперь ночным кошмаром. Поток дождевой воды схлынул, над лесом поднялось облако пара, и невидимый хозяин долины вновь раскатал между кустами свой роскошный травяной ковер. Застрявшие в складках и углублениях мясистых, сочных стеблей капли воды отражали солнечные лучи, как маленькие линзы, и бросали играющие блики на кусты, дома, людей, животных… Лошади, как только вывели их из домов, накинулись на эту траву с такой жадностью, что стало совершенно ясно: о выступлении в путь сейчас не может быть и речи. К тому же животным нужно было еще и просто отдохнуть после ночной сумасшедшей скачки и пережитых страхов, тем более, что никто не знал, где им придется попастись в следующий раз. Люди, в том числе и сам Отец-Ягуар, тоже не очень хорошо себе представляли, в какую сторону теперь следует двигаться и вообще к чему быть готовыми. Сначала требовалось обсудить все возможные варианты дальнейшего развития событий.

Завтрак как-то естественно и незаметно перешел в общий совет. Каждый высказывал какие-то соображения, они принимались или отвергались. Вел себя загадочно только лейтенант Берано: он просто глаз не сводил со старого Ансиано, в то же время не обращая ни малейшего внимания на Ауку, героя дня и любимца публики в данный момент. Наконец Ансиано надоело быть предметом столь пристального внимания, он не выдержал и со свойственной ему прямотой спросил лейтенанта:

— Вы все время смотрите на меня. У вас есть для этого какие-то особые причины?

— Есть, — ответил офицер.

— Могу я узнать, какие? Может быть, мы с вами где-то уже встречались?

— Нет, не в этом дело. Меня поразили ваши волосы, такие длинные, абсолютно белые… Они напомнили мне об одном скальпе, который я видел совсем недавно.

— Скальпе? Но что это такое — скальп?

— У индейцев Северной Америки есть обычай снимать кожу с головы своих врагов, чаще уже мертвых, но иногда и с живых, вместе с волосами. Это и называется скальп, которым они потом гордятся как знаком своей воинской доблести. Это то же самое, что по-испански называется «пьель дель кранео» .

— Какое же я имею отношение к тому скальпу?

— Не знаю, право, но это странное сходство… Тот скальп, о котором я упомянул, имел точно такие же, как у вас, длинные седые волосы.

Ансиано даже привстал от удивления, лицо его вытянулось, приняло тревожно-скорбное выражение.

— Говорите, волосы были точно такими же? — спросил он. — Очень странное сходство. — Но тут он вдруг подумал, что это какое-то недоразумение, да и и не волосы это вовсе могли быть. — Но у белых не бывает таких волос!

— И я никогда не встречал! Но опять-таки не в этом дело: Скальп скорее всего был снят с головы индейца.

— Североамериканского?

— Нет, южноамериканского.

— К какому племени он принадлежал?

— Этого я не знаю. Я задал точно такой же вопрос владельцу скальпа, но не получил от него вразумительного ответа.

— А где вы, говорите, видели эту «кожу с черепа»?

— В Буэнос-Айресе.

— У кого?

— У эспады Антонио Перильо. Я был как-то вместе с одним своим товарищем у него в доме. Комната была украшена всевозможными трофеями, в основном, трофеями корриды, но среди них был и этот странный скальп.

— Антонио Перильо, эспада! — воскликнул Отец-Ягуар. — Этот тот, о ком вы уже упоминали в связи с кражей оружия? Значит, мы еще столкнемся с ним… А не рассказывал ли он вам, как к нему попал этот скальп?

— Рассказывал. Он сказал, что сошелся в схватке не на жизнь, а на смерть с одним индейцем и победил его. И в качестве регалии за победу для себя снял с него скальп.

— Где происходила эта схватка? — почти задыхаясь от внезапно охватившего его волнения, спросил Ансиано.

— Где-то в южной пампе. Это все, что мне удалось тогда узнать.

— А… Нет, это не имеет никакого отношения к тому, о чем я подумал…

Он весь как бы погас, снова надев на свое выразительное лицо маску сдержанности. Казалось, старик потерял всякий интерес к тому, что сообщил ему лейтенант Берано. А тот все никак не мог прервать свои воспоминания.

— Волосы на скальпе были роскошные, — задумчиво проговорил он, — ну в точности такие же, как ваши. Да, я вспомнил еще одну деталь: они были стянуты обручем, по которому было видно, что тот, кто его носил, был очень старым и очень бедным человеком.

— Обручем? — Ансиано вновь встрепенулся, — Как выглядел этот обруч? И почему вы решили, что носивший его на своей голове был очень беден?

— Обруч был сделан из простого железа. Видно, украшения из более ценных металлов были ему не по карману. Спереди на обруче красовалось изображение солнца, от которого отходили двенадцать лучей.

— Двенадцать лучей! — вскрикнул Ансиано. Потом помолчал секунду, словно решая что-то важное для себя, и объявил тоном королевского глашатая: — Сеньор, обруч был не из железа, а из чистейшего золота! Просто искусно окрашен под железо. Это было сделано для того, чтобы не привлекать к нему внимания алчных людей.

