Прочитайте онлайн Загадка Атлантиды | Глава восьмая Неоконченное путешествие

Читать книгу Загадка Атлантиды
4516+1152
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава восьмая

Неоконченное путешествие

Что лежит за болотами, и почему Темные миры такие прозрачные; или – как найти черную кошку в темной комнате

Сан Саныч покрутил в руках пропуск в Темные миры. На нем не было ничего, кроме эмблемы, состоящей из трех пересекающихся кругов. Правда, третий круг был жирнее и чернее двух других. Хранитель отдал пропуск Женьке и достал книгу-портал.

И вдруг, впервые за все то время, пока Сан Саныч был Хранителем книг, навигатор не открылся. Сан Саныч попробовал еще раз – результат оказался тем же.

– Только этого еще не хватало! – Библиотекарь сердито встряхнул книгу. – Хорошо еще, что портал сломался именно здесь, а не в Темных мирах!

Женька перевел озабоченный взгляд с деда на навигатор:

– Слушай, а раньше он у тебя ломался? Ну, если не считать той истории с ледышкой, когда он намок и закоротил.

Хранитель растерянно пожал плечами.

– Никогда! Правда, должен сказать, что так активно я давно не путешествовал. Может быть, порталу надоело таскать нас по всему Книжному миру? Или он не хочет отправляться в Темные миры? Что же, я могу его понять… Ладно, давайте сходим в канцелярию и узнаем, где его можно починить.

Сан Саныч забрал у Женьки пропуск в Темные миры, взял его в одну руку с навигатором и уже собрался вернуться по коридору в канцелярию, как вдруг портал издал звук, какой издает треснувшая чашка. Листок пропуска «втянулся» в книгу, и круг Темных миров в эмблеме на ее обложке стал заметно темнее. После чего портал легко открылся с тихим щелчком.

Женька остановился.

– Дед, он что, так логин с паролем обрабатывает? Оригинально, однако!

Сан Саныч в недоумении вертел книгу в руках. Потом хлопнул себя ладонью по лбу.

– Ну конечно же! Я просто прослушал, как надо было активировать пропуск. Мне секретарша говорила, а я о чем-то о своем думал. Да-а, кажется, я сдаю… Контузия, что ли, на меня подействовала?

Женька хмыкнул.

– У нас, дед, таких пользователей, как ты, зовут юзверь.

– Что еще за зверь такой? – Оля встала между Женькой и Сан Санычем. – Ты как со старшими разговариваешь?

– Ладно, Оленька, ничего страшного! – Дед погладил Олю по голове, а потом поинтересовался у Женьки: – А правда, что за слово ты произнес? Что оно означает?

– Ну, это юзера со зверем скрестили. Тебе, дед, надеюсь, слово «юзер» переводить не нужно?

– Нет. Пользователь, он и есть пользователь.

– Ну, так вот… Юзверь – это такой пользователь, который вроде бы все умеет, но у него что-то всегда не получается. Ты, дед, на меня не обижайся, но инструкции читать надо. Или слушать.

Женька широко улыбнулся. Сан Саныч засмеялся, и вслед за ним рассмеялась Оля.

– Ох, тогда я в компьютерах такой юзверь! Прямо диноюзарь или юзерозавр! Или… – Девочка собралась придумать еще нескольких зверей, но Женька вдруг нахмурился.

– Да перестань ты, Олька! Как маленькая, честное слово. Все у тебя получится, ты же только-только начала комп осваивать. А с пропуском мы все-таки сами справились, без саппорта.

– Что-что? – хором спросили Сан Саныч и Оля, но Женька только рукой махнул.

Хранитель тоже махнул рукой, словно отбрасывая неважную информацию, и спросил:

– Ну что, готовы?

Женька крепко взял Олю за руку. Та даже не попробовала вырваться, а, наоборот, крепче прижалась плечом к плечу мальчика. Оба утвердительно кивнули головой.

Сан Саныч открыл книгу и вдруг задумался.

– Так… Хм, а как сформулировать пункт назначения? Я ведь даже не знаю, куда мы направляемся. А попробуем… – Хранитель подвел стилус к странице и просто сказал: – Темные миры.

Сработало. Через несколько мгновений путешественники оказались на широком лугу.

На сей раз никто не упал, Женя с Олей, как были рука об руку, так и приземлились. Конечно, под сапог Хранителя опять попал какой-то злосчастный камень и разлетелся в мелкое крошево, но оно никого не задело.

Прибыв на место, они тут же огляделись по сторонам. За спинами путешественников поднимался небольшой пологий холм, а прямо перед ними расстилалась низкая равнина, на которой тут и там виднелась вода. Вокруг не было ни души.

Женька глянул себе на ноги и хмыкнул, обнаружив на них рыбацкие резиновые штаны на лямках, заканчивающиеся сапогами. Парень с удовольствием отметил, что жилет со множеством полезных вещей в карманах остался при нем, и что потерянный на Крите нож опять лежит на своем месте. За спиной висел рюкзак с чем-то объемным, но не тяжелым.

