Прочитайте онлайн Заколдованный принц Генри Тигрович

Читать книгу Заколдованный принц Генри Тигрович
1112+287
  • Автор:
  • Язык: ru

Друг – это тот, кто останется с тобой, когда все остальные уйдут.

Несколько лет назад мы с Катюшей Ермолаевой поехали в питомник за щенком. Катя села на корточки около большого пластмассового короба, в котором копошились темно-коричневые щенки, и воскликнула:

– Ну и какого выбрать? Все хорошенькие.

– Забирайте крайнего справа, – посоветовала заводчица, – я точно знаю, Макс вырастет на редкость красивым ротвейлером, победителем собачьих выставок.

Но я посмотрела на другого песика, который внимательно уставился на мою подругу, и возразила:

– Лучше обрати внимание на щенка со светлым носом.

– Он бракованный, – поморщилась продавщица, – генетический мусор.

В этот момент малыш, о котором шла речь, словно поняв, что сейчас решается его судьба, подполз к краю лотка, встал на задние лапки и начал лизать руку Кати.

– Похоже, он выбрал маму, – засмеялась я, – смотри, как себя ведет, прямо говорит: «Обожаю тебя».

– Я никогда не обманываю покупателей, – вздохнула владелица кутят, – поэтому предупреждаю: Генри не имеет шансов получить на выставке даже самый завалященький диплом. Светлый нос – его черное пятно. А вот Макс просто королем станет.

Ермолаева молча смотрела на щенячье стадо. Генри сел и попытался улыбнуться. Я поняла, что «генетическому мусору» очень понравилась моя подружка, и решила помочь малышу.

– Катюша, разве ты будешь ходить на всякие дог-шоу? Да с твоей занятостью нет времени даже за продуктами сбегать, весь день комиксы рисуешь.

– Ну да, – пробормотала Ермолаева, – художникам нелегко найти работу с постоянным окладом, обычно фрилансером пристраиваешься, а это ненадежно. Захотят – дадут заказ, не захотят… сиди с пустым карманом. А мне повезло, я получаю каждый месяц фиксированную зарплату, но надо четыре истории в картинках за тридцать дней сделать, вот я и не разгибаюсь.

Я хорошо знала, что Катя живет одна, замуж в свои тридцать пять лет пока ни разу не выходила, а сына, которому недавно исполнилось тринадцать, родила от парня, не пожелавшего отвести в загс беременную подругу. Катюша вполне симпатична внешне, имеет дом в Подмосковье, машину, ей не требуется человек, которому можно сесть на шею. А еще она веселая, не закатывает истерик, прекрасно готовит, но женихи с кольцом в руках не спешат к ее порогу. Романы у Катерины завязываются регулярно, но предложение руки и сердца она пока ни от кого не получила. Почему?

Ну, для начала всех кавалеров совершенно не радует Кирюша. Сын у Кати не простой, он отличник, настоящий ботаник, собирается после школы поступать в МГУ, чтобы стать классным компьютерщиком. У Кирюши редкие математические способности, замечательная память, и он терпеть не может врунов. Кирилл, как правило, не вмешивается в разговоры взрослых, но иногда открывает рот. Некоторое время назад сын Катюши, слушая, как очередной кавалер матери распинается на тему их совместного отдыха в Ницце, оторвался от ноутбука и спросил:

– Андрей Николаевич, вы не работаете, живете у нас, но ничего не покупаете, потому что испытываете трудности с деньгами. Отель в Ницце стоит семьсот евро в сутки, завтрак отдельно оплачивается. Обедать-ужинать придется в ресторане. Еще вы хотите арендовать машину, чтобы показать маме окрестности. Я посчитал: две недели отпуска обойдутся примерно в двадцать тысяч евро. Где вы найдете деньги? В среду, взяв у мамы две тысячи рублей, чтобы заправить свою машину, вы пожаловались: «Катя, я совсем на мели, ни копейки нет». Значит, за путешествие должна заплатить мама.

Высказавшись, Кирилл снова уткнулся в ноутбук. Стоит ли удивляться тому, что через неделю Андрей съехал от Кати! Узнав о «выступлении» подростка, я решила с ним поговорить и спросила:

– Ты хочешь лишить маму личной жизни? Думаешь, если она найдет мужа, то станет меньше тебя любить?

Кирюша спокойно ответил:

– Мать уже несколько раз бегала по граблям. Она женщина, поэтому эмоциональна, мой долг вносить ноту разума в вихрь ее чувств. Если я пойму, что рядом появился настоящий мужчина – буду рад. Если человек мне понравится – никаких проблем не будет.

– Но пока тебе никто не пришелся по сердцу, – возразила я, – этак Катя состарится в одиночестве.

Кирилл нахмурился:

– Даша, объясни ей: если выловила в пруду лягушку, не сиди больше на этом берегу, ничего хорошее там не клюнет. Смени водоем. А мать упорно забрасывает удочку в одно и то же место. Ну посмотри, в кого она влюбляется: тележурналист пятого сорта, радиоведущий какого-то «Гав-гав FM». Тянет ее к непризнанным гениям.