— Но откуда вы все это знаете? Вы что, были хорошо знакомы с этим человеком?

— Был ли я с ним знаком? Был ли… Ах, юноша, тот седовласый индеец, скальп которого вы видели, был моим повелителем, моим господином, великим человеком…

Ансиано, казалось, просто теряет рассудок. Глаза его лихорадочно блестели, он выхватил нож из-за пояса и стал размахивать им в воздухе. Лейтенант смотрел на старика с безмерным удивлением. А тот уже был готов рассказать этому случайному собеседнику все свои так до сего момента тщательно, так долго хранимые тайны. И тут вмешался Аука: он почувствовал, что Ансиано впал в состояние полного отчаяния, и поспешил на помощь старику.

— Остановись, отец! — воскликнул юноша. — Мы знаем точно только то, что этот несчастный был индеец. Сначала надо доподлинно узнать, как все произошло. Может быть, он пал в справедливой схватке, если нет — тогда это убийство. Несмотря на свой возраст, он был еще очень силен и храбр, казалось, старость не брала его. Нет, я все-таки никак не могу поверить, что его одолел какой-то там Антонио Перильо! Нет и еще раз нет! Его, конечно, убили…

— Это ясно, это ясно… — сказал старик. — Нам не нужно искать убийц. Перильо сам хвастался, что убил его. Мы с тобой теперь знаем, что наши с ним дорожки непременно пересекутся. Ну попади он мне только в руки! Он будет держать ответ перед нами.

— Держать ответ?

— Да, пусть немножко подрожит от страха. А потом я нанесу ему ответный удар. — Инка-наследник престола поднял свою булаву-уаманчай и описал ею в воздухе круг вокруг своей головы. Он был взволнован и разъярен не меньше Ансиано, но лучше владел своими чувствами. А когда заметил, что все присутствующие пристально смотрят на него, взял себя в руки, вернулся и сел на свое прежнее место, а булаву положил рядом на траву.

Рассказ лейтенанта Берано взволновал не менее сильно, чем Ауку и Ансиано, и еще одного человека. Этим человеком был Отец-Ягуар. С того момента, как лейтенант впервые употребил слово «скальп», он напряженно прислушивался к каждому слову Берано, старика и Ауки. А когда разговор стих, подошел к Инке, сел рядом с ним, молча поднял с земли его булаву и стал внимательно ее рассматривать. Она выглядела не просто черной, а такой черной, словно материалом для нее послужила непроглядная ночь. Повертев булаву в руках и так, и этак, Отец-Ягуар положил ее на прежнее место и сказал:

— Право же, не стоит употреблять такой замечательный предмет на то, чтобы снять скальп с головы негодяя. Вам не стоит забывать, как вы совершенно справедливо заметили сначала сами, что неоспоримых доказательств того, что преступление совершил именно Антонио Перильо и убил он именно вашего соплеменника, а не какого-нибудь другого человека, похожего на него в такой же степени, как Ансиано, у вас все-таки нет. На самом деле очень похожих друг на друга людей на свете довольно много, встречаются даже полные двойники. Но я обещаю вам, что уже очень скоро мы узнаем абсолютно точно, кто был убитый и кто убийца.

— Не стоит тратить на это усилия, — ответил ему вместо Ауки Ансиано. — Обруч — такое доказательство, сильнее которого уже не найдешь.

— Может быть. Но я хочу сказать только, что сейчас надо переключить внимание на другое. Нам необходимо решить, в какую сторону двигаться отсюда дальше. — Отец-Ягуар произнес эти слова очень строгим тоном, одновременно дав понять Ансиано характерным кивком головы, чтобы тот воздержался от желания продолжить обсуждение темы убийства седовласого индейца.

— В любом случае, мы должны направляться в сторону Пальмового озера, — вставил лейтенант Берано. — Однако где-то вблизи него, но немного не доходя, следует остановиться и произвести сначала разведку. Хотя я не уверен, что наши враги уже там, но предосторожность не помешает. Мы имеем дело с мятежниками и откровенными убийцами. Поэтому, прежде чем начинать действовать, должны узнать про их планы как можно больше.

— У вас, я чувствую, в голове уже созрел какой-то тактический замысел? — спросил Отец-Ягуар.

— Я кое-что придумал, скажем так. Вот послушайте! Итак, мы знаем, что абипоны вышли на тропу войны — точат ножи на своих старых врагов камба. Хорошо бы подавить это их намерение в зародыше. Я вполне отдаю себе отчет в том, что наших сил для этого явно мало. Вот еще что надо учесть: абипоны, как правило, люди злые по характеру, а уж по отношению к тем, на кого давно копят злость, просто одержимы ненавистью. В таком состоянии они вступают даже в открытый бой среди бела дня, хотя обычная их подлая тактика — нападать ночью, исподтишка. Кстати, в этом им нет равных, да плюс еще их отравленные стрелы, полета которых ночью не заметишь, а все индейцы в темноте видят не хуже кошек. Вывод: нам нужно подкрепление, и не только со стороны камба.

— Разумеется, — согласился Хаммер. — Да к тому же еще не известно, догадываются ли сами камба о том, что мы хотим попросить их о помощи.