Оле навигатор оставил ее прежний облик, видимо посчитав, что ковбойские сапожки не промокнут и в здешнем болоте.

Хранитель раскрыл книгу-навигатор и стал внимательно изучать местность, в которую они попали. По схеме выходило, что перед ними лежало болото, углубляющееся по мере продвижения внутрь Темных миров. Маленькая точка, обозначающая Риту, все еще вертелась по кругу, не останавливаясь ни на одном месте, но не выходила за пределы границ. Хранитель показал на нее ребятам.

– Смотрите, мы идем в правильном направлении. Значит, не зря мы сюда забрались… И все же я не понимаю, как Рита сюда попала. И чем больше не понимаю, тем сильней мне хочется во всем разобраться.

– Ты, дед, в этом не одинок, – поддакнул Женька.

Закрыв навигатор и убрав его в карман плаща, Сан Саныч двинулся вперед. Сделал несколько шагов и обернулся к ребятам.

– Женя, Оля, идите только по моим следам. Болото – штука неприятная… Двигаемся сначала вон к тем деревцам.

Не торопясь, но и не медля, путешественники добрались до небольшой группки деревьев, самое толстое из которых было с три Женькиных пальца. Сан Саныч срубил каждому по шесту длиной около двух метров, удалив со стволов сучки и ветки, и выдал ребятам. С шестами идти стало гораздо проще, а главное, безопаснее. Прежде чем ступить куда-то, они проверяли то место шестом – достаточно ли там твердая почва.

Путники долго двигались по заболоченной равнине, где, казалось, сколько ни иди, а все равно стоишь на месте. Они перебирались с помощью шестов через мшистые поляны, где под каждой кочкой могла скрываться глубокая яма или того хуже – вязкая трясина, куда может и затянуть; переходили топкие места, прыгая по камням. Пару раз Женька срывался в воду, утопая то по колено, то по пояс, Сан Саныч протягивал ему свой шест, и мальчик выбирался обратно на тропу. Олю такая напасть миновала, хотя она чуть было не оставила в одной из заросших травой ям свой щегольской сапожок.

И вот впереди показалась каменистая местность, на которой виднелись лужицы.

Ступив на твердую почву, Сан Саныч снова открыл навигатор. Догнавшие его ребята побросали шесты и уселись прямо на землю. Они сильно устали от ходьбы по болоту, с непривычки очень ломило спину и руки. Оля повернулась к Женьке.

– А ты молодец, ни разу не пожаловался. Я, если честно, думала, что мы и полчаса не пройдем, как ты попросишь такси вызвать!

– Да ладно тебе, Олька! – Парень скривился, затем потянулся, разминая спину. – Столько времени прошло, а ты мне до сих пор тот случай напоминаешь…

Подошел Сан Саныч.

– Молодец, Женя, хорошо держался на переходе! И ты, Оля, тоже молодец! – похвалил он. – Итак, слушайте последние новости. Докладываю, что мы выбрались с приграничных болот, отделяющих Темные миры от Светлых, но что там дальше, навигатор не показывает. Поэтому пойдем наобум и будем разбираться по ходу дела. – Сан Саныч присел рядом с ребятами. – А пока, я думаю, можно отдохнуть и оглядеться.

Оглядываться Женька не стал. Он уже снял рюкзак, нашел в нем крепкие туристические ботинки и теперь переобувался, добром поминая навигатор, позаботившийся о его обуви. А вот Сан Саныч с Олей огляделись. Причем без всякого удовольствия.

Пейзаж был одного светло-серого цвета. Трава, деревья, камни, небо – все сливалось в серый туман, и чтобы разглядеть какую-то деталь ландшафта, требовалось приложить усилия. Недалеко от полянки, где расположились Хранитель и ребята, начиналась неширокая дорога, которая вела через небольшой лесок и уходила куда-то в туман. И все вокруг было каким-то призрачным… или прозрачным. Одно дерево просвечивало через другое, большой валун не прятал куст, росший за ним, а мощеная дорога не скрывала… Посмотрев под ноги, Оля вздрогнула: под камнями мостовой крутилась мелкими водоворотами густая жижа. Она была везде! Куда ни кинь взгляд – повсюду темное месиво медленно вращалось под ногами.

Сан Саныч встал, покачав головой.

– Теперь я, кажется, понимаю, куда уходят все нереализованные идеи…

Оля на всякий случай подвинулась поближе к Хранителю, а тут и Женька подошел.

– Что ты имеешь в виду, дед?

– Посмотри вниз. Малопривлекательной массой, что шевелится в глубине, у нас под ногами, наверняка стало то, что раньше было фантазиями, задумками и, вероятно, даже литературными произведениями. Но они не состоялись и забылись настолько, что потеряли всяческие очертания. Да… Страшно подумать, что и моя книга может когда-нибудь дойти до такого состояния, и мне самому доведется угодить сюда, в это жуткое месиво!

