Прочитайте онлайн Завещание Инки | Глава XVIIIГОСТИ СЕНЬОРА СЕРЕНО

Читать книгу Завещание Инки
3412+2186
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава XVIII

ГОСТИ СЕНЬОРА СЕРЕНО

Аргентинский город Сальта, полное название которого Сан-Мигель-де-Сальта, расположен в густонаселенной долине реки Лерма, которую пересекает, кроме того, множество бегущих с гор ручьев и речушек. Через эту долину проходят оживленные торговые пути в соседнюю Боливию. Сеньор Родриго Серено, экспедитор из Сальты, имел среди путешественников отменную репутацию, что ни в малейшей степени не было преувеличением. Он обеспечивал всем необходимым экспедиции, отправляющиеся в Боливию. Имение его располагалось вблизи северных ворот города и, я уверен, располагается там и сегодня, потому что то, чем занимается Серено, — промысел неизбывный и доходный, особенно в местах, где люди много путешествуют. В этом обширном владении все было поставлено так, чтобы путник смог здесь хорошо отдохнуть, решить все возникшие у него проблемы с животными, будь то лошади или мулы, запастись провизией и так далее. В доме сеньора Серено, довольно просторном и выходящем своим фасадом прямо на дорогу, одну половину занимала его семья, другая же служила гостиницей для проезжающих. На некотором отдалении от него располагались многочисленные конюшни и склады, принадлежащие также сеньору Серено.

Был поздний вечер. Горожане — завсегдатаи ресторанчика при гостинице — уже покинули его, путники, проживающие в гостинице, ушли спать. В безлюдном зале сеньор Серено сидел в полном одиночестве за пустой стойкой бара и подсчитывал дневную выручку. Послышался звук приближающихся шагов. Сеньор Серено поднял голову и одновременно быстрым движением набросил платок на пачки сложенных купюр — от греха подальше. Распахнулась дверь, и в ресторанчик вошли двое.

— Добрый вечер! — приветствовали они экспедитора, сопровождая свое приветствие крепкими рукопожатиями. Это были гамбусино и эспада.

Прежде чем что-нибудь сказать, гамбусино осмотрелся по сторонам и прошелся туда-сюда по залу. От его острого взгляда не укрылось истинное значение натюрморта с платком на стойке бара, и он расхохотался:

— Прячете от нас денежки, сеньор Серено? С каких же это пор вы держите меня за человека, не заслуживающего доверия?

— О, к вам это не относится! — ответил хозяин, машинально поправляя уголки платка. — Я же не знал, кто сюда направляется. А вам я говорю: добро пожаловать, располагайтесь и заказывайте все, что хотите! Родриго Серено к вашим услугам.

— Принесите нам что-нибудь поесть, все равно что, на ваше усмотрение, и две бутылки вина. И еще нам нужна провизия про запас, на неделю. Учтите: мы собираемся в горы, а на охоту времени у нас нет, так что всего должно быть вдоволь.

Через несколько минут тарелки с едой и две бутылки вина уже стояли перед гамбусино и эспадой. С выражением хлопотливой озабоченности на лице хозяин тут же опять удалился и вскоре принес большую корзину, наполовину заполненную разной едой. Поставив ее на пол, он подсел к своим гостям, молча уплетавшим долгожданный ужин. Готовили у сеньора Серено отлично, впрочем, и все остальное делали не хуже. Убедившись, что стряпня его поваров оценена по достоинству, любопытный не в меру экспедитор решил, что сейчас самое время завязать беседу, и для начала осведомился:

— Откуда прибыли сеньоры?

— Из Тукумана, — ответил гамбусино, сделав небольшую паузу, потому что предпочел сначала проглотить аппетитный кусок мяса.

— Вечерним дилижансом?

— Да. Только что.

— Сегодня вы переночуете у меня?

— Пару часов поспим, пожалуй, а потом уедем.

— На лошадях?

— Нет, нам нужны мулы.

— Понятно. Для таких кабальеро, как вы, у меня есть все необходимое.

— А сколько вы хотите за мулов?

— Они стоят не больше двадцати боливаров каждый.

