Прочитайте онлайн Загадка старинного сундука | ПРЕСТУПЛЕНИЕ В ПРОВИНЦИАЛЬНОМ ГОРОДЕ

Читать книгу Загадка старинного сундука
2716+1452
  • Автор:
  • Перевёл: И. Кулаковская

ПРЕСТУПЛЕНИЕ В ПРОВИНЦИАЛЬНОМ ГОРОДЕ

— Вот это да! И представить не могла, что Беркширские горы так хороши!

Бесс Марвин от изумления застыла в дверях автобуса. Резким движением отбросив назад свои золотистые кудри, она устремила восторженный взор к покрытым снегом предгорьям; те мягкими белыми волнами плавно вздымались кверху.

— Вечнозеленые деревья издают потрясающий запах, — добавила Нэнси Дру, глубоко вдыхая свежий морозный воздух. — Это особенно чувствуется, если два часа, от самого Бостона, дышать автобусной гарью и химической вонью от сидений!

Нэнси пригладила рыжеватые волосы, спускавшиеся ей на плечи, и с наслаждением потянулась вверх всем своим длинным, стройным телом.

Джорджи Фейн, двоюродная сестра Бесс, нетерпеливо подтолкнула сзади медлительную родственницу:

— Слушай, может, все же позволишь мне выйти? Если ты не возражаешь, я бы тоже полюбовалась здешними красотами.

— Ой, прости, пожалуйста! — Смущенно хихикнув, Бесс выволокла из автобуса чемодан внушительных размеров и вместе с ним двинулась к Нэнси, уже стоявшей на мостовой. Джорджи спрыгнула следом. Еще мгновение — и дверь закрылась; автобус отправился дальше, оставляя за собой клубы дыма, рвущегося из выхлопной трубы.

— Значит, это и есть Уайт-Фолз? — Опустив на землю дорожную сумку из синего нейлона, Джорджи огляделась по сторонам.

Девушки стояли на автобусной остановке прямо перед деревянной гостиницей с остроконечной крышей. За ней вдоль широкой главной улицы тянулись старомодного вида здания с магазинами в нижних этажах. Несколько улочек поуже, петляя, взбирались по предгорьям.

Вглядевшись, Нэнси различила белый церковный шпиль вверху и целую кучу домов, разбросанных по снежному полю. Дома, как и отель, тоже были деревянные.

По другую сторону главной улицы, параллельно ей, текла река. Берега реки покрывал чистый белый снег.

— Вера поселилась здесь всего два года назад, — сказала Нэнси. — Она уехала из Ривер-Хайтса, когда получила по наследству особняк в этом городе. Ей завещала его двоюродная бабушка. Теперь Вера пишет в письмах, что даже и помыслить не может о том, чтобы жить в каком-нибудь другом месте.

Несмотря на то что Вера Эликзандер переехала в маленький городишко на северо-западе Массачусетса, их дружба с Нэнси не распалась. Нэнси сохранила самые добрые отношения с бывшей соседкой. И когда Вера пригласила Нэнси с подругами в Уайт-Фолз на традиционную ярмарку ремесел, девушки с радостью ухватились за эту идею.

— Место для ярмарки тут, похоже, идеальное, — заявила Бесс. — У меня такое чувство, будто я сама перенеслась на живописное полотно невесть какой давности, — из тех, что изображают Новую Англию ушедших времен. Ну, вы знаете — там все ездят на санях, рубят дрова или кормят домашних животных.

Джорджи застонала, подняв глаза к небу:

— Нэнси, сделай с ней что-нибудь. Я больше не могу этого слышать!

— Но, между прочим, именно такая жизнь и привлекла Веру. Это из-за нее моя бывшая соседка навсегда переселилась сюда, — заметила Нэнси. Она не могла не смеяться, глядя на спутниц. Бесс и Джорджи, двоюродные сестры и неразлучные подруги, тем не менее мало походили друг на друга. Они, можно сказать, были совсем разные. Голубоглазая добродушная блондиночка Бесс больше всего на свете любила магазины и вкусную еду. И немножко витала в облаках. Темноволосая Джорджи, высокая и гибкая, как настоящая гимнастка, была куда практичнее и ближе к реальности.

Нэнси застегнула доверху свою непромокаемую лыжную куртку.

— Не забывайте: ярмарка ремесел — только одна из причин, которые привели нас в Уайт-Фолз. Вера не вдавалась в подробности, вообще ничего конкретного по телефону не сказала, но дала понять, что есть люди, настроенные против ярмарки. Они могут попытаться помешать ее устройству. Ясно?

— А она не объяснила почему? — заинтересовалась Бесс.

Нэнси отрицательно помотала головой:.

— Это как раз один из тех вопросов, на которые Вера, я надеюсь, даст нам ответ сама. Она должна вот-вот подъехать.

В эту самую минуту позади раздался автомобильный гудок. Обернувшись, Нэнси увидела маленький белый фургон, заезжающий на стоянку перед гостиницей. Открылась водительская дверь, и из машины вышла изящная женщина лет тридцати с небольшим. Длинные темные волосы крупными прядями рассыпались по воротнику ее элегантной длинной куртки.

