Прочитайте онлайн Загадка старинного сундука | НОВЫЙ ПОВОРОТ СОБЫТИЙ

Читать книгу Загадка старинного сундука
2716+1454
  • Автор:
  • Перевёл: И. Кулаковская

НОВЫЙ ПОВОРОТ СОБЫТИЙ

Нэнси незаметно обменялась взглядами с Бесс и Джорджи. Отчего это планы Веры относительно «Ножевых изделий Колдера» вызывают у этого странного мальчугана такие сильные эмоции?

— Как прикажешь тебя понимать? — обратилась Нэнси к Майку. — Ты что, имеешь в виду намерение Веры превратить старое фабричное здание в городской исторический музей?

Мальчик смерил Нэнси ледяным взором. Потом, не сказав ни слова, повернулся, бегом бросился внутрь магазина и через секунду исчез за дверью, которая, по всей вероятности, вела в подсобные помещения.

— Вот это типчик! — усмехнулась Бесс, размешивая соломинкой свой молочный коктейль. — Раздражительный какой!

Все еще ошеломленно глядя в ту сторону, куда скрылся Майк, Нэнси пробормотала:

— Но все же любопытно…

— Я должна извиниться перед вами за поведение моего племянника, — прервал ее чей-то напряженно-встревоженный голос.

Оглянувшись, как по команде, девушки увидели перед собой ту самую женщину, что совсем недавно сидела на контроле перед входом в магазин, а вчера в амбаре принудила Майка играть на губной гармонике. Она нервно теребила пальцами тесемки своего серо-голубого передника.

— С некоторых пор Майк стал для нас сущим наказанием. По правде говоря, я просто ума не приложу, что с ним делать.

— Да что вы! Ничего страшного не произошло, — успокаивающим тоном проговорила Джорджи, приветливо улыбаясь. — Не волнуйтесь. — Она допила шоколадный коктейль и поставила стакан на прилавок.

— Вы тетя Майка? — осведомилась Нэнси. Ответ был известен заранее, но юной сыщице хотелось, чтобы женщина рассказала о себе и о Майке поподробнее.

Та коротко кивнула.

— Меня зовут Грейс Шейни. Отец Майка приходился моему мужу родным братом. Я только не могу понять, — в голосе ее явственно зазвучало беспокойство, — что произошло с мальчиком. До недавнего времени с ним не было почти никаких хлопот. А последнюю неделю… Может быть, дней десять… — Голос женщины прервался. Она глубоко и скорбно вздохнула.

Нэнси мигом сообразила, что как раз недели полторы назад в доме у Веры начались звонки с угрозами.

— А что происходит? Майк ведет себя как-нибудь не так? — спросила она вслух.

— О, ведет он себя теперь очень скверно. Пропускает занятия в школе, чего прежде отродясь не бывало, отлынивает от обязанностей по дому и в магазине, исчезает в самое неподходящее время, — ответила расстроенная миссис Шейни. — И категорически отказывается давать объяснения своим поступкам… — Она осуждающе покачала головой. — Я лично считаю: он ищет приключений. И найдет — себе на беду. Точь-в-точь как его недоброй памяти родной дед.

Разговорившись, женщина немного оживилась. У нее даже слегка порозовели щеки.

— Чарли Шейни оказался негодяем, каких свет не видывал, — продолжала она. — Пусть это и не доказано, но у нас всякий знает, что мистера Колдера убил именно он.

Пораженная Нэнси оглянулась на своих подруг. Ей было отлично известно, что перебивать говорящих невежливо, но она не могла справиться с желанием немедленно задать миссис Шейни важный вопрос.

— Вы говорите о человеке, зарезанном на его собственной фабрике, изготовлявшей ножи?

Миссис Шейни испуганно прикрыла рот ладонью.

— Господи, — проговорила она нервно, — ничего такого я не должна обсуждать. В конце концов, Чарли — отец моего мужа. Просто я всякий раз прихожу в ярость, когда вспоминаю, какое злодейство совершил этот человек.

— А вдруг он не совершал никакого злодейства? — загорелась Джорджи. — Не понимаю, как можно утверждать, что Чарли Шейни — убийца, если это не доказано ни судом, ни следствием?! Что, если убийца Зака Колдера — совсем другой мужчина? Или даже женщина?

Тетушка Майка непримиримо покачала головой. Поджатые губы вытянулись в тонкую линию.

