Прочитайте онлайн Загадка с девятью ответами | Глава 17

Читать книгу Загадка с девятью ответами
3116+1616
  • Автор:
  • Перевёл: Е Александрова

Глава 17

Господин Судья

Перед самым въездом на улицу, где жил доктор Маркфилд, сэр Клинтон остановил машину. От обочины к двери шагнул констебль в штатском.

– Доктор Маркфилд дома, сэр,- сообщил он.- Он вернулся домой как раз к обеду.

Сэр Клинтон кивнул, отпустил сцепление и, завернув за угол, подъехал к воротам Маркфилда. Заглушив мотор, он окинул быстрым взглядом фасад дома.

– Заметьте, инспектор, у него гараж встроен в дом. Интересно, есть ли внутренняя дверь, ведущая из комнат прямо в гараж?

Сэр Клинтон и Флэмборо прошли по небольшой подъездной аллее к дверям. На звонок через несколько секунд вышла экономка Маркфилда, К ее немалому удивлению, сэр Клинтон начал разговор с того, что поинтересовался здоровьем ее родственницы, за которой она ухаживала во время болезни.

– О, она опять здорова, сэр, благодарю вас. Я еще вчера вернулась домой.- Женщина нерешительно помедлила, а затем добавила:

– Я не уверена, что доктор Маркфилд сегодня свободен, сэр. Он ждет посетителя.

– Если его посетитель появится, мы немедленно уйдем,- заверил ее сэр Клинтон, и экономка, покоренная его манерами, без дальнейших колебаний впустила полицейских в дом и повела их в гостиную.

Маркфилд сидел у огня, погруженный в чтение. Услышав имя сэра Клинтона, он поднял встревоженный взгляд, явно недовольный тем, что его побеспокоили.

– Мне не вполне понятна цель вашего визита,- сухо проговорил он, когда полицейские вошли в комнату.

Однако сэр Клинтон не обратил внимания на неприкрыто холодный тон приветствия.

– Мы всего на пять минут, доктор Маркфилд,- любезно отозвался он.- Я получил некоторую информацию, требующую подтверждения, и думаю, что вы сможете нам помочь.

Маркфилд взглянул на часы.

– Я провожу эксперимент,- угрюмо проговорил он.- Если уж я начал, мне необходимо его завершить. Если вы надолго, я лучше принесу свои приборы сюда, чтобы в процессе разговора следить за результатами.

Не дожидаясь ответа, он вышел из комнаты, но скоро вернулся с подносом, заставленным инструментами и приборами. Флэмборо разглядел конической формы колбу с прозрачной жидкостью и закупоренный пузырек. Маркфилд вставил в горлышко колбы воронку, также наполненную прозрачной жидкостью, и слегка отвернул кран, чтобы жидкость постепенно выливалась из воронки в колбу.

– Надеюсь, вам не мешает запах,- угрюмым, но все же слегка извиняющимся тоном проговорил он.- Я смешиваю триэтиламин с тетранитрометаном. Пахнет, как будто рыбой.

Он разместил аппарат на столе рядом со своим креслом так, чтобы можно было дотянуться до крана, не вставая. Затем, влив в колбу еще немного жидкости из воронки, он снова уселся и повернулся к сэру Клинтону.

– Так что вы хотели узнать?- резко осведомился он.

Но заставить сэра Клинтона спешить было невозможно. Он медленно сунул руку в нагрудный карман, вытащил несколько машинописных листов и разложил их перед собой на столе словно для того, чтобы при необходимости черпать оттуда информацию, и лишь затем обратился к Маркфилду:

– Некоторое время назад в полицейский участок с заявлением явился человек по имени Питер Уэлли.

На лице Маркфилда отразилось удивление.

– Уэлли?- переспросил он.- Тот человек, которого убили на Лизардбриджском шоссе?

– Да, вне всяких сомнений, он был убит,- подтвердил сэр Клинтон.- Но, как я только что сказал, он успел Дать показания. Некоторые пункты в них не вполне ясны, и я полагаю, что вы можете заполнить эти пробелы.

На лице доктора мелькнуло подозрение.

Я что-то не вполне вас понимаю,- с опаской проговорил он.- Если вы надеетесь вынудить меня дать показания, которые могут быть использованы против Силвердейла, то я уже сказал вам, что делать этого не желаю. Я абсолютно уверен в его невиновности, и мне вообще не хочется ничего говорить, потому что вы можете обратить мои слова против него. Я с вами вполне откровенен, не так ли?

– Если это избавит вас от мук совести, я могу сказать вам, что вполне разделяю ваши чувства. Следовательно, у вас нет никаких причин отказывать нам в помощи.

Слова сэра Клинтона привели Маркфилда в легкое недоумение, однако он поспешил скрыть свои чувства.

