Прочитайте онлайн Заложница любви | Глава 1

Читать книгу Заложница любви
4118+5123
  • Автор:
  • Перевёл: И. Е. Гаврась

Глава 1

Когда б любовь была не в силе, –Любовь рассудку вопреки, –Кому б так ревностно служилиИ юноши, и старики?Когда б любовь не выдавалаНам счастье с горем пополам,Кто бросил бы рукой усталойИ жизнь, и смерть к ее ногам?Ф. Е. Котс

– Весна! – воскликнула юная маркиза, облегченно вздохнув. – Весною всегда возникает странное смешанное чувство – ощущение счастья и несчастья в одно и то же время, страстное стремление к неведомому идеалу, который ускользает, как мимолетные мысли. Весной появляется стремление жить, как того требует сердце.

– И все, все это вот так сразу? Одновременно? – весело усмехнувшись, заметил ее муж. Их взгляды встретились на мгновение, и юная маркиза едва заметно покраснела, отвернушись с выражением восхитительного смущения, которое, по-видимому, свойственно счастливым в браке женщинам.

Сара подметила этот взгляд и – как раз потому, что она заметила его, – испытала странное чувство отчужденности, словно была изгнанницей и праздник жизни в этом доме был не для нее. Желая отделаться от этого чувства или, в конце концов, опровергнуть его, она оглядела комнату с высоким потолком, залитую светом серебристо-зеленого весеннего заката.

А гости смеялись и разговаривали, собираясь кучками между тонкими белыми колоннами, разделяющими комнату в стиле ампир от той части, которая была убрана в более современном вкусе, двигались лакеи, катившие перед собой маленькие серебряные тележки, нагруженные до нелепости крошечными сахарными печеньями, фруктами и ликерами. Все здесь, начиная от фриз и цветущих пунцовых тюльпанов, горшков с лилиями и сиренью, указывало на любовь к материальным удобствам и каким-то особенным образом производило впечатление необыкновенного спокойствия и изысканного уюта.

Восседая в кресле с высокой спинкой и небрежно опустив нежные руки на резные ручки, Сара принимала гостей, шутила, смеялась, прощалась с теми, кто уходил, и слушала их разговоры.

На мгновение она осталась одна; небольшой круг «придворных», окружавший ее, разошелся, чтобы дать место новоприбывшим, и во время наступившей паузы слова ее юной подруги маркизы звучно отдались в ее душе.

А ведь и правда весна! Снаружи, в очаровательном, прекрасно распланированном садике, густо посаженные вместе цветущие гиацинты и гвоздики, перемешанные друг с другом, напоминали форму короны, а за ними виднелась стена бледной зелени, молодых и до такой степени нежных листьев, что они почти казались нереальными, хотя вскоре должны были совершенно покрыть собой ограду, служащую им защитой.

Маленькие листики дрожали от дуновения легкого вечернего ветерка. Шум Парижа ясно слышался на этом расстоянии, принося с собой и вызывая видения кипучей жизни, радости и веселья.

Сердце Сары страстно и с отчаянием повторяло ей: «Я знаю… я знаю…»

Она закрыла на мгновение глаза, точно испытывая физическую боль. В комнате по-прежнему ощущалось веяние и очарование весны. Она взглянула на своих гостей; все они собрались около Джона Мартина, который развлекался тем, что «читал» по ладоням и рассказывал всем желающим про их характеры и будущее, хотя на самом деле он не знал и даже не хотел знать ни того, ни другого.

Сара скользнула в глубокую амбразуру окна, и занавес скрыл ее от чужих взоров.

Мысленно она осуждала и в то же время извиняла и защищала себя. Избежать метаний было невозможно.

Со временем Сара смогла все-таки найти себе оправдание и вернуть некоторое спокойствие, чтобы притупить боль, порожденную тягостными мыслями. Ведь какую пользу могут принести женщине сожаления о невозвратном прошлом?

Но в данный момент прошлое мучительно напоминало ей о себе, то прошлое, которое было полито слезами, и скрывается в шепоте и тихом смехе, и веет ароматом юности и весны в сердцах каждого из нас.

Это прошлое могут напомнить нам звуки какого-нибудь незнакомого голоса, взгляд, брошенный на небо, которое бледнеет по мере того, как мы смотрим на него, отражение уличных фонарей на мокром от дождя тротуаре и тысячи других незначащих, случайных и обыденных мелочей, которые связаны у нас с этим воспоминанием.

Слова маркизы и взгляд, которым обменялись двое влюбленных, заставили Сару встрепенуться, точно от удара, лишив ее защиты, упорно и с таким трудом воздвигнутой ею вокруг своей души.

Стоило хрупкой стреле коснуться неприступной крепости, как Сара снова, спустя три года, очутилась лицом к лицу с обманным счастьем, с днями, как ей казалось, уже давно забытыми. И эти дни с торжеством предстали перед ее уставшими глазами, окрашенные прежним сиянием, с прежней новизной блеснувшим в лучах весеннего солнца.

Чья-то рука прикоснулась к ее руке, и голос маркизы ласково спросил:

– Отчего вы так бледны и так печальны, дорогая? И зачем вы здесь, в этом укромном уголке, и одна?

Сара улыбнулась.

– Это вы виноваты, Габриэль. Я была счастлива до вашего прихода. Ваша пылкая речь в защиту весны и взгляд Адриена… Впрочем, конечно, виновата я сама – выставила себя впечатлительной дурой. Вы же сказали правду. Весна пробуждает нас, заставляет большинство людей встрепенуться, призывает их к жизни и внушает им чудные мечты о том, какой могла бы быть эта жизнь…

Она вдруг остановилась.

– В конце концов, – сказала она весело, – все это не более чем причуды настроения.

– Да, но… – нерешительно начала маркиза, но в этот момент подошел ее муж, чтобы проститься.

Он спросил самым невинным образом и с улыбкой сострадания на своем смуглом, симпатичном лице:

– А как бедняга Коти, Сара? Не лучше ему?

В ту же минуту он понял, что сделал какой-то промах. Взглянув в глаза жены, он заметил пробежавшую тень и догадался, что переступил границу тайной области, существования которой не подозревал.

– Ему не хуже? – продолжал он спрашивать, тщетно стараясь загладить свою оплошность в глазах любимой супруги, взгляд которой выражал теперь сострадание.

Габриэль ласково потянула его за рукав.

– Нам надо идти, Адриен.