Пришел черед вождю сказать свое слово. Все посмотрели на него.

— Мои камба пока ничего не знают о том, что вы собираетесь нападать. Мы много лет враждуем с абипонами, однако о том, что они опять собрались идти на нас войной, я узнал только от вас. Поэтому надо выступить как можно скорее: абипоны, став на тропу войны, начнут ее с разорения нашей самой богатой и крупной деревни.

— Почему ты так решил, вождь?

— Абипоны, которые взяли нас вчера в плен, говорили у костра не таясь — чего им было бояться связанных, жалких пленников?

— Та деревня, о которой ты говоришь, находится далеко отсюда?

— Возле воды, которую белые называют Арройо Кларо , до нее три дня хорошей ходьбы.

— А что ты скажешь о местах, через которые надо пройти по пути туда? Они обитаемы?

— Нужно пройти через большие леса, но среди них есть и плато, на которых расположены многочисленные деревни абипонов, но это не страшно, мы вполне сможем их обогнуть. Так или иначе, по какой бы дороге к Пальмовому озеру мы ни поехали, нам в любом случае пришлось бы пробираться через вражескую территорию.

— Хм! — задумчиво пробормотал себе в бороду Отец-Ягуар. Несколько минут он смотрел в землю, а потом поднял голову и сказал: — И все же мне кажется, что более целесообразно идти сначала к Пальмовому озеру. А уже оттуда, после того, как мы проведем разведку, как верно заметил лейтенант Берано, надо двигаться к твоей деревне. Скажи мне, Прочный Череп, вот что: сможем мы уйти от Пальмового озера незаметно для абипонов?

— Обойти деревни, где они живут, несложно, однако, если мы встретим хотя бы одного из них, все пропало.

— Один нам не страшен, мы просто возьмем его с собой — в качестве пленника, конечно. Меня волнует гораздо больше другое: у нас кончается запас вяленого мяса. Места, в которых водится дичь, отсюда в трех днях пути, а у нас нет времени, чтобы отправиться туда и поохотиться. Абипоны, насколько мне известно, держат коров… Каково расстояние отсюда до Пальмового озера?

— Полдня пути верхом.

— Отлично. Значит, выезжаем отсюда в полдень, а там будем уже к вечеру. Насколько я помню, все были согласны с тем мнением, что ехать прямо сразу к озеру — неосмотрительно. Скажи мне, ты знаешь кратчайший путь к месту, где протекает Прозрачный ручей?

— Мне знакомы каждое дерево и каждый куст, мимо которого мы пойдем!

— Значит, мы можем положиться на тебя полностью. Тем лучше. Итак, решено: в полдень выступаем.

Участники совета начали было расходиться, но тут заговорил доктор Моргенштерн:

— Господин Хаммер, я с большим уважением отношусь к вам, и ваши планы, я уверен, хорошо продуманы, но меня в этих местах тоже кое-что интересует и у меня имеются мои собственные намерения и планы, о которых я вынужден напомнить вам. Но прежде мне хотелось бы узнать вот что: в каком направлении отсюда надо идти к Прозрачному ручью?

— На северо-запад.

— Местность, по которой мы проследуем, будет равнинной или гористой?

— Гористой.

— Сеньор, в таком случае, я должен заявить вам, что возмущен! Вы же знали, что я отправился в эту страну вовсе не ради камба, а ради того, чтобы вести раскопки доисторических животных. А это можно делать только на равнине. Поэтому я возражаю против намеченного вами маршрута.

— Простите, уважаемый герр доктор, но ваши возражения в данной ситуации, как бы это сказать помягче, не совсем уместны, — ответил приват-доценту Отец-Ягуар. — Придется мне кое-что объяснить вам: вам не следует вести здесь ваши раскопки вовсе не из-за камба, а по той простой причине, что вы можете быть в любой момент ограблены или даже убиты.

— И все же я требую, чтобы вы учитывали также и интересы науки — я не могу отказаться от поисков мастодонтов и мегатериев! Иначе я…

— Что иначе? — спросил Отец-Ягуар.

— Вернусь обратно, чтобы проводить мои исследования собственными силами.

— Я советую вам сначала осмотреться вокруг и все как следует взвесить. Вспомните ваше недавнее пребывание в плену. В следующий раз оно может закончиться далеко не так счастливо и благополучно.

— В этом вы правы. Однако под лежачий камень вода, как известно, не течет. Я должен еще раз попытаться найти останки доисторического животного. А кроме того, это путешествие, по-латыни «профекцио» или «перегринацио», обошлось мне довольно дорого, и я не хотел бы, чтобы эти деньги оказались выброшенными на ветер.

Прочный Череп внимательно прислушивался к этому спору. Он не сразу понял, о чем идет речь, а уловив отчасти его смысл, счел нужным вмешаться.

— Сеньор говорит о раскопках и давно умерших животных. Не принадлежит ли он, случайно, к тем странным белым людям, которые ищут в пампе старые кости, потом отвозят их в большие города и там всем показывают?

— Ты угадал, вождь, — смеясь, ответил ему Отец-Ягуар, — именно к племени этих чудаков сеньор как раз и принадлежит.

