Прочитайте онлайн Зачистка в Аризоне | 8В городе

Читать книгу Зачистка в Аризоне
4112+2556
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

8

В городе

Майор Кардосо сдержал слово. Едва завидев среди шахтерских палаток большой шатер под вывеской «Дом Азарта», он направил к нему свою кобылу.

Мануэль, правивший лошадьми, оглянулся:

— Куда он?

— Поворачивай за ним, — сказал Кирилл. — Постоим здесь немного.

Илья и майор уселись за свободный столик, сколоченный из двух больших ящиков. Ящики поменьше служили здесь стульями, и стойка бара была сделана из ящичных досок, пестрых от разнообразных надписей и штампов.

Кирилл задержался у стойки, оглядывая витрину.

— Эти бутылки не продаются, — предупредил его бармен. — В прозрачных — подкрашенная вода, а в темных пусто. Стоят для красоты. Тут никто не заказывает ничего, кроме пива и бурбона.

«Весьма разумно, — подумал Кирилл. — А на этикетки все равно приятно посмотреть. Вспомнить, как впервые попробовал шампанское…»

— Вода есть?

— По цене пива.

— Три бокала воды. И еще. Где я могу остановиться на неделю? Хотелось бы пожить в приличном номере. Два месяца под открытым небом…

Бармен сочувственно кивнул, наполняя бокалы водой из оцинкованной фляги:

— Я сам когда-то пришел сюда из Канзаса на своих двоих. Месяц в седле, а в Тумбстоне лошадь украли. Не поворачивать же обратно. Двинулся пешком. Так что любой, кто въезжает в Тирби не на дилижансе, для меня как брат родной. С вас три доллара, сэр. А насчет отеля — посоветую «Амбассадор». Это напротив главной конторы. Там и почта, и банк. И номера приличные. Водопровод. Днем даже бывает горячая вода. Белье меняют каждую неделю, а внизу как раз прачечная. Так что двигайте туда, сэр, не прогадаете.

Кирилл взял поднос с тремя бокалами не слишком прозрачной воды и направился к столику, где Илья и Кардосо уже выстроили столбики фишек и перетасовали покерные карты. Он не собирался играть и подсел только для того, чтобы матч-реванш не затянулся. Гостиница, расположенная возле офиса меднорудной компании, да еще по соседству с банком, безусловно, была самым подходящим местом для проживания. Будет крайне досадно, если они опоздают занять там номер.

— Вы уже договорились насчет времени? — спросил он.

— Естественно. Играем полчаса, — рассеянно ответил Илья, разглядывая свои карты. — Банкиром будешь? Или подождешь нас в фургоне?

— Для двоих банкир не нужен. Лучше я буду смотреть на часы.

Он и в самом деле выложил карманные часы на стол и смотрел только на циферблат, объявляя каждые пять минут, сколько еще осталось. При этом Кирилл не забывал следить за окружающими. Здесь довольно строго следовали карточному этикету, и никто не глядел на новых игроков. Исключение составляли трое невзрачных типов, слонявшихся вдоль наклонных стенок шатра. Они бросали равнодушные взгляды на столы и тут же отворачивались. Иногда один из них подсаживался к стойке и наблюдал за играющими оттуда. Кирилл видел, что эти трое как-то связаны между собой, хотя они ни разу не переглянулись и ухитрялись все время находиться в разных концах шатра. Возможно, то были местные борцы с шулерами. Или, наоборот, подручные какого-то шулера, который сейчас работал за одним из игровых столов.

— Осталось пять минут, — объявил Кирилл.

— Удваиваю. — Илья подвинул стопку фишек.

— Отвечаю. И открываемся. — Кардосо разложил свои карты на столе. — Пара на семерках.

— Вы победили. Я без пары. — Илья сгреб карты и принялся тасовать. — Последний заход, майор?

— Пожалуй, достаточно. Будем считать, что я отыгрался.

Они вышли из шатра и направились к фургону, где Рико возился около лошадей, поправляя упряжь. Кирилл не сразу узнал его, потому что мексиканец успел сменить свои белые одежды на клетчатую рубашку и просторные замшевые штаны. Мануэль, тоже одевшийся подобным образом, стоял в сторонке и о чем-то шушукался с мексиканцем в дырявом рабочем комбинезоне.