Это была очень невысокая по тем временам цена. К тому же за товар хорошего качества. Однако гамбусино, рассмеявшись в лицо радушному хозяину, сказал:

— Но у меня сейчас временные финансовые затруднения.

— Ничего страшного. До сих пор вы еще ни разу ничего не брали у меня в долг.

— Договорились! Мы заплатим вам, когда вернемся. А сейчас позаботьтесь о хорошей лагерной стоянке для нас, а то, знаете, этот дилижанс из нас все внутренности вытряс. Мы хотели бы уснуть прямо тут, в этом зале. Да, погодите еще минуту! Скажите нам прежде всего, не околачиваются ли где-нибудь поблизости индейцы мойо, а если нет, то где можно их быстро найти?

— Мойо, конечно — смелые и находчивые ребята, это все знают, но доверять им полностью ни в коем случае нельзя и полагаться на них тоже По крайней мере, я бы этого делать ни за что не стал.

— Потому что вы их плохо знаете, а у меня есть друзья среди них, — ответил Бенито Пахаро.

— Ну тогда ищите их на Гуанакотале, они там сейчас охотятся.

— Я не могу тратить свое время на это, потому что мне нужно совсем в другую сторону

— Куда именно?

— Я уже сказал вам, кажется, что мы направляемся в горы, и больше вам знать ничего не нужно. Ваши деньги вы в свое время получите, а остальное вас не касается

— Понял, извините меня, сеньоры, я пойду.

На этом не слишком любезная беседа завершилась, и действительно очень усталые гамбусино и эспада завалились спать на ложа, приготовленные заботливым сеньором Серено из вороха одеял и пушистых шкур в углу зала. Хозяин еще не успел погасить все лампы, как гости его уже вовсю храпели.

Вскоре после полуночи сеньор Серено начал их будить со словами:

— Сеньоры, поднимайтесь! Вам пора в путь!

С большой неохотой, но гамбусино и эспада все-таки поднялись. Еще не протерев глаз, каждый из них получил в руки от расторопного хозяина по небольшому калебасу чая мате и поджаренному куску хлеба. Поев, они вышли за хозяином во двор дома, где стояли наготове два мула. На них уже была надета упряжь, а по бокам свешивались огромные сумки с провизией. Хозяин на самом деле постарался, и за свое старание хотел получить совсем немного — всего лишь доброе слово.

— Вы довольны, сеньоры? — спросил он. — Плату за упряжь я с вас не возьму, я просто одалживаю ее вам на время, только не забудьте, пожалуйста, ее потом вернуть.

— Животные отличные! — ответил гамбусино. — А упряжь мы вернем через неделю, самое большее — через восемь дней. Будьте здоровы!

— Всего хорошего! Счастливого пути!

И они расстались

Ровно через сутки после прибытия в Сальту гамбусино и эспады начало сцены в ресторанчике, описанной в этой главе, снова повторилось, с той только разницей, что в зал вошли уже не двое человек, а целая, можно сказать, толпа — двадцать шесть мужчин, одетых с головы до ног в кожу и до зубов вооруженных, в широкополых шляпах. Хотя последнее не совсем точно: на головах двоих из них не было никаких шляп, а их длинные волосы сзади были по-индейски связаны тонкими кожаными ремешками. Один из этих двоих был очень юн, другой, напротив, — глубокий старик. Думаю, вы уже догадались, кто были эти путешественники.

Хозяин сначала несколько растерялся, стараясь, на всякий случай, подойти поближе к заветной кучке бумажек под платком, потом, всмотревшись в лица одного, второго, понял, что большинство из них он когда-то уже встречал, только не мог вспомнить, когда и где. Главным среди них был, конечно, высокий, широкоплечий, седовласый и белобородый человек, это Родриго Серено понял с первого взгляда. Его богатый жизненный опыт и многолетнее общение со всякого рода искателями приключений подсказали ему также, что эти парни — из тех, что сами без особой нужды никого задевать не станут, но постоять за свои интересы всегда сумеют.

— Дайте нам лучшего вина, сеньор Родриго, — сказал белобородый, — тринадцать бутылок.

