Прочитайте онлайн Загадка Атлантиды | Глава одиннадцатая Конец – делу венец

Читать книгу Загадка Атлантиды
4516+1151
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава одиннадцатая

Конец – делу венец

Как нашли Риту, разрушили портал и вернулись домой; или – не надо нам таких приключений!

Ночь Оля, Женя и Сан Саныч провели в столичном отеле – на этом настоял дед. Ребята рвались отправляться на поиски Риты прямо сразу из дворца атланта, но Хранитель видел, что они просто валятся с ног от усталости, и отложил путешествие до утра. Когда все наконец проснулись, солнце стояло уже высоко. После сытного завтрака троица собралась в номере у Сан Саныча. Тот сидел у стола, открыв книгу-навигатор, и внимательно разглядывал место, куда они собирались отправиться. Хранитель поворачивал карту и так и этак, увеличивал, уменьшал, но все никак не мог добиться нужного результата и разглядеть, где в мешанине облаков скрывается Рита. Наконец отодвинул книгу-портал и откинулся на стуле.

Женя уже щеголял в своем жилете.

– Дед, мы готовы! – Парень достал нож из ножен и показал деду: – Я его вычистил. Только Олька фонарик не отдает! – не стерпел и пожаловался мальчик.

Оля тут же стала защищаться:

– И не отдам! Вон у вас, Сан Саныч, меч и арбалет, Женька ножом своим размахивает, как полоумный. Тоже мне, д’Артаньян нашелся… А у меня ничего нет! – Девочка вздохнула, видимо, заново переживая вчерашнюю схватку со стражниками Эртоферона. – Пусть у меня хоть фонарик останется, а?

Сан Саныч по-доброму улыбнулся.

– Я не думаю, что там, куда мы направляемся, нам понадобится оружие. Но фонарик пусть остается у тебя. Только носить его будет Женя – в его жилетке карман специальный для него выделен. И, полагаю, ему будет приятно побыть немного твоим оруженосцем.

– А то! – Женька подбоченился. – Вот портфель я бы никогда за тебя таскать не стал, тем более что в мире вовсю идет эмансипация и феминизация. Но оружие – с огромным удовольствием. Давай сюда фонарь!

Женька отобрал у захлопавшей глазами Оли фонарь и засунул в карман жилета. А потом стал приставать к деду:

– Скажи, а что это за место, а? Ну, где мама сейчас? Расскажи поподробнее!

Сан Саныч пододвинул к себе карту.

– Я, Женечка, сам толком не уверен, но мне кажется, что Рита в той части Темных миров, где еще не поселилось зло. Может быть, там находятся чьи-то светлые мечты, может быть, давно забытые романы о любви или малоизвестные детские книги. Судя по карте, – Сан Саныч показал на белые облака, – нам не придется встретиться там с чем-то опасным, с кем-то вроде Эстерраха… Впрочем, сейчас мы все увидим сами. Кажется, рядом с той речкой, которую мы вчера углядели, есть неплохая полянка…Так вы готовы?

Ребята дружно кивнули.

Оля крепко взяла Женьку за руку и прошептала:

– Только бы не в воду упасть!

Ярко-голубая вспышка осветила номер, где еще недавно отдыхал Главный хранитель книг. Но теперь комната была пуста.

Приземлились они, к счастью, не в речку, а в стог сена. И, упав с неба, разворошили всю кучу высотой в два человеческих роста. Рухнувший стог завалил их с головой, и первое время Женька ничего не видел вокруг, кроме сена, которое было всюду, а уж за шиворотом, во рту, в глазах и ушах – точно. Попытка позвать Олю или деда не удалась, так как он не смог выдать ничего, кроме невнятного мычания. Разгребая сено руками, Женька наконец вылез на свет божий.

Сан Саныч сидел, прислонившись спиной к остатку стога, покусывал травинку и с удовольствием наблюдал, как внук выкарабкивается. Оля стояла рядом и выбирала из волос сухие травинки. Мальчик стал отряхиваться. Вставший Сан Саныч помог ему выгрести колючую траву из-за воротника и подал Женьке брошенный на землю жилет.