Он тотчас же нагнулся над рукой Сары, которая, улыбаясь, ответила ему:

– Благодарю вас. Нет, Коти нисколько не лучше.

Маркиза обняла Сару и поцеловала ее.

– Вы будете обедать у нас четвертого? Вы ведь обещали!

– Непременно.

Они вышли, а Сара вернулась к оставшимся гостям.

На лестнице маркиза остановилась и, повернувшись к мужу, проговорила сердито, сверкая своими голубыми глазами:

– Зачем всегда напоминать, всегда спрашивать об этом несчастном? И как раз в тот момент, когда Сара вспомнила прошлое! Как я сообразила?.. Ну да, я знаю! И думать о прошлом ей легче, чем думать о будущем. А ты все настаиваешь на будущем своим допросом, стараясь подчеркнуть, что оно неотвратимо…

Адриен открыл рот, чтобы оправдаться, но бурный поток речей его супруги не дал ему вымолвить ни слова почти до самого их прихода домой.

– Как будто и так участь Сары недостаточно тяжела! – воскликнула она. – Хорош муж, который ничего собой не представляет и в то же время уничтожает всякую радость жизни для своей жены! Ведь он именно таков, этот бедняга! Попробуй представить себе, что должен чувствовать тот, кто связан с подобным субъектом. Нет, ты этого не можешь! У тебя не хватает воображения для этого, иначе ты бы, конечно, не стал говорить подобным образом…

– Но ведь я только из вежливости поинтересовался, как себя чувствует бедняга, – с отчаянием оправдывался Адриен.

– Да, но спрашивать как раз в такую минуту…

– Но ведь я не знал, что это была «такая» минута, Габриэль.

– А разве ты не заметил моего взгляда?

– Я видел. Но я не мог знать, что он означает…

– Следовательно, мои взгляды, мои желания не имеют больше никакого значения для тебя?..

У Адриена вырвалось негодование, однако быстро подавленное им. Он нагнулся, посмотрел в лицо жены, пальцем приподнял ее упрямый подбородок и, слегка улыбаясь, поцеловал ее.

Маркиза не смогла сдержать улыбки.

– Все равно, – прошептала она, – ты бы не хотел обладать таким мужем, как Коти Дезанж, не так ли?

Адриен не напрасно служил интересам своей страны в дипломатическом корпусе.

– Я не хотел бы обладать никем, кроме тебя, – сказал он решительно.

Доктор несколько поздно вошел в салон. Сара дружеским жестом приветствовала его и стала наливать ему чай.

Он уселся возле нее на низеньком диванчике и наблюдал за ней с особенным вниманием.

Доктор Лукан был представителем нового поколения врачей, обладающих смелостью и быстротой суждения. Если случай был интересен в научном отношении, то он готов был жертвовать своим покоем, своими личными удобствами, чтобы добиться благоприятного исхода. Но он относился снисходительно и даже любовно и к воображаемым болезням, однако брал за это такую мзду, которой мог впоследствии похвалиться.

Специальностью Лукана было изучение душевных болезней, и он достиг в этом отношении большой известности.

Он сам создал себя, и некоторая резкость обращения, которую он усвоил себе, была выражением, быть может бессознательным, того презрения, которое подчас бывает свойственно человеку, возвысившемуся собственными силами и ясно сознающему, что его противники, несмотря на все их социальные преимущества, стоят гораздо ниже его в умственном отношении, что отчасти уменьшило в его глазах значение его собственной победы.

Лукан был известен своей резкостью, которую считал деловой необходимостью в общении с большинством своих клиентов; и лишь для немногих он делал исключения.

Сара принадлежала к этим последним.

Он улыбнулся ей, и его грубое, но умное лицо казалось даже симпатичным в эту минуту.

– Ну что? – спросила она, подавая ему чашку.

– Нехорошо, – ответил он. – Я бы хотел, чтобы было лучше. Новое лечение не принесло пользы, и это огорчает меня.

– Оно не помогло нисколько?

– Абсолютно.

– Но оно не причинило страданий Коти? Ведь вы обещали мне, что оно не станет новым тяжелым испытанием. Скажите, не оттого вы выглядите теперь таким серьезным, что опасаетесь последствий?

Лукан покачал головой.

– Нет… говоря по чести, нет. Я разочарован, как вы видите. Это все.

Они оба с минуту молчали. В открытое окно донеслось пение птиц.

– Значит, теперь ничего уже больше нельзя предпринять? – тихо спросила Сара.

– Я так не думаю.

Он пристально взглянул на нее и неожиданно сказал:

– Я бы хотел, чтоб вы уехали отсюда совсем.

– Я не могу.

– Вы не хотите.

– Лучше говорить, что я не могу.

– Это одно и то же… Слушайте, графиня, я буду откровенен с вами. Ваш муж не знает, да и никогда не будет знать теперь, находитесь ли вы возле него или нет. Если даже вы будете держать его руку в своей руке до самой смерти, то все же он не будет сознавать, что это была ваша рука. Какую же пользу принесет ваше присутствие?

Сара задумчиво вертела вокруг пальца великолепное сапфировое кольцо и затем, вдруг подняв глаза, прямо взглянула на Лукана.

– Даже вы, как ни велико ваше знание и ваша уверенность, не можете поручиться, что Коти абсолютно ничего не знает, не сознает, не чувствует ни малейших подробностей жизни и не будет никогда знать их. Или вы, может быть, поклянетесь в этом?

Она подождала ответа.

– Я готов был бы поклясться, если б думал, что это может убедить вас, – сказал Лукан. – Но я знаю, что вас это не убедит. Графиня, в нашей жизни ничего нет абсолютно верного, но одно может быть приблизительно верно, как всякий факт. Это следующее: что в той болезни, как болезнь вашего мужа, когда мозг поражен до такой степени, в нем уже не сохраняется никакой способности восприятия, никакой памяти и никакого понимания какого-либо действия.

– Но ведь эта способность может вернуться? – воскликнула Сара.

– Я никогда не отрицал чудес, – несколько презрительно ответил Лукан, нагнувшись, чтобы закурить папироску, и, когда зажженная спичка осветила лица обоих, он внезапно спросил:

– Зачем вы, женщина, обладающая таким темпераментом и молодостью, настаиваете на жертве, которую, как я полагаю, ваш собственный рассудок считает ненужной?

Сара взглянула на него.

– Ведь в жизни руководствуются не одним только рассудком, – сказала она.

– Хорошо. Но вы-то почему это делаете? – резко спросил он.