— Вы знаете мое имя, сеньор? — удивился хозяин. — Может быть, мы с вами уже где-то встречались?

— Не напрягайте свою память, не надо, — ответил белобородый. — Просто я считаю своим долгом, приезжая куда-нибудь, где раньше не бывал, первым делом узнать имя человека, к которому собираюсь обратиться с какой-либо просьбой.

— Но могу ли и я, в свою очередь, узнать, как мне вас называть, сеньор?

— Мое имя Хаммер, однако я не настаиваю на том, чтобы вы называли меня именно так, — с достоинством, но несколько загадочно ответил белобородый.

Хозяин счел за лучшее воздержаться пока от дальнейших вопросов и направился к двери в кладовую за заказанным вином. Но седобородый остановил его просьбой:

— А не могли бы вы, сеньор Родриго, принести нам хорошо прожаренного асадо кон куэро?

— Как пожелаете, сеньор! Сколько порций?

— Столько, чтобы двадцать шесть сильно проголодавшихся мужчин могли как следует наесться. А потом, будьте так любезны, покажите нам ваших мулов, мы купим их у вас тоже двадцать шесть.

Двадцать шесть мулов! Да еще двадцать шесть хороших кусков мяса с кожей и тринадцать бутылок старого, самого ценного его вина! Неплохое дельце — радовался Родриго Серено Стрелой он помчался на кухню, где приказал своим поварам как можно быстрее приготовить любимое жаркое всех аргентинских гаучо из лучших кусков мяса, а потом на двор — лично осмотреть требуемых двадцать шесть мулов. После его осмотра на коже животных, кажется, и пылинки не осталось. Вернувшись в ресторанчик, он дал понять своим гостям, что готов любезно выполнить любую их просьбу по первому же требованию.

Но, похоже, они не имели намерений требовать чего-то еще. Сидели молча, в несколько скованных позах Любопытство просто распирало Родриго Серено, он пытался строить в уме различные догадки насчет того, кто эти люди и что за предприятие они затеяли, но сам не мог ни на одной из своих версий остановиться. Поерзав от нетерпения на стуле некоторое время, не смея нарушить тишину, он наконец с вкрадчивой осторожностью нарушил тишину

— Сеньоры, я вижу, вы в Сальте проездом, поэтому мне бы хотелось узнать ваши имена. И еще — откуда вы прибыли.

— Из Тукумана, — ответил белобородый.

— Но не дилижансом?

— Нет.

Сеньору Серено было в общем-то вполне понятно, что его новые гости совсем не расположены к светским беседам, но такой уж он был человек, что не мог удержаться, чтобы не делать все новых и новых попыток завязать беседу. Слава Богу, у него все же хватило благоразумия сообразить, что задавать вопросы напрямую больше не следует, и он предпринял более тонкую попытку вызвать этих загадочных людей на разговор, с несколько нарочитой рассеянностью заметив:

— Ах да, я и забыл вам сказать, что вчера же был день прибытия дилижанса… С ним прибыли два сеньора, посетившие мой скромный дом. О, это были очень знаменитые сеньоры. Вы удивились бы, если бы узнали их имена.

Отреагировал на эту тираду только один человек из вновь прибывших, но зато это был тот, из кого не надо было вытягивать слова клещами, — уже известный нам по предыдущим главам Шутник.

— Мы уже удивлены, — сказал он, для большей убедительности своих слов высоко подняв брови. — Но совсем не тем, чем вы думаете. Вы ведь слывете самым немногословным и сдержанным человеком во всей Аргентине. Но, оказывается, молва не всегда права.

— О, вам не стоит сомневаться в моей сдержанности, — с самым серьезным видом ответил экспедитор, не уловивший иронии в словах Шутника. — Я говорю на самом деле очень мало и очень редко, но те сеньоры, которые рекомендовали меня как человека немногословного, очевидно, под словами вообще понимают одни только грубые слова. Но сейчас я не могу молчать, потому что должен сообщить вам очень важную новость — вчера здесь побывал знаменитый эспада Антонио Перильо.