Наличие у дамы сердца сурового сына-подростка, на которого она не получает ни копейки алиментов, отпугивало потенциальных женихов. Но у Кати была еще одна, более серьезная проблема.

Мать моей подруги вот уже шестой год содержится в специальном пансионате. У Анны Борисовны, еще совсем не пожилой дамы, болезнь Альцгеймера, она никого не узнает, даже родную дочь. Катя тратит на оплату счетов интерната большую часть своих доходов, но она никогда не жалуется на материальные трудности. Катюша любит маму и изо всех сил старается обеспечить ей комфортные условия. Наличие сына Ермолаева не скрывает, но не спешит сообщать очередному бойфренду о своей семейной проблеме. Но рано или поздно кавалер узнает, в каком состоянии пребывает потенциальная теща, и… Мужчины Катюше попадаются всякие, блондины-брюнеты, толстые-худые, маленькие-высокие, Ермолаева крайне влюбчива. Так вот, будучи совершенно разными внешне, даже те женихи, которых не смутил Кирюша, выяснив правду об Анне Борисовне, поступают одинаково: они резво убегают прочь, забыв попрощаться. К поговорке «Муж любит жену здоровую, сестру богатую» следует добавить: «и тещу без проблем».

Я вздохнула и опять посмотрела на щенка.

– Светлый нос – это брак, – зудела владелица питомника.

– А мне нравится, – возразила я, – у самой внешность не ахти, глаза маленькие, рост чуть выше, чем у таксы, а живу счастливо.

– Вы не собака, за награду на выставке бороться не станете, – хмыкнула заводчица.

– С этим не поспоришь, – засмеялась я. – Генри прикольный, и он уже полюбил потенциальную хозяйку.

Ермолаева схватила «генетический мусор».

– Беру.

– Потом без претензий, – процедила хозяйка, – сто раз предупредила вас про его нос.

На обратной дороге, пока Катя вела машину, Генри лежал на моих коленях, а когда я передала его Ермолаевой, щенок тихо гавкнул, словно сказал мне «спасибо». Когда мы вошли в дом, Катюша побежала открывать банку с кормом, а я показала Генри Кириллу. Мальчик молча уставился на собаку.

– Тебе не нравится щенок? – насторожилась я.

Онлайн библиотека litra.info

Кирюша пожал плечами:

– Пусть живет, если маме так хочется. Надеюсь, он не будет дураком, как пудель Ромашкиной. Не люблю идиотов.

Высказавшись, Кирилл ушел в свою комнату, а мне стало тревожно. Ох, похоже, у Катюши может появиться еще одна проблема. Впрочем, Кирюша добрый, он никогда не станет обижать пса, подружится с Генри, просто мальчик сейчас не в духе, и ему не понравилось, что мама поехала в питомник одна, не посоветовавшись с ним.

С того дня Катя стала звонить в наш дом по многу раз в день, у нее, как у всякого начинающего собаковода-любителя, роились вопросы. Генри съел плед с дивана, что делать? Щенок сгрыз стул на кухне, он не заболеет? Малыш залез на стол и сожрал больше килограмма сыра, сейчас у разбойника понос. Это катастрофа? Как чистить ему уши? Где найти хорошего ветеринара? Нужно ли делать прививки? Боже! Генри чихает!!! Он заболел!!! Он умирает!!!

Спустя неделю после покупки ротвейлера Катюша приобрела книгу о воспитании собак и заявила:

– Буду его держать в строгости. Оборудовала ему лежак в коридоре, он не станет спать в моей постели.

Я захихикала, но ничего не сказала, а через пару суток услышала от Ермолаевой ожидаемую речь:

– Генри ночью замерз, приполз в спальню, плакал, пришлось положить его под свое одеяло, чтобы согрелся. Жаль бедняжку, но сегодня он останется на кухне, там не дует!

Прямо вижу, как улыбаются собачники, читающие эти строки. Коридор! Кухня! Как же!

Генри угнездился в кровати хозяйки и остался там навсегда.

Первые пять месяцев Катя баловала его нещадно, потом сообразила, что необходимо дать «сыночку» хоть какое-то воспитание, и наняла инструктора Диму. Парень научил Генри по команде сидеть, лежать, давать лапу, лаять и бежать на зов.

– Очень понятливый пес, – нахваливал воспитанника Дмитрий, – сообразительности у него на трех мужиков.

И это была правда, уму и хитрости ротвейлера могли позавидовать кое-какие представители человеческого рода. Обучив подопечного азам собачьей грамотности, Дима покинул Ермолаеву. Вскоре после ухода инструктора Катюша поняла: Генри сидел, лежал, давал лапу, лаял, бежал на зов и выполнял остальные команды исключительно в присутствии тренера. На Катины приказы ротвейлер-подросток не реагировал.