— Хотела бы я, чтоб слова ваши сбылись. Да только вряд ли такое возможно, — сказала она после паузы мрачно и непреклонно. — Люди-то ведь видели, как Чарли уходил с фабрики в ночь убийства. А когда сразу после той ночи он скрылся из города, это было все равно что публично признать свою вину. — Она возмущенно фыркнула. — В результате семья, которую Чарли фактически бросил, оказалась навсегда покрыта позором. И жили они все эти годы с сознанием стыда за то, что сделал их родственник. Я только надеюсь, что у него хватит совести никогда больше не возвращаться на родину.

Нэнси в раздумье выстукивала пальцами барабанную дробь по фальшивому мрамору стола. Не посочувствовать тетушке Майка было трудно. Но, с другой стороны, предстояло решить проблему, ради которой они, собственно, и явились в магазин Шейни.

Она попыталась было вернуть разговор к прежней теме, к поведению Майка, но тут их прервал звон колокольчика у входа в магазин, возвещавший о прибытии очередного покупателя.

— Боже правый! — виновато промолвила Грейс Шейни. — Я здесь стою, рассуждаю о всякой всячине — и это вместо того, чтобы следить за дверями. Извините, девочки, мне надо идти.

С этими словами она торопливо зашагала к своему рабочему месту.

— Вот так история! — воскликнула Бесс, едва они втроем, заплатив за коктейли, вышли на главную улицу Уайт-Фолза.

— М-да… — Нэнси огорченно вздохнула, застегивая молнию на куртке. — История, конечно, любопытная, но мы, к сожалению, так и не услышали другую историю — о Майке. А это очень плохо. Потому что для нас она гораздо важнее.

— Я знаю, что ты имеешь в виду, — отозвалась Джорджи. — Но тогда объясни мне, ради всех святых, зачем понадобилось этому мальчишке отваживать Веру от «Ножевых изделий Колдера»?

Нэнси достала из внутреннего кармана ключи от фургона.

— Кто его знает… Быть может, он считает, будто «ожившая» фабрика напомнит городу, что его дедушка убил этого самого Зака, и скверные слухи опять поползут из дома в дом…

— Да, это возможный вариант, — задумчиво пробормотала Джорджи. — Вполне возможный. Во всяком случае, я начинаю подозревать, что вчера вечером именно Майк столкнул копну сена с чердака, желая покалечить Веру. Ты заметила, как он разозлился, едва с твоих губ сорвалось ее имя?

Тут Джорджи отвлеклась от разговора с Нэнси. Лицо ее выразило насмешливое удивление, когда она заметила отсутствующий взгляд кузины.

— Опомнитесь, мисс. Где вы витаете?

— Ой, девочки, я что-то действительно размечталась, — призналась Бесс, вздрогнув от неожиданного окрика. — Все думаю про Зака Колдера. Судьба его и смерть так необычны, так интересны; и надо же, какое совпадение — дневник его в наших руках. Вернее, в моих.

Она легонько хлопнула по своей сумке, потом умоляюще поглядела на подружек.

— Не могу отделаться от мыслей об этом человеке, о том, как он выглядел, каков был его характер. Девочки, может, вы не будете возражать, если я не поеду с вами к Роз Чаплин, и отпустите меня на волю?

Нэнси рассмеялась.

— Дай сообразить. Тебя, значит, снедает нетерпение — хочешь немедленно открыть кожаную тетрадь и с головой в нее погрузиться? Ладно, Весе. Справимся без тебя. Возвращайся в дом к Вере. Увидимся за ленчем.

— Мы у цели, — объявила Джорджи; Нэнси в этот момент заезжала на стоянку для автомобилей, потихоньку двигаясь между большими новомодными магазинами и всевозможными офисами современного микрорайона на окраине Уайт-Фолза. Надпись, имевшая прямое касательство к созданию этого района (на ней, естественно, красовалась фамилия «Чаплин»), украшала здание конторы в самом конце проезда. Мини-фургон Веры Эликзандер Нэнси поставила у входа в него, у самых дверей.

Выйдя из машины, девочки остановились возле окна, где были выставлены фотографии домов и торговых зданий сугубо современного вида.

Джорджи поглядела-поглядела на них и проговорила, усмехаясь:

— Ничего удивительного, что проект Веры внушает Роз Чаплин самую настоящую ненависть.

