Прочитайте онлайн Завещание Инки | Глава XVIСХВАТКА В ЛЕСУ

Читать книгу Завещание Инки
3412+2314
  • Автор:

Глава XVI

СХВАТКА В ЛЕСУ

Лагерь проснулся и ожил с первыми проблесками рассвета на ночном небе. Абипоны из окружения вождя знали дорогу к Высохшему озеру очень хорошо, поэтому они и возглавили колонну. Гамбусино и эспада ехали в одном ряду с индейцами, преследуя свою цель: по возможности, первыми обнаружить следы Отца-Ягуара, если, конечно, гамбусино не ошибся в своих предположениях. Но, как всегда, немец перехитрил их — он следовал к той же цели несколько южнее.

Из почти восьмисот воинов этого довольно странного по своему составу войска лишь полсотни передвигались верхом, поэтому на преодоление пути до долины Высохшего озера у неимоверно растянувшейся колонны ушло почти полдня. Но вот показалась темная полоска прилегающего к озеру леса, и гамбусино, указав на нее рукой, спросил у Бесстрашной Руки:

— Это тот самый лес?

— Да, сеньор, — ответил вождь абипонов.

— А как выйти на его противоположный край?

— Это можно сделать, только если обойти лес, потому что он непроходим.

— Нет, мы не можем тратить на это время, потому что сегодня вечером мы должны выйти к деревне камба, а ночью напасть на нее. Скажи мне, в этой долине есть какая-нибудь вода?

— Есть ручеек, который впадает в небольшое озеро.

— Вот там мы и передохнем.

Последние слова насторожили капитана Пелехо, который как раз в этот момент подъехал к голове колонны. И он счел необходимым вставить, как военный человек, одно существенное, на его взгляд, замечание:

— Сеньор, создавшаяся ситуация требует от нас максимальной осторожности и осмотрительности. А вы хотите нас повести в долину прямо через эти лесные Дебри, где наш отряд вполне может ожидать вражеская засада.

Гамбусино ответил ему с раздражением:

— А вы думаете, я этого не представляю, так, что ли? Не хуже вас понимаю, но готов пойти на это не от хорошей жизни. Мы направляемся в долину через лес, а если встретим там врага, он будет опрокинут.

— Это легче сказать, чем сделать, и я хотел бы вам посоветовать…

— Я не нуждаюсь ни в чьих советах, а уж в ваших — менее всего! — окончательно потерял терпение гамбусино. — Держите свое мнение при себе, пока я не спрашиваю его у вас!

Капитан резко повернулся, ничего не ответив на Эту тираду, явно провоцирующую его на скандал, и отъехал в сторону. Колонна вновь пришла в движение.

Вскоре они заметили на земле следы лошадиных копыт, которые исходили откуда-то слева от них и вели прямиком в долину. Гамбусино придержал свою лошадь, спрыгнул на землю, наклонился и, внимательно осмотрев следы, сделал вывод:

— Здесь проехало несколько всадников, а с ними рядом шли несколько пеших. Но это еще не повод для беспокойства. Эти люди пришли сюда с юга, в то время, как мы — с востока, следовательно, они не могут знать о нас.

Капитан Пелехо, разумеется, не мог разделить этого оптимизма, по его мнению, больше смахивавшего на беспечность, тем более, что гамбусино не позаботился даже о том, чтобы выслать вперед разведчиков. Но, помня о недавней стычке, от которой еще не успел остыть, промолчал. Однако, когда они подъехали уже к самой границе леса, все-таки не выдержал и заметил:

— Я бы на всякий случай выслал вперед нескольких разведчиков, надо проверить, спокойно ли в долине.

— Я ведь, кажется, уже говорил вам, что даже хочу, чтобы лес оказался наполнен врагами, — процедил сквозь зубы гамбусино, — а если вам страшно, можете вернуться назад, мы как-нибудь переживем ваше отсутствие.

— Вот именно, — добавил эспада, — нам не нужны трусы.

— Сеньор, вам не кажется, что вы задеваете мою честь офицера? — срывающимся голосом спросил разволновавшийся капитан.

— Думайте, что хотите! Мне это безразлично! — ответил Перильо.

— Хорошо, тогда я скажу вам все, что я про вас думаю! Вы специально ведете в дебри этих ничего не подозревающих людей, чтобы их здесь всех перебили, а вы после этого смогли бы спокойно заняться своими грязными делишками. Я имею в виду сокровища древних инков в Барранке-дель-Омисидио.

Он никогда не стал бы так открыто и так неосторожно говорить о том, что у него на уме, если бы не охватившее его волнение, капитан просто не владел собой. На гамбусино и эспаду на несколько секунд, казалось, напал столбняк, потом они переглянулись. Первым нашелся Бенито Пахаро.

— Ха… Ха-ха… Да вы, кажется, бредите, сеньор! — сказал он. — Что за безумные фантазии вас одолевают? Откуда вы это взяли?

— В свое время вы узнаете об этом, обещаю! А я прекращаю давать вам советы, поскольку они вам действительно совершенно ни к чему.

Лошади капитана как будто передалось его состояние: во время этого разговора она нетерпеливо перебирала ногами, даже пыталась встать на дыбы. Наконец он дал ей шпоры и отъехал. Гамбусино и эспада глядели ему в спину тяжелыми взглядами еще некоторое время, потом первый прошептал, вернее, прошипел со злостью:

— Этот мерзавец вчера подслушал нас, не иначе! Что делать будем, а?

— Заставим его замолчать. Навеки… И чем раньше мы это сделаем, тем больше будет гарантий, что он не успеет еще кому-то растрепать нашу тайну.

— Верно! Настал последний день его жизни. Этот наглец еще смеет давать мне советы! Кстати, насчет возможного нападения в лесу: мы с тобой останемся у входа в долину, а эти, — и он кивком показал на серую массу абипонов, — пусть маршируют дальше. Если камба действительно уже подстерегают нас, сдадимся, и все.

Так они и сделали. Как только они достигли входа в долину, остановились, приказав индейцам идти дальше. Однако Бесстрашная Рука решил взять инициативу на себя и, приказав своему окружению следовать за ним, проехал галопом вперед. Но очень скоро вернулся и сказал:

— В долине никого нет. Мы можем двигаться дальше.

— Тогда вперед! — скомандовал гамбусино. Но сам по-прежнему не сдвинулся с места. Вождь же, не подозревая ни в малейшей степени о коварных замыслах своего белого компаньона, направился снова во главу колонны.

Редко ошибался в своей жизни Бесстрашная Рука, считанные, можно сказать, разы, но произошел как раз тот самый редкий случай.

Как вы, мои уважаемые читатели, наверное, помните, Отец-Ягуар, покидая деревню камба, передал Херонимо свои полномочия командующего вместе с планом военных действий. И Херонимо повел шестьсот камба к Высохшему озеру. Тут-то и обнаружилось исчезновение доктора Моргенштерна и его слуги. Их следы вели все в ту же долину. Если эти два чудака, подумал Херонимо, попадут в руки абипонов, то они вполне могут выдать нас, хотя бы по свойственному им недомыслию, а уж если их начнут пытать… Поэтому он решил все-таки не вступать в долину, пока не вернется Отец-Ягуар. Его войско расположилось лагерем у выхода из долины, возле ручья. Разумеется, он не забыл выставить часовых, занявших прекрасные наблюдательные посты за скалами.

