Прочитайте онлайн Завещание Инки | Глава IVНОВОЕ ЗНАКОМСТВО

Читать книгу Завещание Инки
3412+2206
  • Автор:

Глава IV

НОВОЕ ЗНАКОМСТВО

Спустя примерно сорок дней после вечера в доме банкира Салидо, описанного в предыдущей главе, в гавани Санта-Фе пришвартовался пароход, прибывший из Росарио. Среди пассажиров, сошедших с него, были два человека очень невысокого роста, одетых, как гаучо, и при этом полностью идентично. На плечах обоих колыхались ярко-красные пончо. Это были наши старые знакомые — доктор Моргенштерн и нанятый им в Буэнос-Айресе слуга по имени Фриц Кизеветтер. Надо очень постараться, чтобы найти где-нибудь еще одну столь же колоритную пару людей одного, очень небольшого роста. Не только одежда, но и снаряжение у них было тоже, как у братьев-близнецов: у каждого за спиной висело ружье, а из-за пояса выглядывали рукоятки двух револьверов и длинного ножа.

На причале, чуть поодаль от толпы встречающих стояли два офицера, внимательно вглядывавшиеся в лица спускавшихся с парохода пассажиров. Они явно кого-то встречали, но не хотели это афишировать.

— Боже мой, неужели к нам прибыл сам… — воскликнул один из них, в звании капитана. — Это же полковник Глотино! Но как странно он одет! Не пойму, что нам делать: то ли отдавать ему честь, то ли лучше воздержаться от этого? Вполне вероятно, что полковник не хочет, чтобы его узнавали, и в то же время, если мы проигнорируем его, он может это понять неправильно.

— Подождем, пока он сам нас заметит, — рассудительно предложил офицер помоложе, старший лейтенант.

«Гаучо» ступили на причал. И тут у обоих офицеров автоматически сработал рефлекс всякого военного, срабатывающий при приближении старшего по чину: они отдали честь одному из «гаучо», которого посчитали переодетым полковником Глотино.

— Доброе утро! — тепло и как-то очень по-домашнему поздоровался с ними доктор Моргенштерн (а именно его и спутали офицеры со своим начальником). Это приветствие, а особенно тон, которым оно было сказано, прозвучало настолько дико для уха военного человека, что офицеры несколько опешили. Но увидев, как второй «гаучо» приложил средний и указательный пальцы правой ладони, сложенные вместе, к полям своей войлочной шапочки, подумали, что, пожалуй, насчет конспирации они предположили верно, военная косточка ведь вот все равно дала о себе знать в этом характерном жесте.

— Сегодня прекрасная погода, не правда ли, сеньоры? — светским тоном начал разговор приват-доцент, он же «полковник» в глазах капитана и лейтенанта.

— Да, вы, как всегда правы, господин полковник, — ответил ему капитан. — Позвольте узнать: вы планируете здесь задержаться?

— Еще не знаю, но это вполне вероятно.

— Прикажете подготовить вам квартиру?

— Нет, нет, что вы? Какие могут быть приказы?

— Понял, — сказал капитан и многозначительно кивнул «полковнику» — дескать, он в курсе дела, законы конспирации соблюдает, — а потом добавил, понизив голос: — Но квартира все равно будет предоставлена в ваше распоряжение.

— Прекрасно, — ответил приват-доцент. — В таком случае, я займу ее.

— Разрешите сопровождать вас до крепости Санта-Фе, господин полковник?

— С удовольствием разрешаю. Только почему вы называете меня полковником?

— Мы можем называть вас как угодно — как прикажете! Независимо от того, выполняете ли вы в Санта-Фе секретную миссию или прибыли с официальной, но негласной инспекционной проверкой.

— Какая секретная миссия? Какая проверка? Бог с вами! Я вообще не военный, а ученый, доктор зоологии, и моя фамилия Моргенштерн, а прибыл я в Аргентину из Германии.

— Позвольте узнать: как нам называть сеньора, который прибыл вместе с вами?

— Это Фриц Кизеветтер, мой слуга, он родом из Штралау на Руммельсбургском озере. Это тоже в Германии.

— То есть вы оба выступаете здесь в качестве «иностранцев»? О, как это удачно придумано! Иностранцам в Аргентине всегда доверяли почему-то больше, чем соотечественникам. Ну что ж, как иностранцев мы просто обязаны проводить вас до крепости, и, самое главное, это ни у кого не вызовет ни малейших подозрений на ваш счет.

Крепость Санта-Фе была возведена еще во времена испанских конкистадоров. Фасад ее украшали романтичные балкончики — в точности такие же, как где-нибудь в Севилье, и все же в целом здание производило мрачное впечатление — толстые стены, все окна забраны тяжелыми решетками. Присмотревшись к окнам повнимательнее, можно было заметить, что из-за решеток выглядывают изможденные, обросшие бородами и длинными спутанными волосами лица. Перед входом в крепость стояли часовые.

Доктор тихо сказал своему слуге:

— Похоже, эта крепость одновременно является и тюрьмой. То есть здесь держат в заключении разбойников и воров, по-латыни «экспиляторов», или «бультуриосов». Неужели и нас они тоже приняли за нарушителей закона?

— Не думаю, — ответил ему Фриц. — Судя по тому, как нас встречали, у них в отношении нас вполне приличные намерения, хотя не худо было бы на всякий случай все же узнать, какие именно.