— Тогда он не должен оставаться здесь и подвергать себя опасности попасть в плен к абипонам или даже быть убитым ими. Я знаю, где можно раскопать такие кости, не тратя время на поиски.

— Где же, где? — нетерпеливо спросил ученый.

— Таких мест много. Мимо одного из них мы недавно проехали. Это Пантано-де-лос-Уэсос . Уже одно его название говорит о том, что оно для вас просто сокровищница.

— О да! — с энтузиазмом ответил ему ученый. — Но скажите же мне побыстрее: кости каких животных находят в этом болоте?

— Этого я не знаю. — На мгновение он замолчал, собираясь с мыслями, потом сказал: — Сеньоры пришли сюда, чтобы помочь нам одолеть наших заклятых врагов. Я должен быть вам благодарен… Поэтому я должен сказать, что знаю одно место, где в земле сидит такой огромный зверь, каких я больше нигде и никогда не видел. Мы наткнулись на него случайно и хотели продать за большие деньги белым, которые ищут старые кости. Но вам я его просто подарю.

— Что? Как? Такой огромный зверь, которого вы больше нигде никогда не видели? — переспросил нетерпеливо Моргенштерн. — Что это за зверь? Может быть, глиптодонт?

— Не могу сказать. Я про такого зверя никогда раньше не слышал.

— Ну ладно! Насколько он велик? Какой длины, какой высоты?

— Этого я тоже вам не скажу, потому что мы не смогли разглядеть его целиком.

— О! Так это, значит, просто какие-то разрозненные кости?

— Нет, он там весь как он есть, в земле, неповрежденный ни чуточки. Мы хотели однажды его раскопать, да дошли только до большой спинной кости.

— Позвоночника, значит. И вы стали вытаскивать один позвонок за другим? — весь трепеща в ожидании разочарования, спросил ученый.

— Нет, мы же знаем, что целый зверь ценится намного больше, чем разобранный на части. Поэтому мы и не стали копать дальше, а присыпали это место землей.

— Браво! Браво! Это было очень разумно с вашей стороны! Я сгораю от нетерпения поскорее оказаться в этом месте и увидеть громадного зверя. Где находится Пантано-де-лос-Уэсос?

— От нашей деревни до него день езды.

— Сеньоры! — обратился доктор Моргенштерн ко всем остальным, — Я настаиваю на том, нет, я требую, чтобы мы немедленно снимались с места! Не понимаю, что мы здесь делаем так долго!

— Не торопитесь! — ответил ему Отец-Ягуар. — Спешить надо медленно. До полудня нам здесь еще очень многое предстоит сделать.

— О чем вы? Какие тут у нас могут быть дела?

— Как вы знаете, мы неожиданно разбогатели на целый табун лошадей, и у нас тяжелый груз. Как же не использовать такую подмогу? Для этого надо надеть на лошадей седла, приспособленные для перевозки тяжелой поклажи, потом соответственно погрузить на них оружие и амуницию.

— Но где вы возьмете такое количество грузовых седел? Разве у вас есть с собой кожа или какой-то другой, подобный ей материал, который годится на седла?

— Материала вокруг предостаточно. Ничего хитрого нет в том, чтобы из веток, листвы, тростника и травы сделать грузовое седло, которое прослужит дня три. А из лиан, которых тут хоть пруд пруди, мы сделаем веревки и ими привяжем седла к спинам лошадей. Поскольку после этого груз придется на большее количество лошадей, чем до сих пор, мы сможем двигаться значительно быстрее. Но хватит слов, надо всем немедленно браться за дело!

Многие уже и без особых на то указаний, просто исходя из собственного опыта и здравого смысла, собирали ветки, рвали траву, что повыше, и ломали стебли тростника. Другие при помощи ремней связывали лошадей в караванную цепь. Третьи тут же сноровисто плели нечто, похожее на своеобразные циновки, — это и были грузовые седла, и очень скоро они были готовы. В полдень, как и намечалось, экспедиция тронулась в путь. Многие, покидая эту долину, приютившую и защитившую их от страшной беды, недоумевали: почему поселок, расположенный в таком благословенном Богом месте носит такое зловещее название?..

Впереди ехал Прочный Череп, а сразу же за ним двигался караван с грузом оружия. По обе стороны от каравана ехали всадники, следившие за тем, чтобы все было в порядке в этой длинной цепочке навьюченных животных. Плато, по которому они теперь ехали, несмотря на то, что находилось оно в границах Гран-Чако, очень напоминало пампу. Потом им стали попадаться островки песчаной почвы, и наконец пошли сплошные пески, а это, как сказал вождь камба, верный признак того, что Пальмовое озеро уже близко.

Отец-Ягуар на этот раз замыкал экспедицию. Правда, не один. Вскоре после того, как караван тронулся с места, к нему, по его приглашению, присоединились также Ансиано и Аука.

Как только они выровняли ход своих лошадей, Отец-Ягуар сказал Ансиано:

— Сегодня утром твой язык подвел тебя. Ты почти выдал свою тайну.

— А с чего это вы взяли, сеньор, что у меня есть какая-то тайна? Откуда вы можете знать про мои дела? — захорохорился старик.