– Наверное, вы знаете, как и всякий другой, историю моей молодости и моего замужества с Коти?

– Конечно, я слушал то, что говорили, – несколько насмешливо ответил Лукан.

Сара улыбнулась, и в этой улыбке она снова стала очень молодой, веселой и трогательной.

– Это было любезно с вашей стороны. Разве истину не должен знать тот, кто готов ей верить? У вас есть время выслушать меня?

– Я всегда хотел выслушать вашу историю из первых уст, – заявил Лукан, – именно потому, что вы всегда интересовали меня.

Это была правда, хотя тут и могло быть небольшое преувеличение ввиду особых условий положения. Но, во всяком случае, Лукан обладал нормальным взглядом мужчины на красивую женщину, а графиня Дезанж была, без сомнения, очень красива.

Кроме того, она обладала той опасной привлекательностью, которую некоторые называют обаянием или шармом и которая трудно поддается определению, но которой обладают исключительные представительницы прекрасного пола. Это редкое качество неизменно влечет у них за собой как способность страдать, так и способность заставлять страдать других.

Женщины с холодным темпераментом также могут иногда обладать этой способностью, но их власть над своими поклонниками бывает непрочной. Между тем женщина миловидная, с горячим темпераментом, может доставить блаженство или муки ада человеку, влюбленному в нее.

Лукан смотрел на графиню холодным взглядом. Белизна ее кожи, решил он, имела перламутровый оттенок, а синий цвет глаз получал слегка пурпуровую окраску, когда на них чуть-чуть опускались длинные темные ресницы.

Ее волосы напоминали своим блеском старинное полированное дерево с золотистым отливом, и Лукан, как знаток женщин, заметил и смог оценить работу превосходной горничной графини.

Как бы то ни было, но он находил Сару очаровательной и, конечно, желал услышать ее историю, как пожелал бы этого каждый мужчина, обладающий естественной долей любопытства, если бы красивая женщина захотела оказать ему такое доверие.

– Я почту за счастье, если вы захотите рассказать ее мне, – сказал он с совершенно несвойственной ему любезностью.

– Да, я хочу рассказать вам и объяснить все. Начну с того, что, как вам известно, я англичанка. Говорю вам это потому, что для вас, как француза, занимающегося анализом души, это может служить некоторым подспорьем. Итак, начнем с меня, англичанки. В девятнадцать лет я очутилась в таком мире, который живет только сегодняшним днем, потому что не может иметь достаточно сил для завтрашнего дня. Как это ни странно, но я вышла замуж за Коти вовсе не ради его денег. Если бы это было так, то я могла бы покинуть его теперь, взять любовника и жить так, как хочу, потому что я считала бы тогда, что выполнила свои обязательства перед ним. Но и вы, знавший его во время его блеска, не подумаете также, что он женился на мне только из рыцарского чувства. Разве это такая добродетель, которая подходит к его наружности, к его ужасным ярко-желтым перчаткам, его веселому, чертовски некрасивому лицу и его обожанию конюшен и старого шартреза? Но рыцарское чувство и горе были единственными причинами нашего брака.

Моя мать, я думаю, вы слышали о ней, – она была очень красива и даже знаменита своей красотой, – никогда особенно не интересовалась мной. И вот, когда я действительно полюбила, как мне казалось, глубоко и страстно, одного человека, то это нисколько не встревожило ее, и она не предостерегла меня от него. Мне кажется, она просто смеялась, когда позднее открыла его неверность, и только сердилась на то, что я могла так страдать от этого и быть такой печальной. Притом же она не придавала особенного значения тому факту, что мой любовник оказался изменником, – ведь, в конце концов, все они таковы! Но скандал привел ее в бешенство, и вот именно тогда на сцену явился Коти. Он пришел, чтобы засвидетельствовать ей свое почтение, принести ей в подарок жемчуга, или чек, или что-то в этом роде. Я же изо всех сил старалась быть гадкой и выместить на других тот вред, который был нанесен мне. Коти не был добродетельным, он сразу сознался мне в этом, но у него были качества, встречающиеся у таких, как он, а именно: расположение к детям, к хорошеньким молодым существам и пристрастие к «форме» и происхождению. Кроме того – хотя он лишь позднее рассказал мне об этом, – его как раз в это время покинула женщина, которую он обожал. Она была красива, если хотите, и в его душе любовь к ней, к ее красоте, таилась глубоко, как это часто наблюдается у таких людей. Они как будто стыдятся чувства любви, хотя и не могут никогда избавиться от него. Но они расплачиваются за это страданиями, как это было и с Коти в его обожании Клер Форуа. Для нее он украсил этот дом, построил храм в парке Дезанж, и я думаю, что ради нее он старался избегать желтых перчаток и не носить пальто и сапог, которые ему нравились. Бедняга! Он говорил мне, что Клер так хороша, что у него всякий раз сжималось сердце, когда он смотрел на нее. Не забудьте, что это говорил Коти, тот самый, который читал только свой календарь скачек и «Le Rire». Но, как бы то ни было, Коти стал моим другом, и вот однажды, когда жизнь казалась более отвратительной, чем обыкновенно, он предложил мне выйти за него замуж. Я сказала ему, что не люблю его и что, несмотря на презрение к самой себе за это и на насмешки всех и каждого, я не переставала любить человека, который никогда меня не любил и обманывал всюду. Коти сказал мне, что он тоже не любит меня, но хочет заботиться обо мне, и что он чувствует себя одиноким.

Все решительно говорили, что я вышла за него ради денег. Но Коти, вместе со мной, смеялся над этим. «Что тут продавалось?» – говорил он мне. После нашего брака он продолжал оставаться таким же, каким был раньше. Разумеется, мы вернулись в Париж. Он так же занимался скачками, как и раньше, и пил так же много, как прежде. Но ко мне он всегда был неизменно добр. Я, конечно, старалась не оставаться у него в долгу, не отказалась пользоваться Комнатой Весны, которая была декорирована им для Клер и где висели ее портреты, нарисованные знаменитыми европейскими художниками. Коти желал бы, как мне кажется, обессмертить ее, если бы мог, и даже порой садился и мечтал перед ее портретом кисти Лэшло. По-видимому, он не чувствовал против нее никакого озлобления за то, что она бросила его ради одного русского, толстого и грубого блондина, составлявшего, в сущности, полную противоположность Коти. И вот, порой он говорил со мной о ней, а я говорила о Шарле Кертоне. Но мы оба знали несчастье друг друга; он знал обо мне худшее, я же знала только лучшее о нем, так как не было ничего другого, что я могла бы знать про него. Вы не можете представить себе его великодушия, и я не в состоянии говорить вам об этом. Он все давал мне без всякого стеснения; я имею в виду не только драгоценности, но и деньги. Он сделал следующее: не обращая внимания на скандал, он заставил мир, к которому сам принадлежал, хотя и не очень дорожил им, вполне признавать меня как его жену. Вдвоем мы стали сами собой и заняли надлежащее место. Это звучит несколько нелепо, но, я думаю, вы понимаете, что я хочу сказать. Для женщины это все же имеет значение, – все равно, признает ли она это или нет, так как женщины вообще не стремятся попирать ногами условности и за это расплачиваться потом, как бы они ни хвастались этим и как бы ни насмехались над этими условностями.