— Нэнси! — Женщина подбежала и обняла гостью. — До чего же я рада, что ты, наконец, приехала!

Нэнси улыбнулась:

— Я тоже очень рада, Вера. Так здорово — снова увидеться с вами. Моих друзей Бесс и Джорджи вы, разумеется, не забыли?

Вера пожала руки обеим девушкам.

— Простите, что слегка опоздала. Понимаете, у нас сегодня праздник с танцами в амбаре, пришлось отвезти туда несколько звукоусилителей.

Голубые глаза Бесс засияли.

— Танцы в амбаре? — весело воскликнула она. — Вы имеете в виду настоящие танцы?

— Естественно, какие же еще? — дружелюбно усмехнулась Вера. — Я подумала, что это хороший способ открыть нашу ярмарку. Завтра предстоит варка кленового сиропа, в субботу показ мастерских, где создаются изделия местных мастеров, а в воскресенье — большой аукцион.

— Программа впечатляющая, — одобрительно заметила Джорджи.

— Ярмарка должна удаться, — улыбнулась Вера. Улыбка, однако, тотчас исчезла с ее губ, и она добавила с неожиданной печалью: — Если, конечно, что-нибудь не помешает…

Нэнси сочувственно глядела на Веру.

— А что, по-вашему, может помешать? — спросила она. — Есть какие-то реальные подозрения? Вздохнув, Вера взялась за чемодан Бесс.

— Знаете что? Давайте перенесем ваши вещи в фургон. Я все объясню по дороге домой.

Несколько минут спустя Нэнси сидела рядом с Верой на переднем сиденье белого мини-фургона. Бесс и Джорджи устроились сзади на скамейке.

— Я решила организовать эту ярмарку с одной-единственной целью. Мне необходимы деньги для реализации проекта, на котором я почти помешалась, — возбужденно говорила Вера. — Мечтаю открыть музей, посвященный истории нашего города.

— Да, я помню, вы как-то писали об этом, — сказала Нэнси. — Собирались реконструировать большое старое здание и устроить в нем экспозицию. Верно?

— Потрясающая идея, — оживилась Бесс. Вера горько улыбнулась в ответ, глядя на девушку в зеркало заднего вида.

— Не уверена, что с тобой все согласятся. Примерно неделю назад у меня в доме начались телефонные звонки с угрозами. В трубке я уже несколько раз слышала, что должна «притормозить» с проектом, в противном случае мои музеи никогда вообще не откроется. Голос всегда один и тот же, но звучит приглушенно, поэтому различить, мужчина это или женщина, невозможно.

— И вы боитесь, — догадалась Джорджи, — что тип, который угрожает вам, каким-то образом не даст открыть и провести ярмарку и, значит, вы не наберете денег, чтобы перестроить дом для исторического музея.

Вера печально кивнула. Нэнси, видя, что она не на шутку встревожена анонимными звонками, спросила:

— А какие-нибудь догадки насчет человека, что пытается вас запугать, имеются?

Вера снова глубоко вздохнула и медленно проговорила:

— Вообще-то в городе есть люди, выступающие против моего проекта. Одна особа кипятится то этому поводу, пожалуй, больше других.

Наклонившись вперед, Бесс негромко спросила:

— Кто же она?

— Глава местной фирмы, занимающейся строительством и недвижимостью, Розалинд Чаплин, на мой взгляд, Роз куда больше занята добыванием денег, чем охраной местных исторических ценностей. Одно за другим она сносит великолепные старинные здания, и на их месте воздвигаются современные уроды, лишенные всяких признаков самобытности и стиля.

Вера умолкла. Темные ее глаза сверкали от негодования. Потом она заговорила снова:

— Нечего и толковать, что у Роз совсем другие виды на дом, который я присмотрела для музея. Она хочет начисто снести его, разровнять поле бульдозером и устроить там что-то вроде отеля для лыжников. Был даже референдум по этому поводу. Город решил вопрос в пользу музея, и Роз теперь исходит ненавистью ко мне лично: считает, будто я виновата, что ее планы сорваны, и всячески ищет способа мне навредить.

— Ясно, — задумчиво протянула Нэнси. — Надо мне будет последить за ней. За этой Розалинд Чаплин. А нет ли кого-нибудь еще, кто враждебно к вам относится?

Вера пожала плечами:

— Так сразу сказать трудно. У жителей Новой Англии никогда не поймешь, что они о тебе думают. Это народ скрытный, замкнутый, к приезжим особенно недоверчивый.

— Посмотрите, посмотрите! — закричала Бесс. — Вон стоит чудный старинный дом, на который Роз Чаплин еще не наложила лапу!

Глянув в окошко автомобиля, Нэнси увидела на другом берегу реки, прямо над водопадом, обрушивающимся с горы, большое каменное здание. Увитое плющом, оно выглядело так, будто стоит здесь среди темного леса чуть ли не с доисторических времен.

