Прочитайте онлайн Зачистка в Аризоне | 18Перечень наслаждений

Читать книгу Зачистка в Аризоне
4112+2577
  • Автор:
  • Язык: ru

18

Перечень наслаждений

Полковник Тирби не знал себе равных в искусстве принимать гостей. Когда он был мэром в Канзасе, его дом часто посещали важные персоны. После каждого визита составлялась карточка с описанием меню и списком едоков. Такие карточки нужны были для того, чтобы при следующем посещении гость отведал что-нибудь новое. Своим поварам Тирби платил больше, чем они могли бы заработать в самых лучших ресторанах. И эти затраты оправдывали себя. Хлебосольный мэр обзавелся такими связями, что мог бы стать и губернатором. Но тогда Сайрус Тирби предпочел иной путь. А вот теперь все чаще и чаще подумывал о том, что пора бы ему вернуться в политику, в мир больших городов, сверкающих залов и тихих кабинетов, где вершатся громкие дела…

Готовясь к приему миллионеров из Калифорнии, он долго наводил о них справки. Меню было расписано на неделю, и ни одно блюдо в нем не повторялось. Полковника удручало лишь то обстоятельство, что в рыбный суп пошла не треска, а горная форель. Он надеялся, что изменения в рецептуре останутся незамеченными. Но ошибся.

— Бостонский суп был хорош, — сказал один из гостей, отдыхая в ожидании десерта. — Правда, в Новой Англии его готовят несколько иначе.

— Когда я перееду в Новую Англию, угощу вас таким же супом, но сваренным по всем правилам, из трески, — пообещал Сайрус Тирби.

Миллионеры переглянулись.

— Ловлю на слове, — сказал один.

— И долго нам ждать этого события? — спросил второй.

— Зависит от того, как быстро я найду достойного преемника. Собираюсь сдать все дела и уйти на покой. А есть ли в Америке более спокойное место, чем залив Кейп-Код? Я провел там детство и юность и надеюсь встретить там старость.

— Тогда нам ничего не светит. Пока вы будете ждать старости, всю треску переловят.

За десертом поговорили о прелестях жизни на побережье, о яхтах и рыбалке.

— Мы обязательно должны заглянуть на мою виллу, — сказал полковник. — Это недалеко. По пути осмотрим рудник и шахты.

— Как насчет охоты? Я прихватил штуцер.

— Охота там великолепная. В горах водится пума, встречаются медведи и волки, а сколько оленей! — Полковник подмигнул. — Но меня привлекает пернатая дичь. Всякие пташки, цыпочки, курочки…

Слуги вкатили столик с кофейным сервизом, и полковник заметил в дверном проеме озабоченное лицо своего управляющего.

— Я вас оставлю на минутку, джентльмены.

Он вышел, плотно закрыв за собой двери. Вряд ли гости кинутся к дверям подслушивать. Однако полковник жестом остановил управляющего, когда тот попытался заговорить, и отвел его к окну.

— Что еще?

— Мистер Бюргер вернулся, сэр. Ждет внизу.

— Проведи его в библиотеку.

Полковник вернулся к гостям и высидел с ними еще несколько минут, болтая о пустяках. Когда были поданы ликеры и сигары, он снова извинился:

— Мне надо отдать несколько распоряжений.

— Когда мы поедем на вашу виллу?

— Когда вам будет угодно.

Зайдя в библиотеку, он подумал, что Бюргера давно пора сменить. Городу нужен новый шериф, не такой тюфяк.

— Ты плохо выглядишь, — сказал полковник. — Я думал, прогулка по горам пойдет тебе на пользу, а вышло наоборот.

— Сэр! Я спешил! — Шериф посмотрел на свои запыленные сапоги, потом вытер блестящий лоб и посмотрел на платок. — Сколько пыли! Я наглотался пыли, как рудокоп, пока мчался в город. У меня неважные новости. Они разгромили виллу миссис Фраун.