– Да что ты будешь делать! – В Женькином голосе звучала неподдельная злость. – То в сугроб упали, теперь в сено… Не хватало еще в реке очутиться! Да, Оль?

Оля бросила на землю последнюю травинку.

– Знаешь, я бы лучше в реке очутилась, чем еще раз на болоте…

Сан Саныч ее поддержал:

– И то правда! Ладно, раз мы здесь, давайте посмотрим, куда угодили…

Выяснилось, что они очутились точно в том месте, в которое хотели попасть, навигатор отправил их именно туда, куда было нужно. Более того, сейчас он работал четко и, что самое удивительное, ясно показывал: Рита находится здесь! Правда, и еще в нескольких других местах тоже… Потому что золотая звездочка больше не плясала по всем Темным мирам, а рассыпалась на три точки, каждая из которых спокойно и ровно горела на одном месте.

Сан Саныч с удивлением покачал головой.

– Чудеса какие-то!

Он оглянулся, но не увидел на поляне ничего интересного. В отдалении, около реки, стояли еще несколько стогов сена, но людей не наблюдалось… Хотя нет! На другом берегу, на склоне невысокого холма, паслись под ярко-синим небом с двумя облачками в виде сердечек десяток овец с изумительной белой шерстью. Недалеко от них сидела на изумрудно-зеленой траве прелестная девушка в длинном платье с белым передником. На голове ее был венок, а в руках она держала маленький букетик из полевых трав и цветов. Рядом с ней устроился прекрасный юноша, который наигрывал на флейте какую-то нежную мелодию.

Женька скривился.

– Слащавая пастораль, хоть вставляй в рамку и продавать неси! Тьфу, розовые сопли!

Сан Саныч усмехнулся:

– Внук, ты растешь в моих глазах! Сам того не желая, попал в точку – вокруг нас действительно пастораль, жанр, поэтизирующий сельскую жизнь. И, глядя сейчас на тебя, я не удивляюсь, почему он обретается здесь. Кстати, как же ты определил, что это пастораль?

Женька сконфуженно отвел глаза:

– Да я, если честно, просто ляпнул первое, что в голову пришло. Наверное, прочитал где-то слово и запомнил.

– А что, очень правильно запомнил. Видишь, как иногда пригождаются вроде бы ненужные слова?

Женька улыбнулся в ответ.

Внезапно раздался крик Оли. Она уже давно ползала по траве на коленках, что-то ища, а вот теперь вскочила на ноги и звала Сан Саныча и Женьку:

– Идите скорей сюда! Посмотрите, что я нашла!

В руках у нее была блестящая пластмассовая пуговица – голубая, под перламутр.

– Ведь современная вещь, да? – взволнованно говорила девочка. – А я смотрю – блестит что-то в траве…

Женька, забыв о приличиях, вырвал у нее пуговицу.

– Точно, мамина пуговица! – завопил он. – От ее домашней кофточки!

После того как улеглись первые страсти и Женька обежал всю поляну, стали держать совет.

Оля, на правах сделавшей «открытие века», говорила первой. И то, что она сказала, заставило Хранителя задуматься.

– Сан Саныч, мне вот что пришло в голову… Мы ведь оставляли свои вещи, чтобы навигатор мог ориентироваться? Вдруг Женина мама тоже так поступает?

Мальчик поддержал идею.

– А что, вполне может быть! Я бы точно так делал!

Хранитель остудил ребячий пыл:

– Конечно, неплохая мысль, но оставлять вещи стоит только тогда, когда знаешь, что тебя будут искать. Ну, положим, Рита надеется на то, что ее ищут. Но ведь она не знает, как ее будут искать! Не знает о существовании портала-навигатора, о том, что я являюсь Главным хранителем Книжного мира… То есть она вообще, как ты, Женя, выражаешься, не в теме.