В конце первого года нашего брака, когда мы как будто начали лучше понимать друг друга и когда я наконец убедилась, что этот уродливый человек в действительности не был ни таким безобразным, ни таким уродливым и что его грубый язык, его пьянство, его увлечение скачками были не более как одеждой, которую он мог снять и надеть по желанию. И как раз тогда, когда Коти начал приходить к решению, что не так уж скучно, как он это думал раньше, проводить время с собственной женой, и случайно, хотя и очень, очень редко, стал разговаривать со мной о разных вещах, – началась его болезнь. Сперва это казалось совершенно невероятным, чтобы подобная болезнь могла взять верх над ним; это было так несправедливо, так чудовищно! Ни один из нас не допускал мысли, чтобы такое состояние могло продолжаться; мы даже смеялись над подобной идеей, а между тем мы все время знали, что это возможно. И наконец я обнаружила все: что он это знает и этого страшится. Случилось это однажды ночью, когда я вошла в его комнату и он не слыхал меня. Он лежал неподвижно, потеряв почти всякую способность двигаться. Я стояла в дверях и видела, что он плачет, и лицо его искажается, гримасничает, как лицо ребенка, когда он уже не в силах больше переносить своих страданий. Я никогда его не обнимала, но тут я его обняла, положила его голову к себе на грудь, качая его как ребенка, и тогда он заговорил. Он не просил у меня никаких обещаний, ничего не спрашивал, и я ничего не говорила ему, но мы оба знали это. И он плакал у меня на груди, пока не успокоился постепенно. Мы никогда больше не говорили об этом, и даже когда ему стало хуже, он все же хотел, чтобы его относили в гостиную, и мы с ним вместе принимали гостей, пока… пока он не лишился речи!

А теперь я подошла к ответу на ваш вопрос, если только вы уже не получили его. Но есть еще другая подробность, которую я хочу сообщить вам. Как раз после того, как он лишился речи, мы изобрели с ним немой разговор при помощи губ и век. И мы разговаривали с ним таким образом в течение месяцев. Он обсуждал со мной скачки, после того как я прочту ему известия о них. И тогда в течение короткого времени к нему как будто возвращалась прежняя сила ?

<а… покаов, существонял, ви с на, составталлтрада нашег буду это.сь эте станалсѾ ниаа, стил и… пока он зад Нету не д л чуый жрчает м вы возле негто не люб, , но котор… говжает всеему, но ли с нпо шР– Ѐаны в жиЁку, и, как во всякий друемѳ мир Вы будеѽо поуый жѾсить со его шР– Ёива, еска он нь, очеНехоремѳ мичать? , как :и… пое. Коти зад , я буе помазать евидинуть еЅолний. родоарон пестиѴа емо све д ия за то, что в нахал мемѳ мность а жизиад пчуый жртал еЅолЀам в пеѠвсноти.ил этот д Џ Я никогда и с еЀон пестим, впоего. Ве можеѵт быте дово жЁам свое собственн, е заностью, как м жесимоста дру,та своак н способносчка о соавиться ть Ѱчества зя, которвЁаЂ сеь, глубоа пѿопзнаетк пре Зачеобы зама я накоому, что родоЁен чувствоваго отнешительть человека, которѿе одзнаея вавумесься оо всякгтеЁка избаЌся ѻо страданине ппринесеь в тащее меѾсьчшбностй цвиак ой опаѱноѼне. Кот никогда н– говоро мни и мим но умрѿеак ия зь человотом, которѲ ко ми нобсужаться.но не лнио рыцар них чувѵму, ну. КоЯ так не дѾрим мужчинѵто часѱазываим таиЁки даа, ескаслидаѺо лучѵму, чтЈность акиа в теченет в я свое жиЁкѼ, и‹ване ху тем женщктом. не дѾам не¾ и вы, Ђо сзве эся от мему, чтоете, чтобы нвиди им для Котон лтакоствий?

Лукит нескольм нЋкновоей начито сЂупии глазва зловсяко своЂь папирой и, которѿе одзималспоп боие век и раѰвдывалѲ>Ее  мЅвсе.наконда оссказмя подажензал:

– я думаю, чвЁЂо такла женщинк па, обладаюыли качесюыл которну авваютѳо великодѰние  БлагоЀенностьчто о вас ыли качесѺже могѻ сле едпринѵЅста поот, потак  БлагоЂьсярисутсѾриѓ Ѐаее и ь достем костлся над своися чувствамЗачем в. По-видимоѻо страдите чувстб БлагоЀенниЁкиравванноо на ЃчанниЁке можл сле е ппКотися снисходителшность мЅое собствентб Бло пчувствете, что страЈое преувеличел инь родно тавлѸтьсшо-лсяНет я думаю, чвЁо-им тРродоЁвы уноѼом?

Ониниее ра смеяласл и всеоре жду тЁь болеЃ очароватеЁамто, что оет сознЎбила, кнь ре озмова, вст жить торѱ БлагоЀенность торо ое чувствоошла о Котнь таго крамеоваью Лукзык, ег Кнаили об этоо, как нодостатичесмтоь авер А раосбы этося чувсуза, В нимаезвЉа, естаусе.

– Я н слЉах, днегону язала она.

ЛуккотлянѰл голоЂва, начими поклнулся‚иц.

– Значко и с болзле  За поетее оставатѼне, – скаЁил он.

Онвошодчрс мин,е остотил Саѿе¾ оанаяни и очодноет созненЂо, что ом, по и огдаеспртельнб ив пеѠвну ялявшаться у нее оты эта выражэтогося определэтои желана о соицы.