Сан Саныча передернуло.

– А что, если наоборот? – тут же предложил свою версию Женя. – Может быть, это та самая первая материя, из которой рождаются идеи и фантазии? Не зря же говорят, что все новое – хорошо забытое старое!

– Хм, я как-то не подумал… Но и думать не хочу! – Хранитель с силой ударил сапогом по дороге.

Оля вскрикнула, а Женька инстинктивно ухватился за ближайший валун. Они решили, что под каблуком Сан Саныча мостовая треснет и все трое провалятся в шевелящуюся под ней жижу. Но ничего подобного не произошло. Из призрачного кирпича вылетела вполне реальная искра, а Сан Саныч всамделишно отбил себе пятку. После чего был сделан вывод, что непонятное месиво не находится у них прямо под ногами, а просвечивает сквозь полупрозрачную землю.

Пора было отправляться в путь. Хранитель помог Женьке надеть рюкзак на спину и хотел уже двинуться вперед, но внук его остановил.

– Дед, а давай к местности привяжемся? Не знаю, как вы, а я бы в этом дурацком тумане дорогу назад точно не нашел.

Сан Санычу предложение показалось разумным. Подобрав брошенные шесты, которые чуть ли не единственные выглядели в окружающем расплывчатом мире вполне материально, Хранитель связал их концами вместе и установил на земле шалашиком, так, чтобы самый длинный шест указывал направление, откуда они пришли. Потом достал навигатор и попробовал заставить его определить их настоящее местоположение. Но книга упорно отказывалась демонстрировать карту Темных миров. Трехмерная схема сейчас вся состояла из темно-серого тумана, сквозь который было невозможно хоть что-то разглядеть. Четко прочитывалась на схеме только высокая гора, на которой путешественники уже однажды побывали, когда их высадил туда уставший дракон. И все. Даже то место, где они сейчас находились, на карте утопало в тумане, и сделанный ими указатель был на схеме не виден.

– Что за фигня? – пробормотал Хранитель.

Услышав оброненную фразу, ребята переглянулись.

– Ты, дед, смотрю, уже стал мои словечки использовать! – хихикнул Женька.

Устав держать рюкзак, парень повесил его на пирамидку указателя, и – о чудо! – тот сразу появился на плане. Но стоило рюкзак снять, тут же исчез.

– Значит, чтобы помочь работе навигатора, придется оставлять в разных местах какие-то наши вещи, – сделал вывод Хранитель.

– Тогда я положу под пирамидку свой болотный комбинезон с сапогами, – отреагировал Женя. – И для дела польза, и не придется таскать по всем Темным мирам. Авось больше не понадобятся…

Указатель немедленно появился на схеме, а сама она изменилась, что, правда, никак не облегчило жизнь путешественникам. Сквозь плотный туман на карте стали временами проявляться какие-то строения и ландшафты – но зыбкие, неуловимые, то волной всплывавшие над картой, то вновь исчезавшие. Среди всего этого хаоса выделялись мелкие островки относительного спокойствия. Один такой островок был недалеко от того места, где они находились. Оля, которая не пыталась помочь мужчинам разбираться с техникой, а просто молча смотревшая из-за Женькиного плеча на навигатор, первая увидела эту закономерность.

– Ой, Сан Саныч, смотрите, а вот тут не так крутится! – Оля ткнула пальцем в картинку, и та как будто немного подалась назад.

Но им, наверное, показалось, ведь картинка не живая и вряд ли боится девичьего пальца… Хотя иногда на девичьих пальцах бывает такой маникюр, который может заставить в страхе отскочить даже, скажем, троллейбус или самосвал. Но это так, к слову, потому что Оля подобный маникюр себе не заводила, справедливо считая его неудобным для жизни.

– Верно! – отметил Сан Саныч и нацелился стилусом в место, которое указала Оля.

В виде картинке оно всплыло над страницей. Но даже после того, как оно развернулось и сделалось больше, все равно полностью разглядеть, что там происходит, не выходило. Было видно лишь, как за завесой тумана двигается кто-то, явно более плотный, чем окружающая действительность.

– Ну, что ж, давайте навестим это место, – предложил Сан Саныч. – Может быть, нам удастся что-то узнать…

Хранитель двинулся вперед. Не останавливаясь, он вынул из-за спины меч и понес обнаженный клинок на сгибе руки. Посмотрев на деда, Женька тоже достал свой длинный нож. Но тут Сан Саныч обернулся и не терпящим возражений тоном скомандовал:

– Убери!

Женя с неохотой подчинился.