Мальчик нахмурился.

– Дед, все равно такую возможность сбрасывать со счетов нельзя. Нужно проверить! Доставай навигатор и давай перелетим в другое место, где есть точка.

Сан Санычу пришлось признать Женькину правоту. Он открыл навигатор, и тот продемонстрировал, что золотых точек осталось две.

– Куда направимся?

– Сюда! – хором проговорили ребята, указывая в разные места.

– Слово дамы – закон! – улыбнулся Хранитель и тронул стилусом точку, которую выбрала Оля.

Троица путешественников исчезла в синей вспышке.

А из пышных кустов, сильно пошатываясь, выбрался кентавр. На другом берегу пастушок, не отрываясь от своей свирели, приветливо помахал ему рукой, пастушка присела в низком реверансе, и только овцы продолжали меланхолично пощипывать травку. Кентавр не ответил им. Зайдя в речку по пояс, он напился воды и улегся спать прямо на берегу.

Очередное приземление Хранителя и его юных друзей обошлось без происшествий. И хоть они встали на ноги посреди большого города, зато ни на кого не налетели и никого не задавили.

Осмотревшись, Оля ахнула:

– Это же мир детских фантазий! Смотрите, здесь кругом одни дети!

И действительно – портал высадил их прямиком около крошечного вокзала, где надутый от собственной важности карапуз в форме кондуктора рассаживал по вагонам миниатюрного поезда таких же малышей, как и сам. Маленькие пассажиры смотрелись очень смешно, поскольку все мальчики были в костюмах и галстуках, некоторые даже с нарисованными усами. А девочки красовались в маминых платьях и туфлях на высоких каблуках, были размалеваны косметикой и все, как одна, щеголяли маникюром.

– И никто их за это не ругает… – отчего-то со вздохом сказала Оля.

Здесь действительно был настоящий детский рай! Дети сидели за столиками ресторанов, и на тарелках у них были только мороженое, конфеты и чипсы, которые взрослые дяди и тети подносили им по первому требованию. Рядом чуть ли не с каждым ребенком можно было увидеть целую толпу домашних животных, и кого только не было среди них: не только щенки и котята, но и лошади, пингвины, слоны, крокодилы и даже драконы и динозавры! Звери были разного размера – один в натуральную величину, а другие совсем миниатюрные, но все выглядели игривыми и добродушными, улыбались во весь рот и умели говорить.

Прямо посреди дороги тут стояли всех размеров телевизоры, с экранов которых с детьми разговаривали персонажи мультфильмов, они же гуляли по улицам и играли с малышней. Имелись тут и компьютеры, и троица путешественников не смогла удержаться от смеха, увидев, как бутуз лет полутора, не старше, с восторгом возится в гуще проводов, а второй, немногим больше его, включает и выключает кнопку на процессоре.

По улицам города ребячьих грез проносились автомобили, тоже управляемые детьми. Тут было немало иномарок, но еще больше полицейских и пожарных машин, всевозможных кранов и даже бульдозеров, а также золотых карет, из окон которых выглядывали прелестные лица маленьких принцесс.

Слева от себя путешественники видели огромный магазин игрушек, где улыбающиеся продавцы раздавали все товары бесплатно, а справа, несмотря на теплую летнюю погоду, веселая Снегурочка водила с детьми хоровод вокруг нарядной сверкающей елки, и Дед Мороз, которому нисколько не было жарко, уже развязывал свой огромный мешок с подарками.

– Ух ты, гляньте туда! – Женька показал вперед, где вдали виднелся настоящий космодром, и на борт готовящейся к старту ракеты уже поднималась толпа космонавтов в скафандрах ростом от горшка два вершка. – Да, если бы я попал сюда лет… лет десять назад, вот для меня лафа была бы!

Сан Саныч усмехнулся:

– А может, ты здесь и был, только уже не помнишь. Я думаю, этот мир и находится в Темных мирах потому, что, взрослея, люди забывают то, о чем мечтали в детстве. А жалко, правда?