Кирилл держался в стороне. Если мать просила, он кормил щенка, тщательно проверяя качество и количество корма. Если Катя отсутствовала, а Генри хотел гулять, то Кирюша не забывал одеть собаку в попону. И уж конечно, он не обижал маленького ротвейлера, не бил его. Но… никогда не играл с Генри и не гладил его.

Месяцев этак в десять четверолапый «сыночек» начал безобразничать со вкусом. Сколько он съел обуви! Какое количество стульев сгрыз! Отлично помню, как мы с Катей уехали в магазин, оставив хулигана запертым в коридоре, и всю дорогу до торгового центра радовались собственной сообразительности.

– Ну сегодня он точно ничего не сожрет, – повторяла Катюша, – заблокирован в узком, абсолютно пустом пространстве. Никак безобразнику не оттянуться.

– Да-да, – вторила ей я, – догадались даже дорожку скатать и унести. Придется озорнику тихо спать.

Но глупые женщины просто не знали, на что способен Генри!

Домой мы вернулись часа через три, медленно пошли от калитки к дому…

– Что там лежит у входной двери? – прищурилась Ермолаева.

Я присмотрелась и удивилась:

– Понятия не имею.

– Большое, круглое… – недоумевала Катя.

– Может, соседка в подарок корзинку кабачков принесла? – предположила я. – И…

Продолжение фразы застряло в горле, потом у нас с Катей одновременно вырвался вопль:

– Мама!

Мы кинулись вперед и увидели голову Генри, торчащую из запертой двери. Изолированный в коридоре ротвейлер сообразил, как можно вырваться на свободу: надо разгрызть преграду. Пес принялся за дело, смог просунуть в проделанное отверстие голову и застрял. Сколько Катюша заплатила дяде Васе из автомастерской, который окончательно доломал филенку и освободил пленника, в какую цену встала новая дверь – я лучше умолчу.

Прошло три года, и Генри превратился в прекрасного, умного, воспитанного пса. Спал он по-прежнему с Катей, но больше не занимался вандализмом. Ковры, мебель, скатерти, занавески, газеты, рулоны туалетной бумаги, пластиковые бутылки с водой – все теперь оставалось в целости и сохранности. Из дурашливого щенка вырос строгий кобель с ярко выраженным чувством собственного достоинства. По участку Ермолаевой не бегали бродячие кошки, за забор не заглядывали чужие собаки, со двора ушли мыши, даже птицы облетали сорок соток Катерины стороной, Генри не терпел чужаков. Если на подведомственной ему территории появлялся некто, на его взгляд, посторонний, ротвейлер реагировал жестко, он предпочитал быть единственным хозяином дома и сада.

Кирилл по-прежнему беспрекословно кормил по просьбе матери собаку, но мне было ясно: особой любви между парнем и ротвейлером нет. Более того, их обоих терзает ревность. Если Катя устраивалась в гостиной на диване, а рядом ложился Генри, то минут через десять Кирюша, заподозривший, что мама и пес мирно коротают время вместе, появлялся в общей комнате с ноутбуком в руках и втискивался между Катюшей и собакой. Генри же, увидев, что Катюша и Кирилл устроились вместе за письменным столом и рассматривают что-то в Интернете, быстро клал голову хозяйке на колени.

Откровенной вражды между мальчиком и псом не было, оба соблюдали холодную вежливость, оба очень любили Катю.

Из всех Катиных друзей ласковой улыбкой Генри встречал только меня, на остальных смотрел так, что людям хотелось заискивающе сказать: «Ты хороший». Если же к Катюше заглядывал совсем чужой человек, пес садился в комнате и молча слушал разговор, иногда чуть приподнимая верхнюю губу и издавая звук, похожий на покашливание. Гладить себя ротвейлер разрешал только Кате и мне и разные угощения брал исключительно из наших рук. Вероятно, он бы стерпел и прикосновение Кирилла, но тот никогда не пытался потрепать пса по голове. Под Новый год к Ермолаевой заглянула соседка, увидела Генри и, засюсюкав:

– Ах ты, заинька миленький, – протянула ему пряник.

Ротвейлер, большой любитель запрещенного ему сладкого, осмотрел подношение и отвернулся от него с таким презрением, что тетушка сама быстро сжевала пряник и убежала.

Приятели Кати называли пса Генри Тигрович и обращались к нему исключительно на «вы». Но к суровому характеру ротвейлера прилагалось нежное сердце.

Один раз я приехала к Ермолаевой в расстроенных чувствах, стала рассказывать ей о своих неприятностях и заплакала. Катюша засуетилась, помчалась заваривать чай, а Генри подошел к реве-корове, лизнул в щеку, потом положил свою большую голову на мои колени и несколько раз тихо, но вполне отчетливо произнес:

– Гав, гав, гав.

В переводе на человеческий язык это, очевидно, звучало как: «Заканчивай лить слезы, легче не станет, лучше займись решением проблемы и знай – я всегда с тобой».