Озабоченный только тем, чтобы с как можно большим эффектом преподнести это сообщение, Родриго Серено даже не заметил, какое впечатление оно произвело на его гостей. А они переглядывались, обмениваясь улыбками. У всех было одинаковое мнение: перед ними тщеславный до смешного человек, обожающий знакомиться со знаменитостями, к тому же совершенно не разбирающийся в людях. Белобородый заметил снисходительно:

— Признаться, я удивлен. Неужели вы всерьез считаете Антонио Перильо знаменитостью? Впрочем, это ваше сугубо личное дело, но на свете есть много людей, которые гораздо больше заслуживают право на какую-то известность и даже славу.

— Не стану спорить, сеньор. Но, честное слово, Антонио Перильо — очень известный человек. Хотя я тоже знаю двух человек, знаменитых еще более, чем Антонио Перилъо.

— И кто же они? Назовите, пожалуйста, их имена.

— Охотно. Это Отец-Ягуар и один гамбусино, которого иногда так вот и называют очень уважительно, как бы с большой буквы — Гамбусино, дескать, «великий гамбусино», но вообще-то его зовут Бенито Пахаро.

Белобородый заметно оживился. На губах его мелькнула улыбка.

— А вы знакомы с ними лично?

— Отца-Ягуара я, к сожалению, никогда не встречал, но гамбусино часто бывает у меня. Он, кстати, и познакомил меня с Антонио Перильо.

— Что? Так они вчера, значит, побывали у вас оба? А откуда они прибыли?

— Из Тукумана, дилижансом. Примерно в это же время. Они купили у меня двух мулов, провизии на неделю и вскоре после полуночи уехали.

— Куда?

— К индейцам мойо, которые сейчас охотятся на Гуанакотале.

— Скорее всего вы ошибаетесь, сеньор. У вас был не гамбусино.

— Он. Могу вам поклясться, что это был точно он. Дело в том, что все, что я им предоставил — то есть провизию, мулов, не считая ужина и ночлега, они пока мне не оплатили. Я вообще-то в кредит никому ничего не отпускаю и никогда бы этого не сделал, если бы не был уверен, что имею дело именно с Бенито Пахаро и не кем иным

— Ну хорошо, допустим. Скажите, они торопились?

— Да, конечно, поэтому и спали всего-то пару часов.

И экспедитор поспешил на кухню, чтобы приглядеть, как там идет приготовление асадо кон куэро.

Отец-Ягуар, а я думаю, что никто из моих читателей даже не усомнился, что белобородый — именно он, и никто другой, сказал тому, кто сидел с ним рядом, негромко, но придав своему голосу такие интонации, чтобы сказанное слышали все:

— Я очень хотел бы усомниться в том, что этот хвастливый болтун говорит правду, но, по всей видимости, он все же не обознался: здесь были те, кого мы преследуем. Что скажешь, Херонимо?

— Мне непонятно, где они так быстро нашли новых лошадей, ведь ты же подстрелил тех, на которых они от нас удирали в пампе. Это какая-то загадка! Но раз это были, как уверяет экспедитор, они самые, то, значит, лошадей они себе где-то достали.

— Безусловно. Надо благодарить судьбу за то, что она привела нас в этот дом и мы узнали, куда направляются эти негодяи, и как хорошо, что мы все-таки не стал дожидаться следующего дилижанса на Сальту, как хотели сначала, а обошлись тем, что сменили лошадей. Давай теперь спокойно разберемся, какая у нас получается картина в связи с неожиданно поступившей новостью. Получается, что гамбусино опережает нас примерно на сутки. Но он вынужден будет потратить еще какое-то время на поиски индейцев мойо, сделав порядочный крюк ради этого. Наше преимущество — мы знаем, где именно они сейчас находятся.

— А что хочет гамбусино от индейцев мойо?

— Странный вопрос! — ответил Хаммер. — Они с эспадой ведь собираются искать сокровища инков в ущелье Смерти. Для этого требуется довольно много времени. Провизии не наберешься на такой срок. Поэтому, во-первых, им потребуются люди, которые станут заниматься охотой. Во-вторых, они не могут не учитывать следующее обстоятельство: большую опасность для них представляют случайные свидетели поиска сокровищ, следовательно, нужна охрана, которая не подпускала бы и близко к ним путников, привлеченных звуками ударов кирками по камню, доносящимися из ущелья.