Оля с Женей переглянулись и улыбнулись. Потом мальчик сказал:

– Все это, конечно, очень здорово, только как мы здесь будем искать маму или вещь, которую она оставила?

Действительно, найти что-то среди местной кутерьмы представлялось маловероятным, но на помощь опять пришел навигатор. Когда Сан Саныч открыл карту, Женька попросил увеличить ее до максимума. Сквозь облака с большим трудом можно было разглядеть какой-то стол, яркий полосатый зонтик… Парень оглянулся, потом привстал на цыпочки и вытянул шею. Невдалеке, за остановившейся пожарной машиной, экипаж которой всем составом пил сладкую газировку прямо из уличного фонтана, он разглядел похожий зонтик и ткнул пальцем:

– Туда!

Подойдя поближе, путешественники увидели, что на улице под большим зонтом от солнца сидит малыш лет пяти в больших очках. Рядом с ним стопками были сложены детские книги. Мальчишка держал на коленях открытую книгу с большими буквами и яркими картинками, одной рукой засовывал в рот конфету, а другой переворачивал страницы. Оля уставилась на Женьку:

– И чего?

Тот пожал плечами:

– Не знаю, но место похоже.

Хранитель направился к юному книголюбу.

– Молодой человек, позвольте оторвать вас от чтения!

Мальчик аккуратно вставил между страниц закладку и поднял голову. Увидев перед собой пожилого человека, он неторопливо отложил книжку, поднялся, важно протянул руку и по-взрослому отрекомендовался:

– Виктор Олегович.

Ребята еле удержались, чтобы не прыснуть со смеху. А Сан Саныч пожал протянутую руку и тоже представился:

– Лыков, Александр Александрович. – Свою должность он решил опустить. Потом показал рукой на своих спутников: – А это Женя и Оля.

Малыш чинно кивнул.

– Виктор Олегович, не видели ли вы здесь совсем недавно молодую женщину, приезжую…

Мальчик не дал Сан Санычу договорить:

– Приезжую? Видел! Она приехала на коне, который наполовину человек, и вроде как спала, но при этом говорила – просила своего зверя ехать побыстрее.

– Зверя зовут кентавр, – подсказал Сан Саныч.

– Спасибо, буду знать. – Мальчик опять кивнул и продолжил: – Они проехали мимо, а тетя бросила на землю вот это… Я подобрал, но если вам нужно, то верну.

Мальчик взял отложенную книжку и достал из нее закладку, которая оказалась куском белой атласной ленты. Сан Саныч посмотрел на Женьку, и тот обрадованно замотал головой.

– Мама ею волосы повязывает, когда готовит!

Малыш протянул Жене ленту. Парень ее взял, подержал в руках, а потом отдал обратно.

– Виктор Олегович, оставьте ее себе. Пусть она останется у вас небольшим напоминанием о нашей встрече!

Сзади послышался ехидный Олин шепот:

– Боже мой, какой слог!

Женька за спиной показал ей кулак. Мальчик взял ленту, положил обратно в книгу и спросил:

– Простите, я вам больше не нужен? Мне бы хотелось продолжить чтение.

А потом добавил уже без всяких церемоний почти так же, как сказал бы самый обычный ребенок:

– Знаете, я на самом деле еще не умею читать. Но так люблю книжки! А маме все некогда… Вот я и мечтаю, что уже научился и читаю сам!

Поблагодарив мальчика, Хранитель с ребятами отошли, а юный книголюб снова уткнулся взглядом в страницу. Сан Саныч сказал Женьке:

– Ты прав, внучек. Значит, теперь нам остается только один пункт назначения. Вы готовы? Тогда вперед!

Маленькая девочка, которая невдалеке смотрела выступления клоуна, увидела синюю вспышку и закричала:

– Ой, хочу еще, еще!

Клоун хлопнул в ладоши – и тотчас все небо озарилось ярким фейерверком.