Можете сколько угодно смеяться надо мной, но мне сразу полегчало, и я поблагодарила Генри за поддержку и понимание.

Как-то раз зимой Катюша позвонила мне после полуночи, я схватила трубку, сразу сообразив, что произошло нечто необычное. Ермолаева никогда не станет беспокоить кого-то в поздний час ради пустой болтовни. Естественно, я воскликнула:

– Что случилось?

– В принципе, ничего нового, – всхлипнула подруга, – вчера я рассказала Егору про свою маму, он сделал вид, будто ничего не слышал, а сегодня приехал с букетом и сказал, что он не может взять на себя ответственность за содержание тяжелобольной женщины, оказывать финансовую помощь и бла-бла-бла. Я слышала уже эту песню, причем не один раз. Короче, любви конец. Букет я в окно вышвырнула. Все! Больше ни с кем в отношения не вступаю, наигралась в любовь досыта. Хватит. Лучшие мужчины в моей жизни – Кирюша и Генри, других мне не надо.

Я молча слушала Катю. Потеряв очередного кавалера, она всегда произносит подобную речь, но через несколько месяцев в ее жизни появляется новый возлюбленный. Катюша с удивительным постоянством наступает на одни и те же грабли, выбирает подлых парней, которых привлекает ее хороший подмосковный дом, доставшийся ей в наследство от отца-академика. А еще любители жить за счет женщин принимают Катерину за богатую беспечную дамочку. Она сверкает дорогими украшениями, прекрасно одевается, ездит на совсем не дешевой иномарке. Но проходит некоторое время, и до жиголо доползает истина. «Бриллианты» в ушах его возлюбленной – бижутерия, костюм «от Шанель» рукастая Катя сшила сама, автомобиль куплен в кредит, Ермолаева вовсе не колодец с деньгами, она работающая лошадь с тяжелобольной мамой и сыном-подростком, на которого не платят алименты. Для меня остается загадкой, ну почему умная Катюша сразу не видит, что снова влюбилась в мерзавца? Ну вот, например, этот, слава богу, сбежавший Егор? У него никогда не было денег в кошельке, а кредитку он, на редкость рассеянный человек, постоянно забывал дома, поэтому за ужин в кафе всегда расплачивалась Катя. И если уж совсем откровенно, я была рада, что Егорушка стремительно испарился, моя подруга не успела к нему привыкнуть. Вот только радость мою омрачало понимание: Екатерина скоро опять с размаху наступит в такую же лужу. Ну и конечно, я оказалась права.

В марте Ермолаева очаровалась радиоведущим по имени Базиль. Когда я услышала от нее: «Дашенция! Он лучше всех! Талантливый! Красивый! Приехал из Новобратска и сразу сделал карьеру в Москве», то резко приуныла и стала задавать вопросы. Ответы, которые дала Ермолаева, здорово меня расстроили. Новобратск находится где-то на краю географии, своей квартиры в столице у Базиля нет, он снимает жилье на паях с приятельницей.

– У них с Леной ничего нет, никакого интима, – щебетала Катя, – они просто друзья.

Я смотрела на нее во все глаза и старательно держала рот на замке, но в душе все кипело и клокотало. Парень живет в крошечной двушке с девушкой, и та ему всего лишь подруга? Работает на радиостанции, названия которой никто не слышал? Зарплату «звезде эфира» пока не платят, он на испытательном сроке. И что это за имя такое – Базиль? В России существует вариант Вася!

– Ты должна с ним встретиться, – щебетала Катюша, – увидишь, какой Базиль чудесный.

Делать нечего, пришлось ехать в гости, ну и как я и ожидала, сей Базиль-Вася оказался малоприятным типом. Он был слишком красив, и в процессе беседы выяснилось, что новый кавалер Ермолаевой моложе ее на десять лет. Катюша, утонувшая в новой любви, порхала над паркетом, а вот Генри нехорошо смотрел на очередного кавалера хозяйки. Кирюша тоже посматривал на парня хмуро, впервые пес и сын объединились в команду. Выждав момент, когда мы остались одни, я обняла ротвейлера.

– Тигрович, ты замечательный, никогда никого из мерзких мужиков не оцарапал, потерпи, сегодняшний хмырь тоже здесь ненадолго. Сейчас он поймет, что начал охотиться не в том лесу, и удерет. Готова спорить: к лету красавчик смоется.

Генри тяжело вздохнул и посмотрел на меня, в его глазах застыл вопрос:

«Ну почему моя хозяйка такая наивная? Даже мыши в сарае понимают, с кем она связалась».

Я погладила Генри по голове:

– Тигрович! Ты умный, деликатный, не обращай внимания, Базиль вот-вот испарится.