— Но не кажется ли тебе, что здесь для них кроется еще большая опасность? Я имею в виду наличие нежелательных свидетелей. Индейцы ведь без труда могут сообразить, чем там занимались двое белых, выставивших их зачем-то, не объяснив зачем, на охрану территории вокруг ущелья, про которое они наверняка слышали какую-нибудь легенду, связанную с сокровищами инков.

— Могут, но ты, прости меня, недооцениваешь всего коварства и низости гамбусино. Он готов идти к своей цели в буквальном смысле слова по трупам, жаден этот тип просто патологически, а ему же еще надо расплачиваться чем-то с индейцами, не забывай об этом. Я уверен, он планирует поступить так: как только сокровища будут у него, он перестреляет одного за другим всех мойо.

— Да, до сих пор я не встречал подобной низости, хотя негодяев и мерзавцев всякого сорта на своем веку, увы, повидал предостаточно. Гамбусино, конечно, человек, совершенно бессовестный, это так. Но я не думаю, чтобы он был способен на такое чудовищное злодейство, о котором ты говоришь. Все-таки индейцы ему помогают.

— Что? Ты готов поверить, что он способен на какие-то добрые чувства? — воскликнул пораженный до глубины души Отец-Ягуар. — Хорошо, послушай тогда, что я тебе сейчас расскажу. Я никогда раньше не говорил тебе об этом, как-то, знаешь, к слову не пришлось, но мой брат когда-то мыл золото в Соединенных Штатах… Там золотоискателей называют проспекторами. — После этого, в общем, странного для их беседы уточнения, показывавшего, однако, как сильно волнуется Хаммер, он вздохнул и продолжил: — Да, так вот: моему брату однажды очень повезло — он нашел сказочно богатую жилу. Но тут явился Бенито Пахаро и убил его самым зверским образом… Ну, а все золото пропало вместе с ним. Вот тогда я и поседел. Я долго шел по следам этого убийцы, и они привели меня в Аргентину, но здесь я долго никак не мог его настигнуть. Совсем недавно он в очередной раз ускользнул из моих рук. Так что, когда мы с ним встретимся, наконец, для одного из нас наступит последний час его жизни, не знаю только — для кого.

— Для него! Для него! Не сомневайтесь, Отец-Ягуар! — раздалось со всех сторон.

— Тихо! — воскликнул Отец-Ягуар. — Не шумите! Никто не должен слышать, о чем мы тут говорим. Бенито Пахаро убил из-за золота моего брата и собирается теперь ограбить сокровищницу инков, пролив новую кровь ни в чем не повинных людей. Он понесет за все кару от моей руки!

В зал вошел с сияющим видом Родриго Серено, а за ним двигались цепочкой несколько его слуг, которые несли на подносах распространяющие клубы дивного запаха куски асадо кон куэро. Но гости даже под впечатлением этих запахов и вида их любимого лакомства не стали разговорчивее, наоборот, как будто еще больше посуровели. Ничего не понимающий экспедитор, однако, на этот раз счел за лучшее не делать новых попыток завязать с ними беседу. Когда все было съедено и выпито, гости вышли во двор — посмотреть на мулов. Осмотр, проходивший при свете факелов и фонарей, их более чем удовлетворил. Тут же и отобрали двадцать шесть животных. После этого Отец-Ягуар спросил у хозяина:

— Сколько вы хотите за них?

— По сорок боливаров за каждого, сеньор, — ответил тот. — Вы можете справиться у кого угодно, это самая низкая сейчас цена

— А провизией вы не сможете обеспечить дней на восемь?

— Да, конечно.

— Прекрасно. Соберите все, что, на ваш взгляд, может нам пригодиться, и принесите в ресторан.