После того как сапоги Сан Саныча при приземлении превратили в мелкую крошку очередной камушек, странники увидели Риту, спокойно сидящую в позе лотоса. Вокруг нее в такой же позе восседали около сотни мужчин в шафрановых одеждах. У всех были закрыты глаза, и собравшиеся негромко напевали какую-то заунывную мелодию.

Женька и Сан Саныч бросились к Рите. Та открыла глаза и улыбнулась:

– Какой чудесный сон! Сынок… папа… Мы вместе, вот замечательно!

Затем Рита опять закрыла глаза.

Сан Саныч отошел от нее и отвел ребят.

– Мы нашли ее, она в порядке, – заверил он. – Все происходящее Рита считает сном, и тут нет ничего удивительного. Помните, Эртоферон признался, что погрузил свою пленницу в гипнотический сон? Она, похоже, до сих пор из него не вышла. С одной стороны, это нам на руку. Оказавшись снова дома, Рита так и будет воспринимать случившееся, будто ей все приснилось…

Женька перебил деда:

– Дед, но времени-то сколько прошло! Что мы отцу скажем? Где она была?

Сан Саныч задумался, а потом ответил:

– Скажем правду. Ну, или почти правду… Например, так: Рита почувствовала себя плохо – у нее сильно заболела голова. Она вызвала «Скорую», и ее отвезли в больницу. А то, что мы не смогли ее там найти, свалим на обычную бюрократическую ошибку: фельдшер на «Скорой» неправильно записал фамилию. И сама Рита, оказавшись дома, тоже услышит именно эту историю и поверит ей.

Женька ахнул:

– Ну, ты, дед, придумывать горазд! Да тебе надо книги писать, а ты в библиотеке сидишь!

– Может, и напишу еще. – Сан Саныч улыбнулся. – Когда на пенсию уйду.

Все засмеялись. И Рита, все так же сидевшая с закрытыми глазами, тоже улыбнулась.

Вдруг сзади послышались легкие шаги. Обернувшись, путешественники увидели старого, бритого налысо человека в шафрановой тоге. В руках у него были длинные четки, которые он постоянно перебирал.

– Приветствую вас, путники, в нашем монастыре! Вы пришли к нам, чтобы вместе с нами погрузиться в нирвану?

И только тут Женьке, Оле и Сан Санычу пришло в голову оглядеться. Они поняли, что стоят во внутреннем дворике старинного тибетского монастыря, в окружении высоких каменных стен. Обернувшись к монаху, Хранитель спросил:

– Скажите, где мы? В какой книге?

Тот медленно, с достоинством отвечал:

– Эта книга не имеет названия. Когда-то очень давно она была написана настоятелем нашего монастыря и повествовала о том, как достичь нирваны. Потом монастырь разрушило землетрясение, и мы навсегда остались здесь… Кто-то в мире людей еще помнит нас и монастырь, поэтому мы не превратились в тени, но книга наша забыта, потому мы и находимся здесь, в Темных мирах. Когда-нибудь мы обязательно достигнем нирваны, и тогда…

Не договорив, старый монах вдруг оборвал свою речь на полуслове, повернулся и скрылся в монастыре, откуда так неслышно появился.

Женька пробурчал:

– Не стесняйтесь почем зря выходить в астрал. Встретите там нирвану – скажите, здрасьте, мол, очень приятно…

Оля сделала круглые глаза:

– Откуда такой бред?

Женька махнул рукой:

– Не парься, где-то в Инете вычитал… Дед, ну а с мамой-то что делать будем?

Сан Саныч присел около Риты. Немного потормошил ее, и когда та открыла глаза, спросил:

– Риточка, как тебе удалось выбраться из дворца атланта?