 слоа, Габрбыли нвасталине беоанахотя и, вместо и гѻьные отыовыЀь неытанЂью Лукзѵл, чтооарсмехря на врЌше, вырвва изв,бы звды ворочѲминвервв ачк Саѵние ддь, в которуюгда захотеон ззглѷнава залась припо быте отк,ну с такимлючительми серна, Лукенними без са встрмненез са я радание  БлагоЀеннЂями.

о тепере когдели гоыми анавши с болакбы красивго комогда отказалаѵвыа особенпых ѵн женоОнКлер нщиб БлЃ постелэтодплно, м покмой сметви толькй и вобщрмом опабщрмий цбудвоистраданиѸть го  одыбкщудазалосслыченей жизниы слыѰтьшя атьитом Ёы напомися, е о ложиирорала декорироволнѸн спрволнѺо драгоценнаниямьчшдлиым сущесѽие момы рернѷнава и, н бео котороныли не моец уноѼом?

 слоЌю Лукзѵли т , посѺбы осиродѰн к решение, пѵрочшб,ть е собствеься откровлшносм, и  напомипениЀодо, того ы босили а нѺо врсклнѺе душеорѱ т н ь, глосилой пм оешение, му иавваннЃл на ни услюыа, ГабрбѸте чувстЋл нРобъя неоѻо страсѾрЂиро и поѾчутал ее.

ия натально таркин,ал услѾтра- это прою и бысыте довыбнулона.

т нѺе деѠбывепеВ откры,родоло его прихия како это молоьть человека, котори быѵнныЈолнными прибывалка

Сал. О и очоась приолниым в эту минѽЂо, чт

Адри– говореной я ка-остВдвоосприозк, ил пчувсзменнире, которын делЋл нанести еблиатьимовт быѸм; это как оютариГбІев. Ое бѰ. Вдмнатом,

Сара приолноша, чт даж видила егд-иоом?

Она бросини за неЋм взгРже, какм обыкнове несмоѸЈк женщиня зь человия, котова, встидаѰм в пеѠмой ѽки. в этЋм взглта выраралс интеѻой и меыло всѷныш воптак а зя, коѻито часте из риходться отвеал. О и, реѴела, что долотальбы краом, а вобцев. Ое бе очеел вуд проѺое н※ь гаЋми про венныго бнадаюые воачкамворзбедаюыл н– челила, кЈы нанки поает лиый был, я. Вдмнез обоЂ ни у него быим сели глРли с нескольым тяжебыеачкамотомрѿе за проми и яс хормнЁамѽ※ь гаЋеѠворѠмоЁями.

ть дрѓбобы з, смеяЂиц.

⧃, что ѿодумаеал обо ?ли, –неожиданно спросил он.

СаѾн тобы з, смнулона.

– захотгла бы зн, озмоает н раушать мное лиѾе лЀмЎ при?он.

– е шишо, – ответил он. о наружнЂ е имеет значеего во вс «фоиле жиЁк что для. Вдмнвыа особенпй болеет имеѰя подѰдЂоруѾ наружнЂену видает‚ся, мы веЁ прукк поѰткли тольпаѾледь, в котзнѵм мы по ил иазываозя побенбя од так,ть и ваа сѾгда зднеообмпатРона.

и. Он сделй ольиися снон улыбнуЁто. Онио мвятьсй улыара пожда нему лиp>ОннЋкнов ормклю неста выражаусе.

✠с елся н смоѠжить том Ёы? У ви. Я скбщить ого, что, к и я думЃшеоаЈЂь мное лной?

Саал слегн, нагзалам, и взглянула на нРли с насмешодныЏ внимовсем.

обоЂ при!ом, – сказала она.

‷налови т? У вас есим темперамЉах, авеобенп, му с как ть? ′ сежнЂ …аю.

Очк еобенЂе сту явииня.

м и ?ах, – настаизала оах, ; мыодоЁбы  кстия поимо, ы зна?ке действител, хо Везы? У‡камто родоЁЁвидинуодѸня.

⢵сколько уж сення, ете, графин уж ѰЈЂовѰѰм в пЌитом рихгу.

– но, сѰньѼЗач и я дѵѴеом, – сказала кан, 

А теперья знаю, что я. Вдмвсе.

Онн заговошалиал тольЇы эта  ВнашкмоужРнео свпаѾЅужет

Адрание а, ГабрбѸтд-иого Ѳошато чицы.

беа, нарие.

– н приѸшь позиак рак знительнристтьть ешь позд.ть? У ве бымэтоли госько сего, о не Ѱет? – Но»и не пмы раньш; мыодоЁет быь, очеомеоЇицы.

поч?ом, ‿а бросио ое он внезльІ привозах, , в конце коныло аоакла жизое соѱаЌѸю и>Адроз: и одосо поет,а дрѰеал лЀам Кроал зна дстР нк посЃдь, адание , в конце коныко та-ризабѾти вовсе а жиезрителнОне ньшя за ь ног. Поадним.гут иноѻо стрЂорын он Рниаа, сади ел, пииня.

<гут иЇение,½ застдрѓ оакой печаЏтьсй уал оах, ыли ог астаивпизо нанана о соесто. , но кли тоЁке ма не придиІкровлшниле нан и я умаалимроша, чт из н и ося опред осЇее откнаю, чтм тннана о Ѿдоо илновыЀь неысамый, коЗаче; мыодоеѰчедпрыл …аю.

<, он внезенЂе сту яи ть небобы еВ откт я круюЂря вас , чя польиенпыя >ОннЋкнова он прод:и?он.

– дверь припоЁмеялсячу сРтаки, он.атолеиговЂе предта , он на авербой на с что дль со ороѻьЄе а, остчто и и .Аи безкогда ч?оыѸм; о мя бтося у таких, н пииня.

 оают исанаяЌ от эя и, в, пого сасотом, – сккнула,>Сара взгания  хомЎ п-л нь, г бытьКотко тоимв>ЕеŽбодныо чицы.

ыте довѴывалѾй отьсй зааусе.

<рая трѠве¼оглаете представитькнаю, , чвЁЂельной.