Но я ошиблась. Сначала Василий перевез к Ермолаевой свой чемодан, потом его взяли на оклад и стали выдавать пусть маленькую, но ежемесячную зарплату. Денег парень у Кати не просил, наоборот, отдавал ей почти весь свой скромный доход, а на заначку покупал Кате милые пустячки: плюшевого мишку, фарфоровую собачку. Все вечера Базиль проводил вместе с любимой, а девушка Лена, с которой он раньше снимал квартиру, оказалась его сводной сестрой, дочерью матери от второго брака. Елена работала стилистом, теперь она бесплатно стригла, укладывала, красила волосы Кате и вообще оказалась замечательной девушкой.

В июне Катерина начала рассылать знакомым приглашения на свадьбу. Да, да, случилось невероятное! Базиль, узнав о болезни Анны Борисовны, не испугался, не сбежал, а спокойно сказал:

– Жаль твою маму, у нас дедушка в маразм впал, я знаю, как это тяжело и для больного, и для родственников. Ну ничего, справимся. Слушай, я читал в Интернете про профессора, который лечит Альцгеймер иглоукалыванием. Надо его пригласить.

И через две недели привез к Анне Борисовне китайца с набором иголок.

* * *

Бракосочетание было веселым, приехала вся родня Базиля, муж Кати оказался из большой дружной семьи. Из клиники на торжество доставили Анну Борисовну. Она ничего не понимала, тихо сидела в инвалидном кресле, но к ней подходили все гости, поздравляли. Вечером, когда стемнело, загремел салют. Я посмотрела на донельзя счастливых молодоженов, на радостных гостей, на Анну Борисовну, с удовольствием уплетающую большой кусок торта, и подумала: «Слава богу, что я ошиблась в Базиле, он, похоже, прекрасный человек, все у них с Катей сложится». И тут мой взор пал на Генри и Кирюшу.

Онлайн библиотека litra.info

Ротвейлер, на шее которого красовался ошейник, украшенный белыми розами, с элегическим видом подкрадывался к новобрачным. За ним молча шел Кирилл. Поравнявшись с новоиспеченным мужем, пес присел… Я разинула рот. До сих пор Тигрович никогда не справлял малую нужду «по-дамски», он всегда задирал заднюю лапу у дерева. Базиль дернулся, посмотрел вниз, Генри встал и уставился на законного супруга хозяйки. Кирюша молча стоял поодаль. Несколько мгновений пес и мужчина молча глядели друг на друга.

– Милый, что случилось? – забеспокоилась Катя. – Почему ты молчишь?

– В лужу наступил, – соврал Базиль, – пойду переобуюсь.

– Я с тобой, – засмеялась Ермолаева, и они, обнявшись, убежали.

Генри же приблизился к гамаку, запрыгнул в него, лег на матрас и положил голову на лапы. Глаза его горели нехорошим огнем, на морде явственно читалось: «Ну-ну, посмотрим, кто из нас будет главным».

Я поняла, что пса терзает вульгарная ревность, села рядом, обняла его и зашептала:

– Тигрович, мы с тобой ошибались, Базиль хороший человек, не дуйся на Катю. Ее любви хватит на всех. И писать человеку в ботинок не солидно. Больше так не делай!

Генри вывернулся из моих рук, спрыгнул на землю, сделал несколько шагов, обернулся и так зыркнул на меня, что сразу стало понятно: ротвейлер не собирается признавать Базиля хозяином. Кирюша приблизился к Генри, присел около него на корточки и… обнял пса за шею. Генри положил голову ему на плечо, лизнул его в ухо и закрыл глаза. Я расстроилась, похоже, у Ермолаевой возникли проблемы, о которых мы и не подозревали. Кирилл и Генри теперь одна команда, и ясно, против кого они дружат.

Увы, я оказалась права. В первую брачную ночь Генри ничтоже сумняшеся залез на свое место в постели Кати и начал злиться, когда Василий решил улечься рядом с женой.

– Милый, – удивилась Катя, – что произошло? Еще вчера ты спокойно уходил дремать в кресло!

– Он увидел мой паспорт и разозлился, – засмеялся супруг. – Генри, я не думал, что ты ревнивец! Не валяй дурака, марш отсюда!

Я всегда подозревала, что Тигрович, в отличие от многих собак, понимающих только слова «гулять», «сыр», «ужинать», прекрасно разбирает речь человека. А вот Василий считал ротвейлера обычным псом, ему и в голову не пришло, что Тигрович может обидеться на фразу: «Марш отсюда». Муж Кати недооценил ум собаки.

В тот вечер Генри молча спрыгнул на пол, но не остался спать в кресле, а ушел в коридор.

Утром брюки Базиля обнаружились в унитазе.

– Кто их туда сунул? – ахнула Катя.

– Гости здорово отдохнули, – развеселился Василий, – надеюсь, не моя мама нахулиганила, вчера я впервые в жизни увидел, что она плохо стоит на ногах!

О том, что Генри способен на подобный поступок, никому в голову не пришло.

Через день Василий обнаружил в прихожей свои разодранные в клочья ботинки. Ну тут уж стало ясно, кто автор «инсталляции», и Генри отругали.

