Прочитайте онлайн Зачистка в Аризоне | 19В западне

Читать книгу Зачистка в Аризоне
4112+2575
  • Автор:
  • Язык: ru

19

В западне

Каньон ветвился, как лабиринт, на десятки расселин и ущелий. Временами Илье казалось, что он уже несколько раз проезжал мимо одной и той же серо-желтой скалы, изъеденной ветром. Но Кирилл, перехватив его обеспокоенный взгляд, только усмехнулся:

— Не смотри по сторонам. Тут все скалы одинаковы. Следи за птицами. Видишь, гриф парит над нами?

— Вижу. Ну и что? Не очень-то приятно, когда над башкой кружит стервятник.

— Это не стервятник, а гриф. Пока мы его видим, можно не беспокоиться. Но если за нами будет двигаться погоня, он перелетит туда и будет кружить над ними.

— Ты уверен?

— Я уверен, что лучше следить за птицами, чем за девочками. Ты же глаз не сводишь со своей доньи Инессы. Дырку в спине просверлишь.

Остерман хотел лягнуть приятеля сапогом, но тот, посмеиваясь, успел отдернуть ногу.

— Хорошо бы нам пересечь границу засветло, — сказал Кирилл. — Чтобы не ночевать со всем этим табором. Чувствую, будет гулянка до утра.

— А что такого? — Илья пожал плечами. — У людей хороший повод для праздника. Свобода. Они получили свободу…

— И бочонок вина в придачу. Нет, пусть они празднуют без нас.

Остерман снова глянул вперед, и снова его взгляд наткнулся на Инес. Она сидела на лошади по-мужски, и ее длинные волосы были убраны под шляпу — пацан пацаном. Иногда она оглядывалась, и он видел ее огромные черные глаза. Ему хотелось пришпорить коня, чтобы оказаться поближе к ней. И, если бы не Кирилл, он бы давно так и сделал.

Инес вдруг ударила лошадь каблуками, и та пошла резвее. Колонна растянулась и снова принялась сжиматься, ускоряя ход. Передних всадников не было видно за скалами, но Кирилл уверенно сказал:

— Фернандо разогнался. Значит, увидел выход. Вот и все, Илюха. Приехали… — Он остановился и еще раз оглянулся назад. — Все тихо. Я боялся, что за нами увяжется кто-нибудь с виллы.

— Да кому мы нужны…

— Мы увели лошадей, увели девушек. У этой собственности есть хозяин. И я не думаю, что он так легко с ней расстанется.

— И долго ты будешь тут стоять? — нетерпеливо спросил Остерман, потому что Инес уже скрылась между скалами.

— Если все делать по уму, то я бы подождал тут с полчасика. На всякий случай. — Кирилл, запрокинув голову, следил за полетом грифа. — Но если бы мы все делали по уму, то не оказались бы здесь. Ладно, поехали.

Они поскакали вперед, догоняя колонну. Цокот копыт отражался от скал, и казалось, что скачут не двое, а целый отряд.

«Опять он за свое, — сердито думал Илья. — Вечно ему мерещится угроза. Может быть, он нарочно меня пугает? Чтобы я не расслаблялся? А может, завидует тому, что Инес оглядывается на меня? Черт, неужели я прямо сейчас с ней расстанусь? И больше никогда не увижу?»

Ущелье снова изогнулось, и, завернув за скальный выступ, Илья увидел просвет. Он привстал в стременах и послал коня быстрой рысью, жадно всматриваясь вперед. Между рыжими, почти отвесными стенами каньона стало видно холмистую долину, серебристо-зеленую, с курчавыми рощами и перелесками и с блеснувшей вдалеке полоской воды.

— Фернандо нас вывел прямо к реке! — прокричал Кирилл, догоняя его. — Теперь не заблудимся!

Дорога вела под уклон, и стены каньона раздвигались все шире. Лошади и мулы рвались вперед, завидев воду и зелень. Их нетерпение разделяли и всадники. Кто-то залихватски посвистывал, девчонки звонко смеялись. И вот уже Фернандо Васкес первым вырвался из раскаленного ущелья, и его конь закружился на месте, топча высокую траву…

…закружился, и вдруг его передние ноги надломились. Конь рухнул, и Фернандо перелетел через его голову.

Звук выстрела раскатился над долиной. Девушка, ехавшая за Васкесом, всплеснула руками и свалилась в траву. Ударили еще несколько выстрелов. Пули с визгом отскакивали от скал.

— Назад! Все назад! — кричал Кардосо, разворачивая коня.

Лошади сталкивались и ржали, кто-то кричал от боли, не поймешь — женщина или мужчина, а пули все щелкали по стенам каньона, высекая осколки.

— Назад!

Остерман подскакал к Инес и заслонил от выстрелов. Ее конь заартачился, мотая головой. Он схватил его под уздцы и повел за собой, разворачиваясь обратно в ущелье.