— Меня восхищают люди, способные вот так запросто выйти из игры, — сказал Илья. — Я очень долго учился справляться с азартом. А у вас это получается так непринужденно.

— Я не знаю, что такое азарт, — спокойно ответил Кардосо. — Игра доставляет удовольствие, не более того. Сумма проигрыша иногда огорчает, к выигрышу я равнодушен. Но что такое азарт, для меня всегда оставалось загадкой. Возможно, как раз поэтому я до сих пор играю. Наблюдаю за партнерами и пытаюсь заразиться их чувствами.

— Получается? — спросил Кирилл.

— Нет. Мне ближе другое. Опасность, неизвестность, риск — все это манит людей. За карточным столом многие рискуют остаться не только без денег, но и без головы. Однако мне это смешно. Риск должен иметь смысл. Например, на войне.

— В таком случае мы квиты, — сказал Илья. — Отправившись с нами, вы здорово рисковали.

— Пара стычек за всю дорогу? — Майор пожал плечами.

Кирилл вспомнил, как хладнокровно Кардосо расстрелял налетчиков, прячась в кустах.

— Кажется, вы весьма огорчены, что не удалось еще и повоевать с апачами, — сказал он.

— Я с самого начала был уверен, что они блефуют, — вяло улыбнулся Кардосо. — Там не было места, чтобы скрыть большую банду, а без перевеса они не нападают. Вряд ли они нас выслеживали. Видимо, старик просто куда-то направлялся, а мальчишки его сопровождали. Между прочим, апачи — самая азартная нация из всех, кого я знаю. У них много разных игр, но чаще всего они режутся в цветные палочки. Что-то вроде «верю-не верю». Кстати, Крис, знаете, почему старый апач не убил вас? Он увидел, что вы играете с ними. И сделал ответный ход. Но вот когда вы предложили ему воду, мне стало не по себе. Апачи не знают великодушия, милости. Доброта воспринимается ими как проявление слабости. А слабым незачем жить.

— Старый апач понял меня лучше, чем вы. Я не из доброты предложил ему воду. Он не умирал от жажды. Я показал, что считаю его равным себе. И прибавил к воде четыре трупа, которые мы оставили за спиной. Старик все понял правильно.

— В любом случае, путешествие было приятным. — Кардосо протянул руку ему, затем Илье, а потом обменялся рукопожатием с Мануэлем и Рико. — Не забудьте, о чем мы говорили ночью. Если будете в Мексике, охотно приму вас в свой эскадрон.

— Куда вы сейчас?

— Не знаю. Навещу друзей, а они скажут, куда ехать.

Он щелкнул каблуками и небрежно поклонился. Когда его белая кобыла скрылась за палатками, Илья сказал:

— Черт возьми, я был готов все бросить и отправиться вместе с ним.

— Зачем?

— Просто так. Кажется, я больше никогда не сяду за карты. Пропал интерес.

— Тебе все же придется немного поиграть, — сказал Кирилл. — В интересах нашего бизнеса.

— Опять бизнес, — скривился Илья. — Там люди революцию готовят, а ты все о бизнесе. Ладно, поехали. Только куда?

— Будем искать отель «Амбассадор». — Кирилл увидел, что Рико смотрит на него, не решаясь задать вопрос. И сказал: — Мне нужны люди, которые будут присматривать за фургоном и лошадьми, пока мы будем заняты своими делами. Оплата — доллар в день. Устраивает?

Рико кивнул.

— Найдите себе место, где будете жить. Постоялый двор или еще что-нибудь. — Кирилл выгреб из кошелька все мелкие монеты. — Вот деньги, заплатите за овес и постой. Когда устроитесь, приходите к отелю, обсудим наши планы.

— Да какие наши планы, сеньор Крис, — заулыбался Мануэль. — Обойдем все богатые дома, поговорим с прислугой и найдем Луиситу. Рассчитаемся с хозяевами — и домой. Но мы можем вас подождать, чтоб вернуться всем вместе. Нам-то что? Нам спешить некуда.