– Не давай хулигану сегодня его любимые ванильные сухари, – потребовал Базиль.

– Это почему? – возразил Кирилл. – Еще надо доказать, что виноват Генри.

Ротвейлер намотал на ус заявление Васи и отомстил ему за несъеденное лакомство. Вечером, когда Базиль вернулся домой и зашел в ванную, он увидел, что Тигрович сожрал его зубную щетку, разбил его одеколон, изничтожил халат-пижаму-тапки. При этом принадлежащая Катюше косметика осталась нетронутой.

И разгорелась настоящая война, противники не собирались уступать друг другу. За безобразия в санузле Генри получил от Базиля газетой по заднице. Ротвейлеру ни секунды не было больно, но как обидно! Тигрович ответил достойно: на следующий вечер Базиль плюхнулся в кресло у телевизора, подергал носом, вскочил, засунул ладонь между сиденьем и ручкой, потом заорал:

– Кто положил сюда селедку?

– Представляешь, – хихикала Катя, рассказывая мне о случившемся, – Генри пошел в чулан, взял там пакет с соленой рыбой, разорвал упаковку и запихнул селедку именно в то кресло, в котором Базиль любит смотреть телик. Вот же умный какой! В смысле, Генри.

– Просто иезуит, – пробормотала я, – нечеловеческого ума пес. Правда, Кирюша? Генри прямо циркач.

Мальчик покраснел, но промолчал.

– Ой, не могу, – веселилась Катерина, – селедка! Дашенция, каково, а?

Я, прекрасно понимая, кто автор сценария «кресло с рыбой», решила посмеяться. Но потом нашла момент и тихо сказала Кириллу:

– Раньше ты всегда честно в лицо говорил мужчинам матери правду, а сейчас решил спрятаться за спину Генри?

– Не понимаю, о чем ты? – удивленно спросил Кирюша и ушел.

Быстро ротвейлер побежал за ним. Мне стало совсем неуютно. Ох, как бы чего не вышло.

Катюша тоже расстраивалась, недавно она приехала ко мне с вопросом:

– Что делать? Генри и Базиль ведут войну.

– Подожди, они успокоятся, – оптимистично предположила я.

– Нет, – возразила подруга, – оба закусили удила. А я не смогу без Генри. И куда его деть? Отвезти в приют? Нет-нет, я не способна на предательство. Тигрович умрет от тоски. Расстаться с Базилем тоже невозможно. Ужасная ситуация. И вот еще что. Кирюша вежлив с моим мужем, никогда ему плохого слова не сказал. Но вчера, когда Базиль притащил стройматериалы, сын вдруг вспыхнул:

– Ремонт хочешь в своем кабинете делать?

Потом встал и убежал, хлопнув дверью. Что с ним такое? Одна лишь хорошая новость есть: теперь Тигрович и Кирюша не разлей вода.

Я молча слушала подругу. Сказать ей, что Кирилл давно хочет в свою спальню новую люстру в виде Спанч Боба? Подросток – фанат этого мультфильма и компьютерной игры про мальчика-губку. Не так давно он признался мне:

– Видел в Интернете лампу на шнуре, там Спанч Боб, Мистер Крабс, Патрик, Сэнди, Гэри… Суперская вещь, просил мне ее на день рождения подарить. Мама сказала, что у нас сейчас с деньгами не очень.

Ясное дело, увидев, что Базиль задумал отремонтировать свой кабинет, Кирюша обиделся, у него скоро день рождения. Наверное, он, несмотря на отказ Кати купить светильник, все же надеялся: ему подарят лампу. А увидев стройматериалы, понял: деньги пойдут на обновление интерьера рабочей комнаты отчима.

Решив все же ничего не говорить подруге про Спанч Боба, я пробормотала:

– Как-нибудь устаканится.

– Сама-то веришь в свои слова? – всхлипнула Ермолаева. – Завтра уезжаю на три дня в Питер, главный редактор приказал принять участие в международной конференции художников, рисующих комиксы. Кирюшу беру с собой, пусть город посмотрит. Прямо страшно Базиля и Генри вдвоем оставить. Ну почему они не могут договориться?

Я пожала плечами, неужели не понятно? И тот, и другой без памяти любят ее и желают, чтобы Катюша принадлежала только кому-то одному.

Через два дня ночью меня разбудил телефонный звонок. Я увидела на определителе домашний номер Катюши и встревожилась. В столь позднее время подруга звонит лишь в исключительных случаях.

Я схватила трубку.

– Что случилось?

В ответ раздалось шуршание, сопение…

– Говори скорей, – еще сильнее испугалась я.

Теперь послышалось странное постукивание «цок-цок-цок».

– Катя! – завопила я. – Отзовись!

Из телефона полетел скулеж, превратившийся в отчаянный вой, затем громкий лай.

Я скатилась с кровати и, крича:

– Генри, я сейчас приеду! Генри, спокойно! – помчалась в гараж прямо в пижаме.