Рано утром часовые заметили приближение пяти человек — троих всадников и двоих пеших. Как только Херонимо узнал об этом, он тут же сам отправился на пост за скалами. Пятеро неизвестных приближались. Постепенно их силуэты становились все более четкими…

— Да это же… Отец-Ягуар, Аука, Ансиано, а с ними и оба немца! — воскликнул Херонимо, в одной фразе перейдя от неуверенности к полной уверенности.

Надо ли говорить о том, с какой радостью они были встречены! Первое, что сказал Отец-Ягуар, когда разомкнулись дружеские объятия, было:

— Я надеюсь, все наши воины находятся где-то рядом?

— Да, и все готовы к бою, — ответил Херонимо.

— Где же они?

— Там, откуда мы пришли, у ручья.

— Почему вы не стали входить в долину?

— Потому что твои земляки могли открыть врагам наши планы. Это вполне могло случиться, если бы они попали в руки абипонов и те стали бы их пытать. Поэтому я принял решение до твоего возвращения ничего не предпринимать. Я правильно поступил или нет?

— Правильно. Я и сам сделал бы то же самое в данной ситуации.

И они отправились дальше в лагерь у ручья. Снова повторялась сцена радостной встречи. Доктор Моргенштерн и Фриц, потупившись, старались держаться как можно более скромно и незаметно. Но остаться в тени ям все же не удалось.

— Сеньоры! Что это случилось с вами, по какой такой причине вы вдруг утратили свои приличные манеры? Уйти и не попрощаться — где это видано? А мы ведь беспокоились: куда вы подевались, что с вами стало? Ведь вас же могла проглотить какая-нибудь глупая гигантская черепаха! — так приветствовал своих приятелей неподражаемый хирург.

Доктор Моргенштерн ничего не ответил ему, зато Фриц в очередной раз продемонстрировал свое умение вести легкую словесную пикировку:

— Ну, сеньор, это для нас не страшно. Мы же знаем, что вы в любой момент одним точным движением можете рассечь ее чрево и освободить нас!

— Да, это так, — важно подтвердил дон Пармесан, по-прежнему совершенно невосприимчивый к иронии, когда речь заходила о его профессиональной квалификации, и перешел на другую тему: — Вы, конечно, отправились к болоту добывать кости динозавров?

— Да, — ответил Фриц, — но вышла незадача: мы надеялись, что роль фонарщика для нас исполнит полная луна, а она, скупердяйка, выставила на этот раз только свою четвертинку.

— Тем не менее, насколько я понимаю, — продолжил хирург, — ничего страшного с вами, к счастью, не случилось. А мы так беспокоились, что вы попадете в руки этих ужасных абипонов! Да, а где же ваши лошади?

— Увы, их сожрала глупая гигантская черепаха! — с преувеличенно скорбной миной на лице заявил Фриц. — Да, если бы там был такой знаменитый хирург, как вы, можно было бы еще успеть спасти несчастных животных! А теперь — что поделаешь…

Фриц продолжал бы шутить и дальше, но вдруг у него в голове мелькнуло одно весьма серьезное соображение, и он, оборвав беседу с доном Пармесаном, направился к своему хозяину, которой сидел на земле, прислонившись к стволу толстого дерева, и заговорил с ним по-немецки, что, по установившемуся между ними правилу, стало своеобразным сигналом о том, что разговор пойдет сугубо конфиденциальный.

— Он мне уже несколько поднадоел, — сказал Фриц, кивком показывая на дона Пармесана, — и что я, право, вообще с ним связываюсь, давно ведь знаю, что до чокнутых шутки доходят очень плохо… Ну ладно, я вот что хотел сказать: на самом деле, мне очень жаль, что мы потеряли лошадей. Но что меня удивляет, так это то, что Отец-Ягуар отнесся к этому совершенно равнодушно! А вам так не показалось?

— Погоди! Ему сейчас просто не до этого!

— К сожалению, это так. Но вы не расстраивайтесь Я уже заразился вашей страстью к древним костям, и вот какая забавная штука — они с некоторых пор не выходят у меня из головы. Словом, я все беру на себя и непременно верну лошадей.

— Нет, Фриц, так дело не пойдет. Я не могу принять от тебя такой жертвы.

— Почему?

— Это, видишь ли, задевает мою честь, по-латыни «гонор». Взвалив эту проблему на тебя, я потеряю уважение к самому себе.

— Что? Как это? Какой наглец посмеет утверждать, что вы недостойны уважения? Никто, даже ваши враги! А то, что вы сами о себе думаете, никого не касается. И вообще, вам надо поменьше думать о разных бытовых и практических проблемах. Я же ваш слуга, вы забыли? Вы же мне как раз за это и платите, мой господин!

— Оставим эту тему, дорогой Фриц! Я не сомневаюсь в твоей преданности. Не стоило вообще все это затевать. Глупость вышла…

— Не стоило? Это еще вопрос. Ладно, я понял, вас беспокоит то, что в глазах наших спутников мы теперь выглядим недотепами, к тому же бессовестными, так? Так! Но я знаю способ, которым мы сможем восстановить свое пошатнувшееся реноме в этом достойном во всех отношениях обществе.

— И что это за способ?

— Мы должны проявить чудеса храбрости.

— В бою, ты имеешь в виду?

— Именно в бою.

— Знаешь, такая перспектива меня что-то не слишком вдохновляет Нет, я не трус, но я вовсе не хочу проливать ни свою, ни чью-либо кровь, по-латыни «сангвис».

— Вот как! Вы хотите проявить великодушие по отношению к людям, собиравшимся кинуть нас на съедение крокодилам? Не согласен. Было бы просто непростительным грехом оставить этих типов жить на земле. Даю вам слово, что уничтожу без всякой жалости любого из них, как только он попадет в мои руки.

— А можно обойтись при этом без кровопролития?

— Вполне. Хороший удар может свалить человека и без кровопролития.

— Может быть, может быть… Знаешь, скажу откровенно, как только я вспоминаю об этих негодяях — Бенито Пахаро или Антонио Перильо, мои пальцы сами собой сжимаются в кулак, по-латыни «пугнус», хотя, повторяю, я совсем не кровожадный человек.

— Так и должно быть. Положитесь во всем на меня и следуйте моему примеру. Я тоже, кстати говоря, не людоед.

Пока Фриц пытался поднять боевой дух своего хозяина, остальные их спутники-белые собрались в кружок, чтобы послушать рассказ Отца-Ягуара о том, что ему удалось разведать. Он заключил его такими словами:

— Я убежден, что они сами идут к нам в руки. Нам не следует торопиться. Но человек сто, я думаю, следует выслать им навстречу в качестве авангардного отряда. Их поведет Херонимо. Лагерь мы перенесем в долину, командовать там буду я, заняв позицию в самом центре. Как только враги появятся, я сам выйду им навстречу и потребую сдаться.

— Не делай этого, Карлос, не делай! — воскликнул Херонимо. — Это не отвага, а безрассудство.

— Ни в малейшей степени!

— Это ты сейчас так думаешь!

— Нет, я абсолютно уверен, что опасность мне не угрожает. Дело в том, что среди тех, кто командует нашим противником, есть офицер, человек не без чести и совести, не то, что эти двое — гамбусино Бенито Пахаро и эспада Антонио Перильо. Пахаро, как я имел случай убедиться, законченный негодяй, а Перильо наверняка немногим от него отличается Как только офицер поймет это, он, несомненно, попытается каким-то образом отколоться от них. Вот с ним-то я и хочу провести переговоры, в результате которых, надеюсь, до драки дело не дойдет.