— Все равно, жду вас возле «Амбассадора» примерно через час.

— «Амбассадор» — плохое место, — буркнул Рико.

— Почему?

— Там грабят.

— Да, это плохое место, — поддержал его Мануэль. — Пока вы играли, мы поговорили с земляками. Они рассказывают, в больших гостиницах творятся дурные дела. Ляжет человек спать, запрется в комнате, а ночью в стенке открывается потайной ход. Воры его обчистят, а он и не заметит. Утром хватится, что кошелек пустой, да только поздно будет. Парни сами строили такую гостиницу. Они тут все строили. Так что давайте лучше вместе поживем на постоялом дворе. Среди бедняков спокойнее.

— Спасибо за совет, амиго. — Илья хлопнул мексиканца по плечу. — Теперь я точно знаю, что «Амбассадор» — самое подходящее для нас место.

Они переоделись в фургоне. На этот раз приличные городские костюмы отправились на самое дно чемодана — они понадобятся еще нескоро. Сейчас надо было выглядеть так, чтобы не выделяться. Однотонные рубашки с едва заметной вышивкой на плечах; добротные жилеты тисненой кожи — не слишком новые, но и не заношенные; брюки с замшевыми накладками. Одной из важнейших деталей наряда был оружейный пояс. Кирилл прицепил к нему кобуру с легким «смит-вессоном». Остерман, поколебавшись, остановил свой выбор на «веблее» — этот револьвер был не таким роскошным, как его любимый «миротворец» с перламутром и серебром, зато гораздо легче. До блеска начистив сапоги, Кирилл и Илья приторочили чемоданы к седлам и направились туда, где над морем палаток возвышались несколько зданий. Там начинался собственно город. Он стоял на крутом холме, и все лучшие здания занимали вершину, а рабочие окраины лепились к склонам.

— Надо поговорить с мексиканцами, которые строили офис конторы, — сказал Илья. — Может, они и сейфы туда затаскивали. Конечно, они, больше некому. Они могут многое рассказать.

— Этим займусь я, — сказал Кирилл. — Твое дело — игорные заведения.

— И публичные дома, — добавил Илья. — Девчонки знают все обо всех. Может быть, и про Луиситу что-нибудь разведаю.

— Если и разведаешь, не стоит говорить об этом Рико. Иногда лучше ничего не знать.

— А по-моему, наоборот. Чем раньше он узнает, что ему надо искать другую невесту…

— Да не нужна ему другая, — сказал Кирилл. — Ты рассуждаешь как типичный северянин. На юге все по-другому. Если Рико найдет Луиситу в борделе, это конец всему. И ему, и Луисите, и борделю.

Они выбрались на центральную улицу, разделявшую поселок на две части. Ниже по склону холма были в беспорядке разбросаны шатры и землянки, и от дымящихся костров тянуло запахом подгоревших кукурузных лепешек. По другую сторону дороги выстроились ряды брезентовых палаток, между ними белели столбики с указателями, и за каждым рядом виднелся дощатый навес, а под ним — длинный стол со скамьями. Там, на краю этой части поселка, даже были умывальники и будки сортиров.

Приглядевшись, Кирилл заметил, что среди шатров и землянок попадались в основном мексиканцы — краснолицые, скуластые, в соломенных шляпах. А возле армейских палаток кое-где сидели в тени навесов представители белой, цивилизованной расы. И чем ближе становился центр Тирби, тем меньше попадалось на их пути мексиканцев.

Дорога петляла, поднимаясь все выше по холму. Когда же палаточный городок остался за спиной, их лошади остановились перед цепью, натянутой поперек дороги между двумя деревянными зданиями. Тут же стояла добротно сколоченная будка часового, откуда вышел розовощекий блондин с латунной звездой на куртке.

— Добро пожаловать в Тирби, — произнес он, внимательно оглядывая пришельцев. — Вы из Мексики?

— Нет, из Колорадо, — ответил Остерман. — А какая, собственно, разница?