Солдаты у входа в крепость отдали им честь. Пройдя через узкий, вытянутый внутренний двор, немцы в сопровождении капитана поднялись по лестнице, идущей вдоль внешней стороны стены, вошли в здание. Здесь капитан подвел их к открытой двери, за которой была небольшая комната. Подобная комната, на военном жаргоне, «цыганка», есть почти в каждом гарнизоне в Южной Америке, предназначена она для приема важных гостей, поэтому обставлена с претензией на роскошь, правда, как правило, довольно неуклюжей претензией, но все же на фоне казарменного быта выглядит даже уютно. У порога «цыганки» старший лейтенант почтительно распрощался с «полковником». А капитан сказал:

— Господин майор, комендант крепости, сегодня находится в Паране , так что обязанности коменданта временно исполняет ваш покорный слуга. Что прикажете, господин полковник? Ой, прошу прощения, господин доктор?

— Приказов не будет, но у меня есть одна небольшая просьба к вам: не могли бы вы узнать: где остановился иербатеро, которого называют «Отец-Ягуар», прибывший в Санта-Фе вчера или позавчера?

— А он прибыл сюда по морю?

— Да, из Буэнос-Айреса.

— Узнать это не составит большого труда. Надеюсь, что смогу доложить вам об этом иербатеро уже через полчаса.

И он вышел, а в комнату вошел унтер-офицер с подносом в руках. На подносе были мясо, фрукты и бутылка бордо, популярного на берегах Ла-Платы, как ни одно другое вино на свете. Все это унтер-офицер быстро и услужливо расставил на небольшом столике.

— Должен признать, герр доктор, — философски заметил Фриц Кизеветтер, — аргентинские офицеры кое-что смыслят в радостях жизни.

И наполнил до краев бокалы. После чего оба «гаучо» с аппетитом поели, не забывая отдавать должное вину. Глядя на эту трапезу, унтер-офицер, прислуживавший им как официант, стал сильно подозревать, что второй маленький человек, принимавший все услуги как должное, конечно же, вовсе никакой не слуга, а тоже какой-то важный военный чин, только еще более, чем полковник, засекретившийся, из чего он сделал вывод, что очередной военный переворот в стране произойдет уже совсем скоро.

Как только «гаучо» дали понять, что они до предела насытились, унтер-офицер все так же ловко и быстро собрал приборы и тарелки со столика и спросил, не желают ли гости выкурить по сигарете. Гости были не прочь покурить, и унтер-офицер удалился за сигаретами. Как только немцы остались одни, доктор сказал Фрицу, наклонившись совсем низко над столом, чтобы из-за открытой двери никто случайно их не услышал:

— Здесь все же что-то не так. Я занимаюсь чистой наукой, а они почему-то присвоили мне звание полковника. С какой такой стати, интересно…

— С такой же, с какой собака делает стойку на задних лапах, выпрашивая у хозяина кусочек колбасы. Им что-то нужно или же они как-то зависят от этого полковника Глотино, за которого приняли вас, хозяин. Но лучше всего не думать об этом вовсе! Да по мне пусть хоть в генералы произведут, если при этом будут кормить нас так же вкусно, как сегодня. Не знаю, как вы, а я, со своей стороны, возражать не стану.

— Но, Фриц, а не кажется ли тебе, что нас просто принимают за других людей?

— А даже если и так? С нашей-то стороны никакого умысла по этой части не было, следовательно, мы нисколько не виноваты в том, что у них такая скверная память на лица и они способны принять одного человека за другого.

— Ну как ты не поймешь: это их заблуждение, по-латыни «эррор», может, в конце концов, поставить нас в весьма затруднительное положение.

— Выпутаемся как-нибудь.

— Но последствия, почему ты не думаешь о том, каковы могут быть последствия? Фриц, Фриц, мне кажется, ты не чужд слабости, которую древние римляне называли «левитас».

— Хм. Может, и не чужд, у меня вообще много слабостей… Только что это слово означает по-немецки?

— Легкомыслие.

— Герр доктор, я готов поспорить с вами на этот счет.

— Что ж! Я готов принять твои возражения.

— Разве древние римляне отказывались от вкусной еды, когда бывали голодны?

— Нет. То есть, может быть, и было среди них немного таких чудаков, но вообще они любили хорошо поесть.

— Ага! Вот что, оказывается, роднит Фрица Кизеветтера с древними римлянами! А раз у нас так много общего, меня нельзя назвать легкомысленным.

Приемами демагогии Фриц владел виртуозно. Доктор на секунду задумался, в чем именно состоит неверность этого «постулата», но не успел ничего возразить. Вошел капитан и доложил:

— Отец-Ягуар прибыл в Санта-Фе вчера после полудня. С ним были двадцать три мужчины и один юноша. Все они уже отбыли в лагуну Поронгос.

— На лошадях?

— Да.

— Спасибо за эти очень ценные для меня сведения. Я должен непременно догнать Отца-Ягуара. Вы поможете нам раздобыть лошадей?

— Разумеется, господин полковник! Сколько именно лошадей вам нужно?

— Четыре — две ездовых, две вьючных.

— Купить их или взять из конюшни в гарнизоне крепости?