— А если они не поверят тебе или вообще не захотят с тобой разговаривать?

— Пусть будет, что будет, но свой долг я исполню.

— Нет, ты все-таки неисправимый идеалист. Неужели они тебе позволят вести какие-то проповеди? Да они просто тут же схватят тебя и, может быть, тут же, прямо на месте, убьют!

— Па! Это не так-то просто сделать. Если они пойдут на это, я немало народу уложу на месте, ты знаешь, и они, надеюсь, знают тоже, что я могу это сделать. А выстрелы в этом случае будут для вас сигналом к выступлению.

— Ага, а ты в это время будешь у них в лапах Нет, это слишком рискованно, слишком вызывающе.

— «Рискованно и вызывающе» — это слишком слабо сказано, безумие — вот что это, — подключился к их беседе лейтенант Берано. — Я уже высказывал сеньору Ягуару свое мнение на этот счет, но он проигнорировал его. Не понимаю, чего ради мы должны щадить этих мерзавцев? Абипоны зверски жестоки, а насчет белых, которые связываются с ними, можно заранее, даже не затрудняя себя поисками доказательств, сказать, что они, конечно же, негодяи. Нет, миндальничать с ними — глупо, открывать по ним огонь следует немедленно, в ту же секунду, как только они появятся в поле нашего зрения.

— Я же запретил вам это, и вы вынуждаете меня еще раз повторить этот запрет! — тоном, не допускающим возражений, сказал Отец-Ягуар, потом продолжил, но уже с более мягкой интонацией: — Вы выслушали мое мнение. Я надеюсь помирить два до сих пор постоянно враждовавших племени. Кроме того, я бы хотел, чтобы Бенито Пахаро и Антонио Перильо остались живы, во всяком случае, я прошу не стрелять в них без моего на то особого приказа.

— А если я все же выстрелю? — не сдавался лейтенант.

Хаммер сурово сдвинул брови на переносице (для людей, хорошо его знавших, это было признаком того, что он вне себя от гнева) и сказал:

— В этом случае вся ответственность за начатое кровопролитие падет на вас, я же получаю моральное право послать пулю в вас как его зачинщика.

— Как? Вы собираетесь меня убить? Убить? Вы, такой убежденный и непогрешимый гуманист?

— Нет, не убить, а покарать Это вы берете на себя роль убийцы, нарушая мой приказ, и я обязан остановить вас во имя спасения жизней сотен людей. Впрочем, убивать вас совсем не обязательно, у меня имеется другое средство, с помощью которого я смогу заставить вас вести себя более разумно.

— Что же это за средство?

— Очень простое Я прикажу вас связать и заткнуть вам рот, только и всего

— Нет, вы не посмеете так обойтись с офицером.

— Ничего, посмеем И никаких моральных принципов при этом вовсе не нарушим. Вы забываете, что мы спасли вам жизнь, а вы, благородный сеньор, вместо того, чтобы отблагодарить нас, хотите нарушить мои планы

— Что ж, сеньор, должен признать, что во многом вы правы. Умолкаю, но поймите, мне же обидно быть связанным, как преступник, и изгнанным, как…

Не договорив последнюю фразу, он резко повернулся и зашагал прочь. Но отойдя на несколько шагов, почувствовал, что минутная слабость прошла и в нем опять закипает прежняя ярость. Он поднял вверх руку со сжатым кулаком и гневно пробормотал, обращаясь не к кому иному, как к самому себе:

— Подчиниться этому человеку! Еще неизвестно, кто он такой, бродяга какой-то, а обращается со мной, лейтенантом, как… как генерал с рекрутом. Он, видите ли, не желает кровопролития. Ну, не желает, и все гут! Пусть себе! А я все равно буду делать то, что хочу и обязан по долгу службы. Эти индейцы заслуживают только уничтожения Ну неужели же мне, офицеру, подчиняться этому слабоумному сопливому гуманисту без роду без племени! Он сказал, что началом атаки будет выстрел. Очень хорошо! Этот выстрел сделаю я!

Отец-Ягуар, конечно, не слышавший этого страстного монолога, счел разговор на военном совете законченным и направился к дереву, под которым сидели доктор Моргенштерн и его слуга,

— Вот и пришло время выяснить наши точки зрения. Итак, я готов выслушать вас.

— Прекрасно! — ответил вместо ученого его слуга. — Мы хотим быть там, где будет наиболее опасно, в самой гуще сражения.

— Почему? Вас вдруг стала одолевать жажда подвига?

— Вдруг? Видит Бог, я никогда не был трусом. Мы осознаем, что виноваты перед вами, и хотим как-то загладить свою вину. Дайте нам этот шанс! Поймите, мы пережили страшное потрясение. Каковы негодяи: взять и подвесить живых людей вниз головой над этим крокодильим притоном! Я полон жажды мести, как кот, которому надоели нахальные воробьи, и хочу как можно быстрее оказаться в самой гуще этих воробьев в человеческом обличье, чтобы от них во все стороны полетели пух и перья. Я знаю, что герр доктор вполне разделяет мои чувства.

— Нет, то, о чем вы говорите, невозможно.

— Но почему?

— По очень простой причине: у вас не будет такой возможности. Неужели вы полагаете, что я всерьез рассчитываю на вас как на воинов?

— Ну конечно!

— Увы, должен откровенно признаться, мне это никогда бы и в голову не пришло. За то время, что вы находитесь среди нас, вы, уж извините, делали одни только глупости, и я совсем не уверен в том, что вы извлекли из всего случившегося какие-то полезные уроки для себя.

— Герр Хаммер, — обиделся Фриц, — а вам не кажется, что вы задеваете мою честь? Я ведь могу потребовать от вас сатисфакции.

— Этого, пожалуйста, требуйте сколько угодно, но только не своего участия в бою. Что-то вы очень разгорячились… Ну ладно, пожалуй, поручу-ка я вам стоять на посту, чтобы вы, не дай Бог, еще какую-нибудь глупость не выкинули.

— Что? На каком посту? — спросил сбитый с толку Фриц.

— Будете охранять лошадей, которых мы не возьмем с собой в долину.

— Охранять лошадей! — со стоном протянул Фриц. — Герр доктор, что вы можете сказать на это?

— Я против этого предложения, — ответил ученый, — мы хотим драться, потому что мы не трусы и готовы доказать это любому, кто сомневается в нашей храбрости!

— Охотно верю, — ответил ему Отец-Ягуар, — но до сих пор ваша храбрость для нас была опаснее вражеской. Поэтому я и поручаю вам дело сугубо мирное.

— И вы думаете, мы справимся с этим вдвоем? Я не знаю, обладаю ли я талантом, необходимым для выполнения данного поручения… — растерянно проговорил доктор Моргенштерн.

— Нет-нет, я поручаю это дело не только вам двоим, с вами будут еще шесть камба. Но скажите мне, герр доктор, я могу на вас в данном случае положиться целиком и полностью?

— Разумеется, несмотря на то, что мы по-прежнему горим желанием участвовать в бою, но раз вы вменяете нам другую обязанность, по-латыни «оффициум», мы принимаем ее на себя.

— Прекрасно! Ваша задача в общем не слишком сложна, главное — быть все время начеку, чтобы ни одна лошадь не убежала в долину.