— По этой дороге приезжают из Мексики. Обычно мы их сразу заворачиваем вниз, к палаткам. — Охранник сдернул цепь с крюка, и она со звоном упала в песок. — У нас тут строго. А мексиканцы, знаете, вечно начинают бузить, только пусти их в салун. Как же вы ехали, что оказались на этой дороге?

— Заплутали в пустыне.

— В пустыне? Там никто не ездит. Надо было ехать через Тумбстон. А в пустыне апачи. Целая дивизия апачей. Говорят, их собрал сам Джеронимо. Как они вас пропустили?

— Видимо, они тоже решили, что там никто не ездит, — улыбнулся Илья.

Вдоль улицы сплошной стеной выстроились серые однотипные дома, и такой же сплошной лентой тянулись по обеим сторонам однотипные вывески. «Салун», «Салун», еще «Салун», «Салун и номера», «Обувь, шляпы и сбруя», «Напитки и лекарства», и снова «Салун». И только на небольшой площади глаз путешественника радовало приятное разнообразие: «Почта», «Банк», «Аптека», «Шериф». А выше всех, на фоне белесого неба, красовались черные буквы, сколоченные из досок, — «Амбассадор».

В строительство отеля кто-то вбухал немалые деньги. Первые два этажа были сложены из настоящего кирпича, а не из саманных блоков, как все остальные здания на площади. Третий и четвертый этажи были деревянными, с двумя ярусами балконов. Над входом нависал портик, опиравшийся на две колонны, а входная дверь была почти сплошь стеклянной.

Такая же роскошь окружила Кирилла и Илью, как только они вошли в холл. Приятный полумрак и прохлада, множество цветов в деревянных кадушках и толстые портьеры на окнах — все, как в настоящем отеле где-нибудь в большом городе. Довольно странно было встретить такой комфорт здесь, вдали от железной дороги.

Холеный портье без лишних слов выдал им ключи от номера, и тут же появился носильщик в красной куртке, подхвативший чемоданы, а другой паренек из обслуги отвел их лошадей в конюшню. В двухместном номере не было ни пылинки, на столе стоял кувшин с водой. Кирилл сразу же налил себе в стакан — вода была чистая и холодная. И свежая, будто кувшин наполнили за секунду до прихода гостей. Да еще и бесплатная.

— В поселке внизу стакан воды стоит доллар, — сказал он Илье. — А здесь роскошный номер с полным пансионом мы сняли за десятку в неделю. Как ты это объяснишь?

Илья рухнул на постель, сложив руки под головой, и зевнул.

— Наверно, у хозяина есть другой способ выкачать из нас оставшиеся денежки. Низкие цены — это приманка.

— Ну, про один такой способ нам уже рассказал Мануэль.

— Наверняка здесь играют. Просто чтобы скоротать вечерок. И наверняка среди постоянных жильцов найдется пара-тройка шулеров. Которые делятся с хозяином. А еще с хозяином делятся дорогие проститутки, которые снимают номера на самом верху.

— У дамочек серьезные конкуренты, — сказал Кирилл, подойдя к окну и раздвинув занавески. — На соседней улице вижу два, нет, три дома с дежурными красотками в окнах.

— Мне не придется стаптывать обувь, чтобы все разведать, — сказал Илья и сладко потянулся. — Слушай, Кира, ты все равно стоишь, распорядись насчет ванны.

— Не могу, у меня дела внизу.

Кирилл вышел из отеля, пересек площадь и поднялся на крыльцо почты.

«Семьдесят два шага», — машинально сосчитал он, открывая дверь. В команде Брикса было заведено первым делом составлять точный план местности. И оказавшись в новом месте, Кирилл видел не просто здания, деревья и заборы, а привычно отмечал все, что надо будет нанести на схему: огневой рубеж, сектор обстрела, укрытия и препятствия. Этот план может и не понадобиться. А может и жизнь спасти.

— Я жду телеграмму из Туссона на имя Кристофера Смита, — сказал он телеграфисту. — Насчет поставок товара. Не получали еще?

— Кристофер Смит? Одну минуту… Да, сэр. Вот, пожалуйста.

Кирилл прочитал текст, который сам же и отправил два дня назад, а затем спросил:

— А из Техаса мне ничего не было? Должно прийти сообщение об отгрузке.