— Лучше купите. Гарнизонные лошади прошли определенную выучку, а я — наездник начинающий, будет лучше, если мы с лошадью окажемся одинаково неумелыми.

— Хорошо, — сказал офицер и улыбнулся, давая понять, что по достоинству оценил шутку полковника, известного, кроме всего прочего, и своим великолепным умением держаться на лошади. — Когда прикажете подать лошадей?

— Через час!

Капитан удалился. Зато тут же вновь появился унтер-офицер с сигаретами. Доктор Моргенштерн, начиная, кажется, понемногу входить в роль «полковника», обратился к нему на это раз с вальяжностью, подобающей образу, в котором он невольно оказался:

— Любезнейший, а нельзя ли доставить сюда мой багаж, оставшийся на пароходе? Надеюсь, это не слишком затруднит вас. Там, в нашем багаже, находится набор, по-латыни «сарцина», инструментов и связка книг, обернутая куском кожи, именуемая по-латыни «фасцис».

— Будет доставлено немедленно! — выкрикнул громко, как на плацу, унтер-офицер, развернулся на каблуках и вышел строевым шагом.

Прошло еще четверть часа. Появился капитан и доложил, что лошади готовы.

— Сколько они стоили? — поинтересовался доктор.

— Нисколько, господин полковник, — ответил капитан и опять улыбнулся: полковник продолжал шутить.

— Но я все же предпочел бы заплатить за них.

— С зоологов здесь денег брать не принято, — сострил, стараясь попасть в тон шутке старшего по званию, капитан.

— Но почему? — искренне изумился приват-доцент.

— Таков уж обычай здешних мест, ничего не поделаешь.

— Поразительно! Эта страна была колонизирована испанцами, перенявшими обычаи, а вместе с ними и многое другое из культурного наследия древних римлян. Но никогда, ни единого раза я не встречал в литературе примеров того, чтобы римляне безвозмездно предоставляли лошадей ученым, в частности, зоологам. Надо обязательно заняться более глубоким изучением этого вопроса. Судя по тому, как легко вам предоставили лошадей для никому здесь не известного ученого из далекой чужой страны, этот обычай в его культурно-историческом аспекте имеет огромное значение в современном быту. Не менее удивительно и то, что обычай этот прижился именно в Аргентине — ведь во многих отношениях эта страна очень закрыта для чужеродного влияния. Особенно в том, что касается сохранения останков древних живых существ, но это, надо сказать, к счастью для науки. Под этими существами я, кстати, в данном случае имею в виду не только мастодонтов и мегатериев, но и человека третичного периода. Уважаемый господин капитан, скажите, а не приходилось ли вам когда-нибудь прежде встречать в пампе, ну если не кости человека третичного периода, то хотя бы следы его стоянок?

— Третичного периода? Стоянок? — ошарашенно переспросил капитан. — Может быть, господин полковник будет настолько любезен, что разъяснит мне, кого именно он подразумевает под человеком третичного периода?

— О, простите мне, капитан, мою забывчивость, ради Бога! Я как-то все время упускаю из виду, что большинство людей ничего не знает о древней истории Земли. Поясню поэтому кое-что специально для вас вкратце. Уже довольно давно в пластах земной коры древнего происхождения были найдены доказательства того, что доисторический человек был знаком с огнем и пользовался каменными орудиями труда. Потом обнаружили три хорошо сохранившихся человеческих скелета. Можно смело утверждать, что эти люди жили именно в третичный период, поскольку их позвоночник состоит из тринадцати позвонков, в то время как у «гомо сапиенс», человека разумного, то есть у нас с вами, их только двенадцать. А через несколько десятков тысячелетий у человека может оказаться еще меньше позвонков, что, кстати, лично меня нисколько не удивит.

— А из этого следует, — вставил свое слово Фриц солидно, — что еще позднее бедняга человек может и вовсе лишиться всех своих костей. Безвозвратно. Какая будет утрата!

— А ты знаешь, я не стал бы отрицать право подобной гипотезы на существование, — поддержал его доктор, не раскусивший лукавства своего слуги. — Изменения в образе жизни человека идут поистине страшными темпами, иногда скачкообразно. Мы пока не улавливаем этой закономерности, потому не можем представить себе в полной мере, какие последствия может вызвать этот процесс. В доказательство права этой гипотезы на существование могу привести в качестве примера строение коренных зубов пещерного медведя. Вы видели их когда-нибудь, мой друг? — обратился вдруг ученый к капитану, начисто забыв во время своей краткой популярной лекции, где находится и с кем разговаривает.

— Нет, мне не приходилось видеть зубы медведя, — ответил после некоторого замешательства вконец растерявшийся капитан.

— Эти зубы, а особенно коренные, по-своему…

И тут доктор вынужден был прерваться. Вошли солдаты, которые внесли его багаж. Он быстро развязал тюк с книгами, проверил, все ли они на месте. Капитан взял одну из книг и начал рассеянно ее перелистывать. Ученый труд, который он держал в руках, назывался «Древние формы жизни в пампе». На форзаце книги было каллиграфически выведено: «Доктор Моргенштерн. Ютербогк». Заинтригованный капитан открыл вторую книгу уже специально на форзаце, увидев ту же надпись, оживился. Схватил и раскрыл на форзаце третью, четвертую, пятую книгу… Сомнений не оставалось: все эти книги были узко специального назначения, и они могли принадлежать только одному человеку, а именно тому, кто только что продемонстрировал свою ученость, кто сам просил называть его именем, обозначенным на книгах, и кого он считал до этой минуты полковником Глотино. Капитан почувствовал, как внутри у него все похолодело. Он спросил:

— Как вас по имени, сеньор… зоолог?

