Прочитайте онлайн Загадочная фотография | КРАЖА СО ВЗЛОМОМ

Читать книгу Загадочная фотография
3516+969
  • Автор:
  • Перевёл: Юрий Хазанов

КРАЖА СО ВЗЛОМОМ

Нэнси отскочила в сторону, увлекая за собой Эмили. Они упали на кипу мешков в тот момент, когда сетка со всем содержимым грохнулась на причал. Буквально в нескольких сантиметрах от их ног ящики разбились с отвратительным скрежетом. Нэнси вскочила и помогла Эмили выбраться из-под груды мешков.

— Хорошо еще, какой-то корабль приготовил нам матрас из мешков, — с облегчением проговорила Нэнси, потирая ушибленные места. Затем они проверили фотоаппарат и экспонометр Эмили и убедились, что они, к счастью, не пострадали.

Ханна и Джорджи с встревоженными лицами пробирались к ним сквозь обломки ящиков.

— Джорджи, спасибо, что предупредила! — воскликнула Эмили. — Если бы не ты, нас с Нэнси раздавило бы в лепешку. — У Эмили дрожал голос, но чувство юмора ей не изменило.

Нэнси и ее друзья стояли, глядя на груду обломков, когда к ним с виноватым видом подошел докер.

— Что-то соскочило, — пробормотал он.

— Да уж! — сердито ответила Ханна.

— Неприятный случай, — посочувствовал другой докер. Он стоял со своим товарищем с противоположной стороны груды обломков.

Затем все трое подошли поближе, как бы намереваясь расчистить завал.

Нэнси взглянула на Джорджи и кивнула в сторону рабочих:

— Кажется, Джорджи, вы с Ханной собирались узнать, как используют эти причалы?

Джорджи мгновенно поняла намек. Она, а затем и Ханна начали расспрашивать рабочих о доках, кораблях, грузах. Джорджи умело отвлекла их, чтобы Нэнси и Эмили могли без помех осмотреть обломки.

Эмили непрерывно фотографировала, кадр за кадром снимая все то, что Нэнси казалось важным. Нэнси подняла веревку, которая охватывала жесткую сетку.

— Следов повреждения веревки нет, — показала она, — ни подрезов, ни потертостей. И сетка хоть и смята, но цела.

Не было ничего подозрительного и в разбитых ящиках.

Пытаясь определить, что же могло случиться, Нэнси внимательно оглядела причал и подняла голову. Высоко над ними болтался трос, тянувшийся к крану. Массивный захват, которым он оканчивался, был открыт. Этот захват, как было известно Нэнси, открывался с помощью рычага, расположенного в кабине крана. Нэнси не могла оторвать от него взгляда.

— Эмили! Может быть, крановщик специально открыл захват?

— Не знаю, — ответила Эмили, — а сам он не мог соскочить?

Нэнси собиралась попросить Эмили сфотографировать кран, но увидела, что крановщик все еще сидит на своем рабочем месте. Казалось, он не заметил случившегося, что было совершенно невероятно. «Может быть, — думала Нэнси, — он намеренно не хочет ничего замечать?» У него было бледное, удлиненное, неприветливое лицо, а глаза такие темные, что казались почти черными. Заметив его холодный взгляд, Нэнси даже вздрогнула; она подумала, что ей не нужна фотография Эмили, чтобы запомнить такое лицо.

Принужденно засмеявшись, Нэнси подошла к своим друзьям.

— Уйдем отсюда, нам лучше развлечься где-нибудь в городе, — предложила она: ей хотелось показать мужчине, наблюдавшему за ними из кабины крана, что они не придают значения всему происшедшему.

Затем Нэнси, Джорджи, Ханна и Эмили выслушали извинения докеров.

— Мы понимаем. Всякое случается. — И они пошли с причала на улицу.

— О-ох! — глубоко вздохнула Эмили. — Не знаю, как это все случилось, но мне надо отдышаться.