И он ушел. А Фриц все еще никак не мог примириться с отведенной ему унизительной, как он считал, ролью и остро нуждался в единомышленнике.

— Герр доктор, — обратился он к хозяину, — вы ведь учились в университете.

— Да, и не в одном, я закончил три университета, — ответил Моргенштерн.

— И вот теперь вам предоставлено «почетное право» пасти лошадей! Неужели вам нравится использовать свое прекрасное образование таким образом?

— А что я мог поделать в данном случае?

— Как? Разве вы не ощущаете себя задетым за живое? Все же перевернуто с головы на ноги: невежественные индейцы — и те сражаются, а ученый человек, зоолог, приставлен к лошадиным хвостам, как простой неграмотный пастух!

Доктор Моргенштерн нахмурился, подумал несколько секунд, потом ответил так:

— С этой точки зрения я пока еще не рассматривал данную ситуацию. Но, разумеется, мне не хотелось бы никому давать повод считать, что у меня не хватает мужества.

— Да что там «повод»! Все именно так о нас и подумают.

— Но это же для нас почти унижение!

— Почти! Да не почти, а самое что ни на есть сильнейшее унижение, больше которого для мужчины и быть-то не может!

— В таком случае, я должен непременно требовать сатисфакции.

— Конечно! Вы должны драться с обидчиком на дуэли! Я бы с удовольствием пошел к вам в секунданты, если бы только был уверен в том, что это не пойдет вам во вред.

— Почему же это может мне повредить?

— Почему? Да потому, что Отец-Ягуар просто высмеет нас обоих, только и всего. А что мы сможем этому противопоставить? Да ничего, совершенно ничего. Но есть другой способ восстановить нашу репутацию и заставить Отца-Ягуара принести нам свои извинения.

— Что ты имеешь в виду?

— А надо вести себя так, как будто он нам ничего не поручал и вообще с нами не разговаривал. Пусть за лошадьми присматривают камба, а мы пойдем в бой.

— Но он же сразу заметит нас.

— А вот и нет, мы сделаем все по-умному и скрытно.

— Но у нас нет никакого оружия!

— А оно нам и не потребуется. Он ведь не хочет кровопролития. Ну ладно, мы тоже не вампиры какие-нибудь, сделаем, как он хочет. Срежем в лесу толстые суки и сделаем из них хорошие дубины. Ну, вот, берем мы, значит, эти дубины и неожиданно для всех прорываемся с ними вперед, а потом лупим ими направо-налево всех подряд. Крови нет, но враг отступает. Увидев такую картину, Отец-Ягуар должен будет ощутить угрызения совести и просто не сможет не извиниться перед нами. Ну, как вам мой план?

— Он кажется мне неплохим. Мое уязвленное до боли самолюбие подсказывает мне, что я должен с ним согласиться. Самолюбию требуется лечение, по-латыни «инстаурацио».

— Ну, конечно, требуется! А какое «инстаурацио» вам могут предоставить лошади? Итак, мой план принимается?

— …Погоди, твой план, бесспорно, отличный, но я ведь обещал Отцу-Ягуару остаться возле лошадей.

— Но давайте разберемся. Это ведь с его стороны был только благовидный предлог, чтобы удалить вас с поля сражения. Неужели же шесть камба не смогут присмотреть за этими лошадьми? Что за ерунда! Да прекрасно смогут! Ну вы же знаете этих краснокожих. Представьте, что они будут говорить о нас, когда увидят, что нас нет среди сражающихся!

— Черт возьми, ты совершенно прав, Фриц! — воскликнул доктор Моргенштерн. — Индейцы назовут нас не иначе как старыми бабами. Все, Фриц, я принимаю твой план и готов начать действовать!

— Отлично! Мы будем драться, как львы, или, если хотите, как тигры! Особенно против тех, кто посмеет усомниться в нашем мужестве. Их жизнь с этого момента не будет стоить и гроша ломаного!

В который раз красноречие Фрица оказалось сильнее доводов разума. Увы.

Тем временем в войске Отца-Ягуара происходили некоторые перестроения. Все белые и примерно восемьдесят камба оседлали лошадей, чтобы под предводительством Херонимо отправиться в долину. Здесь воины рассредоточились по ее краям, чтобы не оставить следов на мягкой траве в центре долины, и. стали ожидать дальнейших событий. А они могли развиваться, напомню, по двум вариантам: либо в результате переговоров будет заключено перемирие, либо первый выстрел послужит сигналом для начала сражения.

Еще пятьдесят краснокожих стояли в засаде у скал, своего рода каменных ворот в долину, готовые прийти на помощь своим братьям в любой момент. Они были разделены проходом в долину на два примерно равных по численности отряда. Отец-Ягуар находился в отряде, стоявшем справа.

Оба нарушителя его приказа, заметив это, естественно, примкнули к отряду, стоявшему слева.

Кроме двух маленьких немцев, был еще один белый, которого обошли при распределении достойных ролей в предстоящем сражении, — лейтенант Берано. Отец-Ягуар не питал никаких иллюзий относительно того, что этот бретер мог вдруг ни с того, ни с сего перемениться, однако в решающий момент все же переборол свои амбиции и сам подошел к лейтенанту.

— Сеньор, — обратился он к молодому человеку довольно строго, — я не отказываюсь ни от единого из своих слов, произнесенных в наших спорах, но сейчас я хочу задать вам всего один вопрос: желаете ли вы, несмотря на все наши разногласия, принять участие в этом сражении, если оно состоится?

— Да.

— В таком случае, я прошу вас с этой минуты быть постоянно около меня.

— Зачем?

— Мне будут нужны советы специалиста в военном деле.

— Но до сих пор вы, как мне помнится, нисколько не нуждались в моих советах!

— Потому что таковы были объективные обстоятельства, а теперь они изменились, только и всего.

— Ах, вот оно что! Я вас понял, сеньор! Вовсе не советы мои — человека, которому вы не доверяете, вам требуются, а просто нужно, чтобы я был постоянно у вас на глазах, а то, не дай Бог, еще ударю в спину! Ну, так ведь вы думали? Признайтесь честно! Хорошо, не признавайтесь, если это как-то ущемляет ваше самолюбие, я и так уверен в своей правоте. Но относительно моей порядочности можете не сомневаться, я никуда от вас не отойду, но по собственной воле, а не по вашей!

И он замолчал. Его лицо приняло столь непроницаемое выражение, что вряд ли у кого-нибудь при взгляде на него могли возникнуть предположения в неискренности последних слов бравого лейтенанта. На самом деле он думал только об одном: когда, в какой именно момент лучше всего произвести тот самый сигнальный выстрел…

На противоположной стороне прохода в долину другой человек пребывал в таком же нетерпении. Это был Фриц, с усердием остругивавший одолженным у индейца ножом свою дубину, аналогичное орудие для своего господина он уже изготовил.

— Ну вот, — сказал он самому себе, закончив работу, — у того, кто получит на память удар этим прекрасным орудием возмездия, не останется времени, чтобы рассыпаться в благодарностях. — Только изготовление этого грозного оружия могло отчасти успокоить Фрица, еле сдерживающего свое нетерпение, минуты казались ему часами, и он обратился к доктору: — Почему это время тянется так медленно, а терпение, наоборот, сгорает, как порох? Неужели эти абипоны не могут двигаться немножко быстрее?