— Кто — они?

— Если бы я знал! Наверно, та же самая банда, что освободила вашего друга…

— Забудь, что он мой друг. Давай дальше про виллу.

— Ну, что дальше… Мы встретили в лесу ребят оттуда. Рассказывают, налетела толпа мексиканцев. Человек двадцать. Вооружены до зубов. Парни еле-еле отбились. Половина укрылась в лесу, остальные погибли на вилле.

— Постой, постой. Кто укрылся в лесу? Мексиканцы?

— Да нет. Наши.

— Ты же сказал, что они отбились.

— Ну да, отступали и отбивались.

«Значит, вилла захвачена, — подумал Тирби. — Вот идиот, не мог сообщить мне это десять минут назад! Куда я теперь повезу гостей? На дымящиеся развалины?»

— Ясно, — сказал он. — Дальше.

— Что дальше?

— Про мексиканцев я уже слышал. Про геройскую оборону — тоже. Теперь хочу услышать о твоих действиях.

— Ну, я встретил мистера Хезелтайна, и мы с ним решили, что банда будет уходить в Сухую долину. Послали туда рейнджеров, чтобы перекрыли выходы из каньона. Только у нас людей маловато, сэр. Я ведь зачем приехал? Хочу набрать еще ребят. Вот если бы вы позволили забрать стрелков из охраны рудника…

— Сколько у тебя народу?

— Примерно четыре десятка. Но каньон большой, и я думаю, что…

— Подключи ребят с мексиканских приисков. Хватит им бездельничать, пусть сядут на тропы. И заберешь две смены с рудника. Но сначала зайди к сестрам Фраун. Про нападение — ни слова, понял? Пусть сидят дома и ждут меня. Надо посоветоваться. Где Хезелтайн?

— Он в казарме рейнджеров. Я могу послать за ним.

— Не надо.

Обратный путь от библиотеки до гостиной занял не больше минуты. Но этого времени полковнику хватило на то, чтобы найти выход из положения. Виллы нет? Тем лучше. Все равно охоту на пуму пришлось бы чем-то заменить. А «пернатая дичь» водится не только в лесу…

Вернувшись к гостям, он объявил:

— У вас есть полчаса на то, чтобы отдохнуть и переодеться для конной прогулки. В ваших комнатах вы найдете все, что может понадобиться. От носовых платков до шпор.

— Отлично, — в один голос сказали гости, с одинаково фальшивым воодушевлением.

— За пару часов доберемся до виллы, — бодро сказал полковник. — Дорога не слишком ровная, зато такая живописная! На горной тропе нас подстрахуют егеря, они уже приготовили веревки. ……..

— Могу я взять с собой штуцер? — спросил миллионер-охотник. — Вдруг мы встретим по дороге волка или пуму?

— Не встретим, — улыбнулся полковник. — Волки не ходят по дорогам.

Сестры Фраун были дочерьми юриста. Они получили хорошее школьное образование, были отлично воспитаны, каждая имела приданое в размере пятнадцати тысяч долларов — словом, такие невесты могли составить счастье любого джентльмена. Но многочисленные претенденты были жестоко разочарованы, когда Ангелина и Эвелина сбежали из Сан-Антонио, присоединившись к театральной труппе.

Об их сценических успехах полковнику Тирби ничего не было известно. Единственным напоминанием об артистическом прошлом была скромная афиша «Разлучницы из Омахи», которая висела в будуаре Ангелины. Однако театр, безусловно, дал сестренкам гораздо больше, чем уроки в школе и наставления родителей. Прежде всего, благодаря гастролям они повидали мир. Объездив чуть не все штаты, девушки живо интересовались, где бы можно было остановиться, чтоб вложить в дело свои тридцать тысяч. Везде, от Алабамы до Юты, они слышали одно и то же — самый надежный барыш приносят бордели, если только они находятся под умелым управлением. И, поколесив по стране, сестры уже не сомневались, что со временем откроют публичный дом.