— Я вовсе и не утверждаю, что что-то знаю, но моя интуиция меня редко подводит. Аукаропора тебе никакой не сын и не внук.

— Что это пришло вам в голову, сеньор Ягуар? Вы же сами называли его моим внуком!

— Ну это потому, что вы оба некоторое время довольно успешно играли роли деда и внука, но потом у меня появилось сомнение в том, что это действительно так, постепенно оно крепло, а теперь я уже просто убежден, что между вами хотя и существует очень тесная связь, но она совсем не родственная! Знаешь, когда я пришел окончательно к этому убеждению? Когда увидел, как ты разволновался во время рассказа лейтенанта Берано из-за обруча, бывшего на волосах оскальпированного индейца, ну того самого обруча, что выглядел как железный, а был на самом деле золотым.

Ансиано молча опустил голову…

— Так вот, — продолжил Отец-Ягуар, — я встречал и другие предметы такого же вида по цвету и по материалу, что и тот обруч…

— Ну и что же это за предметы? Приведите какой-нибудь пример, — безуспешно пытаясь придать своему голосу оттенок безразличия, спросил старик.

— Пожалуйста. Например, булава, которая висит на поясе у Ауки.

— Ну что вы, сеньор! Если бы она была из золота, мы с внуком были бы очень, очень богатыми людьми.

— Ага, понятно! Знаешь, можешь дурачить кого-нибудь другого, только не меня. Но я хочу, чтобы ты на всякий случай хорошо запомнил одну вещь: я — ваш друг и бояться меня не нужно. Пойми, я не пытаюсь выведать ваши секреты, а просто хочу предупредить тебя: если вы стремитесь сохранить свою главную тайну, вам надо вести себя поосторожнее. Вчера Аука этой булавой уложил индейца. Она, к счастью, выглядит после этого точно так же, как и раньше. Не исключено, что парнишке захочется пустить ее в ход еще не раз, в бою, например. Но надо иметь в виду, что от соприкосновения с чем-нибудь острым или твердым краска, покрывающая булаву, может кое-где отколоться или стереться.

После этих его слов юный инка, напряженно вслушивавшийся в этот диалог, взял свою булаву в руки, повертел ее туда-сюда и, покраснев, вернул на место. Но не произнес ни слова. Молчал и Ансиано.

Они пребывали в полной растерянности: не зная, что сказать, с одной стороны, они желали все же избежать полной откровенности, но, с другой, обманывать друга им тоже не хотелось. А Отец-Ягуар продолжил:

— Мне так же хорошо, как и вам, известно, кто тот единственный на свете человек, который обладает правом носить золотую булаву, или уаманчай, — это властитель Перу. Следовательно, Аука — его прямой наследник.

— Сеньор, вы, наверное, шутите с нами? — сделал последнюю слабую попытку свести разговор к пустяковому недоразумению Ансиано.

— Нет, нисколько не шучу. И, право же, не стоит вам тратить силы на то, чтобы ввести меня в заблуждение. Я умею хранить тайны, уверяю вас, но сейчас я скажу вам одну вещь — пусть она не покажется вам неожиданной и странной: я считаю, что вообще не надо делать какую-либо тайну из происхождения этого молодого человека.

— Нет, только не это!

— Но почему?

— Вы не представляете последствий, которые может иметь для нас открытие тайны.

— Не думаю, чтобы это могло вызвать вообще какие-нибудь последствия. Да, известно, что ваших предков уничтожали огнем, мечом и ядом. Это позорная страница в истории человеческой цивилизации. Но времена изменились, и ни одному человеку больше не угрожает смерть из-за его происхождения.

— Это вы так думаете, а нам кажется, что все обстоит как раз наоборот, — не поддавался Ансиано.

— Считай, как тебе угодно, Ансиано, но я повторяю: в том обстоятельстве, что Аукаропора является сыном Инки и, следовательно, сам — Инка, не заключено для него никакой опасности, но есть другое обстоятельство, которое может сыграть гораздо более серьезную роль в его судьбе…

— Что вы имеете в виду, сеньор?

— Очень опасно находиться в плену иллюзии относительно того, что происхождение Аукаропоры само по себе — гарантия каких-то перемен в жизни ваших соплеменников. Иллюзии, потому что этим надеждам вряд ли суждено когда-либо осуществиться, хотя они основаны, конечно, на вашей справедливой убежденности в том, что ваш народ и ваша страна достойны лучшей участи.

— Неужели наши надежды никогда не сбудутся?

— У вас нет никаких шансов на это, друг мой. Я понимаю вас, но вы слишком замкнулись на прошлом и не заметили того, что происходит в реальной жизни. Вы грезите наяву! Оставьте грезы для снов и мечтаний, не смешивайте их с действительностью. Это, пожалуй, все, что я хотел вам сказать. Далее вмешиваться в ваши дела у меня нет ни права, ни желания. Я только хотел бы уточнить одну деталь: кто был тот человек, скальп которого находится у негодяя Перильо?