Шли долго. Сначала ребята ступали осторожно, все еще боясь провалиться в подземную жижу, но вскоре привыкли и зашагали увереннее, быстрее. Пейзаж вокруг постепенно менялся. Туман принимал самые причудливые формы, из него появлялись, но тут же исчезали то дома, то какие-то звери, то человеческие фигуры. Несколько таких теней подошли к ним почти вплотную и протянули руки к Женьке. Оля вскрикнула и вцепилась в своего друга. Мальчик хотел вытащить нож, но на локте у него мертвой хваткой повисла Оля, и он никак не мог освободить руку. Хорошо, Сан Саныч обернулся на Олин крик, сделал шаг по направлению к теням, и те остановились. Послышались еле слышные звуки – словно в траве зашелестел ветерок. Однако как ни прислушивались ребята и Хранитель к тому, что пытались донести до них тени, так ничего и не смогли разобрать. И отправились дальше, а тени остались.

По мере движения тишина сменилась легким шумом, который все нарастал. Вскоре уже все пространство вокруг наполнилось звуками, в которых изредка угадывалась человеческая речь. Ребята давно уже перестали удивляться тому, что они понимают персонажей всех книг, на каком бы языке они ни были написаны, но то, что доносилось до них сейчас, было их пониманию недоступно. Более того, даже Хранитель не понимал речи теней. А те все чаще пытались обратиться к нему. Одна тень, похожая на древнего воина в легких доспехах, долго плыла рядом. Сан Саныч пытался с ней говорить и даже различил отдельные слова – «господин», «свет» и «забвение», но в целом так и не сумел понять, что говорила тень. Наконец она отступила в туман и растаяла.

Вдруг из серой мглы послышались громкие и хорошо различимые звуки, и путники замерли на месте, потому что звуки эти никому из них не понравились – более всего они напоминали рычание и чавканье, точно крупные звери подрались из-за добычи.

– Ой! – пискнула Оля и крепче вцепилась в руку Жени.

Сделав еще несколько шагов, путешественники вдруг вышли из тумана. Хранитель и ребята оказались в месте, напоминавшем огромный зал, только стенами его служил все тот же вездесущий туман. Пол здесь был устлан темно-зелеными от мха каменными плитами, а по кругу расположились каменные же изваяния. Ближе всего находилась скульптура, столь ужасающая, что перед ней, наверное, померкла бы самая извращенная фантазия.

Остальные изваяния были полускрыты клочьями тумана, о чем никто из путешественников не пожалел. Внимание Хранителя и его спутников было приковано к центру зала, где находилось возвышение вроде помоста или языческого алтаря, а на нем лежало… Впрочем, не будем об этом. Важно то, что у помоста пристроилось существо, имевшее чешуйчатое тело, голову ящера и длинные кривые руки, пальцы которых заканчивались короткими, но очень острыми когтями. Монстр был занят «трапезой». Увидев чужаков, существо одним махом перепрыгнуло помост и с угрожающим видом двинулось к ним. Оля опять завопила, вцепилась в руку друга и крепко зажмурилась.

– Олька, отпусти! Дай нож достать! – зашипел, как рассерженная змея, Женя на девочку.

– Ой, я боюсь, Женечка, я боюсь! – лепетала та, не открывая глаз.

– Отпусти, дура!

Парень свободной ладонью ударил Олю по руке. Опешив от такого обращения, девочка разжала пальцы, и Евгений, моментально выхватив нож, сделал шаг вперед, закрыв Олю собой. Она за его спиной заплакала, но Женька даже не обернулся – сейчас было не до того. Сдерживая подступающую тошноту, он следил за тем, что происходило в нескольких шагах, и готовился помочь деду. Правда, пока его помощь не требовалась.

А Сан Саныч стоял, опустив меч острием книзу, и внешне был абсолютно спокоен. Только когда ящероголовый монстр подошел на расстояние броска, дед немного поднял меч. Непонятно откуда взявшийся лучик света скользнул по рукаву Хранителя и отразился от одного из ромбов на обшлаге. Ящероголовый остановился.

– Неужели Хранитель? – Речь существа напоминала свист и шипение, но слова можно было разобрать. – Не думал я, что ко мне кто-то явится по своей воле! Но учти, Хранитель, здесь твое положение очень шатко… Если я сейчас положу тебя на этот алтарь, – монстр кивнул головой себе за спину, – ни тебя, ни твоих маленьких спутников никто не найдет!

Выставив когти, ящероголовый двинулся вперед. Сан Саныч чуть шевельнулся. Лезвие меча в его руке зазвенело и стало ярко-голубым. Чудовище прыгнуло. Поднырнув под противника, Хранитель нанес удар по его ногам, и те мгновенно превратились в лед. Существо упало на бок, попыталось повернуться, но ему не удалось. Хранитель подошел сзади.