Дом Ермолаевой встретил меня темными окнами и запертой дверью. Я наклонилась, пошарила под крыльцом, сняла висевший на гвоздике ключ и только тогда сообразила: Катя и Кирюша-то в Питере!

Полная самых неприятных предчувствий, я вошла в прихожую, щелкнула выключателем и заорала:

– Базиль! Генри! Вы живы?

Из холла вылетел Тигрович, бросился ко мне, заскулил, заплакал, потом вцепился зубами в край моей пижамной куртки и потащил в детскую, где живет Кирилл. Когда мы оказались в спальне, ротвейлер бросился в сторону, я включила свет и оцепенела.

В центре комнаты стояла стремянка, около нее на полу, странно вывернув руки-ноги, лежал Базиль, паркет был усеян осколками, между креслами валялся остов большой люстры, а вокруг я увидела кровавые следы собачьих лап и лежала трубка городского телефона.

«Скорая» приехала на удивление быстро. Базиля увезли в больницу с предварительным диагнозом: перелом ног и правой руки, а левая вывихнута в плече, мы с Генри отправились в ветеринарную клинику.

– Похоже, он долго по разбитому стеклу бегал, – сокрушался врач, вытаскивая из лап Генри острые осколки. – Вот бедняга!

Мне оставалось только гадать, что случилось в доме Ермолаевой. Судя по стремянке и останкам люстры, Базиль решил повесить в комнате Кирюши новый светильник и упал с лестницы. Вероятно, он потерял сознание от боли. Но кто звонил мне? Василий не мог двигаться, а трубка лежала на большом расстоянии от пострадавшего. На теле мужа Кати не нашлось порезов, значит, он даже не пытался ползти, дверь была заперта снаружи, окна закрыты, никого, кроме Базиля и Генри, в доме не было. Оставалось лишь предположить, что номер набрал Тигрович, но ведь это полнейший абсурд. Ротвейлер умен и сообразителен, однако запомнить длинный набор цифр ни один пес не способен. Да я сама не помню номер своего мобильного, он вбит в контакты. И чем ротвейлеру нажать на кнопки? У него нет пальцев!

Онлайн библиотека litra.info

Спешно прилетевшие из Питера Катя и Кирилл тоже терялись в догадках.

Слава богу, Базиль очнулся и довольно быстро пошел на поправку, а мы наконец выяснили, как разыгрывались события в доме Катюши.

– Я неуклюжий медведь, – сокрушался Василий, – хотел сделать Кирюше сюрприз, купил тайком люстру Спанч Боб.

– Что ты сделал? – впервые назвав отчима на «ты», обомлел парень.

Базиль улыбнулся:

– Я видел, как тебе светильник нравится, и решил тебя порадовать, когда мне за одну работу деньги заплатили. Я люблю сюрпризы устраивать. Поэтому коробки с люстрой запаковал так, словно внутри стройматериалы. Я же знал, что вы с мамой в Питер уедете. Думал, ты вернешься, зайдешь в комнату и ахнешь: Спанч Боб с приятелями под потолком.

Кирюша покраснел и посмотрел на нас с Катей.

– Он купил люстру?! Мне?! Отдал кучу денег? Хотел сделать сюрприз?

– Хотел, да не смог, – вздохнул Базиль, – залез на стремянку, оступился и грохнулся вместе со светильником…

Кирилл растерянно моргал, а отчим продолжал рассказ.

Сколько времени он пролежал на полу без сознания, Василий не знал, но когда открыл глаза, за окном еще светило солнце. Базиль попытался пошевелиться, испытал острую боль во всем теле и понял, что попал в безвыходное положение. Катя и Кирюша вернутся через три дня, в доме никого нет, телефон лежит на маленьком столике, до него ему не добраться. Но даже если он и попытается это сделать, то моментально порежется, весь паркет покрывают осколки люстры. Представляете, какие они острые?

– Эй, кто-нибудь! – крикнул Базиль. – Помогите!

Ясное дело, он не ожидал ответа, но неожиданно получил его. Из дальнего угла комнаты раздалось тихое поскуливание Генри.

Василий обрадовался, присутствие пса его приободрило, он решил во что бы то ни стало дождаться возвращения Кати и Кирюши живым и подумал, что общение с ротвейлером поможет ему не потерять опять сознание.

– Жаль, Генри, что ты не можешь принести мне воды, – сказал он, – правда, у нас плохие отношения, но ты вроде неподлый, уж оказал бы помощь!

Пес сделал несколько шагов, взглянул на осколки и опять заскулил.

– Понимаю, – сказал Василий, – лапы жаль!

Собака развернулась и убежала.

– Эй, не бросай меня, – испугался Базиль.

Спустя минут пять ротвейлер вернулся, в зубах он держал пластиковую бутылку.

– Ты меня понял – поразился пострадавший. Да только передать воду не сможешь.

Генри постоял несколько минут, потом прямо по осколкам люстры пошел вперед и положил бутылку около руки мужа хозяйки.