Ансиано снова стал медлить с ответом, и Отец-Ягуар добавил:

— Я спрашиваю об этом не из любопытства, поверьте. У меня есть кое-какие соображения, связанные с определением личности убитого. Ответь, пожалуйста, откровенно, Ансиано, это в твоих интересах.

— Но ответ на этот вопрос окончательно откроет нашу тайну.

— Хорошо, не хочешь открывать ее — пусть будет по-твоему. Но скажи мне, будь добр, хотя бы о том, где произошла схватка.

— Я не знаю точно, в каком именно месте это случилось.

— А в каком краю? Ведь эта местность все же как-то называется!

— Это мне, разумеется, известно, но вам там вряд ли приходилось бывать.

— Куда нас только не забрасывает порой шальная судьба…

— Тогда скажите мне: вы знаете место, которое зовется ущелье Смерти?

Отец-Ягуар вздрогнул, словно от какого-то уколовшего его память неприятного воспоминания, и ответил:

— Не только знаю, но и бывал там дважды. Я спускался туда из Салины-дель-Кондор.

— Да, Салина-дель-Кондор недалеко оттуда.

— Значит, ты убежден, что твой знакомый нашел свою смерть именно там?

— Да.

— На чем основан твой вывод?

— Я провожал его туда незадолго до того, как это случилось. Он оставил меня недалеко от ущелья и приказал обязательно дождаться его.

— Приказал? Значит, он имел право тебе приказывать… Долго ты его ждал?

— Целых два дня. Потом я забеспокоился и отправился на то место, где он мог быть. Но там его не было. Я обошел тогда все окрестные долины, ущелья и вершины и опять не нашел никаких его следов. Вернувшись домой, я попросил друзей помочь мне в поисках, что они и сделали, но и это ничего не дало. Мы искали несколько месяцев, но не нашли ничего, ни малейшего намека на то, что он мог тогда побывать там, где мы проходили. — Он опустил голову, помолчал немного и продолжил: — Только сегодня утром я узнал, что его убили.

— У тебя есть какие-то подозрения относительно того, кто убийца?

— Да, есть одно.

— И на чем оно основано? Расскажи мне это, пожалуйста.

— У него было при себе несколько очень ценных вещей, из-за которых корыстный человек мог пойти не только на грабеж, но и на убийство.

— Что это были за вещи?

— Этого я не могу сказать.

— Можешь не говорить, я и так догадываюсь, что у него было при себе золото.

— Сеньор, мне не понятно, на чем основано ваше предположение…

— Я убежден, что ваш знакомый носил с собой… м-м-м… не знаю точно, что это было, скажем так, некие предметы, принадлежавшие Инке, и сделаны эти предметы были из золота или серебра.

— Откуда вы это взяли?

— Я давно хотел рассказать тебе об этом. Кстати, обрати внимание: я с тобой гораздо более откровенен, чем ты со мной.

Отец-Ягуар сделал небольшую паузу, готовясь начать свой рассказ, но тут заговорил молчавший до сих пор Аукаропора:

— Ансиано, мне кажется, ты несправедлив в своем отношении к сеньору. Он наш друг, а ты не доверяешь ему. Я уверен, что он никогда никому не расскажет то, что узнает от нас.

— Спасибо за поддержку, мальчик, — сказал Отец-Ягуар. — Я в общем-то знаю почти все из того, что вы мне можете сообщить, за исключением некоторых подробностей, но они-то, правда, могут оказаться важнее всего остального, что известно мне об этой истории. Ладно, лучше сначала я сам кое-что вам покажу.

Он расстегнул свою кожаную безрукавку и снял с шеи висящий на шнурке небольшой плоский предмет — это был сосуд из золота не больше трех дюймов в диаметре.

— Сосуд для росы! — воскликнул Ансиано. — В него жрецы собирали капли росы из сердцевинок священных цветов! Это была утренняя жертва Солнцу.

— Вот этого я не знал, — сказал Отец-Ягуар.

— Сеньор, это поистине бесценный сосуд!

— Значит, твои предки были инками.

— Да, — ответил Ансиано.

— И некоторые из них были властителями нашего народа, — добавил к этому Аукаропора. — А я — единственный наследник их престола, но это известно лишь нескольким доверенным людям.

— Я так и думал. Сокровища вашего рода должны принадлежать тебе?

— Почему вы об этом спрашиваете?

— Потому, что ты знаешь о предназначении этого жертвенного сосуда.

— А как он попал к вам? — спросил Ансиано.

— Я нашел его.

— Где?

— Между Салиной-дель-Кондор и Барранкой-дель-Омисидио .

— Там, именно там он и должен был находиться! Когда это произошло?

— Пять лет назад.

— Вы можете вспомнить, в какой фазе тогда находилась луна?

— Я могу точно сказать это. Были дни полнолуния.

— Верно, по-другому и быть не могло. Именно в ночь полнолуния отец имел обыкновение спускаться в ущелье.

Последние слова Ансиано относились к Инке… Юноша взял в ладони жертвенный сосуд, бережно поднес его к своему лицу и поцеловал. Глаза его заволокла влажная пелена… С усилием выдохнув из себя воздух, он сказал:

— Этот сосуд был с моим отцом в последние часы его жизни. Сеньор, прошу вас: отдайте его мне! Мы можем дать вам за него нечто гораздо более ценное.