– Твои ноги оттают через несколько часов. Если я позволю, конечно! А если я рассержусь, то коснусь твоего сердца. И после того, как ты растаешь, тебя сожрут падальщики, которые наверняка тут водятся. Тебе решать…

Хранитель поднес острие лезвия поближе к противнику, и было видно, что тот всем телом ощутил смертельную стужу, исходящую от клинка. Ящероголовый дернулся и зашипел:

– Что тебе нужно?

Поняв, что опасность миновала, Женька повернулся к Оле и хотел взять ее за руку, но девочка отпрянула. Она беззвучно плакала, вздрагивая всем телом и не вытирая слез, которые катились у нее по щекам. Женя подошел ближе.

– Ты чего? Не бойся, дед его уже сделал, все в порядке!

Оля с трудом проговорила сквозь рыдания:

– Ты меня ударил… И дурой назвал… А я испугалась… И вообще, ты сам дурак!

Женька подошел еще ближе и все-таки взял Олю за руку. Она хотела выдернуть ее, но парень не позволил.

– Оль, ну ты что? Как же я тебя одной рукой да еще без ножа защищать стал бы? – пустился мальчик на хитрость. – Если бы монстр на нас бросился, я бы ему показал – сначала подножку, потом ножом – раз… А ты меня за руку держала! Как бы я тебя спас, а?

Оля немного перевела дух.

– А чего сразу «дура»? – Девочка собралась снова заплакать.

Женька сделал строгое лицо и важно произнес.

– Это шоковая терапия. Читала про такое? – Оля утвердительно кивнула. – Вот и я прочел в Инете, а сейчас вспомнил и воспользовался.

Глаза у Оли начали высыхать, и она даже чуть улыбнулась сквозь слезы.

Тем временем Хранитель допрашивал ящероголового, и ребята осторожно подошли ближе. Сан Саныч, опасаясь неприятных сюрпризов, стоял над противником, почти упирая меч в его шкуру.

– Кто ты и как здесь оказался?

Ящероголовый ответил:

– Меня зовут Эстеррах, и я был здесь всегда. Понимаю, чего ты от меня хочешь… Я стал обретать плоть совсем недавно. Потом пришел Царь и Освободитель. Он сказал, что очень скоро мы все снова вернем себе плоть и, как в древние времена, будем править миром.

– Ты видел здесь человеческую женщину? Невысокую, со светло-русыми волосами и голубыми глазами. Постарайся вспомнить, от этого многое зависит!

– Нет, не видел. Слышал только, что женщина была в центре мира, что Царь призвал ее…

– Что за царь? Где его найти?

– Великий Царь Царей, Единственный Не Терявший Плоти, Освободитель! И он – в центре мира!

– Что еще за центр мира? – выкрикнул, не удержавшись, Женька.

Сан Саныч сделал внуку знак не вмешиваться. Но человек-ящер ответил на вопрос мальчика, пошипев:

– Он там, откуда мы все родом.

– А откуда ты родом? Где твоя книга? – строго допрашивал Хранитель.

– Я из произведений Доритосфена, великого мыслителя Атлантиды.

– Атлантиды? – Сан Саныч вздрогнул. – Твоя книга сохранилась? Не может быть! Если ты обретаешь плоть, значит, тебя или вспоминают, или читают… Но ни то, ни другое невозможно!

Потрясенный услышанным, дед немного опустил меч и сделал шаг вперед. Что было большой ошибкой. Оказалось, что руки Эстерраха одинаково хорошо гнутся вперед и назад. Несмотря на скованные льдом нижние конечности, монстр изловчился и схватил Хранителя за ногу.

– Попалссссяяя… – кровожадно прошипел он.

– Дед, атас! – закричал Женька и, оттолкнув Олю, кинулся к ящероголовому.

Но Хранитель коротким ударом меча уже отсек когти чудовища от своего сапога и вонзил его в сердце Эстерраха.

– Моя книга написана заново… будет написана… – в последний раз прошептали холодеющие губы ящероголового. – Я умираю с твоим именем на устах, Эрто…

Подскочивший Женька наотмашь ударил Эстерраха ногой. Замороженная плоть разлетелась на мелкие осколки. Хранитель убрал меч в ножны, потом подошел к помосту и, морщась, сразу отошел. Приблизившись к останкам Эстерраха, он выдернул из-под них его плащ, вернулся к помосту и накрыл тряпкой то, что находилось на нем, а потом с силой столкнул ужасные куски. Очистив таким образом алтарь, он достал флягу и вылил воду на его поверхность, смывая остатки крови.

– Зачем ты это делаешь? – недоуменно спросил Женька, не скрывая отвращения.

Вместо ответа Хранитель указал на алтарь, и ребята вдруг увидели, что тот весь испещрен какими-то надписями. В самой середине отчетливо виделся знак трех переплетенных колец. Отойдя от помоста, Сан Саныч уселся прямо на пол спиной к нему и пояснил ребятам:

– Это портал. Не знаю, как он работает, да и работает ли… И, признаться, знать не хочу! Думаю, его придется разрушить.