Хозяин промолчал, что было в данном случае не чем иным, как знаком согласия, но на самом деле ему было просто не до разговоров, он в уме лихорадочно подсчитывал, какой же доход принесет ему сегодняшний день после того, как он нахально, не моргнув глазом, удвоил цену мулов по сравнению с той, что запросил с гамбусино и эспады.

Упряжь была принесена в ресторан вместе с сумками с провизией. На все сборы после ужина ушел час, и, когда все наконец было сделано, Отец-Ягуар сказал экспедитору, что готов с ним рассчитаться. Родриго Серено взял кусок мела и начертил несколько цифр прямо на столешнице. Его лицо при этом сияло

Отец-Ягуар спросил его:

— А за сколько вы вчера продали мулов гамбусино?

— За сорок боливаров, — без запинки ответил Серено.

— Ну что ж! Могу вам сказать, что вы ошиблись, когда приняли меня за простофилю. Я заплачу вам только половину той суммы, что вы тут так красиво нарисовали, и наличными, а не в кредит, как вчерашняя парочка. А если вам этого покажется мало, то мы купим мулов и все остальное подешевле у кого-нибудь другого в городе, я думаю, еще этой же ночью.

— Сеньор, это невозможно! Вы предлагаете слишком низкую цену, — заскулил хозяин, вмиг потерявший весь свой напускной лоск — Я и так теряю по десять боливаров на каждом муле.

— Замолчите! Вы, должно быть, приняли нас за иностранцев. Чтобы объяснить наконец вам, что за глупости вы тут говорите, я назову вам свое имя, которое мне дали в этой стране: Отец-Ягуар.

Экспедитор выпучил на него глаза, попятился назад, произнося дрожащим голосом:

— Ка… кое чу… до… Отец-Ягуа-а-ар!

— Ну, так что! — засмеялся Хаммер. — Сойдемся на двадцати боливарах, а?

— Да… Да… — пролепетал несчастный, — нет, я делаю вам скидку, пятнадцать — ведь мой дом посетил сам Отец-Ягуар.

— Нет, я не торгую своим именем, вы получите по двадцать боливаров за каждого мула, как я уже вам сказал.

Он вскрыл карман на своем поясе, достал оттуда золотые монеты и отсчитал нужную сумму. Родриго Серено стал подобострастно благодарить немца, дрожащими руками принимая деньги. Взяв каждый по седлу, люди Отца-Ягуара покинули дом добросовестного в делах, но жадноватого экспедитора.

Несмотря на только что перенесенный удар по его реноме, хозяин тем не менее любезно проводил гостей во двор, после чего созвал всех своих работников, так что проводы экспедиции Отца-Ягуара получились, можно сказать, торжественными: все желали им счастливого пути и махали на прощанье руками. Как только исчез из виду последний всадник, сеньор Серено гордо выпятил грудь и сказал с пафосом:

— Сегодня моему дому была оказана высокая честь. Известно ли вам, кто был тот седовласый и белобородый сеньор, который, несмотря на свой возраст, взлетает в седло, как юноша? Отец-Ягуар это был, понимаете, сам Отец-Ягуар! Мой Бог, если бы он еще раз осчастливил мой дом своим посещением, я бы продал ему мулов даже по десять боливаров за каждого. Отец-Ягуар! Запомните это событие и расскажите о нем каждому, кого встретите в городе!

Он действительно был до такой степени воодушевлен, что готов был уже потребовать, чтобы его люди на самом деле немедленно, даже несмотря на ночь, шли и рассказывали всем и каждому в городе о грандиозном событии в жизни их хозяина. Но слуги предпочли отправиться спать, что было несравненно более разумно, конечно.

Сеньор Серено, однако, и не подозревал, что два события, столь сильно всколыхнувшие его существование, будут еще иметь продолжение. Наутро, едва он открыл глаза, ему доложили, что прибыли двое новых гостей, судя по всему, иностранцев. Но сеньор Серено не испытывал никакого особого почтения к иностранцам — Отец-Ягуар был как исключительная личность не в счет — поэтому он не стал торопиться распахивать вновь прибывшим свои объятия, а сначала выпил свой привычный с утра мате из серебряного стаканчика. Вальяжной походкой — еще бы, как еще мог держаться, можно сказать, почти приятель самого Отца-Ягуара — он приблизился к двум невысоким людям в ярко-красных пончо. Сеньора Серено несколько озадачило то обстоятельство, что оба незнакомца были до зубов вооружены. Но особенно долго удивляться иностранцы ему не дали. Один из них нетерпеливо спросил:

— Я имею честь видеть перед собой хозяина этого дома сеньора Родриго Серено?