— И мне, — сказала Нэнси, оглядываясь на причал.

Трое рабочих убирали сетку, чтобы расчистить место для контейнеров, готовых к разгрузке. Крановщик по-прежнему сидел в кабине.

— Почему бы нам немного не посидеть? — предложила Эмили, и Нэнси почувствовала облегчение, когда Ханна заметила несколько скамеек неподалеку. Мысли бешено вертелись в голове Нэнси.

— Хотелось бы знать, не связан ли этот инцидент с угрозами в адрес Эмили, — шепнула она Джорджи, но та только пожала плечами.

Нэнси было трудно поверить, что у Эмили могут быть враги. «Может, Питер Стайн?» — подумала она. Но вряд ли он знал, что они будут сегодня на причале. Нэнси была в затруднении. Путь до квартиры Эмили через весь Сан-Франциско, забитый послеполуденным потоком машин, они проделали молча. Когда они вошли в квартиру, Трипо, как обычно, начал болтать. Но картина, открывшаяся перед ними, резко отличалась от того, что они оставили здесь утром. В квартире все было вывернуто и раскидано.

— Не может быть! — Войдя в гостиную, Эмили в ужасе оглядывала хаос, царивший вокруг.

Нэнси и Джорджи немедленно взялись за дело. Они проверили всю квартиру и убедились, что взломщики уже покинули ее.

В каждой комнате мебель была опрокинута, утварь разбросана. Все ящики были выдвинуты и их содержимое раскидано по полу. Но на первый взгляд ничего не было ни сломано, ни повреждено. Нэнси сразу поняла: кто-то забрался не для того, чтобы ограбить квартиру, они искали что-то вполне определенное.

— Эмили, звони в полицию, — твердо сказала Ханна.

Эмили послушно подняла трубку и набрала номер лейтенанта Чина.

Когда она окончила разговор, Нэнси спросила ее: было ли что-нибудь украдено? Нэнси начала подозревать, что новый инцидент как-то связан со случаем на причале: «Не было ли это заговором с целью запугать Эмили?»

— Мои фотоаппараты! — Эмили бросилась в темную комнату проверить оборудование. Нэнси не позволила ей ни до чего дотрагиваться до прибытия полиции, но они заметили, что все камеры раскрыты и пусты, а архивные пленки раскиданы по всей комнате. «Об обычной краже не может быть и речи», — поняла Нэнси. Оборудование стоимостью в сотни долларов лежало на лабораторных столах и в открытых ящиках. Дорогие экспонометры, электронные вспышки, разнообразные линзы — все это можно было с легкостью унести и перепродать. Но вор ничего не взял.

— Все фотоаппараты на месте, — объявила Эмили. Успокоившись, она начала осматривать квартиру. Насколько она могла судить, не пропало ничего.

— Кроме фотографий… — начала она, уставившись на стену в гостиной. Все стали разглядывать заметно поредевшую выставку над диваном. Нэнси заметила, что, помимо других, исчез и портрет Гарольда Кесака, который привлек ее внимание Раньше. Она еще раз обошла прихожую и спальни и заметила, что не хватает еще нескольких фотографий.

Еще до того как прибыли полицейские и начали задавать им вопросы, Нэнси мысленно подытожила результаты своих наблюдений. «Тщательно проверен архив, — думала она, возвращаясь в фотокомнату. — Зачем грабителю нужны еще и негативы, если он нацелился на фотографии?»

Входя в гостиную, Нэнси остановилась — она заметила кусочек бумаги, скользящий по полу. Заинтересовавшись, откуда взялся сквозняк, она подняла голову и увидела открытый люк. На этот раз попытка проникнуть в квартиру через крышу была успешной.