Ребята смотрели на Сан Саныча, вытаращив глаза. Они нашли портал, но где же Рита? Женька сразу же задал вопрос деду, и тот привычно воспользовался навигатором. Глядя на карту, все увидели, что точка, изображающая Риту, все так же крутится в границе Темных миров, но никак не приближается к месту древнего портала, около которого они сейчас находились. Что означало: Рита может быть где угодно, только не поблизости. Убрав навигатор, Сан Саныч снова встал, превратил свой меч в тяжелый молот и подошел к помосту. Древний портал сдался с пятого удара. Он вдруг пошел трещинами, а со следующим ударом развалился на куски, засыпав обломками то, что находилось за ним.

И вдруг с того места, откуда пришли Хранитель и ребята, раздался басистый смех.

Троица резко обернулась. На границе тумана стоял… кентавр. И был он просто в стельку, до неприличия, до изумления пьян. Кентравр привалился боком к одной из омерзительных статуй и хохотал, показывая пальцем на останки Эстерраха. Отсмеявшись, человек-конь заговорил – бессвязно, глотая слова, а то и целые предложения:

– И я ведь предупреждал… Здорово вы его уделали! Сказал ему: поедем, я там уже бывал… Но он мне – езжай один! А мне одному не с кем… А она просит: подальше… Только где это подальше? Я ему говорю: не ешь человечину. Но он мне: а силу-то где взять, а? Вот то-то! Она красивая… на мне ехала… А там еще было, как его, небо! Давно я его не видел… И птицы в нем… Потом она пропала, и я еще выпил! Меня тоже кто-то заново написал, я не такой, нет… У меня лук, копье были, а теперь – вот! – Кентавр потряс флягой, поднес ее ко рту, опрокинул и с шумом глотнул.

– Похоже, она у него никогда не пустеет, – шепнул Женя Оле, но девочка была еще слишком напугана, чтобы воспринимать шутки.

Кентавр оторвался от статуи, подошел к останкам Эстерраха, нагнулся, посмотрел на них, а потом пнул ногой. Обернулся, махнул рукой и побрел назад в туман. Оттуда еще некоторое время слышалось:

– И правильно! Я говорил – не ешь. А теперь что? Все! А она красивая…

Все стояли, буквально открыв рот. Даже Хранитель. Никто не понял, откуда здесь взялся кентавр и куда он подевался. Догонять его и спрашивать никто не захотел.

– Сан Саныч, давайте уйдем отсюда!

Оля упорно не поднимала глаз от пола, стараясь даже не думать о том, что находится за разрушенным порталом.

Хранитель оглянулся, кивнул и быстрым шагом пошел в туман. Девочка и Женя поспешили за ним. Через некоторое время, когда страшный зал скрылся из виду, Сан Саныч остановился.

– Ребята, я хочу разобраться! Говорите, кто и что тут понял. У меня голова кругом…

Первой ответила Оля:

– Рита здесь. В каком-то центре мира. Но что это такое, я не поняла…

Женька думал дольше. Потом сказал:

– Дед, задачка не из простых, но, в общем, и не сложная… Смотри, ящер что-то плел про того, кто не терял плоти. То есть был всегда и не превращался в тень. А кто здесь может быть всегда, ты, дед, знаешь лучше меня, но я уверен – кто-то из очень древних. Тот, кто или живет рядом с порталом, или знает, как им пользоваться, или…

Женька сделал паузу, и все в один голос воскликнули:

– Хранитель!

Сан Саныч решительно достал навигатор.

– Мы возвращаемся в Букбург! Там немедленно пойдем в архив и попробуем найти упоминания о самых первых Хранителях…

Но внук не очень вежливо прервал его:

– Дед, погоди! Куда ты торопишься? Пока мы здесь, давай поглядим, что тут еще есть… Ну-ка, покажи навигатор!

Дед с недоумением посмотрел на Женьку, но навигатор открыл. Когда карта Темных миров всплыла над страницей, опять завертев свой бессмысленный хоровод, и все трое склонились над ней, мальчик отобрал у Сан Саныча стилус.

– Вот, смотрите, есть места, которые кружатся очень сильно, а другие как-то поспокойнее. А почему? Может, там есть такие же… ящеры? – Женька махнул рукой назад в туман и зябко поежился. – И они могут знать про Царя, или как его там… Дед, в архив мы всегда успеем, а вот возвращаться сюда по болоту мне очень не хочется!

Дед хотел что-то сказать, но его перебила Оля. Показав на гору, уверенно стоявшую почти в центре картинки на навигаторе, она сказала:

– Вот тут, у подножия той горы, где мы приземлились, когда летали на драконе, тоже есть такие персонажи… – непрозрачные, видимые. Там была нога без тела, а еще девица противная… И все такие страшные, что я чуть не умерла!

Женька вытаращил глаза.

– А ты откуда знаешь?