— Да. Это ожидание совершенно невыносимо.

— Если бы знать, когда они появятся! Подняться, что ли, повыше? Метров с двух высоты их, по-моему, уже можно будет заметить.

— Пожалуй. Но туда очень трудно будет забраться, кусты там совершенно непроходимы.

— Нет, надо все-таки попытаться. Мы же с вами оба маленькие и легкие, не то что некоторые, сложенные, как… гигантская хелония!

— Прошу тебя, ни слова больше об этом животном! Мне слишком больно теперь любое упоминание о нем.

И они стали взбираться на скалу. Это оказалось, в общем-то, менее сложно, чем представлялось снизу, однако потребовало от них, конечно, некоторых усилий. Но вот, наконец, совершенно измотанные, с дрожащими от напряжения руками и ногами, ученый и его слуга выбрались на небольшую площадку и осмотрелись. Очень скоро на горизонте они заметили медленно движущуюся полоску, это и были долгожданные абипоны.

— Наконец-то! — воскликнул Фриц, потирая руки. — Что скажете, герр доктор?

— Я рад, что ожидание кончилось.

— Я тоже. «Но страшен этот дар богов, когда свободный от оков, лавиной с каменных вершин летит он, неба вольный сын», как сказал Шиллер в своей «Песне о колоколе». Эти слова поэт относил к огню, но и я сейчас в таком состоянии, что готов воспламениться в любую секунду. О, как я хочу поскорее увидеть физиономии этих убийц!

Абипоны приближались. Их уже можно было пересчитать с точностью, правда, довольно приблизительно, но уж за то, что их не меньше, чем полсотни, можно было ручаться. Они подъехали еще ближе… Да, их было пятьдесят человек, черты их лиц становились видны все более резко…

— Узнаете того, кто едет в центре? — воскликнул Фриц, обращаясь к доктору Моргенштерну. — Наш старый знакомый!

— Да, это гамбусино Бенито Пахаро.

— А того, кто справа от него, тоже узнаете?

— Как же можно его не узнать? Это знаменитый в Аргентине эспада Антонио Перильо.

— А слева от гамбусино?

— Вождь абипонов Бесстрашная Рука.

— Тоже порядочный негодяй, получающий удовольствие от того, что затягивает петлю лассо на горле человека.

Между тем происходило следующее. Разведчики, высланные вперед Бесстрашной Рукой проверить долину, вернулись к отряду, доложив, что врага нигде не обнаружили. И отряд двинулся к маленькому озерку на дне котлована Высохшего озера. Только когда последний из индейцев, шедших пешком, прошел через расщелину в скалах, служивших воротами в долину, показались всадники. Замыкал эту цепочку гамбусино.

— Эх, как жаль, что он так далеко! — воскликнул Фриц, имея в виду гамбусино. — С каким удовольствием я бы сейчас щелкнул его по носу!

У кустов, среди которых лежали немцы, были длинные, гибкие ветви, достававшие до самой земли, покрытой сетью трещин. И вот настал момент, когда гамбусино на своей лошади оказался точно под нашими двумя мстителями среди этих ветвей. Но сверху, из-за сплетения сучьев, очертания его фигуры лишь едва-едва просматривались. Доктор наклонялся все сильнее, сильнее, чтобы рассмотреть гамбусино, но он недооценил сухость и хрупкость почвы: в некий критический момент зыбкая опора не выдержала, и вниз стремительно покатились первые сухие комочки, за ними — целый пыльный поток — начался оползень, и ученый, влекомый его силой, пополз вместе с ним прямо на головы въезжавших в долину врагов.

— Стойте, стойте! — закричал ничего не соображающий Фриц, забыв об осторожности. — Куда вы? Нам туда не нужно!

Он успел ухватить своего хозяина за ноги, но не удержал его, и их тела, сплетясь в единый клубок, покатились вместе. Их хлестали ветви, они ударялись о камни и стволы, в конце концов, это падение закончилось… у ног лошади гамбусино.

Тот, хоть поначалу и опешил от удивления, но, придя в себя, не преминул издевательски приветствовать немцев:

— Что это? Кто это нас так торжественно встречает? Ба, да это же наши старые знакомые!

— Вот это да! — воскликнул ехавший рядом с ним Антонио Перильо. — Чертовщина какая-то! Это же наши вчерашние пленники, которых съели крокодилы!

— О, дружище, ты удивлен, потому что не знаешь еще, с какими уникальными магами и волшебниками нам посчастливилось иметь дело: они умеют бесследно исчезать, а затем сваливаться людям на голову прямо с неба! Эй, господа мошенники, — обратился он к несчастным, распростертым на земле, окровавленным немцам, не подающим никаких признаков жизни, — вы живы или нет?

Он соскочил с лошади и прикладом своего ружья попробовал дотронуться до Фрица. А тот, собрав остатки своих сил, приподнялся, и, не обращая ни малейшего внимания на гамбусино, обратился к своему господину:

— С удачным вас приземлением, герр доктор! — Прозвучало это, откровенно говоря, не слишком-то весело, потому что боль не скроешь никаким бодрячеством, но Фриц уже, что называется, закусил удила. — Все ли части вашего скелета на месте? — продолжил он. — Не нашлось ли таких заблудших, что отбились от общего стада?

Ученый с трудом приходил в себя. Открыв глаза, он несколько секунд осматривался замутненным взглядом, потом ответил Фрицу:

— Кажется, все мои кости целы, но голова раскалывается.

— Еще бы! Когда катишься с такой горки, голове достается в первую очередь!

— А… Значит, и ты испытываешь то же самое…

— Молчать! — заорал взбешенный гамбусино. — Здесь разговаривать буду я! И учтите, это будет для вас очень серьезный разговор! Куда вы исчезли вчера вечером?

— Мы ушли сюда, — с самым невинным выражением лица ответил ему Фриц.

— Это я вижу! Но кто вас отвязал?

— Никто.

— Кончай врать, мошенник! Это тебе может очень дорого обойтись! Самим вам было бы не отвязаться!

— Но мы же смогли, и это оказалось совсем нетрудно.

— Послушай, нахалов, которые ведут себя со мной так же, как ты, я умею приводить в чувство. Но если ты такой тупой, то, так и быть, объясняю: я хочу знать, кто вас освободил?

— Ничем не могу быть вам в этом смысле полезен, а если вы меня не поняли, повторяю, в свою очередь, для вас: мы выпутались из ремней.

— Как?

— О, вот уж это, извините, наш маленький секрет.

— Я заставлю тебя его раскрыть!

— Зачем вам зря стараться? Я все равно ничего не скажу. А то вдруг вы снова захотите нас повесить. Как же нам тогда убежать?

— Так ты еще будешь надо мной издеваться, придурок? Ладно, это тебе зачтется как особая заслуга. Только весь твой идиотский героизм ничего не стоит. Я и так знаю, кто вас освободил, — Отец-Ягуар.

— Ах, оказывается, вы лишены любопытства. Жаль, жаль… Попозже я, возможно, и рассказал бы вам, кто был наш освободитель на самом деле.

То, что произошло после этой фразы, уложилось в несколько секунд. Фриц неожиданно резко вскочил на ноги, крепко ухватил доктора Моргенштерна за руку и рванул вместе с ним через скальный проход в долину. Антонио Перильо выхватил револьвер, но Бенито Пахаро остановил его, сказав:

— Это излишне. Наши воины уже там, и выстрел в тылу их напугает.