– Хорошо, продолжайте. Что вы хотите узнать?

Сэр Клинтон приоткрыл лежащую на столе папку, но тут же отнял руку, словно решив, что в настоящий момент его записи ему не потребуются.

– Той ночью, когда миссис Силвердейл погибла в летнем домике Хассендина, Питер Уэлли шел по Лизардбриджскому шоссе в сторону города,начал он.- Вы помните, что. в ту ночь стоял густой туман. Миновав ворота летнего домика, Уэлли вдруг заметил впереди огни фар припаркованного на обочине автомобиля и услышал голоса.

Инспектор внимал его рассказу, целиком обратившись в слух. Где добыл сэр Клинтон эти новые, такие важные сведения? Тут в памяти его всплыло предостережение, данное ему шефом перед визитом к Маркфилду, и он поспешил напустить на себя невозмутимый вид. Бросив быстрый взгляд на Маркфилда, инспектор заметил, что тот, внешне равнодушный, столь же напряженно следит за повествованием.

– Покойный мистер Уэлли приблизился к автомобилю,- продолжал сэр Клинтон,- и там, на переднем сиденье, увидел мужчину и женщину. Женщина выглядела очень странно. Не слишком сведущему в медицине мистеру Уэлли показалось, что она чем-то одурманена. Уэлли показалось, что мужчина остановил машину для того, чтобы приподнять женщину и придать ее телу менее подозрительную позу. Однако лишь только на дороге показался Уэлли, он завел мотор и, когда Уэлли миновал автомобиль, медленно поехал к летнему домику.

Сэр Клинтон машинально провел ладонью по разложенным на столе документам, окинул их быстрым взглядом и снова заговорил:

– Полиции не приходится выбирать, из какого источника черпать информацию, доктор Маркфилд. Каким бы ни был свидетель, мы вынуждены пользоваться его услугами. Откровенно говоря, мистера Уэлли нельзя было назвать приятным человеком – о нет! Он видит в машине мужчину наедине с женщиной, явно не способной постоять за себя. Какие же мысли рождаются в его голове? Только две. Выражаясь его вульгарным языком, их можно сформулировать так: "Вот весело-то!" и "Чем я тут могу поживиться?" Он любил порой подзаработать на мужских слабостях, понимаете?

Маркфилд мрачно кивнул, ничего не отвечая.

– Ныне покойный мистер Уэлли начал следить за автомобилем и с радостью увидел, что он сворачивает к воротам летнего домика. Уэлли предположил, что дом пуст, поскольку еще минуту назад, когда он проходил мимо, в окнах не было заметно ни одного огня. Полагаю, нет нужды в подробностях разбирать ход мыслей мистера Уэлли? Он заключил, что эта ситуация сулит ему не только замечательную возможность развлечься, но, если повезет, впоследствии и некоторую финансовую выгоду. Поэтому он поспешил вслед за автомобилем.

Сэр Клинтон перевернул листок, лежащий перед ним на столе, и, взглянув на записи, слегка нахмурился.

– Покойный мистер Уэлли был не самым лучшим свидетелем, и тут в его показаниях как раз имеется некоторый недочет. Итак, в какой-то момент на дороге появился еще один автомобиль, направляющийся в сторону города, водитель которого заметил первую машину с мужчиной и одурманенной девушкой. Но я почерпнул это не из показаний мистера Уэлли. Это лишь мое собственное заключение, и оно не так уж важно.

Недоумение инспектора росло все больше и больше. Он был не в силах понять, откуда мог шеф почерпнуть все эти сведения. Внезапно его осенило: "Боже! Он же блефует! Пытается убедить Маркфилда, что ему уже давно все известно. Этот рассказ построен лишь на его догадках, и он старается еще больше запутать Маркфилда, делая вид, будто заполняет пробелы в показаниях Уэлли собственными предположениями. Какая стальная выдержка!"

– К тому моменту, когда мистер Уэлли достиг ворот, мужчина уже успел вывести женщину из машины и скрыться с нею за дверью. Мистер Уэлли осторожно пошел за ними к дому, и как раз в этот момент в одном из окон фасада загорелся свет. Занавески были задернуты. Покойный мистер Уэлли, памятуя о возможности подзаработать, предусмотрительно заметил номер автомобиля, припаркованного перед входом.

Флэмборо взглянул на Маркфилда. К немалому удивлению инспектора, слова сэра Клинтона, казалось, ничуть его не взволновали. Жестом попросив полицейского подождать, он преспокойно наклонился к своему аппарату, повернул кран, налил еще немного жидкости из воронки в колбу, осторожно взболтал смесь и, наконец, снова повернулся к сэру Клинтону. Инспектор, пристально наблюдавший за его действиями, не заметил ни малейшей дрожи в его руках.