А когда они наконец открыли его — тут им снова пригодился театральный опыт. Взяв в аренду бордель в Канзасе, сестры вложили немало денег в обстановку. Им были известны маленькие секреты декораторов, и стены их заведения быстро украсились шелковыми портьерами из ситца, мраморными колоннами из картона, золотыми плевательницами из латуни и множеством других аксессуаров, поражающих воображение посетителей.

Сестры тщательно отбирали работниц. Неопытные девушки и молодые вдовы были готовы трудиться за гроши, но сестры Фраун предпочитали профессионалок. Безусловно, требовалась хорошая фигура и миловидное лицо, необходимо было крепкое здоровье, но не менее важным условием считалось умение вести себя как леди.

Их первый бордель распахнул двери в день открытия крупной сельскохозяйственной выставки, и целый месяц дела шли отлично. Скотоводы и фермеры, агрономы и шулера, съехавшиеся со всего Среднего Запада, были готовы платить по десять долларов за девушку и по двадцать — за бутылку вина. Но выставка закрылась, приличный посетитель косяком повалил прочь, и спустя месяц сестрам пришлось уволить столь тщательно подобранный персонал.

Они не пали духом и попытались возобновить дело где-нибудь в большом городе. Их публичные дома открывались в Вашингтоне и Нью-Йорке, Филадельфии и Ричмонде, Сент-Луисе и Новом Орлеане. Им приходилось каждый раз начинать все заново — с новыми интерьерами, новыми девушками и, самое главное, с новыми покровителями, потому что старые за пару лет становились слишком жадными. Так, в Нью-Йорке они потратили семьдесят тысяч за два года, откупаясь от полиции.

А в Новом Орлеане к ним заглянул старый знакомый, Сайрус Тирби. Именно он когда-то благословил их первые шаги в бизнесе. А теперь сестры услышали от него весьма заманчивое предложение. Оно могло быть выражено одним словом — монополия. Тирби предлагал уехать с ним в Аризону и открыть сеть публичных домов в городе, где мужчины готовы платить только за то, чтобы прикоснуться к живой женщине. До сих пор там работали лишь несколько сутенеров, и очередь к их палаткам не иссякала ни днем ни ночью.

Но приличная публика не хотела стоять в очередях. Приличная публика способна выложить сотню-другую за вечер в приятной компании, а такую компанию могут предложить только сестры Фраун.

Через месяц в городе на Медном холме работали три больших публичных дома. Верхние этажи каждой гостиницы были отданы проституткам. Сутенеры убрались из города вниз, в шахтерские поселки, и все деньги, потраченные на любовь, стали попадать в кассу Эвелины и Ангелины Фраун.

Они умело распоряжались капиталом и вкладывали деньги не только в интерьеры и наряды, но и в акции меднорудной компании. Так что сейчас полковник явился не к сводням, а к компаньонам по бизнесу.

— Калифорнийцы прибыли, — доложил он. — Настроение отличное. По пути из Тумбстона им навстречу непрерывно тянулись подводы с рудой. Это произвело должное впечатление. Они готовы все скупить хоть сегодня. Но будут тянуть, торговаться, сбивать цену.

— После виллы они станут гораздо послушнее, — пообещала Эвелина. — Я везу туда столько вкуснятины! Сайрус, ты обязательно должен поужинать там вместе с нами.

— Возможно, сегодня мы поужинаем в городе, — с игривой улыбкой сказал полковник. — Я предложил гостям охоту, но вы бы видели, какие кислые мины они при этом скорчили! Кажется, эти жеребцы предпочли бы поохотиться в ваших угодьях, девочки.

— Нет проблем, — сказала Ангелина. — Трюфели остаются трюфелями, где бы их ни подавать.

— Вот именно, — поддержал Тирби. — Где мы их примем?

— Конечно, в «Белой Розе»! — воскликнули сестры.