— Слава Богу, нашелся хоть один человек с хорошим вкусом! — Вера просияла от радости. — Девочки, вы смотрите на то, что в один прекрасный день, я надеюсь, все-таки получит имя исторического музея города Уайт-Фолза, — объявила она громко и гордо.

— Это и есть ваш будущий музей? — Старый дом произвел на Нэнси сильное впечатление. — Но и сейчас у него такой вид… Я хочу сказать: он и сам — словно живая история…

— Что правда, то правда, — согласилась Вера. — Если б эти старые стены могли говорить… О, я не сомневаюсь, у них нашлось бы что порассказать. Знаете, в доме, мимо которого мы только что проехали, когда-то даже произошло самое настоящее убийство.

Глаза Джорджи загорелись:

— Убийство? Оглянувшись, она поглядела на каменное здание с удвоенным интересом.

— Случилось оно, правда, очень давно, — торопливо добавила Вера, заметив в зеркале заднего вида, что Бесс зажмурилась от страха. — В ту пору в этом доме была фабрика по производству ножей. Она так и называлась — «Ножевые изделия Колдера». Ее владельца, Зака Колдера, зарезали прямо в собственном кабинете. И зарезали, между прочим, ножом, сделанным на этой фабрике. Полиция не сумела отыскать убийцу и закрыла дело.

— Перестаньте! Я не могу слушать такие ужасы! — завизжала Бесс, прикрывая уши руками.

— Ты зря пугаешься, — заверила девушку Вера. — С того времени прошло больше полувека; почти столько же фабрика не работает. Вскоре после гибели Зака она обанкротилась, и город решил ее закрыть. Здание пустует до сих пор.

С этими словами она свернула на боковую дорогу. Та вилась вверх, уходя в сторону от реки. Сделав несколько крутых поворотов, мини-фургон выехал на расчищенную подъездную аллею, покрытую гравием, и остановился позади маленького ярко-желтого автомобильчика.

— Прибыли! — объявила Вера.

За оградой, посреди заснеженного двора, Нэнси увидела трехэтажный белый дом с красивой галереей по фасаду. Густой кустарник и высокие, массивные дубы отделяли его от соседей. Мягкий свет лился из широких окон, прикрытых ставнями.

— Да, здесь я бы, пожалуй, тоже привыкла жить, — ухмыльнулась Джорджи. — И не без удовольствия.

Взяв чемоданы, девушки вслед за Верой по небольшой дорожке, прорытой в снегу, дошли до ступенек, ведущих к крыльцу.

— Ну и громадина! — удивилась Бесс. — А вам нестрашно расхаживать по такому большому дому, где, кроме вас, нет ни единой живой души?

Вера покачала головой:

— Честно признаться, нисколько. Это, быть может, прозвучит странно, однако все художественные изделия, весь антиквариат, который я собрала за много лет, дают мне ощущение, что я живу не одна, а в окружении множества друзей. Добрых и верных. Кроме того, — продолжала она, — Джулия Бергсон, моя ассистентка, проводит здесь почти все время, помогает мне в организации музея. Вместе с ней мы готовим и ярмарку. Наверное, я бы давно уже во всем запуталась, если бы не она.

Вера кивнула в сторону желтого автомобильчика, видневшегося на подъездной дорожке.

— Джулия, должно быть, уже трудится. Вон ее машина.

Поднявшись на крыльцо, все четверо вошли в дом. Из коридора Нэнси разглядела большую гостиную, дверь которой стояла распахнутая настежь. Комната имела весьма комфортабельный вид и была заполнена старомодной мебелью, лампами в стиле «модерн», старинными столиками, диванами, подушками…

— Джулия! — крикнула Вера. — Мы уже дома! Никто не отозвался, и она объяснила гостьям:

— Большую мастерскую в самом конце дома я превратила в склад, в хранилище экспонатов для музея. Моя помощница наверняка там.

Вера провела девушек по длинному коридору, потом они прошли через светлую, нарядную кухню. Похоже было, что кухню совсем недавно отремонтировали. Даже масляной краской чуть-чуть попахивало…

— Джулия! — снова воскликнула Вера. — Ты не хочешь сделать перерыв и… — Голос ее прервался. В этот момент она дошла до дальних кухонных дверей и остановилась на пороге своей рабочей комнаты. — Боже мой… Нет… — вымолвила наконец потрясенная женщина, задыхаясь от ужаса.

В следующую секунду Нэнси прыжком пересекла кухню и заглянула через Верино плечо. Над огромной мастерской как будто пронесся настоящий смерч. Старую мебель, инструменты, кукол, платья — все разбросало по полу. Деревянный капитанский сундук лежал на боку; из него вывалилась целая куча всевозможных старинных одеяний.

Потом Нэнси увидела кое-что еще. От этого зрелища у нее тоже перехватило дыхание. На полу, справа от перевернутого сундука, лежала молодая женщина с коротко остриженными светлыми волосами и очень бледным лицом.

Лежала неподвижно; глаза ее были закрыты.