— Держись! — крикнул он, увидев, что девушка пошатнулась в седле.

Кирилл пробежал мимо, размахивая винчестером:

— Уводи всех за скалы! Я прикрою!

Найдя уголок, куда не залетали пули, Илья спрыгнул на землю и подставил руки девушке. Но она соскочила на другую сторону и побежала обратно,

— Стой, дурочка! Ты куда?

— Там Луисита! Там все!

— Сейчас все будут здесь! — Он догнал ее и повалил на песок. — Сиди и не лезь под пули!

— Пусти! Трус!

Он влепил ей пощечину, и она затихла.

— Сюда, сюда! — орал Мануэль, оглядываясь и ведя за собой мулов.

Девушки забились под скалу, рядом с Инес. Подбежал Кардосо:

— Билли, где ящики с патронами? А, вот они!

Он взмахнул ножом, разрезав веревки, и Остерман едва успел подхватить ящик.

— Мануэль, стереги девчонок, чтоб не путались под ногами! — приказал майор. — Билли, перекрой вон тот проход, оттуда тоже стреляли! Если полезут, зови на помощь, не пытайся их остановить в одиночку!

Илья схватил патронную пачку и кинулся в теснину, указанную Кардосо. Каньон наполнился грохотом выстрелов. Но Илья не видел противника. Он залег за широким стволом сухого дерева. Метрах в ста перед собой он видел невысокий песчаный обрыв, над которым темнела роща. Выше деревьев громоздилась полоса бурых скал. Вдруг мелькнула бледная вспышка, громко щелкнул выстрел, и пуля, звонко ударившись о скалу, зарылась в песок.

Он выстрелил в ответ. И обругал себя за это. Надо было не давить на крючок, а запомнить место, где прятался стрелок. К тому же на таком расстоянии он не видел ни цели, ни следов своего выстрела. Такая пальба годится лишь для того, чтобы отпугнуть шакала.

«Они и есть шакалы», — подумал он и выстрелил еще раз, просто потому, что не смог удержаться. Да и как удержишься, когда вокруг носятся пули?

Кто-то подбежал и плюхнулся на песок рядом. И тут же из-за деревьев раздался выстрел.

— Мазилы! — Шон выплюнул песок и погрозил кулаком невидимому снайперу.

— Что с Фернандо?

— Живой.

— А девушка?

— Наповал. И Пита задело.

— Сильно?

— Ничего, заживет, как на собаке. Что делать будем, а?

— Не знаю.

Шон отполз за обломок скалы, устроил поудобнее винчестер и прицелился.

— Ты его видишь? — спросил Илья.

— Нет.

— Тогда не трать патрон зря. Все равно не достанешь.

Ирландец выстрелил и приподнялся, вглядываясь вперед.

— Эх, подобраться бы поближе…

— Побудь здесь, — попросил Илья. — Я сейчас вернусь.

Кардосо лежал за убитым мулом. Под скалами залегли Фернандо и Кирилл. Они не стреляли, но держали винтовки наготове.

— Обошли нас, — сказал майор. — Вот не ожидал такой прыти. И откуда взялось столько народу? Не понимаю.

— Я думаю, надо уходить обратно в каньон, пока не поздно, — сказал Илья.

— Они тоже так думают. Им надо загнать нас поглубже и перекрыть выход. А потом подтянут силы и будут ждать, пока мы не сдадимся. Все очень просто. Я сам проводил такие облавы.

— Так что же нам делать?

Кардосо смахнул грязь с рукава.

— Как неудачно. Я где-то запачкался кровью. Надо замыть, а то пятно останется. Вы спрашиваете, что делать? Ждать темноты. И уходить из каньона. Просачиваться по одному. Оставить здесь лошадей и женщин. Когда преследователи войдут в каньон, мы уже будем далеко. Я понимаю, этот план выглядит слишком рискованным. Но поверьте, пешехода не так просто догнать в горах. Особенно, когда он идет один. И старается не оставлять следов.

— Пит ранен, — сказал Илья.

— Да, в бедро навылет. Я его перевязал.

— С такой раной ему не уйти.

— Да, не уйти.

Остерману хотелось ударить майора. Но он понимал, что Кардосо прав.

Девушки сидели на песке вокруг убитой подруги. Одна из них монотонно бубнила бесконечную молитву, другие подавленно молчали. Они уже не вскрикивали испуганно, когда пули залетали рикошетом в этот уголок, а только теснее жались друг к другу.

Далекие стрелки открывали огонь, как только замечали какое-то движение в каньоне. Рико и Шон, устроившись среди камней, отвечали. Остальные, кто ползком, кто перебежками, собрались под скалой на военный совет.

— Думаю, что мы напоролись на рейнджеров, — сказал Кардосо. — В приграничных областях любое крупное поселение обзаводится такими отрядами. А Тирби — поселение не только крупное, но и достаточно богатое.