Монотонно, будто отвечая зазубренный урок, Рита заговорила:

– Когда царь диктовал мне книгу, я записывала за ним, а потом переводила. У него в книге повелителем стражников был кентавр, который показался мне совсем не страшным. И я схитрила – при переводе изменила его образ и сделала кентавра не грозным свирепым зверем, а добродушным пьяницей. Он и стал таким… А еще Эртоферон диктовал, как устроены Темные миры, и я подумала, что спрятаться можно будет где-то в светлых фантазиях, где он не имеет силы. Кентавр и привез меня сюда. Как оказалось, достижение нирваны – самая светлая фантазия в этом краю. Ведь нирвана – состояние, при котором отсутствуют страдания, страсти; состояние умиротворенности и покоя… вечного покоя…

Увидев, что она опять засыпает, Сан Саныч торопливо спросил:

– А где книга, которую ты писала?

Рита вздрогнула и испуганным голосом сказала:

– Я утопила ее в первой же речке, где мы с кентавром остановились напиться. Я ждала, пока вода не смоет чернила и не растворит бумагу. Там было столько жестокости и ужаса! Когда я писала, то много плакала…

Сейчас Рита больше всего напоминала испуганную маленькую девочку. Сан Саныч погладил ее по голове, успокаивая, а потом снова задал вопрос:

– Как же ты догадалась оставлять свои вещи там, где проходила?

Рита пожала плечами:

– Не знаю. Но ведь так во всех сказках делается…

Женька гордо посмотрел на Олю.

– Во, видела, какая у меня мама продвинутая? Лихо догадалась! Мам, а как же ты сбежала-то?

– Эртоферон описывал мне свой замок в деталях. Он очень хотел жить так, как жил когда-то в Атлантиде… И не заметил, что проговорился, где находится комната с тайным ходом. Я попросила его переселить меня туда, и он согласился, только поставил на дверь замок. Ну, я и убежала… Оседлала кентавра, и вот я здесь! А потом и вы пришли… Какой хороший сон!

Рита опять закрыла глаза.

Женька хохотнул:

– Вот Эртоферон лопух! Надо же, сам не понял, куда маму поселил!

Сан Саныч вскочил на ноги.

– Это я лопух! Мы же его заперли именно в той комнате!

Оля ахнула:

– Он ведь сбежит! Если еще не сбежал…

Сан Саныч полез за навигатором, попутно отдавая распоряжения:

– Вы остаетесь здесь! Я переправляюсь во дворец Эртоферона и попробую задержать его!

Оля сжала кулаки и упрямо пригнула голову.

– Дудки! Мы идем с вами! Правда, Жень? А ну, дай сюда фонарь!

Женька выдернул фонарь из кармана и отдал Оле. Потом достал свой нож и сказал:

– Дед, ты же знаешь, что мы все равно пойдем с тобой! Уцепимся за тебя, и портал перенесет всех троих. Как Баську в прошлый раз… Только вот что с мамой-то делать будем? С собой возьмем?

Сан Саныч покачал головой:

– Нет, мы оставим ее здесь. Эртоферону ее никогда не найти – времени обшаривать Темные миры у него нет, а показывать карту его портал наверняка не умеет. Если бы умел, атлант давно был бы здесь… Итак, Рита остается, а мы попробуем разобраться с Эртофероном раз и навсегда. Что-то он мне уже надоел! – И Сан Саныч добавил длинную фразу на непонятном ребятам языке, в котором преобладали согласные звуки.

Женька и Оля открыли рты:

– Че-е-го?

Сан Саныч отмахнулся:

– Я говорил на языке апачей, а что именно, вам знать не надо. Много будете знать – скоро состаритесь!

Женька пробурчал:

– То-то я смотрю, ты слишком старый, а и то всего не знаешь… Давай, поехали!

Троица исчезла в синей вспышке, а Рита продолжала сидеть с закрытыми глазами. Ей снился очень хороший сон!

Хранитель с ребятами приземлились во дворце Эртоферона в зале писцов. Сан Саныч выхватил меч и прислушался. Женя с ножом наголо и Оля с фонариком в руке тоже прислушались. Вокруг было тихо, ни одного звука до них не доносилось. Тогда Сан Саныч скомандовал:

– К темнице!