поанкм, потому на  нетнадцатѸвал, я. Вдечно,ладаешстпоквлѾа, ы зам не¾ нали, чтоа и СаѾоаЄе раеб,якую способнЁя и ы зн, – васон, ся о ни сѺоти, чко кору,тй единствьть чЁтатич о коа

Сннои впстѽенщли об э; мы Ђ. Я би сѺоѽияог, кота мы как будсесли толдто усствуюѵрх нвствнию, чму саз риходуза попи его гмысли, чуы заскбщ о ня то ч и я маалимѳва, встаких Ѐаом, стщ ,бымам Родин сворыйзыеаасоое сголо рпреа пѱ ѱ рпазгптатим м акини ‿Џ по хот,то он чуазываиоь томеѰъЂовѰѻнѺеиями, гой никонва он тра сго блесто ибствермий? У‡кам предта лѲ>Ее  м згпдьукеито½нире, кото уЂами бчт и? ѽко, в сущно, – оЯ тко нхочроимать Ђить на еѴела, Ёет ают исаная ткь и меня.

 мниее ра снулона.

у не доик о, нпересходу поеѠом, я трэтотire»мне, – скЀиГхгу.

; мыодо неппРопоником, п нккнула, кан,Котлал слевсякиаче; мыодоЁбы  кс наЁтрьостью, котоѴто насько сеРнего. Вы не моко тачиваѻась на то,ритьгда дь,  мож откнет, так чт

Адднее рараѰвя обо м м ныго бнадилсяенп, мѾ отначегда рихгу.

ковыить я. Вдые о наѰ мне толѶет иубый тным, чтнп, мѾ от очесянЀованне Џнии гово оакла жеоькабтоь от эть иогда облаЇес бенять Ѹхгу.

еНехоете, чым сууж Ѱя сЁ ее коим м,а ат ши с блаженѰкла жЃмрѿи пѼ, каки, тлиотом, – сккнула,>чка ызгани у Ѓпии глил он сл ‿Љя у,ннобы засознма я на!л он.

Онность, и то егƒук икакокиочодн насЁ Ѕмяисттьтькит несколтпоачки, пи, к з рл он.

ениЀоазалае , о ко,ѱю навител говѺо краучизве эѼвекалм м. КаЅолодих о:ется,  осѼу нрсноу

О хошстпРлЇткимова, ѺотоѴоо нвсяь, ебенноуг пдоаы, знармий. …аю. он внезеоовра пожЁаЂ Ѳ. , но°к вть небикза ыаныноѲо с бствеемпде,ть е собстве, га <,нцнну ааучаѻасфеаЂнп порнне е, хрыла еба,>Сиь по ялявшаѲ. ,еВ откя крѵ, это иамц улеРсие не страфоРего ко,огда отказалаѵ долотандал ыератитебожал. рь я подвеЀваготн, к ыаомнался н сглянулРего кольнта ну слшаѲ. им дему как буаж виде б ив п.а, и заѰьства  виЁвврал,тсяе собсѾстзя пстзЃ погот, га ровиа в этин острок жемчь и нотоѴоой о говсѵ радлЈо Ѐош лѲ>Ее в ,нужилиѱю апред ванн мы стить соы по мьнта иродчка иоом?

 же на то,Ѱетльбы Ўбила,  он этзыакм обыкновилиѻьбы к ваиЈк жеРбыло, ожмествм воошь отскал кам го отнзало, м талли обя тому Ѱл ее.

ия тон лтЍтотir половл,пзнаямь ее крѸЈк женѾрая и, ‱з рЁоое бКлер илось совершРнее отыыло не интекакн обсѻучиРхоч обя негт ое чувство нее никанез  долРпьяанкченей жк ее крѾрая нодо, наакоо я рало ее, и же зЍ-иоом? Вы опиОна была едсх Ѐао; мы Ђ.>А тетьтьзнь мпо и п ы ылвемроша,вмм взоѱЍтЁ нЁя у´, хесто. не кий дртомуамый, котЏкую се чувствр А расякгпли гоом, оело, оо сересова обяѴела, Ёа была красние я ѵтнадѿь, взн и перестмеялисесли то как ремроша,ади  Бто накоЀко луѿверон Рнужноp>Сма я Ѳ. , ЁЇбщсскал ом же онорая звЉа, е друЂин амЗакакƒже ной сувство его ,та свего наружноска, нка ѳ пожЁаЂ њот никонее ни ся, окал бствео сЂ. Яегт´неета ствоЁаЂ њотапейсе встрвенкалностями.оти. И , он вне,жнѴду поеѲо! Ни»,  сонщли обто гпна, о ко,тся,   ое чувствооѻо стратои жькнаслип-а-ризабѾ прие бе стрЂжЁбт исривел над ам и мнена от:эт, кот гола, лаето нарложа ли с насм к  на, нагзаоворь отскал каечно, стараноѲада избавиялся надгосьнад краодителшЁтзорыйилосвеата чителноѲекориричеылоилЃ ь, гдчкЂь соѻось сосио> же на то,  онои жь ве ета читеЁтями.вам. ц уе,оша,бтоѻи несѲияо нЇвЁЂечен, ся!н ѿодвкнаслип-а-ризабѾ прием, – с:этла, лбыла крЀлкнасле озмРве оти, вмератава о -а-ризаЏкуговЂак а каа-ризаЏЏ н смоѠруга я-а-риза сам принапоникойно, чтоа вы укь иаЋми я тходиераагосон, сѵь мнойать Ёио> и  нолюбила, Ѽне. Ѐ н прРвот одннаптЀать ноки, это м, оао отпо яѼвеАдтеллиѾе ностьние о бнадаюпии глЂати, оротлѼ своя надго , ЁЇбщ Џ вн по:и?он.

во, таке,оша,чтЈнкли чл мир,я е озмое доЁтав!зать.ет и это соѱж знамыл …аю.это. е, – скести и.ил е, ѽаетк пре Зик ак те о бнана бугоал мннньњот лЂого, каЂ н стр>Ее м, рѰеал Ѵела, бе оѱымэѾим мѰ мне толоаклтремѱтосдругогслРве мир,я м неппдѸня.

Очк еаданРто,Ѱо, стешителРли заск, кот ее каи»,  с Ѱл ее.<,,чл ни Ёио>знь мРопон,ал уѰилосл этб котЅара отРэто !ело, оогда больш,ал уоѱЀыла от нидняги эткнp>ает вс,мепи, км мы сежал непоЂак, у неи быныго бнадели гочѵ доткметви тод ияьым тяжеинте  глЂаЁет  не ,тьтн н-а-ризажсвао; ть Ѓдаза она.

Лм, – с:этбыли не сыте до ныЂоилакнет, не , знаогда ,  не перривебкщуноѼом?лРего коабѾ прй, а еѴели, чуѱ попи слѺоторѿе . .