— У меня только что камень с сердца свалился, — сказал эспада, — скоро мы узнаем, как произошло это их загадочное исчезновение, и, я надеюсь, повесим обоих мошенников снова. Надо догнать их!

И они тоже устремились в скальный проход. Капитан Пелехо, не вмешивавшийся в этот разговор, замыкал троицу. И вот, миновав ворота, они въехали в долину. Первое, что они успели заметить, — это то, как исчезают в кустах оба немца. Они уже приготовились дать шенкелей своим лошадям, но тут…

— Тысяча дьяволов! — воскликнул гамбусино. — Это же Отец-Ягуар!

Да, перед ними был не кто иной, как сам Отец-Ягуар, человек, которого он и Антонио Перильо боялись по-настоящему, потому что не могли не понимать и не признавать его превосходства над собой буквально во всех отношениях. За спиной их смертельного врага вырисовывался небольшой отряд. Стоя лицом к лицу с врагом, начинаешь соображать с необычайной скоростью, но плодами своей сообразительности негодяям воспользоваться не удалось: прогремел выстрел. Отец-Ягуар сразу понял, кто стрелял и почему.

А сейчас мы вернемся немного назад во времени. Отец-Ягуар среди тех, кто был в засаде, оставался наиболее спокойным. И даже когда в долину въехал сам вождь абипонов и сердца всех камба учащенно забились, он даже не вздрогнул. Мимо них проехали вначале индейцы, потом белые и, наконец, Пахаро, Перильо и Пелехо… Когда Отец-Ягуар увидел этих троих, он наклонился к лейтенанту Берано и сказал ему на ухо:

— Оставайтесь здесь до моей особой команды. Если же услышите, что я выстрелил, можете начинать стрелять по абипонам.

И он устремился навстречу врагам.

С минуту, наверное, злейшие враги молча смотрели в глаза другу другу. Неожиданно грянул одинокий выстрел. Стрелял, конечно, лейтенант Берано, и целился он не в кого-нибудь, а в самого вождя абипонов. Бесстрашная Рука резко откинулся всем корпусом назад и вывалился из седла. Воцарилась зловещая пауза. Но уже через полминуты долину огласил жуткий вой абипонов. Казалось, вот-вот даже скалы начнут вибрировать от этих нечеловеческой окраски звуков. Отец-Ягуар, подъехав к лейтенанту, прокричал ему в лицо:

— Негодяй, предатель, убийца! Как вы посмели нарушить мой приказ?

— Я здесь никому не подчиняюсь, — ответил лейтенант, глупо артачась.

— И даже Богу, сказавшему «не убий»? Но вы не просто переступили через эту божью заповедь, из-за вас теперь погибнут сотни людей!

С обеих противостоящих сторон раздались хлопки первых выстрелов. Но даже на первый взгляд потерь было больше, и намного больше, на стороне абипонов. Они несколько растерялись, и в это мгновение раздался бас гамбусино:

— Бегите, спасайтесь! Вы окружены!

И он, подав пример индейцам, повернул свою лошадь. Антонио Перильо и капитан Пелехо тут же последовали за ним. Заметив этот маневр, Отец-Ягуар сказал лейтенанту Берано:

— Сейчас на ваших глазах погибло по меньшей мере сто человек. Я уже говорил вам, что виновный в смерти такого количества людей неизбежно должен понести кару. Своего мнения я не изменил.

Он выхватил револьвер, приставил его к виску лейтенанта и выстрелил. Осечки не случилось…

Совершив эту казнь во имя высшей справедливости, Отец-Ягуар быстро оглядел всю долину, в данном случае, поле сражения. Прогремел новый залп камба, который для абипонов был еще более губительным, потому что они даже не видели тех, кто стрелял. Но куда же девалась троица вражеских «полководцев»? К Отцу-Ягуару подъехал Херонимо, а за ним — старик Ансиано, сказавший:

— Сеньор, здесь только что был Антонио Перильо, убийца моего повелителя Инки, но ему удалось сбежать. Я должен его догнать.

— Я с тобой! — сказал Отец-Ягуар. И прежде чем начать погоню, спросил у Херонимо: — Ты видел, куда скрылись три белых всадника, появившиеся в долине последними?

— Он повернули влево, к сожалению, мы не смогли их догнать, потому что в этот момент мы были без лошадей.

— Постарайся остановить это бессмысленное кровопролитие к тому времени, когда я вернусь!

И он дал шпоры своей лошади. Ансиано поскакал за ним.

С того момента, как гамбусино устремился прочь из долины, прошло не более двух минут, а силуэты троих всадников уже маячили на горизонте. В панике удирая от Отца-Ягуара, они развили поистине бешеную скорость.

— Мы вряд ли сумеем догнать их на чужих лошадях, — скептически заметил Ансиано.

— Нет, мы их догоним, мы должны их догнать! Пришпорь как следует свою клячу!

Расстояние между тремя негодяями и их преследователями сокращалось, но, к сожалению, не так быстро, как хотелось последним. И тогда Отец-Ягуар вынул из-за пояса нож и со всего размаху вонзил его в тело своей лошади. Ансиано не верил своим глазам, да и никто из людей, хорошо знавших Отца-Ягуара, не поверил бы своим глазам. Случившееся было просто невероятным: он, человек, искренне любивший животных и никогда их не обижавший, нанес рану, причинил боль четвероногому существу! Но такова была сила ненависти, овладевшей им. Той ненависти, что граничит с умопомрачением. И Ансиано сделал то же самое, словно утратив собственную волю от шока, который вызвал у него в эти минуты поступок Отца-Ягуара. Обожженные болью лошади понеслись быстрее. Дистанция между беглецами и преследователями стала неумолимо быстро сокращаться.

— Сейчас хорошо было бы подстрелить их лошадей! — прокричал на всем скаку Ансиано.

— Сделаем! — ответил ему тоже на скаку Отец-Ягуар.

— Неужели?

— Ты еще не знаешь, как я стреляю!

Они чуть придержали лошадей, чтобы удобней было целиться.

— Подстрелите их лошадей как можно скорее, сеньор! — сказал старик.

— Не дави на меня! — ответил разгоряченный погоней Отец-Ягуар.

— Не понял, что значит «не дави»?

— Стрелять в них вот именно сейчас было бы большой глупостью с моей стороны.

— Но, сеньор, без лошадей они сразу окажутся у нас в руках!

— Как раз наоборот. Они успеют скрыться в лесу. А он здесь такой густой, что преследование станет практически невозможным. Я вообще не понимаю, почему они до сих пор этого не сделали. Но они все же не совсем круглые дураки, в конце концов, догадаются, что лес сейчас для них — лучшее укрытие. Поэтому надо постараться отсечь их от леса и выгнать в открытую пампу.

И Отец-Ягуар направил свою лошадь к опушке леса. Гамбусино, эспада и капитан скакали не вплотную друг к другу, между ними были расстояния разной величины. Лучшая лошадь была у капитана, соответственно он и держался впереди остальных. За ним ехал эспада, а замыкал троицу гамбусино, лошади которого приходилось особенно тяжело из-за большого веса ее седока. В какой-то момент гамбусино понял, что преследователи вот-вот настигнут их, и его первого… И тогда он сделал то же самое, что Отец-Ягуар: ударом ножа подстегнул теряющее силы животное. Догнав капитана, он крикнул ему:

— Сеньор, спрыгните с лошади, она нужна мне!