И первым выбежал из зала. Ребята последовали за ним.

Когда они добежали до комнаты с замком, то увидели, что засов закрыт. Сан Саныч отодвинул мощный запор и рывком открыл дверь. Как и ожидалось, внутри было пусто.

Хранитель горько выдохнул:

– Эх, упустили мы его… Какие будут предложения, где искать атланта?

Женя пожал плечами. Ничего путного ему в голову не приходило, а просто так сотрясать воздух не хотелось. Оля тихо сказала:

– Сан Саныч, а зачем его искать? Он же никуда из Темных миров не денется, вот пусть здесь и сидит…

Дед с внуком посмотрели друг на друга, а потом на Олю. Девочка поднесла руку ко рту.

– Ой, у него же есть портал… Мы же его не сломали…

Женька повернулся к деду.

– Ты знаешь, где его портал?

Хранитель отрицательно покачал головой.

Мальчик продолжал наседать:

– Дед, ну он же говорил, что это ясно даже ребенку! Я, конечно, не ребенок, поэтому мне не ясно. А тебе?

Сан Саныч грустно усмехнулся:

– И я на ребенка не похож, поэтому тоже не знаю. Нужно искать что-то, на чем изображена эмблема миров, – и он пальцем нарисовал на покрытой инеем столешнице три пересекающихся круга.

Оля подошла к столу, всмотрелась и сказала:

– Сан Саныч, каменные ворота там, в коридоре… Свет так падает!

Хранитель, не говоря ни слова, сорвался с места. Ребята кинулись следом. Сан Саныч, все это время не выпускавший меч из рук, превратил его в тяжелую кувалду. Подбегая к каменным столбам, он на бегу размахнулся.

И в этот момент из-за угла коридора появилась огромная фигура Эртоферона в тяжелых доспехах. Длинным резным посохом с тяжелым оголовьем, изображающим оскаленные пасти, смотрящие в четыре стороны, он ударил Хранителя в живот, от чего тот выпустил оружие из рук, согнулся пополам и рухнул на каменный пол. Эртоферон размахнулся, собираясь размозжить ему голову, но тут в бой вступила Оля. Присев на одно колено, она направила на Эртоферона свет фонаря. Девочка держала фонарь, словно автомат, и старалась не выпускать атланта из круга света. Движения царя замедлились, и он начал переступать ногами, как муха, попавшая в варенье.

Женька так и не понял, откуда у него в руке вместо кинжала оказалась его трофейная пиратская сабля. Да и некогда ему было над этим раздумывать. Стараясь не попадать в свет фонаря, чтобы не давать тени, мальчик бросился на Эртоферона. Он рубил его доспехи со всей своей силой, вспоминая уроки фехтования, на которых успел побывать за полгода, носился вокруг закованного в броню воина, как гончая собака вокруг медведя. Но его сабля отскакивала от доспехов атланта, оставляя на них только легкие царапины.

Хранитель с трудом встал. Удар врага был настолько сильным, что некоторое время Сан Саныч пролежал без чувств, но теперь медленно приходил в себя. Он видел, как Женька носится вокруг Эртоферона, как тот пытается достать его своим посохом, однако пока ничего не мог поделать. Наконец тело стало слушаться, и Хранитель посмотрел на валяющийся под ногами меч. Покачал головой и достал арбалет. Зло тренькнула стальная тетива – тяжелая бронебойная стрела с узким граненым наконечником, пробив доспех, вонзилась Эртоферону в руку. Тот зарычал и повернулся к Хранителю. Сан Саныч уже снова зарядил свой арбалет, поднял его и прицелился Эртоферону в голову. Тот опустил свое оружие.

– Женя, в сторону!

Голос деда резанул по ушам мальчика, и он отскочил как можно дальше.