— О чем вы? Естественно, эта вещь принадлежит вам, и только вам.

— Благодарю вас! Но скажите: в тот день, когда вы нашли этот сосуд, вам не попадалось на глаза никаких других необычных, на первый взгляд, предметов?

— Попадалось, и очень много! Но не столько необычных, сколько, я бы сказал, жутких.

— Что вы сказали? Как они выглядели? Почему они показались вам жуткими? — разволновался Аука.

— Может быть, лучше не будем об этом?..

— Нет, рассказывайте, я хочу знать все-все, сеньор, не надо меня щадить! Не сомневайтесь: у меня хватит самообладания, чтобы перенести даже самое страшное известие. Что же еще вы нашли тогда?

— …Его самого.

— Его самого? Вы хотите сказать, его тело?

— Да, его останки.

Инка опустил глаза на свое седло. Ни один мускул на его лице не шевельнулся, но он очень сильно побледнел. Ансиано несколько раз торопливо подносил ладонь к глазам, потом смотрел на небо — так смотрят, когда хотят сдержать слезы… Теперь они ехали молча, но уже не рядом, а один за другим. Наконец Ансиано нарушил молчание:

— Он был мертв? Или в нем оставалось еще немного жизни?

— Нет, душа уже покинула его тело.

— А как он погиб?.. — Ансиано было трудно сразу сформулировать мучивший его вопрос, но, собравшись с духом, он все же спросил: — Скажите, как вам показалось: он умер своей смертью или был побежден в честном поединке?

— Нет, поединка там не было, иначе остались бы следы на земле. Он пал жертвой убийцы, подлого негодяя, пославшего пулю ему в спину.

— Представляю, как он лежал на земле, и его длинные, роскошные волосы…

— Волос не было, друзья мои… С него сняли скальп…

Ни Аука, ни Ансиано не промолвили ни слова, словно оба разом начисто лишились способности вообще что-либо воспринимать. Первым пришел в себя старик.

— Расскажите… — с трудом выдавил он из себя. — Расскажите нам, как все это случилось. Мы должны знать все, до мельчайших подробностей! Ведь скальп, которым хвастается Перильо, — его скальп…

— Мне почти нечего рассказывать. Я думаю, для вас не имеет особенного значения то, зачем я отправился в те места и что там делал… Так вот, в Салину-дель-Кондор я приехал на своем муле, чтобы немного отдохнуть после долгого пути. Ночью было дело, но полная луна светила так, словно повесили ее на небе именно над Салиной-дель-Кондор. Мул накинулся на траву, а я достал свой кусок мяса… И тут услышал стук копыт по земле. Я обернулся и увидел одинокого всадника, спускавшегося по склону скалы. Заметив меня, он приостановился на мгновение, а потом дал шпоры своей лошади и умчался прочь.

— Он что же, не произнес ни одного слова, даже не поздоровался с вами?

— Нет, он не сказал ни слова, и я не стал его удерживать: мне это было просто незачем, тем более, что за этот краткий миг я успел заметить, как по его лицу пробежало выражение презрения ко мне. Еще я успел заметить, что на нем — обычная одежда аргентинских гаучо, а за спиной болталось ружье. На крупе лошади лежало скатанное пончо, но сверток был слишком велик для одного только пончо. В него явно было завернуто что-то еще. Но что именно, я не знаю. Около полудня на следующий день, когда мой мул уже как следует отдохнул, я поехал дальше, к Барранке-дель-Омисидио. Примерно на полпути туда я заметил, что на земле лежит человеческое тело. Вокруг головы оскальпированного мертвого человека растеклась большая лужа крови… — Здесь Отец-Ягуар сделал небольшую паузу. — Я осмотрел тело. И обнаружил пулевое отверстие в спине.

— А как был одет убитый?

— Вся его одежда была сделана из кожи, можно сказать, точно такая же, как та, что сейчас на мне, за исключением разве что некоторых деталей.

— Да, он должен был быть одет именно так. Что-нибудь еще лежало возле его тела?

— Нет, ничего не было с ним рядом. Его ограбили. Когда я перевернул его тело на спину, то заметил, как что-то, лежавшее до этого момента под телом, блеснуло в луже крови. Вот этот самый жертвенный сосуд, как оказалось… С тех пор, как он попал ко мне в руки, и до сегодняшнего дня я с ним не расставался.

— А что вы сделали с телом?

— Я отнес его в ближайшую щель между скалами и заложил сверху камнями. Кровь засыпал песком. После этого попытался было пойти по следам его убийцы, но потом вынужден был прекратить преследование.

— Но почему, сеньор? Я не понимаю вас! — Ансиано был почти возмущен.