Сан Саныч вдруг стал внешне очень спокоен. Тоном, в котором звучала холодная ярость, он произнес:

– Знаете, уважаемая Ольга, я, пожалуй, присоединюсь к вопросу моего внука.

От его тона у Оли душа ушла в пятки. Она покраснела, побледнела, а потом робко призналась:

– Ну, когда мы с дракона слезли, я потихоньку спустилась, хотела одним глазком посмотреть… А там он… в общем… – Девочка окончательно смутилась и замолчала.

– Ага, спалилась! – воскликнул Женька. И повернулся к деду: – Вот так вот! Ты-то мне что сказал: «Не беспокойся, ей, наверное, надо, иди в другую сторону…» А она вниз лазила!

Хранитель холодно посмотрел на девочку.

– Оля, я мог ожидать подобного от своего внука, поэтому на горе не спускал с него глаз. Но от тебя, если честно, не ожидал!

У Оли в который раз за день на глаза навернулись слезы. Увидев их, Женька немедленно встал на ее защиту:

– Да ладно, дед, все обошлось же! Зато теперь нам не надо гадать, куда идти. Считай, разведка произведена, и можно двигаться не вслепую. Предлагаю выдать Оле медаль как лучшему разведчику… – Женя сжал Олину ладошку и не отпускал, пока Сан Саныч не улыбнулся.

– Обязательно дам, – пробурчал дед. – Вот только крапива по весне в силу войдет, так сразу и дам!

Женька повернулся к подруге и с пафосом произнес:

– Ты награждена с отсрочкой исполнения!

Мальчик захохотал, а потом серьезно добавил:

– Только больше так не делай, а то любить не буду.

И тут же сообразил: ляпнул что-то не то. Посмотрел на Сан Саныча, но тот почему-то фыркнул, отвернулся и стал вынимать из глаза неожиданно залетевшую туда соринку. Женя хотел взглянуть на Олю, но голова отказалась поворачиваться. Так он и стоял, когда услышал за спиной тихий смех – нисколько не обидный, а очень даже счастливый. И почувствовал, как Олина рука пожала его руку…

Сан Саныч еще раз открыл навигатор. Точка, обозначающая Риту, все так же бессмысленно вращалась по орбите Темных миров, но туда, где находились путешественники, не приближалась. Это был хороший знак. Получив от ребят подтверждение того, что они готовы двигаться дальше, Хранитель запустил книгу-портал.

Транспортировка прошла относительно гладко. Относительно, потому что при приземлении мужчины утонули в зловонной жиже по щиколотку, а Оля – по колено.

Пытаясь выбраться из грязи, девочка огляделась. Ей показалось, что за полгода здесь, у подножия высокой горы, ничего не изменилось. Те же монстры, те же клубки змей… «Ой, змеи!» Завизжав, Оля хотела броситься бежать, но ей это не удалось – из-за густой грязи. Наконец, вся перепачкавшись, девочка перебралась через невысокий каменный барьер и очутилась на твердой поверхности. Здесь змей не было, она стояла, похоже, на камне, скрытом небольшим слоем мутной воды. Оля посмотрела по сторонам и от увиденного застыла.

Сан Саныч, не обращая внимания на гадов, копошащихся под ногами, рубился с криворуким лысым карликом с четырьмя скрюченными ногами, одновременно умудряясь сдерживать натиск одноглазого великана, из огромных ушей которого с резким криком вылетали летучие мыши и пытались напасть на Хранителя и Женьку сверху. Мальчик отмахивался от них ножом в одной руке и фонариком в другой. Страшилища почему-то боялись луча фонарика больше, чем ножа и меча Хранителя, и с Женькиной стороны лезли неохотно. Попадая в круг света, они замирали и двигались только тогда, когда луч смещался в сторону. Было видно, что находиться на ярком свету для них сущее мучение. Через несколько минут, к счастью, все было кончено. Остатки банды чудовищ разбежались, а преследовать их в шевелящемся тумане ни у кого желания не возникло.

Оля закричала:

– Эй, я здесь!

Сан Саныч обернулся и кинулся к Оле, взметая фонтаны грязи. Женька наставил на нее фонарь и бросился за ним.

Оля удивилась:

– Что такое с вами? У меня же все в порядке…

Как вдруг почувствовала, что воздух за ее спиной заколыхался. Девочка обернулась, от испуга резко попятилась назад и чуть не упала. На нее, вытянув вперед руки с длинными красными ногтями, наступала девушка в ярко-розовом платье, с золотистыми волосами, густой волной стекавшими по спине и плечам, и с красивым, но перекошенным ненавистью лицом. Глаза ее были пустыми, безразличными и холодными, словно у пластмассовой куклы. В них, голубоватого оттенка, в обрамлении густых длиннющих темных ресниц, не отражалось ничего живого и человеческого: ни чувств, ни мыслей, ни тепла. Это было лицо даже не человека, а бездушного манекена, робота.