– Покойный мистер Уэлли,- вновь заговорил сэр Клинтон,- не стал расхаживать перед парадным входом: любой прохожий мог бы заметить его в свете окна, а это привело бы к лишним осложнениям. Поэтому он перешел к другому окну той же комнаты. Это боковое окно было не так заметно с дорога. Только он успел завернуть за угол, как у ворот остановился второй автомобиль.

Сэр Клинтон мгновение помолчал, словно в нерешимости, затем взглянул на Маркфилда, видимо желая убедиться, что тот внимательно слушает, и продолжил:

– Покойный мистер Уэлли на цыпочках подкрался к окну и, можно не сомневаться, к большой своей радости увидел, что занавески задернуты небрежно и между ними осталась большая щель. Зайдя на цветочную клумбу, он нагнулся и приник к окну. Надеюсь, я говорю понятно, доктор Маркфилд?

– Вполне,- последовал лаконичный ответ.

Сэр Клинтон кивнул, еще раз взглянул на свои бумаги, словно освежая в памяти их содержание, и снова заговорил:

– Он увидел в комнате такую картину: женщина лежала в кресле перед камином. Отсутствие медицинских познаний вновь подвело мистера Уэлли. Он решил, будто она спит,- думаю, он приписал ее состояние воздействию алкоголя. Молодой человек, находившийся в той же комнате,- полагаю, пояснять, что это был Рональд Хассендин, излишне?- выглядел крайне возбужденным, но это возбуждение было несколько иного рода, нежели ожидал покойный мистер Уэлли. Хассендин звал женщину, осторожно тряс ее, но, разумеется, не получал никакого ответа. Думаю, я могу опустить подробности. Несведущему мистеру Уэлли по-прежнему казалось, что женщина глубоко спит. Хассендин же был потрясен и испуган, что уже начинало приводить мистера Уэлли в недоумение.

Маркфилд, с виду совершенно равнодушный к словам сэра Клинтона, снова занялся своим аппаратом. Флэмборо пришло в голову, что с помощью этого движения он лишь пытался скрыть от окружающих свое лицо.

– Развитие событий повергло мистера Уэлли в настоящее изумление,продолжил сэр Клинтон.- Оставив женщину лежать в кресле, молодой человек на несколько минут покинул комнату. Возвратился он с пистолетом в руке. Этого мистер Уэлли совсем уж не ожидал. Молодой человек подошел к женщине и в упор выстрелил ей в голову. Полагаю, доктор Маркфилд, вы можете представить себе чувства, охватившие в этот момент мистера Уэлли.

– Неожиданный поворот!- сухо отозвался доктор.

– Но еще более неожиданной была развязка. Стекло переднего окна разлетелось от внезапного удара, из-за портьер выскочил какой-то человек и напал па Хассендина. Началась ожесточенная схватка. Пистолет Хассендина два раза выстрелил, и молодой человек упал на пол – замертво, как в тот момент решил мистер Уэлли.

Флэмборо впился взглядом в Маркфилда, но тот снова обернулся к своему аппарату. Вылив остатки содержимого воронки в колбу, он взял с подноса пузырек и снова наполнил воронку, после чего повернул к сэру Клинтону совершенно бесстрастное лицо.

– Мистеру Уэлли было вполне достаточно увиденного. Но, уже собравшись уходить, он краем глаза заметил, как убийца вынул из кармана какой-то маленький предмет и бросил его на пол. Тут мистер Уэлли понял, что ему пора уносить ноги. Он сошел с клумбы на тропинку, обошел дом и побежал к воротам. Там он наткнулся на автомобиль, на котором, очевидно, и приехал второй убийца. Даже в такой драматический момент мистера Уэлли не покидала вторая из двух главных в его жизни мыслей: "Чем я могу тут поживиться?" Поэтому он бросился наутек лишь после того, как записал номер второго автомобиля.

Сэр Клинтон замолчал и с невозмутимым видом воззрился на Маркфилда.

– Кстати, доктор,- небрежно осведомился он,- каким ласковым именем называла вас миссис Силвердейл, когда вы были наедине? Оно, я знаю, начинается на букву "К".

Инспектору стало ясно, что на сей раз сэру Клинтону удалось сломить упорную оборону Маркфилда. Доктор поднял на полицейского тяжелый взгляд. Лицо его было угрюмо. Он медлил с ответом, очевидно пытаясь оценить опасность ситуации.

– Хм! Значит, вам и это известно?- наконец произнес он.- Тогда, вероятно, нет смысла запираться. Она звала меня "Косолапым". Говорила, что порой я веду себя, как медведь. Может быть, она была права…

Сэр Клинтон выслушал это объяснение с наигранным равнодушием.