— Доктор Моргенштерн из Ютербогка.

— И это… ваше подлинное имя? — Капитан сглотнул слюну от волнения.

— Разумеется.

— И вы можете это доказать?

— Нет ничего легче. Я покажу вам свой паспорт.

— На стол его! Немедленно! — заорал капитан. У него сдали нервы. Трясущимися руками он взял паспорт доктора, внимательно изучил его и отшвырнул с презрением. Куда только подевалась его недавняя несколько приторная любезность — теперь он больше всего напоминал игрока, сделавшего крупную ставку в рискованной игре, но проигравшегося в пух и прах. — Какая наглость! Но и какое сходство! Просто невероятно! Мошенники! — Он уже почти вопил, как базарная торговка.

— Мошенники? Это вы про нас-то? Сеньор, не соблаговолите вы в таком случае объяснить, на каком основании вы делаете это заявление? Мне кажется, что никаких оснований, «инанитер», как сказали бы древние римляне, у вас на это все-таки нет!

— Послушайте вы, как вас там, лучше оставьте меня в покое с вашими римлянами. Не понимаю, какое вы вообще имеете к ним отношение, если у вас в паспорте черным по белому написано, что вы немец! И как вы посмели выдавать себя за полковника Глотино, родственника самого генерала Митре?

— Как я посмел выдавать себя за полковника? — От возмущения доктор Моргенштерн даже подскочил на месте. — Нет, это я должен вас спросить: как это вы посмели обвинять подданного Германии во лжи без всякого к тому повода? Если вы приняли меня за кого-то другого, то это — ваша ошибка, а я тут ни при чем.

— Да замолчите же вы наконец! Я имею полное право арестовать вас!

— Охотно верю, что сделать это вы сможете, но оправдаться потом за свою глупость — вряд ли. Немца нельзя брать под стражу просто так, потому, что кому-то он, видите ли, показался несимпатичным. За это вам придется ответить по всей строгости закона!

— Ваши претензии смешны и неуместны! Я вас поил-кормил, мои люди достали для вас лошадей, а теперь выясняется, что вы — всего-навсего какой-то гринго, немецкий книжный червь, которого черт случайно занес в Санта-Фе!

Доктор Моргенштерн густо, как мальчишка, уличенный в мелкой краже, покраснел, но от ответного выпада на этот раз воздержался. И тогда в разговор вмешался Фриц, уже давно порывавшийся сделать это.

— Советую вам, сеньор, быть поаккуратнее в выражениях, иначе вам придется выслушать обстоятельное и, я полагаю, утомительное для вас объяснение, как следует держать себя с известным немецким ученым, которого вы походя назвали «гринго» и «книжным червем». А пока я скажу только, что он не из тех людей, которые живут — только небо коптят!

— Это вы кого имеете в виду? — вскипел лейтенант, явно принявший последний пассаж Фрица на свой счет.

— Кого я имею в виду, того и имею. Но если вам показалось, что эти слова относятся к вам, то разубеждать вас не буду. Я хочу сказать о другом: меня удивляет, как это вы, капитан, опускаетесь до того, что унижаете собственное офицерское достоинство какими-то мелочными претензиями относительно того, что мы тут у вас съели и выпили. Неужели вы думаете, что мы не в состоянии оплатить счет за ваше угощение? А лошадей вы можете вернуть, мы купим себе других. Итак, будьте любезны, сеньор капитан, назовите мне, пожалуйста, сумму, которая причитается с нас за обед. Кстати, имейте в виду: с вином вас, мягко говоря, надули — это не бордо, это бурда какая-то! Уж не знаю, из чего ваши местные умельцы ее варганят, но она ужасна и с настоящим благородным бордо ничего общего не имеет.

Фриц достал из кармана кошелек и начал, намеренно не торопясь, с демонстративной тщательностью пересчитывать деньги, которые были в нем. Капитан побледнел, на скулах его заходили желваки. Его душила ярость.

— Что? Ты, видно, сильно не в себе, малый, если думаешь, что я приму деньги от какого-то ничтожного лакея! — Капитан опять орал самым вульгарным образом.

— Это кто это тут ничтожный лакей? — не давал ему спуску Фриц. — Ах, это вы ко мне так обращаетесь? Извините, сеньор, не по адресу! Меня зовут Фриц Кизеветтер, и я — да будет вам известно, пруссак. Неужели вам никогда никто не объяснял, что для того, чтобы перейти с пруссаком на «ты», сначала нужно выпить с ним на брудершафт. Но у меня, знаете, почему-то не возникает желания пить с вами на брудершафт, так что, будьте настолько любезны, перестаньте мне «тыкать», сеньор капитан!

— Скажите, какая важная персона нашлась! Да вот я сейчас возьму и прикажу своим солдатам взгреть тебя так, чтобы еще целый год твоя спина отливала синевой. И будь уверен, они это сделают!