В «Белую Розу» они заглянули буквально на минутку. Просто чтобы познакомиться с достопочтенными хозяйками этого роскошного клуба.

— Господа, вы могли бы оказать мне бесценную услугу! — сказала Ангелина Фраун после того, как по-южному изысканные процедуры знакомства были выполнены. — Мы открываем филиал в Сан-Франциско. Но я ничего не знаю о вкусах, которые царят в Калифорнии. Если бы вы нашли несколько минут, чтобы просмотреть моих девушек! Тогда я буду знать, кого из них можно отправить, а кого оставить здесь.

— Несколько минут? — Миллионеры переглянулись.

В такие минуты полковнику казалось, что эти трое понимают друг друга без слов. Как все опытные игроки, они умели читать мысли партнера. Впрочем, об их мыслях нетрудно было догадаться. Кому охота тащиться в седле по горам, да еще под палящим солнцем, когда есть возможность присесть в уютное кресло и насладиться прохладой? К тому же одной прохладой перечень наслаждений не исчерпывался…

— Мы, пожалуй, можем ненадолго задержаться, — сказал полковник и первым опустился на диван.

Если гости думали, что девушки для просмотра будут выстроены перед ними в шеренгу, то они жестоко ошибались. Красотки появлялись в гостиной одна за другой. Они были увешаны драгоценностями, от которых нельзя было оторвать взгляда, а от полупрозрачных халатиков веяло такими ароматами, что даже у полковника, равнодушного к показанным прелестям, начинала кружиться голова. Девушки прохаживались из угла в угол, затем, присев в свободное кресло, немного рассказывали о своих увлечениях — одна любила петь, другая предпочитала арабские танцы… Не желаете посмотреть? Тут же появились музыканты, и под звуки скрипки, кларнета и гитары началась вторая часть просмотра.

Полковник Тирби много раз наблюдал подобные бесхитростные представления и сейчас откровенно скучал. Все эти красотки были слишком хорошо ему знакомы, причем многих он знал едва не с детских лет.

— А почему в таком милом заведении совсем нет посетителей? — поинтересовался миллионер-охотник. — У нас подобный клуб брали бы штурмом толпы ценителей.

— Сегодня клуб открыт только для вас, — ответил полковник. — По моей просьбе.

— Очень любезно с вашей стороны.

— Вы можете провести здесь столько времени, сколько пожелаете. Вилла никуда не денется, и охоту можно устроить в любое время. Наши возможности ничем не ограничены.

— Похоже, что мы попали в гости к персидскому шаху.

— Сравнение лестное, но неточное. Я всего лишь владелец не самого крупного рудника. Но тот, кто владеет рудником, владеет и городом. Каждый кирпич тут куплен на мои деньги.

— Думаю, что каждый кирпич уже окупил себя, — заметил миллионер.

— И еще не раз окупит.

— Хорошо быть владельцем рудника… — Миллионер замолчал, потому что на его коленях оказалась миниатюрная китаянка.

Она выглядела как десятилетняя девочка, несмотря на то, что много лет работала на сестричек. Полковник знал ее секрет — узкоглазая до сих пор была девственницей.

— Не желаете посмотреть комнату японского императора? — прощебетала она, несмело касаясь щетины на кадыке покрасневшего миллионера.

Тот облизнул губы и оглянулся на своих партнеров. Но они были слишком заняты собеседницами, сидящими у них на коленях.

— Кроме японской комнаты, есть еще и турецкая, — сказал полковник, вставая с дивана. — И французская. И много других. Постарайтесь не пропустить ни одной.

Он подошел к Ангелине, которая сидела под пальмой, обмахиваясь веером.

— Что случилось? — спросила она, сохраняя благодушную улыбку на лице. — Шериф выглядел так, будто по нему проскакал табун.

— Ничего не случилось. Я только сказал, что недоволен его работой.

— Да, — протянула она. — Лучше бы по нему проскакал табун.