Она указала подбородком на снимок; там было изображено многоэтажное сооружение из стекла и металла, принадлежащее, по-видимому, нескольким владельцам.

— Идеи Роз относительно будущего Уайт-Фолза диаметрально противоположны Вериным. Теперь в этом можно не сомневаться.

Нэнси кивнула:

— Вопрос только в одном: как далеко готова зайти Роз в стремлении помешать реализации проекта Веры Эликзандер?

Девушки переступили порог офиса как раз в ту минуту, когда вышеупомянутая мисс Чаплин, выйдя из боковой комнаты, с необычайно целеустремленным видом зашагала по коридору. Ее сопровождал энергичный молодой человек в светлом костюме. То и дело касаясь рукой своих гладко зачесанных назад светлых волос, он на ходу делал пометки в толстом синем блокноте, возбужденно что-то приговаривая при этом.

— А потом мне нужно, чтобы вы проконтролировали работу бригады, занятой реконструкцией Олмстед-стрит, — бросила Роз через плечо. — Арни доложил, что установка системы охлаждения уже идет полным ходом.

Элегантная рыжеволосая дама недовольно нахмурилась, завидев Нэнси и Джорджи, молча стоявших у парадной двери.

— А, это вы… — Нельзя сказать, чтобы она была слишком обрадована нежданным визитом. — Нэнси Дру? Я не ошиблась?

Нэнси вежливо наклонила голову, добавив:

— Это Джорджи Фейн, моя подруга. У нас |к вам небольшое дело. Можете вы уделить нам пять минут?

Роз нетерпеливо замахала рукой:

— Какие пять минут! Боже мой, разве вы не понимаете, что у меня по горло всевозможных обязанностей? Что я все должна решать сама? Нет, право же, я не сумею…

— Мы будем очень краткими, — пообещала Нэнси.

Роз уже открыла рот, чтобы возразить, но потом, очевидно, передумала.

— Ладно, уговорили. Идите за мной, — сухо пригласила она посетительниц в кабинет, из которого только что вышла.

Роз села за письменный стол с дымчато-серым стеклом на столешнице и жестом предложила девушкам опуститься в желтые кожаные кресла.

Нэнси быстро обвела взглядом небольшое помещение. Сундука в нем не было. Впрочем, Нэнси, разумеется, и не ждала, что Роз оставит похищенную вещь на видном месте.

Она не знала, с чего начать, но, поколебавшись несколько секунд, решила с ходу взять быка за рога:

— Не знаю, известно ли вам, что Вере Эликзандер с некоторых пор угрожают разрушить ее планы по восстановлению здания фабрики Колдера и превращению его в музей города?

Улыбка удовлетворения заиграла на губах Роз;

— Приятно слышать, что не мне одной достало здравого смысла, чтобы противостоять этому плану.

Новость, пожалуй, не очень удивила деловую женщину; впрочем, беспрекословно верить этому было рискованно. Нэнси наклонилась вперед в своем кресле:

— Деревянный сундук со стегаными лоскутными одеялами, предназначенными для воскресного ярмарочного аукциона, украден прямо из мастерской.

— Не считая того, — вмешалась Джорджи, — что вчера на танцах в амбаре Веру чуть не зашибло копной сена, кем-то сброшенной с сеновала.

Нэнси согласно кивнула, потом снова повернулась к Роз:

— Может быть, у вас есть какие-нибудь предположения по этому поводу?

Та молниеносно перевела взгляд с одной посетительницы на другую.

— Это, вероятно, был просто несчастный случай. — Голос Роз звучал спокойно, ровно, но Нэнси заметила, что пальцы ее нервно теребят какую-то бумагу на письменном столе. — Мне нет необходимости прибегать к подобной тактике, — с надменной усмешкой продолжала Розалинд Чаплин. — Дело, которым я занимаюсь, гораздо нужнее и полезнее, чем любые проекты Веры Эликзандер. Нынешние и будущие. Модернизируя старые сельскохозяйственные сооружения и фермерские дома, я способствую развитию новой промышленности в Уайт-Фолзе.

— Вы хотите сказать: разрушая, целиком уничтожая великолепные старинные здания! — Нэнси очень старалась, но все же так и не смогла сдержаться.

Улыбка на губах Роз растаяла, сменившись недовольной гримасой:

— Вы потратили слишком много времени на разговоры с Верой. Она всем вокруг морочит головы этим своим бессмысленным, никчемным музейным проектом.