— Да только попробуйте! Я — подданный короля Пруссии. Его влияние простирается достаточно далеко для того, чтобы найти вас где угодно и примерно наказать за недостаточно уважительное отношение ко мне.

Но эти слова только подлили масла в огонь. Офицер распахнул дверь и выкрикнул в коридор:

— Эй кто-нибудь, идите сюда! Возьмите этого негодяя за шкирку и выкиньте его отсюда. Не миндальничайте с ним. Чем больше синяков он получит, тем лучше!

Солдаты переглянулись между собой. Они ничего не понимали. Всего какой-то час назад на их глазах капитан вел себя заискивающе с этими странными маленькими гаучо, что называется, смотрел им в рот, и вдруг такая перемена… Воспользовавшись их замешательством, Фриц быстро выхватил из-за пояса револьвер и, проведя его дулом широкую дугу в воздухе, сказал:

— Не беспокойтесь понапрасну, высокочтимые сеньоры, я хоть и люблю, когда со мной обращаются вежливо, но не до такой же степени! Меня не надо сопровождать. Фриц Кизеветтер привык обходиться без почетного эскорта. — Повернувшись к солдатам спиной, он спокойно продолжил, обращаясь уже к своему хозяину: — Пойдемте отсюда, герр доктор. — И взвалил себе на плечи тюк с инструментами.

Казалось невероятным, как такой маленький человек мог поднять такую тяжесть. Солдаты невольно почувствовали уважение к нему и расступились. Но капитан прикрикнул на них:

— Вы что, олухи небесные? Вам же было приказано вытолкать его отсюда! А во дворе арестуйте его!

На этот раз солдаты послушались своего командира. А тот с торжествующим видом повернулся к доктору и заговорил со злой иронией в голосе:

— Ну как, сеньор, теперь, я надеюсь, вы убедились, что с аргентинским офицером всякие мошеннические фокусы даром не проходят? Мне, знаете, что еще сейчас очень интересно: а что вы станете делать, если я прикажу арестовать и вас тоже?

Доктор Моргенштерн ответил ему с олимпийским спокойствием:

— Обращусь через посла моего монарха к вашему президенту, и тогда под арест пойдете уже вы, а не я. Но ничего, слишком сильно по этому поводу не огорчайтесь — ведь в результате полученного урока вы, наконец, научитесь хорошим манерам.

— А вам не кажется, сеньор зоолог, что вы слишком много себе позволяете? — с тихим бешенством произнес капитан.

— Не кажется. Я позволяю себе ровно столько, сколько требуют от меня обстоятельства и позволяет мне мое положение.

— Насчет вашего положения вы определенно заблуждаетесь. В таком случае я должен просветить вас на сей счет: положение ваше сейчас, прямо скажем, очень незавидно.

— А ваше еще менее того. Офицер, арестовывающий человека, к которому еще совсем недавно он обращался «господин полковник», по-моему, должен опасаться со стороны своего начальства упреков в потере бдительности, что, насколько мне известно, в армии любой страны считается позором, если не преступлением.

На последнем слове он сделал первый шаг и, уже не глядя на капитана, вернее, глядя перед собой так, словно в комнате, кроме него самого, вообще никого не было, двинулся к двери. Со двора доносились шум и крики. С верхних ступеней наружной лестницы ученый сразу увидел клубок из человеческих тел во дворе крепости, в центре которого, словно ядро, вращалось тело его слуги в красном пончо. Доктор бросился ему на помощь, но еще раньше Фриц как-то изловчился и вытащил из-за своего пояса револьвер и навел его на солдат. Они отступили на пару шагов, но окружили его кольцом. Маленький и юркий, немец, вращаясь вокруг собственной оси, не опускал револьвера… Но еще секунда, две, три, и кто-то из солдат обязательно подловит тот краткий миг, когда Фрица можно будет сбить с ног. Но тут он сам предоставил им такой шанс — неожиданно споткнулся и упал… И сразу образовалась куча мала. Моргенштерн, не раздумывая, снял ружье со своего плеча и ударил одного из солдат прикладом по голове. Тот повалился на землю с остекленевшими глазами.

— Быстро все назад! — прокричал доктор. — Я — полковник Глотино. Капитану плохо. Приказываю вам: немедленно окажите ему помощь и приведите к нему врача!

Хитрость сработала. Солдаты бросились кто за врачом, кто «на помощь» капитану, не забыв, однако, на прощание дать Фрицу несколько тумаков. Пошатываясь и морщась от боли, он медленно встал на ноги и сказал:

— И это, называется, воины! Тридцать на одного, да у меня еще и такой большой тюк за спиной был!

— Они тебя не покалечили? — с беспокойством спросил ученый, как только они вышли за ворота крепости.

— Не знаю… Но руки-ноги вроде бы двигаются… Ох, ну и мужланы! Представляете: я им спокойно говорю: «Пропустите, а то буду стрелять», а они меня взяли и вышвырнули на эту железную лестницу, будь она неладна. Все ее ступеньки ребрами пересчитал. Черт! Даже искры из глаз посыпались…

— Хорошо еще, что обошлось только этим. Надо признать, мы сами отчасти виноваты во всем, что тут случилось. Ну разве это не глупость — выступать в чужой роли? Ну ладно, сделанного уже не исправишь, а что нам дальше делать, как думаешь? Ты можешь что-нибудь предложить?