— Не смейте командовать мною! — ответил капитан.

— Мне некогда объяснять тебе, придурок, зачем это надо! Прыгай, кому говорят!

Капитан и не подумал подчиниться ему. И тогда гамбусино выстрелил в него. Капитан Пелехо взмахнул руками, истекая кровью, и упал с лошади. Бенито Пахаро, ухватив поводья его лошади, притянул их к себе.

— Вы видели, что произошло? — воскликнул потрясенный Ансиано, обращаясь к Отцу-Ягуару. — Он решил убить одного из своих спутников!

— Это он сделал для того, чтобы завладеть его лошадью. Это чудовище привык ради достижения своих гнусных целей ходить по трупам.

Они доехали до того места, где лежал Пелехо. Но он не был мертв, а только ранен. И, увидев склонившихся над ним людей, пробормотал:

— Я все вам объясню… Не оставляйте меня здесь, сеньоры, сжальтесь…

Отец-Ягуар и Ансиано, к сожалению, не могли оказать ему помощь немедленно, потому что сейчас гораздо важнее для них было догнать гамбусино и эспаду. Они теперь скакали бок о бок. Обернувшись, гамбусино грязно выругался, а потом сказал:

— Дело дрянь! Мерзавцы хотят отсечь нас от леса. Быстро забирай все, что можешь, из своей сумки, прыгай с лошади и чеши вон к тем кустам! Встретимся там!

Перильо все так и сделал. И вскоре они оба уже были за барьером зарослей. Тореадор устремился дальше в дебри, но гамбусино, взяв его за рукав, задержал напарника:

— Ты что, думаешь Отец-Ягуар настолько глуп, что пойдет прямиком на наши пули? Нет, сюда он не сунется, так что не спеши, отдохни, нам теперь надо как следует пораскинуть мозгами.

И все же они заняли оборонительную позицию, улегшись с ружьями наизготовку. Но все было тихо, никаких признаков приближения преследователей не наблюдалось.

— Видишь, я был прав, — сказал гамбусино, — не сунутся они сюда.

— Что ж, прав и прав, очень хорошо, но мне кажется, не в этом дело. Я вообще, откровенно говоря, не понимаю, чего это мы их так испугались? Нас же было трое, а их двое.

— Ты говоришь так только потому, что плохо знаешь Отца-Ягуара. А я тебе скажу, что он — лучший стрелок из всех, кого я видел, а я водился, как ты, наверное, догадываешься, с парнями, которые прошли огонь, воду и еще кое-что пострашнее.

— Хорошо, ты меня убедил, подождем здесь, пока они уйдут, и сразу же — дальше!

— Какой ты, однако, прыткий! А где наши лошади?

— Да вон же, вон, бродят совсем неподалеку.

— Да я вижу их не хуже тебя. Только Отец-Ягуар их нам не оставит. Придется нам, как пить дать, тащиться к Барранке-дель-Омисидио на своих двоих.

Прогремело два выстрела. Это Хаммер уложил покинутых седоками лошадей, как совершенно правильно предположил Бенито Пахаро. И насчет того, что Отец-Ягуар поостережется приближаться к лесу, он тоже угадал. Но бедный Ансиано! Когда Хаммер объяснил ему, что надо прекратить погоню потому, что они становятся для засевших в лесу отличной мишенью, старик совсем пал духом.

— Неужели мы их упустим? — спросил он растерянно.

Отец-Ягуар ответил не сразу. На лицо его набежала тень мрачного раздумья, он опустил голову, на щеках его заходили желваки, он заскрежетал зубами и сказал, произнося слова через коротенькие паузы, словно каждое из них давалось ему с огромным трудом:

— Нам не остается ничего другого, как прекратить преследование.

— Но как же это? Почему? Я ведь должен отомстить Антонио Перильо!

— А я — Бенито Пахаро! Но сейчас наше положение таково, что малейшая оплошность с нашей стороны, да просто даже какая-нибудь непредвиденная случайность могут стать для нас роковыми.

— Надо что-то придумать! Сеньор, вы же такой изобретательный, такой хитроумный, неужели вы не сможете переиграть этих тупых убийц?

— Дело не в этом. Наберись немного терпения. Нам необходимо выждать, пока они удалятся отсюда, а потом уже мы пойдем по их следам. При таком раскладе у нас будет гораздо больше шансов на удачу, а сейчас у нас их вообще, пойми, просто ноль. Кроме того, нам необходимо вернуться к нашим товарищам. А далеко эти двое все равно не уйдут. Пешком, я имею в виду.

И после этих слов Хаммер двумя меткими выстрелами уложил лошадей негодяев, к чему гамбусино, хорошо изучивший своего противника, как мы уже знаем, был готов и отнесся стоически.

— Возвращаемся к капитану Пелехо. Возможно, он еще жив, этот парень наверняка знает много всего такого, что для нас сейчас крайне важно.

И он повернул свою лошадь. Но Ансиано последовал за ним не сразу: сначала он погрозил кулаком в ту сторону, где, по его предположениям, могли затаиться враги.

Когда они подъехали к капитану, он нашел в себе силы даже приподняться, хотя и потерял много крови, которой пропиталась вся трава вокруг него. Отец-Ягуар и Ансиано спешились и склонились над Пелехо. Лицо его было без единой кровинки, глаза глубоко запали, он силился произнести какие-то слова, но это давалось ему с огромным трудом. Словом, капитан был уже, что называется, «не жилец». Из последних сил он зажимал свою рану в груди, но кровь все равно сочилась быстрыми струйками между его посиневшими пальцами… И все же первое, что сделал Отец-Ягуар, это распорол его мундир и осмотрел рану. Никаких шансов выжить у капитана не было, и он понял это по выражению лица своего недавнего противника.

— Оставьте, это… сеньор… — еле слышно пробормотал он. — Эта пуля уже забрала мою жизнь…

— Вы — мужественный парень, капитан, — сказал Отец-Ягуар. — И я не стану скрывать от вас, что жить вам осталось… несколько минут. Может быть, вы хотите как-то облегчить свою совесть перед смертью? А если у вас есть какое-то желание, обещаю, что я его непременно выполню…

— Же… Желание… Да! — неожиданно энергично ответил капитан Пелехо, и в глазах его мелькнула какая-то недобрая искра. — Отомстите за меня этому проклятому гамбусино, сеньор…

— Обещаю вам это. Тем более, что и у меня есть свой личный счет к этому мерзавцу. Но помогите и вы мне. Знаете ли вы что-нибудь о планах гамбусино и эспады?

— Для них… — Капитан снова сложил руки на своей ране, заткнув ее, что дало ему еще несколько мгновений жизни. — Для них весь этот поход и сражение с камба не имеют никакого значения. Во всяком случае, в последнее время, когда они думают только лишь о большом богатстве, спрятанном в горах…

— Где именно?

— Где-то в районе Салины-дель-Кондор, в каком-то ущелье.

— А поточнее вы не могли бы сказать?

— Силы покидают меня. В голове все помутилось, Сейчас, сейчас…

— Может быть, они упоминали о Барранке-дель-Омисидио?

— Да… Да!

— Там спрятаны какие-то сокровища?

— Да, и огромной ценности. Это сокровища инков…

— Откуда гамбусино узнал о них?