— А вам не кажется, что история Уайт-Фолза достойна того, чтобы ее сохранить для потомков? — подчеркнуто вежливым тоном спросила Джорджи. Нэнси видела, чего стоит ее подруге держать себя в руках.

— Наша семья живет в этих местах с семнадцатого века, — высокомерно отвечала Роз, слегка откидывая назад голову. — Кое-кто из моих родственников даже приобрел мировую известность. Я горжусь нашим общим наследием не меньше всех остальных жителей города. — Она помолчала. — Но не вижу ни малейшей пользы в том, чтобы беспрестанно твердить о прошлом, превозносить прошлое, ссылаться на него. Сегодня Уайт-Фолзу нужны современные здания и труд во имя будущих поколений!

Энергичный молодой человек сунул в дверную щель набриолиненную голову:

— Мисс Чаплин, прибыли новое оборудование и мебель для лыжного комплекса.

Роз поспешно вскочила из-за стола:

— Мне надо идти. Лучше самой проследить за разгрузкой.

Нэнси догадалась, что эта женщина испытала искреннее облегчение от того, что появилась возможность прекратить беседу.

— Вы не станете возражать, если мы пойдем с вами? — спросила девушка.

Роз бросила на нее раздраженный взгляд.

— Полагаю, вреда это никому не принесет, — процедила она сквозь зубы.

Джордж и Нэнси, миновав вслед за хозяйкой длинный коридор, подошли к двери, ведущей в гараж. Почти вплотную к его наружному входу уже стоял большущий грузовик; двое рослых мужчин сгружали оттуда на землю черные диваны и кресла, тщательно упакованные в прозрачный пластик, предохраняющий от порчи и грязи.

— Да нет же, не сюда! — визгливо закричала Роз. Громко стуча каблуками по цементному полу, она подбежала к одному из грузчиков и с силой толкнула его в плечо.

— Вон туда! — резким тоном приказала женщина, указывая на свободное место у дальней стены гаража. — Почему вы все такие бестолковые? Почему сами не соображаете, что куда нести?

— Чистый дракон! — шепнула Джорджи, наклонившись к Нэнси. — Она так жутко хамит этим парням. Оскорбляет… Я бы их не осудила, если б они сбросили все это роскошное черное имущество прямо ей на голову.

Сдерживая смех, Нэнси осматривалась по сторонам. Повсюду стояла сияющая полировкой современная мебель, виднелись закрытые упаковочные ящики. На полу в беспорядке валялись рулоны ковровых покрытий, плотных декоративных тканей. Роз все еще отчитывала грузчиков, и юная сыщица неторопливо отправилась в путешествие по гаражу, исподволь ища глазами лакированный сундук.

Прогуливалась она недолго и успела сделать не больше десятка шагов, как позади раздались лай и рычание. Инстинктивно девушка напряглась и застыла. Но когда она все же обернулась, взору ее представился знакомый белый пуделек. Правда, наполовину Фифи была скрыта большим деревянным ящиком. Но зубами она упорно тянула из-за него какое-то одеяло, мотала головой из стороны в сторону и рычала, словно сражалась со своим трофеем не на жизнь, а на смерть.

— Ну до чего забавная собачонка, — с умилением проговорила Джорджи.

— Фифи, могучий воин… Неустрашимый борец, — засмеялась Нэнси. Но в следующую секунду она едва не задрожала от волнения: Фифи выволокла из-за ящика еще кусок добычи, и стал виден узор на полотне.

— Джорджи! Погляди! Это лоскутное одеяло! Джорджи не мигая уставилась на Нэнси, словно та потеряла рассудок.

— Да. Ну и что?

— А то, что старое стеганое лоскутное одеяло не имеет ничего общего со всем этим модерновым барахлом. Ему тут и делать нечего. Соображаешь? — Нэнси тяжело дышала. — Ой, посмотри, откуда Фифи его стаскивает!

Карие глаза Джорджи стали круглыми от изумления, когда она взглянула туда, куда указывала Нэнси. За высокими деревянными ящиками сундук почти не был заметен; один черный лакированный угол торчал наружу. Джорджи тихонько присвистнула.

— Надо же! Вера говорила, что пропавший сундук черного цвета, покрыт лаком, а в нем — лоскутные одеяла, — растерянно проговорила она.

Нэнси с ликующим видом тряхнула головой:

— Ну да. Значит, мы все-таки отыскали похитителя!