— Какая нам разница, кто они — рейнджеры или бандиты! — проговорил Фернандо Васкес, с тоской глядя на пробитый бочонок вина, лежащий на потемневшем песке.

— Разница в том, что действия бандитов невозможно предугадать. А рейнджеры будут делать то, что им положено делать. Если этой команде поручено нас блокировать, они выполнят задачу. Но в каньон не полезут. Потому что приказа к атаке им никто не даст.

— Как думаете, много их тут? — спросил Кирилл.

— В команде обычно не больше дюжины стрелков. Думаю, они рассыпались по двое, а где и по одному. Держат под прицелом выход в долину. Если мы попытаемся прорваться, они встретят нас перекрестным огнем. У них «маузеры»… — Майор покатал на ладони остроконечную пулю. — Несколько залпов — и мы без лошадей. А дальше — вопрос времени. Однажды в Неваде я примерно так же прижал к земле банду апачей. Мы продержались неделю. У нас кончалась вода, а они откопали себе что-то вроде колодца. Еще день, и апачи смогли бы прорваться. Но подоспела кавалерия, и они сдались.

— Каньон большой, — сказал Фернандо. — Тут можно прятаться долго. И воду можно найти. Можем забиться куда-нибудь подальше и переждать.

— Можем, — согласился майор.

«Он уйдет один, — подумал Остерман. — Дождется ночи и уйдет».

— Девчонки не выдержат, — сказал Мануэль. — Слабенькие они. Их держали впроголодь. Спрашиваю у Луиситы, что она сегодня ела. Говорит, вино и конфетки. А вчера? Конфетки и вино. Если прятаться, то нам и огня не развести. Нет, девчонки не выдержат. Может, придумаете что-нибудь другое?

Никто не ответил Мануэлю, а Илья отвел глаза, не выдержав его жалобного взгляда.

— Может, поищем другой выход в долину, а, Фернандо?

— Может, поищем другой каньон? — передразнил его Васкес. — Или сразу другую долину? Чего ты ноешь! Не выдержат они! Люди и не такое терпели!

— Постой, Фернандо! — Илья схватил его за руку. — А тот боковой проход, где Шон? Похоже, что против него только один стрелок! Если вырваться оттуда…

— Упрешься в гору.

— Ну и что? Там лес! В лесу мы оторвемся! Найдем тропу!

— А если не найдем? — Фернандо покачал головой. — Нет, Билли, на скалах рейнджеры нас точно прижмут.

Мануэль хотел что-то сказать, но осекся и только рукой махнул.

— Я видел рейнджеров в Техасе, — снова заговорил Кирилл. — Но не заметил, чтобы кто-нибудь из них таскал с собой армейскую винтовку. Я бы и сам не взял ее в дорогу. Длинная, тяжелая, да и патроны для нее, наверно, большая редкость. Может быть, нас встретил мексиканский патруль? Ведь мы уже на самой границе.

— Ну и что? — спросил Васкес. — Нам-то какая разница…

— Патруль не будет торчать на одном месте слишком долго. Ему надо возвращаться в казарму.

— Предлагаешь переждать? — спросил Илья.

— Похоже, у нас нет выбора.

«Он тоже решил смыться ночью, — подумал Остерман. — Все верно. Надо уходить. Если нас сцапают — вздернут на ближайшем дереве. Как это у них тут делают? Заставят выкопать могилу для себя. Свяжут руки, посадят на лошадь, накинут петлю… Потом попользуются девчонками вволю. И вернут их законному владельцу».

— У нас осталось примерно три часа, — сказал Кардосо. — Через час посыльный доберется до города, час на сборы, час на обратную дорогу. Думаю, наберется с десяток добровольцев. Если они хорошо знают каньон, то могут и войти в него. Но вряд ли. Скоро вечер. Думаю, они все-таки будут ждать рассвета.

— А если разделиться? — предложил Мануэль. — Кто-то уведет лошадей, а остальные спрячутся. Рейнджеры пойдут по следам, мы их пропустим и спокойно выберемся отсюда. А?

— Я готов, — быстро ответил Фернандо. — Если прямо сейчас тронуться, заведу их в такую глушь, сто лет будут плутать по каньону и не выберутся. Кто со мной?

— Не горячись, — сказал майор. — Я уже думал об этом. В каньон войдут не все. Основные силы все равно останутся на выходе.

— Откуда вы знаете? Может быть, их командир не такой умный, как вы?

— А командир и не должен быть умным. Ему достаточно знать то, что называется тактикой.

— Я не знаю, что такое тактика, — сказал Остерман. — Но я не собираюсь тут торчать. Вы — как хотите, а я пошел.

— Я с тобой, — сказал Кирилл и отдал свой винчестер Кардосо. — Майор, прикройте нас.