— Ему рассказал эспада. Он выследил одного индейца, который в ночь полнолуния спускался в Барранку, а утром вернулся оттуда с несколькими ценнейшими золотыми вещицами.

— Когда это случилось?

— Этого я не знаю.

— Что было дальше с этим индейцем?

— Он убил его… ограбил… и снял с него скальп…

Хаммер взглянул на Ансиано. Тот молчал, храня непроницаемое, словно у изваяния, выражение лица. И Отец-Ягуар снова спросил капитана:

— Был ли Перильо в Барранке после убийства индейца?

— Был… Но ничего не нашел. Вот поэтому-то он и взял в компанию гамбусино. Тот все же немного поумнее его будет…

Умирающий проговорил что-то еще, но голоса его уже совсем не было слышно. Ладони его, как ватные, медленно отвалились от раны, глаза напряженно глядели в одну точку. Потом судорога пробежала по всему его телу, и он замер. Уже навеки…

— Господи, как же устроен мир! — сказал Отец-Ягуар. — Вот умер человек, а я не могу не думать о том, что он мятежник и предатель и получил от судьбы справедливое возмездие. И это действительно так.

— По крайней мере, одно доброе дело он сделал, — отозвался Ансиано. — Теперь мы точно знаем, что Антонио Перильо — убийца моего господина. Я буду идти по его следу и днем и ночью, как собака-ищейка, пока не найду и не растерзаю!

— Теперь, после того, как мы узнали, что они стремятся в Барранку-дель-Омисидио, нет смысла идти по их следам. Мы отправимся туда же, куда и они, но своим путем, и дождемся их там.

— А если они окажутся там раньше нас?

— Это невозможно. Разве ты забыл, что у них нет лошадей?

— Но это вовсе не значит, что они не смогут раздобыть себе где-нибудь случайно других лошадей.

— Это ты верно заметил. И все же я уверен: из ста возможных вариантов дальнейшего развития событий в девяносто девяти мы прибудем на место раньше них! Возвращаемся в долину! К сожалению, у нас нет времени, чтобы по-человечески похоронить капитана Пелехо, но его лошадь надо тем не менее забрать.

И он, изловив лошадь капитана, привязал ее поводья к упряжи своей лошади, а Ансиано в это время снял с убитого его оружие.

Когда они вернулись в долину Высохшего озера, там все было спокойно, во всяком случае, у входа в долину. Но в этой тишине ощущалось что-то странное… Командовал отрядом, занявшим позицию перед каменными воротами — скальным проходом в долину, — Прочный Череп. Когда Отец-Ягуар спросил его, как обстоят дела, вождь ответил так:

— Все получилось так, как вы и предполагали, сеньор, мы победили.

— Я что-то не очень хорошо тебя понимаю. Скажи мне тогда вот что: вы стреляли?

— Да, несколько раз, — с тем выражением лица, с которым нашкодивший мальчишка врет учителю, желая преуменьшить свою вину, ответил Прочный Череп.

— Но почему?

— Абипоны всегда были и остаются нашими заклятыми врагами. И они настроены были уничтожить всех нас, до последнего человека.

— Но вы же могли одержать над ними победу без единого выстрела. Как же это вышло? Я ведь приказал Херонимо избегать кровопролития! Ансиано, пойдем взглянем, что они там натворили.

И они, пришпорив лошадей, быстро миновали каменные ворота в долину. Увы, им открылась совершенно не та картина, которую ожидал увидеть Отец-Ягуар. Камба заняли круговую оборону, готовые открыть огонь в любую минуту. Неподалеку от правой скалы, обозначающей вход в долину, там, где до своего неожиданного отъезда стоял сам Отец-Ягуар, теперь кружили на лошадях Херонимо и остальные белые. Доктор Моргенштерн и Фриц были также среди них.

Абипоны столпились возле маленького озерка: сносили в одно место убитых, ухаживали за ранеными. Едва ли половина из них уцелела. Если до сих пор у Хаммера оставалась все-таки небольшая надежда, что, может, все обошлось действительно несколькими убитыми, то теперь она рухнула, и на том месте в его душе, где лежали обломки этой надежды, начал подниматься страшный, неудержимый гнев.

— Херонимо! — во всю силу своих легких прокричал он. — Почему не выполнен мой приказ?!

— Я ничего не мог поделать с камба, — ответил тот виновато.

— Да, я понимаю, что все это спровоцировал выстрел это злосчастного дурака лейтенанта Берано, убившего верховного вождя абипонов. Но еще не поздно остановиться. Пошли к ним парламентера. Только без оружия!

Как только парламентер ушел, Отец-Ягуар обратился к доктору Моргенштерну. По-немецки, естественно, потому что разговор предстоял откровенный и малоприятный, и аргентинцам совершенно не обязательно было быть в курсе разногласий земляков. Отец-Ягуар спросил ученого:

— Объясните мне, пожалуйста, герр доктор, как это так вышло, что вы оказались здесь, да еще, как я понял, после того, как снова побывали в руках врага? Какая причина заставила вас нарушить мой приказ?

— Причина заключается в нашей храбрости, по-латыни «фортитудо» или «стренуитас» .

— А я думаю, что она заключается в вашей поистине удивительной безалаберности и нежелании думать об общих интересах, а не только о своих собственных! Было бы, право, странно, если бы вы в конце концов не оказались в плену! Какой-то, знаете ли, странной разновидностью храбрости вы обладаете: она приносит нам одни только неудачи.

— Вы не правы, герр Хаммер! — вмешался Фриц. — Храбрость, она и есть храбрость, у нее не бывает разновидностей. А почему вы, собственно говоря, решили, что мы были в плену?

— Хм! Значит, я ошибся и вы с гамбусино просто вели светскую беседу, так, что ли?

— Во всяком случае, в плен он нас не брал. Напротив, это мы привели его в ловушку.

— Вы привели его в ловушку? Ладно, пошутили и хватит! Учтите, отныне вы и шагу не сделаете без моего ведома, дорогие земляки! Вообще-то с вами следовало бы обойтись построже, но благодарите Бога, что сейчас у нас есть заботы поважнее: начинаются переговоры с абипонами. Видите, ко входу в долину приближается Прочный Череп, а с другой стороны, из скального прохода, выезжают индейцы из окружения погибшего вождя абипонов.

И Отец-Ягуар поспешил присоединиться к Прочному Черепу. Обратившись к абипонам подчеркнуто корректным и доброжелательным тоном, он объяснил им прежде всего, что вождь Бесстрашная Рука погиб в результате нелепой случайности, по вине глупого и злого человека, уже казненного за это. Затем он привел массу аргументов в пользу того, что в интересах абипонов заключить мир с камба, союз же с гамбусино и ему подобными грозит им одними только бедами и несчастьями, в чем они уже смогли и сами убедиться. Его слова произвели впечатление на абипонов: уж что-что, а действие альтернативы «выгодно — невыгодно» они пронимали, к тому же им отчасти льстило то, что о примирении с камба их просит такой легендарный в Гран-Чако человек, как Отец-Ягуар, и, посовещавшись, они решили, что самое разумное — заключить мир с камба.

Итак, инцидент можно было считать исчерпанным. При этом камба не потеряли ни одного воина. А кое-что даже и приобрели: лошадей и быков, принадлежавшим абипонам, а еще раньше, естественно, белым людям, у которых они были украдены. Эта контрибуция была также оговорена на переговорах, которые блестяще провел Отец-Ягуар.