– Ваши отношения начались в двадцать пятом году, сразу после того, как Силвердейл переехал сюда, верно?

Маркфилд кивнул.

– И вы вскоре решили как можно меньше видеться на публике, чтобы скрыть от окружающих вашу связь?

– Именно так.

– А потом она начала использовать Хассендина для отвода глаз? Открыто появлялась с ним повсюду, тогда как на самом деле тайно встречалась с вами?

– Я смотрю, вы хорошо осведомлены!- холодно заметил Маркфилд.

– Полагаю, мне известно все,- отозвался сэр Клинтон.- Ваша партия проиграна, доктор Маркфилд.

Маркфилд помолчал, лихорадочно обдумывая свое положение.

– Вы можете предъявить мне лишь обвинение в непредумышленном убийстве,сказал он наконец.- И показания вашего свидетеля это подтверждают. Я увидел, как он застрелил Ивонн. А в драке его пистолет дважды случайно выстрелил, и обе пули угодили в него. Вы не можете обвинить меня в убийстве. Я буду утверждать, что оборонялся, а опровергнуть мои слова вы не в силах, поскольку Уэлли у вас больше нет.

Сэр Клинтон даже не пытался скрыть саркастическую улыбку, заигравшую на его губах.

– У вас ничего не выйдет, доктор Маркфилд!- возразил он.- Вы могли бы оправдать свои действия самообороной, если бы речь шла только об убийстве в летнем домике. Но есть еще и убийство служанки в Хэтерфилде. Его-то уж точно не объяснишь самообороной. Присяжные даже слушать вас не станут.

– Да, вы прекрасно осведомлены,- задумчиво повторил Маркфилд.

– Полагаю, вы хотели забрать из Хэтерфилда ваши любовные письма к миссис Силвердейл?- осведомился сэр Клинтон.

Маркфилд кивнул.

– Это все ваши обвинения?- в свою очередь спросил он.

Сэр Клинтон покачал головой:

– Нет. Есть еще дело об убийстве мистера Уэлли.

На лице Маркфилда не отразилось ни удивления, ни досады.

– Теперь-то все, наконец?- безразличным тоном повторил он.

– В целом – да,- ответил сэр Клинтон.- Разумеется, еще вы приложили все усилия, чтобы, прикрываясь личиной господина Судьи, подвести под обвинение доктора Силвердейла. Но это не так уж важно. Удивительно, что вы, убийцы, никогда не можете вовремя остановиться. Если бы вы не сделали этой ошибки, нам было бы гораздо труднее распутать ваше преступление.

Маркфилд не отвечал, погрузившись в напряженное раздумье.

– Научное мышление – хорошая штука,- неожиданно проговорил он.Помогает осознавать значение очевидных фактов. Моя игра проиграна, это факт. Вы оказались умнее меня.- Он снова замолчал. Внезапно мрачная ухмылка исказила его лицо.- Похоже, у вас достаточно доказательств, чтобы обосновать свое обвинение в суде,- снова заговорил он.- И, полагаю, есть еще несколько козырей в запасе, о которых я и не подозреваю. Я не намерен визжать и упираться, пока меня тащат на виселицу. Такое поведение представляется мне недостойным. Поэтому я сам все вам расскажу.

Флэмборо, привыкший придерживаться официальной формы, произнес обычное в подобных случаях предупреждение о правах.

– Прекрасно,- небрежно произнес в ответ Маркфилд.- Бумага на письменном столе, рядом с печатной машинкой. Можете записать мои слова, а я потом, если понадобится, поставлю свою подпись.

Инспектор прошел на другой конец комнаты, взял несколько листков бумаги и вернулся на свое место. Усевшись за стол, он достал авторучку и приготовился записывать.

– Не возражаете, если я закурю?- проговорил Маркфилд, опуская руку в карман.

Флэмборо приподнялся со стула, но тут же опустился обратно, увидев в руке доктора не пистолет, а всего лишь кисет. Маркфилд бросил на него взгляд, ясно говоривший о том, что он угадал причину его движения.

– Не нервничайте,- презрительно проговорил доктор.- Никакой стрельбы не будет. Это же не кино.

Он взял с камина свою трубку, неторопливо набил ее, зажег и лишь тогда обернулся к сэру Клинтону.

– Полагаю, у вас и ордер имеется?- поинтересовался он почти безразлично.

Утвердительный кивок ничуть не испугал его. Удобно расположившись в кресле, он, похоже, целиком погрузился в раскуривание трубки.

– Я буду говорить медленно,- наконец обратился он к инспектору.- Если начну торопиться, остановите меня.

Флэмборо кивнул и поднял ручку, приготовившись записывать.