— Из Техаса? Нет, сэр.

— Тогда я зайду попозже.

— Если вы остановились в «Амбассадоре», телеграмму вам принесут прямо в номер.

— Спасибо. Она может прийти с минуты на минуту. Я подожду на площади.

Заметив свободный стул на галерее, опоясывавшей здание банка, Кирилл направился туда. Там уже сидели несколько обывателей. Один читал газету, остальные просто курили. Кирилл устроился с краю и, так же как его соседи, вытянул ноги на перила. Разжег сигару и откинулся на спинку, низко надвинув шляпу на глаза. Никакой телеграммы он не ждал. По крайней мере сегодня. Но теперь и работники почты, и немногочисленные посетители знали о нем все, что должны были знать: этот приезжий не просто так маячит на площади, а ждет важного сообщения.

— Из Тумбстона, братан? — спросил сосед, не поворачивая головы.

— Нет. Додж-сити.

— Как там с работой?

— Глухо.

— Здесь тоже.

Кирилл видел на поясе соседа кольт, болтавшийся на шнурке, без кобуры. Так носили оружие наемные стрелки. По каким-то признакам этот ганфайтер принял Кирилла за своего коллегу. Что ж, он почти не ошибся.

— В охрану рудника даже не суйся, — добавил стрелок. — Платят гроши, и контракт на год. А там никто не выдерживает больше месяца.

Кирилл кивнул в ответ. Поля шляпы прикрывали глаза от низкого солнца, и он мог хорошо разглядеть площадь перед банком. Ему уже было ясно, что налет здесь не удастся: некуда отходить. За площадью начинались лабиринты узких улочек. Даже не улочек, а просто проходов между стоящими в беспорядке домами. Единственная широкая дорога вела к руднику, который угадывался далеко внизу по коническим отвалам породы.

«Банк нам не нужен, — подумал он. — Возни много. Здесь пахнет большими деньгами, но они лежат не в банковских сейфах. Они лежат в кармане хозяина этого города. Меднорудная компания принадлежит Сайрусу Тирби, он же владеет и каждым клочком земли вокруг. Значит, с каждого доллара, заработанного на его земле, Сайрус Тирби получает хотя бы несколько центов. Как бы уговорить его поделиться с нами?»

Чем больше он наблюдал, тем меньше верилось, что они уедут отсюда с добычей. В этом городе, очевидно, не было ни детей, ни стариков, а жили только мужчины от двадцати до сорока лет. Если на площади и показывалась женщина, то ее обязательно сопровождал кавалер. Все носили оружие, и даже у дам наверняка имелся изящный пистолет в сумочке. Легко представить, как поведет себя население города, заслышав стрельбу в районе банка или казино. Шерифу не придется долго сзывать помощников — они сбегутся сами, надеясь поразвлечься.

«Да, задал мне Илюха задачу», — подумал Кирилл. Сказать по правде, он ввязался в это дело только для того, чтобы поддержать приятеля. С Остерманом бесполезно спорить. Пусть сам поймет, что идея была абсолютно бредовой. В конце концов, считать он не разучился? Вот и пусть просчитает, стоят ли усилия, риск и потерянное время тех денег, которые можно увезти из Тирби.

Кирилл уже сейчас видел: нет, не стоят. Хорошо бы отсюда выбраться без существенных потерь. Он мог бы сказать это Илье, но решил, что тот и сам все поймет.

Он сидел на площади, чтобы перехватить Мануэля и Рико, когда те появятся возле отеля. Но прошел час, затем второй, а они не приходили.

«Мексиканцы, — снисходительно подумал Кирилл. — У них свое представление о времени. Для меня „через час“ означает „через шестьдесят минут“. Для них это может означать, например, „завтра утром“. Если не появятся до вечера, завтра проведаю их сам».

У него даже на миг не возникло подозрение, что Мануэль и Рико могли его обмануть. Он часто имел дело с мексиканцами и индейцами. Подвоха можно было ожидать только от тех из них, кто занимался торговлей. А ковбоям, проводникам и бандитам он доверял.