Нэнси продолжила осмотр, стараясь найти отпечатки обуви или какие-нибудь другие следы, но обнаружила только маленький скомканный листок бумаги в углу комнаты. Разгладив его, она увидела несколько цифр: «37-4-11-12», коряво написанных черными чернилами. Нэнси на минуту задумалась, затем аккуратно сложила листок и спрятала в маленький кармашек в джинсах. В это время на лестнице перед квартирой послышались шаги.

В дверь постучали, и Эмили впустила в квартиру местного полицейского в форме и лейтенанта Чина.

— Эмили, в моем кабинете не умолкают ваши звонки, — пошутил он. — Не злоупотребляете ли вы нашей дружбой? — Затем поздоровался и представил всех присутствующих второму полицейскому, Джонсону.

Полицейские тщательно обследовали квартиру. После этого они попросили Эмили и ее гостей рассказать о случившемся. Нэнси упомянула, что все оборудование осталось на месте.

— Пропали только несколько фотографий, висевших на стенах, — озадаченно пояснила Эмили.

— Вы уверены, что не нажили себе врагов, расследуя какую-нибудь сенсационную историю? — спросил лейтенант.

— Абсолютно уверена, Дон. Вы же видели мои фотографии. А сейчас я работаю над темой о городских детях. Кто может возненавидеть меня из-за фотографий маленьких детей?

— Вы правы. Что-то во всем этом странное. Я буду поддерживать с вами связь и прослежу, чтобы расследованием занимались всерьез. Любую информацию, которая покажется вам связанной с этим делом, сообщите мне. Хорошо?

— Лейтенант Чин, вам следует знать о происшествии, которое произошло с нами сегодня на причале, — заговорила Нэнси.

Она рассказала полицейскому об инциденте. Ханна и Джорджи дополнили ее рассказ описанием того, что видели они.

— Кроме того, — продолжала Нэнси, — Ханну чуть не задавили две машины, ехавшие на большой скорости. Тогда я думала, что это просто неосторожные водители, но после всего, что случилось, я в этом не уверена. — Нэнси сообщила лейтенанту, какие были машины и где все это произошло.

Чин слушал сначала с удивлением, потом — с тревогой.

— Все это мне очень не нравится. Приметы одной из автомашин полностью соответствуют нашим данным по машине, принадлежащей одному из гангстеров, причем главарю.

— Дональд, в этом городе всегда было полно гангстеров. Чем вы так встревожены? — поинтересовалась Эмили.

— Тем, что сейчас их в городе несколько больше обычного. Наши люди в аэропорту и на причалах сообщают, что видели несколько типов, о которых годами ничего не было слышно. Засекли кое-каких крупных деятелей из Чикаго и Сиэтла.

Затем лейтенант сообщил приметы нескольких известных наемных убийц.

— Почему они собираются в Сан-Франциско именно сейчас? — спросила Нэнси.

— Мы еще точно не знаем, и это нас очень беспокоит. Но на подходе явно крупное дело. Только серьезная операция может заставить всех этих деятелей рискнуть собраться в том месте, где их лица хорошо известны. Но мы не знаем, где искать, что искать и когда искать.

Полицейские закончили осмотр и попросили Эмили подписать протокол. Потом они собрались уходить.

Лейтенант Чин задержался в дверях. Он серьезно посмотрел на Эмили.

— Я не знаю, что происходит, но прошу вас быть бдительной и осторожной, — посоветовал он и приказал: — Если услышите или заметите что-то необычное или вам что-то покажется странным, немедленно дайте мне знать. Вы меня поняли?

Эмили согласно кивала головой, но по-прежнему пыталась убедить лейтенанта, что ее, наверно, просто хотели припугнуть и она не представляет себе, кому и зачем это надо.

Нэнси наблюдала за полицейскими. Она подумала: «Не слишком ли они обеспокоены?» Затем поглядела на Эмили, и по спине у нее пробежал холодок. «Что бы ни происходило сейчас, — внезапно и с полной уверенностью осознала она, — Эмили Фоксворт в центре событий и ее жизнь в опасности».