Попав в круг света от Женькиного фонарика, девица замерла, растопырив пальцы, и тяжело захрипела. Подбежавший Сан Саныч подхватил Олю, не дав ей упасть. Евгений перешагнул через барьер, кругом опоясывающий небольшую полянку, и, не опуская фонаря, подошел ближе. Хранитель отодвинул Олю себе за спину и приставил лезвие меча к шее девицы, скомандовав.

– Женя, опусти фонарь, но не выключай!

– Хорошо, дед! – Мальчик повел лучом вниз и оставил светлый круг прямо под ногами нападавшей.

– Что ты здесь делаешь? Откуда ты? – спросил Хранитель у ходячей куклы.

Та ответила капризным голосом, лишенным каких-либо других эмоций:

– Освободитель приказал ждать здесь, когда заработает портал. Мы пойдем в другие миры и будем убивать всю красоту, кроме моей! – Голос девицы сорвался на истеричный визг.

Хранитель слегка надавил лезвием на шею.

– И где же портал?

Девушка истерично захохотала:

– Вы на нем стоите! Великий Эртоферон завоюет весь мир для моей красоты!

Женька поднял фонарь, что заставило девицу зашипеть от боли.

– Где моя мама?

Но красавица только корчилась. Было видно, что свет доставляет ей невыносимые страдания, и парень опустил фонарь. Сан Саныч мельком взглянул на внука, и тот не сумел понять по его выражению лица, одобряет дед его поступок или осуждает, но повторять пытку фонарем на всякий случай не стал.

Хранитель задал следующий вопрос:

– Ты видела с Эртофероном земную женщину?

Девица зашипела:

– Нет, я ее не видела. Только знаю, что она поможет Освободителю завоевать для меня мир.

– Где искать Эртоферона?

Бездушная красотка вдруг застыла, глаза ее закрылись, и с губ ее точно сами собой полились слова:

Все знает тот, кто задает загадки, Чьи речи нежны, а руки сладки, Кто не снимает черные доспехи, Кто знает в жизни толк и в воинских утехах. Тот, кто на встреченной любой девице Готов без промедления жениться, Кого в романах, что знакомы вам едва ли, Навеки Черным Рыцарем прозвали…

– Чего-чего? – вылупился на нее Женька. Поэзия никогда не была его коньком.

Девица открыла глаза, дико осмотрелась вокруг и вдруг оскалилась, глядя на Олю.

– Ты!.. – завизжала она. – Ты тоже считаешь себя красивой? Хочешь встать у меня на пути? Не бывать этому! Я убью тебя, и только моя красота будет царствовать в мире!

Не обращая внимания на лезвие у своей шеи, девица бросилась на девочку. Хранитель дернул меч на себя, но опоздал – златокудрая голова упала в грязь. А Оля вдруг сделала то, чего никак от себя не ожидала: шагнула вперед, широко замахнулась ногой и мощным пинком отправила голову девицы в серый туман. Потом пожала плечами и отвернулась. Хранитель поднял тело в розовом платье, оказавшееся почти невесомым, и отправил вслед за головой. Потом, как ни в чем не бывало, обратился к внуку:

– Женя, вон там я видел кучу хвороста. Принеси ее сюда, пожалуйста. И не беспокойся, змеи твоего фонаря боятся больше, чем черт ладана!

Женька приволок хворост. Пока они с Олей, по просьбе Сан Саныча, вязали три толстых веника, Хранитель разобрал часть ограды. Через образовавшуюся дыру они втроем вымели всю грязную воду и поняли, что девица не солгала – парапет действительно окружал небольшую круглую каменную площадку, всю покрытую полустертыми письменами. В центре красовались пересекающиеся круги, которые явно были обновлены совсем недавно. Некоторые знаки тоже были подновлены, но их было немного. Тяжело вздохнув, Сан Саныч взялся за свой меч, опять превратившийся в молот, и принялся долбить портал. После того как от него наконец остались только обломки, Хранитель запустил в ограду воду, и та уже через минуту скрыла следы разгрома.

Сан Саныч обратился к ребятам:

– Мне кажется, друзья, что кто-то целенаправленно восстанавливает старые порталы, но старается держать это в секрете. Я не понимаю пока, для чего они ему нужны, но собираюсь узнать. Девица говорила о каком-то черном рыцаре, и я, кажется, знаю, где его надо искать…

– И где же, дед? – спросил Женька, а Оля только вопросительно подняла глаза.

Сан Саныч глубоко вздохнул.

– Давайте убираться отсюда, потом узнаете. Мне уже хочется отдохнуть от этого места…

Пока Хранитель вынимал навигатор, Женька произнес:

– Дед, а я, по-моему, слышал имя Эртоферон… Или как его там? Вот только бы вспомнить, когда и где…

Хранитель дотронулся стилусом до карты, и синяя вспышка поглотила троицу путешественников.