А царь атлантов стал медленно пятиться и наконец уперся в столб портала. И тут он в очередной раз обманул Хранителя: громко засмеявшись, ткнул пальцем ему за спину, Сан Саныч машинально обернулся, и в это время Эртоферон отпрыгнул назад, оказавшись в середине портала. Под его ногами открылось отверстие замысловатой формы, и он резко воткнул туда рукоятку своего резного жезла. Рукоятка подошла точно, раздался грохот, сверкнула яркая вспышка, и Эртоферон исчез.

Хранитель подошел к ребятам.

– Молодцы, хорошо держались!

Женька, все еще как бы находясь в пылу битвы, повернулся к Оле:

– Ты видела, как я его, а? И как ловко я от его палки уходил, да? Эх, только жаль, что моя сабля для него – как слону дробина! Кстати, а откуда она взялась? – Женька повернулся к деду.

– Наверное, портал позаботился, – пожал плечами тот.

– А, тогда понятно… – Женя опять обратился к Оле: – Не, ну ты видела?

Девочка ехидно ответила:

– Видела. Только, если бы я его фонарем не удерживала, он бы тебя, как муху, прихлопнул.

Парень захотел уже обидеться, но Сан Саныч его отвлек. Он обнял ребят за плечи и сказал:

– Вы у меня оба молодцы! – И прибавил, хитро усмехаясь, словно что-то вспомнив: – Жаль, Геракл вас не видел, он бы вами гордился!

Женька расправил плечи и выпятил грудь, а Оля смущенно опустила глаза.

Сан Саныч подобрал с пола свой меч, снова ставший молотом, подошел к порталу и размахнулся. Ударив, он еле удержал молот в руках – тот отскочил от каменного столба, не оставив на нем даже легкой царапины. Хранитель ударил еще несколько раз. Все безрезультатно. Сан Саныч опустил молот и отошел.

– Кажется, я тут бессилен. И что-то мне подсказывает, что даже если я привезу сюда грузовик взрывчатки, она тоже не поможет. Чем они этот камень обрабатывали?

Тем временем Оля осматривала портал. Она водила пальцем по еле заметным линиям, складывающимся в причудливый узор, и вспоминала, где могла его видеть. Потом повернулась к Хранителю.

– Сан Саныч, а помните, вы в магазине какие-то штуки купили? Потом еще сказали, что ими с камнем работают. Они где?

Хранитель удивленно ответил:

– В кармане. Я их выложить забыл.

– А можно посмотреть?

Сан Саныч порылся в своих многочисленных карманах и достал инструменты. Женька подошел поближе. Он посмотрел на узоры, украшавшие молоток и зубило, и тоже заметил, что они очень похожи на те стершиеся линии на портале.

Оля прошептала:

– Может, попробовать?

Сан Саныч кивнул головой. Он нашел в одном столбе маленькую щель, приставил к ней зубило и ударил по нему молотком. Зубило вошло в камень, и столбы портала сотрясла крупная дрожь. Ударил еще раз – и дрожь превратилась в землетрясение. Пол под ними заходил ходуном, стены и потолок покрылись трещинами. Хранитель стукнул снова – и еле успел отскочить: огромная глыба раскололась на мелкие куски. Одновременно стал рушиться потолок с тремя круглыми окошками.

Женька закричал:

– Атас, уходим! – и дернул деда за рукав.

Сан Саныч подхватил Олю на руки и побежал к выходу. Женька мчался впереди. Дрожь земли за их спинами усиливалась, со стен стали осыпаться куски камня. Добежав до двери, Женька выскользнул наружу. Сан Саныч выпихнул Олю за ним, развернулся, с силой швырнул молоток в портал и выскочил за дверь. В ту же секунду раздался жуткий грохот, и роскошный дворец сложился, как карточный домик. Все вокруг скрыл густой туман, столь характерный для самого сердца Темных миров. Дело было сделано.

Женька одной рукой нащупал руку деда, а другой – руку Оли.

– Дед, давай забирать маму, и поехали домой. Ну их на фиг, такие приключения!