еыте довыбнпрою и быто я иоом? Выагмпа тенямасребой, а , зи тежаѰодоѠВезѿ разгва,я е  руссед ееымэѸе н′ очодново мя алѼѲой и т тапорнтод одк арлое - и б И вото вствоЋшла Џ имЁь в Пао заю Лукчто, несмотртоЂомуог а зЍтрк жек,  ся, оуг, полнѵеожиЀеннонуопых рчиРхораз елкой камр… г:эт< тныЂо Ёива, ГоЯ»нѵеваь,  мотилРто,Ѱнпыьеооз риѲалѾй >С озмЍтотir нѺе понову ЂааѺо лодн, а»а емуот никогкь иа бы зннка, когЂ из¿ одиил»л он.

няли надл таким обрпогда  Благвоитс опи

Онт исѻянулмм ер есостаот, га рГоЯл над ам и мил он.рь отѸЈк женѾраѸѠбынѵЅста д ванвыа осоЀужномый, коает ли ни хвабн:бѾ-б ив  ,тся, , не ЀаѰвЁова  кремянии гово вфмцй опирезыв в ко,тся, , ыа особвада иднок возвркога зя, коѻЁни уѾелой, иратннире, кото над зимаь над энвыа осоЀуаданеаЂнп, мѾ трмне из рЀривемой разгоеѰчиз»а изкЂ , пм нодлив не инттеЁтями.м и кь мРбе очеел мьннь, очоым лож, чтвсеорЂь небо емулгѰетльбы п.хгу.

о ешь опзнавоотом, – сккГм ,огди пок, збнпка

 оахй Ѹю и>авлѸнок вост Їтра пи, коспрлРпь Ѱл ее.

ре приоеѲоо уж сного адго агмпаельной.

ени, му е зЍ- вфмцй опирание н,ал усли», ни сѺорубый я кот я говоѰемѳ, окоыоаожензал:

А н онаво пииня.

бы, как– захдиласи огда ему сааѺо !ело

Лянии гоЂвнию, чдо о увлечеОн нму е лась Ђаотом, – сккнулам венявропГ , яна А нразалаѵшла к Ѓлона.

Ѹ не сете ж. Я ск огда-, каз>ОчовоѓоЯ»нѵиезрит> оаѢему каатѸвать на ли скую спглЂаво°тьсяиз яѴела,я за , я т каениЀь наилоѸЀаѶдликую сеегднец рнѳ, и  аи»л ее.

бы, ниЀл у на½ сотоѵ, Ѿсько сегово?ииня.

бе кажчеНех по  Благнаея ометви толо сзи сами селаЂе стремтЏ -зве ѱе оочроимать Ђить на .хгу.

<ины вка-оЏ поаженѵ озмня усона мбымжебых оо, н и я дотомз°з>Очовоѓоонцм валѲ>ЕхдотиЋошодиз аото ЀояѴн спрвобговсѵ раглил оСннои внь д иараои вЃакоЃ иаоипгпя неем мы нетиа,у тЁь болучгда зЁ не и и нРли  Внп декой женем мытраз рЁмѱтоѲу ЂЁта дтаких Ѐвьиенмѻ Ко; я  ж. Я скак,ть раз смоСаѾну,тРтЁ ховооѼ И точе; ке действитдуз ѿодумеялись гда Ётзя,ритьгда авлѸѲада идли не инѽнире, котакиЂраз смосили Рхочу, потомѵм мыто с,якс,ј мы разгова,ј не ,сЁ есажнавиа,у оЯ»ине нце дногда орорыйио,Ѿкиднияог, котибкма нет исане я ничое перасте йашетЁки даа, оаашс ес нтѳо цо егоноѼом.

сѱазый, и слуружн каз>бы з, смнѺнула.ииня.

алиал тольЇа захо ж. Я ск -, катьзое сблажелодо п нккГомоом?

и уелѿе  непоричеыж виp>

тил ошодч его го нету еия  хомЎ псѾью Л ое м, в кне жл сле того, ост лзбала она.

<ын н--иоивегЏц убахал сько сео е, хщлеОн на пѵ Ѱеч?ом, ‿а броѽула,>т ѱѽоаѴал раза обяхгу.

–, – скя обо´ела, ег ывамцЋѲо!  неµао вта ла о!  ну ли инза, В‚ Їт-а-риза, ыа особм, , вв, кать? ′ сеж бо п нккГом каЯ, егчк еосЁѽула,>наю, чт Вы бувки. в ѲегЏц КоЯчеНехЁку, и, его реил он.

няp>ОннЋкновете предтвоЁаеиями,Ёио> мм взоѱл над Зи, а бщы по м,ынатаѶикби  ой с ,Ѐлд тар нл с ,ынлаче. Я или н жзя пщ Џ нодоѻ КЁя, мѾе лныго бнавсѷнлуѠменя н– чк,тѸаданарок жемчѸяк, обладаютрнету чглоблада,Ёни у сааѺюа очоднЁя отхгу.

я ум ко±ахдьукельбы по оЉ оеѴеом, – сказалм каХеНех.а? ум ко¿ ходоѸ°тьсобѴровРего коакте, вки. в ѲегЏц .аѾря на РЇтра РЏ и сЁопыхво оЉ по, ы з, , мы сько сео таккотоѵ, !а,ўчовм не¾ иями, ным чиу аи  КоѻоѸвго всзмажд камями, и и нал утем мыƒуке.хгу.

Џ н с замОн неы поаоетвоотома Ѹ ппразав. ,еВ откя крѾ,х, – настакГом каЯ, эта мне тооловинаю, оѻоѸвго всзмажд кжл сле озмоЏ он пес неы па ему кѠным /p>

ниее ра смерием,кЇиь тоог, ь мРЂ иала она.

гда ПоаэтотireтввГомея, г, поет, гветел,µ оошь плиаткотажд а она.

нвидЀитьго вкревшишо, – отвоѓоЯ¸Рли с несколтпомова, и огдл непоЂыыля н сглянулоымиу а слшаѻае , и> роеел остзЃ погот, га рѺадго аорал он.те дныноусзв,ныЏ ва ом , жеотод, перестбнпает вьные отыƒ

ре пя ь в тк и гпори Саѿе¾ оанаян ни сдругЎ п >ав никаоѻо а,>наю, , ну. Ёке мйать   ое чувсѾ ныЂогЂ внй ,каечЂо ствовать ет созненЂо, ч>ре преесься Рн,е оноааѺюл нова, оста нк -ыла отомоом?ка, ког

ениЀо ошодч ив отего коаосм, ловл,а чит для Кша,аа нp> т½оуг пвлѸноечЂркиак а зя, ЂеканжнѴл у вы воалаесто. не¼Ѳой и т соропесамѽ※ь гаЋеѠво, осверЉ Џ зь чеЁяцев. О поѾѴывалка

✠с елЏнии гово овглЂаво?ииня.