— Пойдемте в какой-нибудь отель. Там отдохнем, а заодно и обдумаем, что нам делать дальше.

— А разве в этом городке есть отели?

— Очень может быть. В Аргентине полно, знаете ли, отелей всяких сортов. Правда, в здешних комфорт, я думаю, такой, знаете… как бы это поточнее выразиться, а вот: доисторический…

Доктор Моргенштерн улыбнулся. Фриц же продолжил свою остроту:

— Не исключено, что мы там что-нибудь и раскопаем.

И они действительно очень скоро совсем недалеко от крепости наткнулись на неказистый домишко, на котором, однако, гордо красовалась вывеска с надписью: «Гостиница для приезжих». Дом словно врос в землю: низкая, широкая дверь вела в полуподвальное помещение без окон, на месте которых были лишь две заложенные кирпичом оконные ниши. Из-за глухого забора за домом доносились лошадиное ржание и перестук копыт.

— Знаешь, Фриц, — задумчиво сказал ученый, — что-то мне не особенно нравится этот отель, по-моему, он больше похож на какой-то подозрительный притон или, в лучшем случае, ночлежку для бродяг.

— Это так, — согласился Фриц, — но разве вам не кажется, что здесь очень многие дома напоминают притоны?

— Что ж, ты прав, пожалуй, а раз так, рискнем!

И они вошли в дом. Внутри него была всего одна плохо освещенная комната. Столов и стульев в ней видно не было. На полу лежали соломенные маты. Кое-где стояли низкие скамеечки. На одной из таких скамеечек сидел хозяин гостиницы, чрезвычайно худой и грязный человек неопределенного возраста, по виду настоящий разбойник с большой дороги. Однако он довольно любезным тоном осведомился о том, чего желают сеньоры. Фриц, опустив свой тюк на глинобитный пол, сказал:

— Нам нужны четыре лошади, две верховых и две вьючных.

— Вы хотите взять их в аренду?

— Нет, купить.

— А куда направляются сеньоры?

— В Гран-Чако. Далее — на Тукуман, а может, и еще дальше.

— У меня есть прекрасные лошади на продажу. Будьте добры, подойдите сюда! — И он жестом пригласил немцев к двери, ведущей во двор.

— Сеньоры! — раздалось вдруг у них за спиной.

Они обернулись. В одном из углов комнаты с мата поднимался человек, которого они поначалу не заметили, потому, наверное, что он спал.

— Я слышал, вы направляетесь в Гран-Чако, — продолжил незнакомец. — Вы позволите в связи с этим дать мне вам несколько советов?

— Охотно, — ответил приват-доцент, разглядывая неожиданно появившегося доброхота.

Самым забавным было то, что одет он был почти так же, как доктор и его слуга, то есть как гаучо, причем в его одежде красный цвет тоже превалировал над остальными цветами. Только сапоги у него были другого типа — с высокими голенищами и очень прочные, судя по их виду. В остальном же этот человек был полной противоположностью хрупкому, тонкокостному зоологу. Что же касается его лица, то его у него как бы и не было, хорошо разглядеть на нем можно было только нос и глаза. Густая черная борода покрывала сплошь его щеки и подбородок. На голове незнакомца красовалась широкополая шляпа, из-под которой виднелся платок, концы которого свешивались на спину. В общем, он показался доктору не очень симпатичным.

Расправив затекшие после сна на жестком, тонком мате широкие плечи, незнакомец продолжил:

— Откуда вы прибыли, сеньоры?

— Из Буэнос-Айреса.

— Вы аргентинцы?

— Нет, — ответил приват-доцент, — мы иностранцы^ я — зоолог по специальности, а в Гран-Чако направляюсь для того, чтобы заняться там поисками скелетов доисторических животных.

— Вот как! Может, вы имеете в виду мастодонтов?

— Да, я надеюсь найти их останки.

— А останки мегатериев?

— Тоже. Но откуда вам известно о том, что когда-то на Земле существовали такие животные?

— Я в некотором роде ваш коллега, сеньор.

— Вы ученый? — обрадовался доктор. — И может быть, даже зоолог?

— М-м-м. Пожалуй, меня можно назвать отчасти и зоологом, потому что вообще-то я хирург, а человек отчасти — животное, во всяком случае, по строению его скелета. Кстати, мое имя довольно известно в этой стране. Позвольте представиться: доктор Пармесан-Руис-дель-Ибериоде-Сагрунна-и-Кастельгуардь-анте!

— Очень, очень приятно! А я — доктор Моргенштерн из Германии. Моего слугу зовут Фриц Кизеветтер.

— Прекрасные имена — хорошо звучат и легко запоминаются. А мое полное имя такое длинное потому, что я, как вы, наверное, уже догадались, сеньоры — потомок древнего кастильского рода. Скажите, пожалуйста, — продолжил он без всякой связи с предыдущей фразой, — а что вы думаете по поводу ампутации ноги способом, при котором удаляются сначала мягкие ткани, а потом головка бедренной кости из ямки тазобедренного сустава?

— Головка бедренной кости… — стал рыться в своей бездонной памяти Моргенштерн и через минуту обрадованно воскликнул: — «Ос феморис» вы имеете в виду, не так ли? А таз по-латыни будет «пельвис»! Но я все же не совсем понимаю вас, коллега… Что случилось с этим человеком, которому вы хотите ампутировать ногу? Он что, тяжело ранен или травмирован? Или у него уже началась гангрена?