— Да, сеньоры, это я, — ответил экспедитор.

— Значит, мы не ошиблись и прибыли именно в тот дом, по-латыни «домус» или «эдифициум», в котором можно купить мулов?

— Совершенно верно. А кроме мулов, здесь вы можете купить также и все остальное, в чем у вас есть нужда.

— Мы нуждаемся сейчас в еде и питье, и довольно остро нуждаемся.

— О, я готов предоставить сеньорам все, что они только пожелают

Хозяин гостеприимно распахнул перед незнакомцами, к которым интуитивно начинал испытывать расположение, двери своего ресторанчика, выдвинул для них два стула возле одного из самых удобно расположенных столиков и пригласил сесть. И все же в его фразах, обращенных к новым гостям, в самой интонации, с которой они произносились, порой проскальзывала ирония. Привыкший видеть среди своих клиентов в основном людей атлетически сложенных, широкоплечих, с грубоватыми, обветренными лицами, сеньор Серено не мог всерьез воспринимать двух этих хрупких маленьких человечков, несмотря на то, что они были с головы до ног все увешаны оружием. Но они не обращали никакого внимания ни на интонации хозяина, ни на него самого. Гораздо больше их интересовал сейчас горячий мате и кусок поджаренного хлеба, полагающийся к нему

Заинтригованный донельзя странным обликом незнакомцев и серьезностью их поведения, сеньор Серено и на этот раз сам выступил в роли официанта. Принеся все требуемое, он сел напротив них и задал давно заготовленный вопрос:

— Нельзя ли узнать: сеньоры предполагают задержаться в Сальте или нет?

— Мы уедем сразу же после того, как получим мулов, — ответил ему Фриц.

— А откуда вы прибыли? — продолжил свои вопросы хозяин.

— Из Тукумана.

— Тоже из Тукумана. И, насколько я понимаю, тоже не дилижансом?

— Нет. Мы добирались сюда верхом, воспользовавшись лошадьми с почтовых станций. Но вы дважды произнесли слово «тоже». Что, у вас побывал кто-то еще, прибывший тоже из Тукумана, и не дилижансом?

— Вчера мы принимали большое общество, прибывшее из Тукумана верхом, а позавчера — двух сеньоров, добиравшихся к нам все из того же Тукумана, но, правда, уже дилижансом. А можно узнать, куда вы направляетесь, сеньоры?

— Сначала в Салину-дель-Кондор. Но мы не знаем туда точного пути. Мы, кстати, хотели просить вас помочь нам подыскать проводника, который сможет отвести нас туда.

— Почему нет? Я с удовольствием найду такого человека для вас, особенно если вы хорошо заплатите за это. У меня есть один парень, который не раз уже поднимался на Салину, он отведет вас туда. Он сейчас как раз возле мулов, которых вы, наверное, тоже захотите осмотреть немедленно. Там и договоритесь с ним, я думаю.

Пеон, о котором шла речь, был не слишком-то надежным человеком, и его хозяину это было прекрасно известно, но тем не менее он его рекомендовал незнакомцам как проводника, просто чтобы продемонстрировать им, какой у него универсальный сервис: и тебе еду любую, и мула, и проводника — что хочешь. Договорились приезжие и пеон быстро, не торгуясь, проводник брал недорого. По-другому вышло с мулами. Хозяин запросил на этот раз по пятьдесят за каждое животное. Немцы, конечно, представления не имели, сколько на самом деле стоят животные, и заплатили требуемую сумму безропотно. Естественно, они так же, как и их предшественники в этом доме, приобрели, кроме мулов, также всю упряжь и провизию. Пока вещи и продукты упаковывали в соседней комнате, доктор Моргенштерн спросил у хозяина:

— Сеньор, а те люди, что прибыли из Тукумана к вам вчера и позавчера, знакомы вам?