— Это не имело никакого смысла. Когда я увидел этого всадника, было раннее утро, только начинало светать. В полдень я выехал из Салины-дель-Кондор и лишь несколько часов спустя нашел тело. И все же, пока еще было светло, я шел по следу, но ничего существенного не обнаружил, к тому же почва там каменистая, лишь кое-где попадаются небольшие песчаные участки, а травы нет совсем: и днем-то почти ничего не разглядишь, а ночью, хотя и при полной луне, и подавно. Утром я встал с намерением продолжать преследование, однако скоро убедился, что это невозможно. Под ногами теперь были сплошь одни камни, ни крупинки песка. Я призвал на помощь весь свой опыт и всю свою интуицию, но прошло уже слишком много времени…

— Жаль, сеньор, очень жаль… А скажите, что бы вы сделали с этим негодяем, если бы догнали его тогда?

— Я поступил бы, исходя из конкретных обстоятельств. Но одно с самого начала решил для себя совершенно твердо: этот убийца заслуживает самой суровой кары.

— А вы могли бы найти то место, где погребли тело?

— Да, я вижу это место так ясно, как будто оно сейчас у меня перед глазами.

— Я слышал, вы с вашими людьми намеревались перейти через перевал. В каком направлении вы будете двигаться?

— Я хотел идти на север, но в этом случае нам нельзя будет сделать ни малейшего отклонения от маршрута. Впрочем, теперь это уже не имеет никакого значения: если желаете, я отведу вас туда, где похоронил Инку.

— Разумеется, желаем. Его надо перезахоронить со всеми подобающими его высокому положению ритуалами и почестями.

— Извините, что я продолжаю настаивать на своей точке зрения по поводу этой печальной истории, но мне кажется, было бы большой несправедливостью по отношению к убитому Инке скрывать от людей то, что у него есть наследник. Наследник трона, но и наследник, кстати говоря, огромных ценностей. Я надеюсь, хоть какая-то их часть сохранилась?

— Да, сохранилась, — сказал Аукаропора. — Нашим предкам удалось спасти немало ценностей, когда испанцы начали вывозить их к себе на родину. Все эти сокровища были спрятаны в горах, окружающих Барранку-дель-Омисидио. Мы же почти нищенствовали, и отец, чтобы добыть средства на жизнь, стал регулярно навещать тайник, брал из него каждый раз немного золота, которое потом продавал. Происходило это всегда в полнолуние…

— Ты знаешь, где находится тайник?

— Конечно, знаю.

— Ты был ли там уже после того, как погиб отец?

— Был, но не открывал тайник, потому что у меня нет на это права.

— Пока нет, — уточнил Ансиано. — Прежде чем Аукаропора вступит в свои права наследника, Земля со дня его рождения должна сделать восемнадцать полных оборотов вокруг Солнца. До этого великого дня осталось ровно две недели.

— Но, чтобы вступить в права Верховного Инки, насколько я знаю, наследник должен уже владеть драгоценным томагавком.

— Отец передал ему томагавк перед тем, как уйти в последний раз к Барранке-дель-Омисидио. У нас было еще несколько небольших вещичек из золота, которые мы продали, и этого хватило, чтобы совершить путешествие в Испанию и вернуться обратно, а томагавк хранится в надежном месте в нашем поселке в горах. Да, времени прошло немало. Нам всегда казалось само собой разумеющимся, что никто, кроме Верховного Инки, не может заглянуть в тайник, но вопрос, который вы задали Ауке, смутил меня… Так вы полагаете, что убийца или убийцы могли проникнуть в тайник?

— Это совсем не исключено.

— Скажите, сеньор Ягуар, — продолжил задумчиво Ансиано, — а вы не хотели бы посчитаться с Антонио Перильо?

— Нет

— А с кем-нибудь другим из его спутников?

— Тоже нет, но это желание наверняка обуревает сеньора Моргенштерна.

— Не думаю, чтобы этот маленький сеньор мог жаждать чьей-то крови, — возразил умудренный жизнью старик. — Поэтому я прошу вас помочь мне найти убийцу

— Я ничего не имел бы против, если бы убедился в том, что он действительно убил человека.

— Но лейтенант Берано не похож на человека, который может солгать или хотя бы преувеличить.

— Конечно, он не солгал и ничего не выдумал. Я верю ему. Но с тех пор, как я видел этого человека в Салине-дель-Кондор, прошло несколько лет, к тому же длилось это всего несколько секунд. Случай свел меня с ним еще раз, и было это совсем недавно, в Буэнос-Айресе, но я все же не могу быть уверен, что это один и тот же человек.

— Вы разговаривали с ним при встрече в столице?

— Да, я напомнил ему о Салине-дель-Кондор, то есть не то, чтобы о чем-то конкретном в связи с тем, что там случилось, просто произнес это название и подождал его реакции. Он испугался. Это было совершенно явно заметно. Жестокие и безнравственные люди, надо заметить, очень часто на поверку оказываются трусами, но именно из трусости, боясь разоблачения или мести, они идут на самые страшные преступления. Сейчас Антонио Перильо на пути к Пальмовому озеру. Я обещаю тебе, что помогу взять его в плен. А дальше можешь делать с ним, что хочешь.

И Отец-Ягуар натянул поводья, дав понять, что разговор окончен. Еще через мгновение он уже скакал по направлению к голове их растянувшейся колонны. Ему показалось: после всего, что было сказано, Ансиано и Ауке необходимо побыть вдвоем, чтобы прийти в себя и как следует обдумать все, что они узнали за этот день.