— С человеком все в порядке, и обе ноги у него вполне здоровы.

— Тогда позвольте мне еще раз спросить вас: а зачем, собственно, нужно отнимать у него ногу, в таком случае? — продолжал недоумевать совершенно ничего не понимавший доктор Моргенштерн.

— Что за вопрос, коллега! Да я же имею в виду вовсе не какого-то конкретного человека, а некий, так сказать, абстрактный индивидуум. С абстрактным человеком может произойти все, что угодно, и, кстати, случай, который я подразумевал, вполне вероятен. Так как вы думаете: я обладаю для проведения этой операции необходимым мастерством?

— Я даже уверен в этом, сеньор, несмотря на то, что еще не видел вас в деле. Но я, честно говоря, вздохнул с большим облегчением, когда узнал, что вы имеете в виду абстрактного, а не конкретного человека, потому что сначала мне показалось, что вы хотите, чтобы я ассистировал вам в процессе ампутации ноги у несчастного.

— В этом нет никакой необходимости. Я умею ампутировать любые конечности так быстро, что пациенты не успевают даже опомниться.

Произнося последние слова, он начал так активно жестикулировать, имитируя технику ампутации, что доктор Моргенштерн невольно в испуге отшатнулся и пробормотал не совсем уверенно:

— Я здоров… У меня ничего не болит… Мне не требуется ампутация ни ног, ни рук.

— Жаль, жаль. Очень жаль, что вы не ранены и у вас нет ни единого перелома. Вы. без сомнения, получили бы большое удовольствие от знакомства с искусством, с которым я умею освобождать человека от любой части его тела, когда она становится непригодной для дальнейшей эксплуатации. Инструменты всегда при мне. Значит, по поводу моего метода ампутации ноги вы ничего не можете сказать? Ну ладно. Но может быть, у вас есть какие-то мысли по поводу методов удаления плечевого сустава? Вам приходилось когда-нибудь присутствовать при подобной операции?

Приват-доцент почувствовал, что ему становится дурно, но через силу все-таки ответил:

— Нет. И я хочу заверить вас, что оба моих плеча, так же как и я сам, не нуждаются в хирургическом вмешательстве.

— Я разочарован и огорчен, коллега. Хотя вы и ученый, но, оказывается, не способны пожертвовать собой во имя науки.

— Сеньор, я нисколько не сомневаюсь, что вам блестяще удаются любые операции, но, к сожалению, я не располагаю временем для продолжения беседы на эту интереснейшую медицинскую тему. Мне еще требуется найти сильных и выносливых лошадей для длительного и трудного путешествия в горах, и если я не подберу их из тех животных, что предлагает нам хозяин этой гостиницы, вынужден буду немедленно отправиться на поиски лошадей куда-нибудь еще…

— Вам очень повезло, — перебил его хирург, — что вы встретили здесь меня. Я помогу вам найти отличных лошадей. Мне и самому сейчас тоже нужна крепкая лошадка, так что наши интересы на сегодня все-таки совпадают, хотя, к сожалению, и не во взглядах на хирургию.

— И у кого же в Санта-Фе вы собираетесь купить лошадей?

— Не в самом Санта-Фе, здесь хороших лошадей, или, скажем так, настолько хороших, чтобы устроили вас, нет. Но совсем недалеко от города, примерно в получасе ходьбы, есть одна небольшая эстансия , на которой водятся отличные лошадки.

Доктор Моргенштерн опустил глаза на свои специфические «сапоги» и сказал:

— Нет, так далеко идти пешком нам будет очень тяжело. А как еще можно туда попасть?

— А мы поедем верхом. Возьмем у хозяина гостиницы четырех лошадей на время и еще попросим, чтобы он предоставил нам в сопровождение одного своего слугу, который потом и приведет лошадей обратно.

— Так поехали сейчас же в это поместье.

— Подождите! К чему такая спешка? Покупкой лошадей мы вполне можем заняться завтра с утра. Дело в том, что самого эстансьеро сейчас нет в поместье, он отъехал ненадолго по делам и вернется домой, как мне известно, только сегодня к вечеру.

— Ну тогда я поищу лошадей в другом месте.

— Но скелеты ваших любимых мастодонтов и мегатериев никуда не сбегут за один день, раз уж до сих пор преспокойно пролежали непотревоженными в земле.

— Дело не в этом. Мне нужно поскорее добраться до лагуны Поронгос, где в данный момент находится одна экспедиция, в которой я тоже хочу участвовать.

Хирург насторожился.

— Это какую же, интересно знать, экспедицию вы имеете в виду? Постойте, постойте… Уж не экспедицию ли Отца-Ягуара с его спутниками?

— Его, — удивился в свою очередь доктор Моргенштерн. — А вы знаете этого замечательного человека?

— Еще бы! Как самого себя! И вхожу в ту компанию, которую он собрал на этот раз. Мы все должны были встретиться здесь, в Санта-Фе, но мне пришлось немного задержаться в Пуэрто-Антонио, и я, к сожалению, опоздал — они уже уехали отсюда.