— Разумеется. Они ведь очень знамениты!

— А могу я узнать их имена?

— А почему бы и нет? Я буду счастлив и горд сообщить вам, какие сеньоры удостоили меня своим вниманием. Позавчера я принимал самого Бенито Пахаро и с ним еще одного сеньора.

— Гамбусино? Значит, мы идем по верному следу, по-латыни называемому «семита» или «вестигиум» Можете не называть мне имя его спутника, я и так его знаю: это Антонио Перильо. Я прав?

— Да, и это знаменитый эспада. Ох, неужели вы знакомы с ним?

— Лучше, чем вы можете думать. А кто были те господа, что побывали у вас вчера?

Экспедитор ответил не сразу. Несколько секунд он напряженно вглядывался в лица незнакомцев. В голове его вертелась лишь при этом одна и та же мыслишка: «Они знакомы с Бенито Пахаро и Антонио Перильо! Осторожнее — эти коротышки не так просты, как, на первый взгляд, кажутся». Хитрец счел за лучшее ответить вопросом на вопрос:

— Вы сказали о каком-то следе? Вы имели в виду след гамбусино?

— Да.

— И вам известно, куда он направляется?

— Абсолютно точно.

— Ну тогда вы должны поторопиться, потому что он тоже спешил. Но еще больше спешили вчерашние сеньоры. Их больше двадцати человек, а главный у них — знаменитый Отец-Ягуар. Ну его-то вы вряд ли знаете.

— Ошибаетесь. Мы с моим слугой Фрицем тоже состояли в его экспедиции.

— Что? Следовательно… Следовательно: раз вы — члены экспедиции Отца-Ягуара и преследуете гамбусино, он тоже преследует его.

— Вы угадали. Тут речь идет об одном очень интересном деле, по-латыни «негоциум», которое имеет для нас огромное значение. Я имею в виду…

Фриц решил, что настало время ему вмешаться, и перебил своего господина:

— …месторождения серебра, открытые, говорят, недавно в горах, и все названные господа спешат именно туда, чтобы удостовериться, так ли это на самом деле или только слухи.

— Я поздравляю вас, сеньоры! — воскликнул экспедитор с дурацким пафосом, свойственным его речи вообще, как мы с вами уже успели убедиться. — Предприятие, за которое берутся Отец-Ягуар или Бенито Пахаро, не может не быть успешным. Я надеюсь, вы, когда будете возвращаться, не преминете заглянуть ко мне на огонек еще раз. Я безмерно уважаю всех троих героев и восхищаюсь ими. И прошу вас: передайте им также, что я продал вам мулов дешевле, гораздо дешевле, чем вы собирались заплатить мне. А это чистая правда. Ну вы же ведь уже заплатили мне по пятьдесят боливаров? Заплатили. А я уступаю их вам по тридцать. А разницу я вам сейчас же верну, верну обязательно, не беспокойтесь…

Немцы ничего не поняли из хитроумных словесных вывертов сеньора Серено, но это их, впрочем, нисколько не занимало. Доктор Моргенштерн молча взял деньги и нерешительно положил их в карман, не пересчитывая их. А напрасно. Потому что Родриго Серено вернул ему все деньги. В последний момент у него вдруг возникло опасение, что, когда в экспедиции Отца-Ягуара зайдет речь о том, по какой цене и когда Серено продавал мулов, вполне может статься, что все его махинации выйдут наружу. И пойдет тогда о нем дурная слава по всей стране. А этого он, понятное дело, никак не мог допустить. Нет уж, пусть лучше повсюду узнают о его неслыханной щедрости. Он обратил внимание доктора Моргенштерна на то, что вернул все деньги, само собой попросив его непременно сообщить об этом Отцу-Ягуару.

Итак, все приготовления были завершены. Проводник уже давно томился в ожидании команды об отправлении в путь. Доктор Моргенштерн и его слуга сели на своих мулов, а пеон уже давно был готов. И они покинули владения Родриго Серено.