– Спасибо, – прошептал Василий, – не ожидал! Но, понимаешь, я пошевелиться не могу, похоже, весь переломался, воду выпить не сумею.

Генри аккуратно взял бутылку зубами, встал так, что его морда нависла над лицом Василия, резко сжал челюсти… Вода полилась прямо в рот пострадавшего, тот начал пить, потом пробормотал:

– Да ты прямо гений, соображаешь лучше многих. Слушай, прости меня! Если выкарабкаюсь, больше никогда тебя не обижу. Хочешь спать в нашей спальне? Пожалуйста.

Ротвейлер лег около Базиля и начал тыкать его в шею своим холодным носом. Несколько раз Василий терял сознание и приходил в себя оттого, что пес осторожно покусывал ему уши. На улице стемнело, пострадавший замерз, Генри каким-то образом это понял, притащил плед с дивана и бросил его на ноги покалеченного хозяина.

– Остановись, – прошептал Базиль, – у тебя все лапы в крови. Капец мне! Плохо совсем. Надо, чтобы один из нас обязательно выжил, Катя с ума сойдет, если мы оба… того… Похоже, с ней ты останешься. Сиди тихо, а то кровью истечешь. Жаль, Тигрович, по телефону звонить не умеешь.

Генри, лежавший около Василия, вскочил и ринулся к маленькому столику. Последнее, что видел Базиль, перед тем как окончательно лишиться чувств: пес держит в пасти трубку.

* * *

Все время, что Василий провел в клинике, мы пребывали в недоумении. Да, Тигрович невероятно умен и благороден, он забыл о неприязни к Базилю, принес ему воды, догадался, как напоить беднягу, согревал его, приводил в чувство, услышав слово «телефон», кинулся к аппарату. Но как? Как? Как он сумел набрать мой номер?

Ну и конечно, этот же вопрос все задавали вслух, когда Катя устроила праздничный ужин, посвященный возвращению Василия домой.

– Простите, ребята, я не верю, – сказал Миша Гончаров, чокаясь с хозяином. – Тигрович уникум, но откуда ему знать номер Даши?

– Он его запомнил! – предположила Оля Семенова.

Присутствующие рассмеялись.

– И носом набрал? – веселился Гончаров. – Или, может, хвостом?

В эту секунду мобильный, лежавший у моей тарелки, запел соловьем, я взглянула на экран.

– Катя! Ты меня вызываешь.

– Я? Тебя? – удивилась сидевшая рядом подруга.

– Да, с домашнего номера, – подтвердила Оля, глядя на мою трубку.

Я взяла сотовый.

– Алло.

В ответ послышалось сопение, шорох и громкое: «Гав-гав». Все повернулись на звук и увидели Генри, он поставил правую переднюю лапу на лежащую на полу трубку.

– Автоматический набор! – осенило Ермолаеву. – У меня только один номер в него вбит, он принадлежит Даше.

– Ничего себе, – прошептал Михаил, – вы только гляньте, он не всей лапищей нажимает, а боком. Неужели понимает, что надо удерживать только одну клавишу?

– Нет, – засмеялся Базиль, – у нас такая модель, что безразлично куда нажимать, чтобы номер набрался, главное – не отпускать кнопку десять-пятнадцать секунд.

– Думаю, он это знает, – пролепетала Оля, – сейчас продемонстрировал, как пользуется телефоном. Люди, Тигрович не собака, он заколдованный принц!

* * *

С тех пор прошло несколько лет. Генри и Базиль растолстели от вкусных семейных ужинов. Кирюша поступил в университет. Тигрович мирно спит в супружеской спальне в большом кресле. Иногда, если на улице холодно, Василий просыпается по ночам и укрывает пса пледом. Топор войны давно зарыт, Василий и Генри лучшие друзья. Семейные обязанности они честно разделили поровну. Базиль зарабатывает деньги, балует Катю, стрижет газон. Генри прогоняет из сада всех чужаков, любит Катю и караулит коляску маленького Андрюши.

В комнате студента Кирюши давно висит люстра с изображением Спанч Боба. Когда сын окончил школу, Катя сказала ему:

– Ты уже не маленький мальчик, давай сделаем ремонт, поменяем мебель и светильник.

– По поводу кровати и шкафов спорить не стану, – ответил парень, – но Спанч Боб останется тут навсегда. Это самая дорогая мне вещь и напоминание о том, как я ошибался, когда ненавидел Базиля. Да я и Генри прежде терпеть не мог.

Василий обнял Кирилла.

– Мы просто притирались друг к другу. Это иногда бывает болезненно.

– Зато сейчас я понимаю, как мне повезло, что ты рядом и Генри с нами, – сказал юноша.

Недавно мы шумной компанией праздновали день рождения Тигровича. И гости, и именинник наелись на славу, а на десерт Базиль заказал огромный торт. Когда он поставил его на стол, я увидела, что верх торта украшает надпись: «Друг – это тот, кто останется с тобой, когда все остальные уйдут».