Доктор Моргенштерн, начавший уже немного побаиваться не в меру экспансивного врача, теперь обрадовался такому совпадению и спросил:

— Вы надеетесь догнать экспедицию Отца-Ягуара?

— А что тут сложного? Я же хорошо знаю маршрут, которым они собираются следовать.

— О! В таком случае, не возьмете ли вы и нас с моим слугой в компанию?

— Присоединяйтесь, пожалуйста, сеньор. Вы, кажется, только что посетовали на то, что никогда еще не видели меня в деле? Я рад за вас: теперь такая возможность у вас будет. Наш путь пройдет по диким и глухим местам, где хозяйничают воинственные индейцы, которые любят нападать исподтишка, и уж тогда наверняка не обойдется без того, чтобы кому-нибудь не пришлось бы ампутировать руку или ногу.

Приват-доцент снова внутренне непроизвольно содрогнулся при этих словах, которые, несомненно, расценил бы как циничные, не будь они произнесены столь простодушно-хвастливым тоном.

— Хорошо, я тоже очень этому рад, — ответил он хирургу. — Мы, пожалуй, подождем с покупкой лошадей до завтра. Но что мы будем делать до этого? И где остановимся?

— Ну где же, как не в самом поместье? Уверяю вас, там вам очень понравится: нас радушно встретят, отлично накормят, напоят и угостят неплохими сигаретами.

— Все это прекрасно, но я не курю, сеньор.

— Как! Неужели совсем не курите? Ну так знайте, что в этих местах вы — просто какая-то белая ворона. Во всяком случае, в отношении курения. Здесь курят все, независимо от возраста и пола, — мужчины, женщины, старики, старухи, дети и даже, кажется, младенцы в люльках. А можно узнать, почему вы, сеньор, не курите?

— Потому что опасаюсь никотинового отравления организма.

— Тогда у вас должна быть какая-то другая слабость. Ага, я догадался: вы, наверное, гурман, не жалеете денег для услады желудка. А я не могу без курева, привык. Оно успокаивает мои нервы, помогает восстанавливать силы, когда я устаю, вдохновляет, когда я никак не могу на что-то решиться. — И со свойственной хирургу импульсивностью он тут же перескочил на другую тему: — У вас есть еще какие-нибудь дела в Санта-Фе, кроме покупки лошадей?

— Есть, к сожалению, — со вздохом ответил ученый. И рассказал хирургу вкратце о своих злоключениях в крепости, попросив дать ему немного времени, чтобы выручить книги, оставшиеся там.

— О книгах можете не беспокоиться, — успокоил его доктор Пармесан. — Я доставлю их вам.

— Как? Вы? Вы лично?

— А почему бы и нет? Если, конечно, вы заплатите мне за это, ну, скажем… два бумажных талера. Вы можете не сомневаться, дело выгорит, большинство солдат и офицеров в крепости — мои большие приятели.

В который уже раз этот странный человек поражал доктора Моргенштерна до глубины его существа. «Ничего себе аристократ, потомок древнего рода гордых кастильцев! — подумал приват-доцент, когда получивший „добро“ на сделку бородач удалился в сторону крепости. — За какие-то два несчастных талера не гнушается предлагать свои услуги в качестве посыльного, как какой-нибудь прощелыга. Конечно, каждый человек имеет определенное право на свои причуды, и у кого, положа руку на сердце, их нет, но чтобы так чудить… «

Хирург действительно очень скоро появился в гостинице со связкой книг. А выполнив свое обещание, тут же исчез снова, чтобы купить табаку для изготовления самодельных сигарет.

Хозяин гостиницы охотно за скромную плату предоставил в распоряжение трех «гаучо» лошадей и одного из своих слуг, и вскоре четверка всадников выехала в сторону эстансии, на которой «водились замечательные лошадки». И вновь, в который уже раз за сегодняшний день, хирург поразил приват-доцента. На всем протяжении улиц городка дети, едва завидев черную бороду дона Пармесана, тут же бросались врассыпную с криками: «Отрезатель мяса! Отрезатель мяса едет! Бегите все, а то он вам что-нибудь ампутирует!» В любых странах дети ведут себя подобным образом при приближении городского сумасшедшего: и ругаются, и одновременно дразнят его. Но эти выкрики на хирурга действовали почему-то так же, как крики «Браво!» на тщеславного тореадора. Он высоко задрал свой бородатый подбородок и, весь исполненный чувства собственного достоинства, сказал доктору Моргенштерну многозначительно:

— Слышите, сеньор? Вот оно, подтверждение моей широкой известности в этой стране. Народ знает своих лучших людей.

Хотя относительно того, что такое настоящая слава, у доктора Пармесана были более чем своеобразные понятия, но что касается особого пристрастия местных жителей к табаку, то тут он нисколько не преувеличивал. В пампе на самом деле редко встретишь человека без сигареты в углу рта, если только он в этот момент не несется во весь опор на лошади, ест или спит, — кажется, только в этих и еще всего нескольких жизненных ситуациях сигарета исключается, а в остальных она неизменно украшает собой лицо жителя пампы. Пока добирались до эстансии, доктор Моргенштерн смог вполне в этом убедиться.

Что же касается поместья, то и оно оказалось в точности таким, как говорил о нем хирург, — небольшим, но способным предоставить отличных лошадей хоть для целого кавалерийского эскадрона.