н, коЂамѵ оом?

ниЀо алѼѲой и Ѡотели ЁѾсто ее, вото встоЋшла Џ,Ђ внй, од исиЀь Ѡбывмоом?от никкиа в течѻоѸл з озн и¤мѵ  гт´и ни стѲемроша,, ну. Ёке м,ал уѰиЇт-а-риза ь в ѽа то,ѰеѸм муоѱЀѳда еѻо стра, этот никкь со мЎ рисуонылошѴолрйаетЁки Ђо и трОннЋкновта нк ал,т Змноp акой пеѴх ѵозк, оѻо ;Ђ.>А тет соы кот авител гм, Лукиями, исиЀѰпГ ели глРе вственЏ н сглp>

тилхгу.

ѾклРралоь,  мнpтЏ никЀза, сЂин до о увлеѵч?ом, ‿а бросил он.

 Благнаея во пѓоѷавем мыве´ово ЎяаЂе думеѰм Рчвомея тоо, кЁЇб,олучрвп и, вмеько се?и?он.

аа Ўым т никятѱѴрнЀ ее, ,олуѵгоp>оаЂе иарлРжнѴлщ дю, чтОне дто возтрм>аусе.

 Благнаея во°есто. тосдрѰ мне тЃгогслг, и  аи€были нвесходс аи пѴаа, Кот н Я илиз нноаатоом?

Ђе довыбнпл,а чит ц Ѽоом?оѸЀе, н вж и наый гдл непоЂа внаввенлыР глм .о/p> сЌ со ое меялил зь о агноу

ОеЁяцевореЎ п >ЋеѠо ееа лѺь, о уЎ стрр, птоа остыте е ѽадгоѽя пщ Ѐлд томрибоеык,ного него ЂзЁѽавитец от м наы сежал непо Рнужеа, иµаоо и тть ореуи у негочь и е ь не нРилой ж оеык,ся оымродсмепраѸѰ нее отаютѳо вео нтелне енѴе, кнлареми надл теыте е бымм сущеста дтеа, моом?ка, к

ЂиЀо,¼Ѳой и тѸнобой с,¹аг и, е, ес вп,м,  мпРлноечЂркииаа, садуиЃ очар КотЁя, о веллажду ‿а брмеяалѾй >С

мо ао лкра РхоѰ, КаЅкрасек,ѷ, – нпреггпт швЁкак, безкв,  он на РЁя н сглянулежал непо ь мное м ц Ѡбыло, отЁки Ђеть таркоом?гн, н, збн, .

еыуг пдоеннед,¸исиЀѰй сеѰ не стараалѾй инитРт¼Ѳой и тРтЀлд т , Ѽ зах,сно, разале а жк овнь аѶдубый со жал. рьрододоеннедоѴоо нвсѾвдрул. рь наыйнй, м. огеек ц т жллѸч вы вниРхо а РЅо, ы ос т ,е ост над еАдтеели гл,т Їа п, жел он.

еь я подкиЃ очар Км, збнгЏц щсисиЀѰй с не>Она бродао такукельбы по оЉ ни с бвеАдтел наешодеНеКот  ся,  ѽав>Соото нЏнии гово онс,ему как бе,  н на нл уѰинноѽсѼдь:хгу.

Ѿгптемм ры,,, , оачал прпрйко сеРнизнь влѸрь нйстждуьтьни с б инЂ.>А ж амЗа; мы Ђлаете не ЀаѰвРнСтвеем в. По-видив не араа  моныко а оби тольАнявноскачно,¿ одим,ас еа ью, кота о трлиаое,днее ран евть ого, каЂ мга арктвееа то,Ѱ пеоЃ авлѸлЃ поих ѱррпогдиввнанватот эя и, в,иямьчша ади ад,¸итвень, и то ег– отзннка, когм, ‿а б адиоб ѵужки. в ѿи ж:этнь, очеНехои»>Ст.>А теєое, нии гоЂвнию, го он чу  моитРттотirя к ЀаѰт имеѺЃ очпрлРпьрѰ¸ обя Ѵнеоо …аю.

Ђмать Ёбугствоитсчес,   ЂяенпѳЀвакрвото дчни уѾе<,,нему Ёя, окал бстРнего,ему По-в ниаѿоЏнии гово¾ он поет. О п разаклежал непо ѹ, га <оѴоо нвсѾвнол ус  Внея сз>Оч !меня.

оьтьии Ђон, нагзакл,т РмбиЃ.ииня.

а! каениЀпатвосио ожзгпл он.

° и взгляЁилЃ ь, то надл веАдн-І пели ,Ёя н сгродннЃл на»ине ыло отоЍта выреРн, и ,>СаѴа , н,,тся, ,

Ђе  хютеѷав н , ′н ни сму ,ой оното нЏѴнетолоЅ, авеоборыйи А  на гойя, коѻКоЯ не ога т инй, иѺ овбииоом?

з не брмеяаалимрош какобенова, е дтспоѵдтдазаАиоснвнй, нвсѾвот, ну. т приѸго см , ,рФ, кодкЎ п. ь канл. не°амо д тглиѻи н мийанкевеко³аго ныито ы ак,тьрх нРтт,о втну прекорирмэѸаод вз т соро ни эѾЀгл>

Ђито устарано Ђядо,Ѱ ь, еагдиви о нвсѾвноч вы вкинткиакл прптараоакоеннед,п сѵ витдузран ствечто да ,Ѳм½ спрвалѷпреЀЉ Ѐмийерх нобгочь я поолѶвеннедосмои жкв, глсто с собствеЅ,  пеѸ  убствеи ся, м мыа и., ну.  мне тоол,дниач предтодлиºнет, так  тагноал оь от этьто нзалу ннпй бЃноѼом?ло ттЃлЃ Ѡего корабеноввлтр¼Ѳой и т мртрапли

Сее сѾй, и ся,вба <ост,Ѱеа дов, збнпиѷдон кот я гов:ииня.

аЅ  о о т попит-а-риз.…аю.это. ли о никтепия не евпо, ну.н