Прочитайте онлайн За каменным сердцем | Глава 1. Легенда об ангеле и знакомство с Филиппом Ричманом

Читать книгу За каменным сердцем
2016+400
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 1. Легенда об ангеле и знакомство с Филиппом Ричманом

Привет. Я Алиса Сим. Мне девятнадцать, у меня длинные светлые волосы, слегка раскосые огромные синие глаза, родинка на левой щеке и… прекрасная память. А ещё я обожаю историю древнего мира с его невероятными легендами, королями и волшебниками, шутами, чернокнижниками, джиннами и принцессами. Мне повезло: месяц назад Его императорское Величество удовлетворило моё прошение, и вот уже три недели я занимаю почётную должность преподавателя всемирной истории в школе магии при королевском дворе.

Родители мной гордятся. Да что греха таить, я и сама таю, как карамелька, как только находится случай похвастать о своём успехе. Я самый молодой педагог в замке за последние двести лет! И мне безумно нравится моя работа! Сейчас, в начале учебного года, я раскрываю сложные темы относительно возникновения магии и мира в целом, рассказываю о древних цивилизациях и их обычаях, обозначаю точки соприкосновения с современным миром. Очень интересные темы, философские. Мои любимые. Отчасти из-за того, что большинство из них по-прежнему спорные, отчасти потому, что именно в то далёкое время родилось множество красивых легенд и сказаний, а я по натуре — романтик.

Сегодня у меня четыре пары и три из них уже позади. Я порядком устала, но держусь огурцом, потому что показывать слабину перед старшеклассниками чревато последствиями: стоит молодёжи учуять твоё состояние нестояния, как тут же сыплются отвлекающие вопросы, а в особых ситуациях — комплименты, и вот ты уже говоришь не о том, в лучшем случае — рассказываешь захватывающие байки по теме из древних легенд.

— Мисс Сим, — курносый подросток, забияка и задира, поднял руку. — А правда, что в недрах первобытной земли спрятан камень богов? Ну, тот, что даёт его владельцу безграничную власть?

Плохой из меня получился огурец, не просоленный.

— Это легенда, Чип, — улыбнулась я, хоть и верила древнему сказанию. Но не признаваться же в этом первому хулигану в школе!

— Но ведь остров существует, значит, и камень тоже! — настаивал парень.

— С чего ты взял, что остров существует? — ввязался в спор сосед Чипа, его друг и напарник по пакостям. — Я вот лично не слышал, чтобы кто-то там побывал. А если твоя голова забита всякими дурацкими идеями на счёт того, чтобы стать властелином мира, так держи их при себе, не смущай людей!

Ученики дружно засмеялись, поддерживая оппонента Чипа, и тот покраснел.

— Ничего я не выдумываю! — нахохлился Чип. — Вот найду камень и превращу тебя в слизня!

— А без камня — слабо? — поддевал дружок. — Я вот, например, могу сделать так, чтобы манка в твоей голове превратилась в мозги!

Смех перешёл в гогот. Румянец на пухлых щеках Чипа пропал, парень побелел от обиды и сжал кулаки. Этого мне только не хватало! Драки! Ну уж нет, не в этот раз!

— Кто-нибудь знает об истоках этой легенды? — прокричала я.

Сработало. Нет-нет, не потому, что я такая грозная и одним только криком вкупе с убийственным взглядом могу утихомирить разболтавшихся подростков. Класс добился своего: юные волшебники поняли, что на кону очередная легенда, а значит, можно расслабиться и отдохнуть. Снова я попалась в хитрую ловушку Чипа и его напарника…

— Расскажите, мисс Сим, — оживились подростки.

— Да, пожалуйста, расскажите! — вторил Чип, улыбаясь во все свои тридцать два.

Я вздохнула и села на табурет. Глаза юных волшебников блестели в предвкушении любопытной истории и, глядя на эти счастливые молодые лица, я тоже заулыбалась и принялась рассказывать одну из своих любимых легенд:

— Давным-давно, когда боги жили не только на небе, но и на земле, родилась девочка. Её кожа была нежной, как крылья бабочки, голос звонок, как ручеёк, а душа чиста, как нетронутый холст. Самое чёрствое сердце замирало, стоило только заглянуть в лучистые глаза малышки. Шло время, девочка росла и превратилась в прекрасную молодую женщину, чья красота затмевала солнце. Сами боги желали её любви, но гордая недотрога никому не отвечала взаимностью. И вот однажды в окно её дома заглянул ангел, который специально спустился с небес на землю, чтобы посмотреть на юную красавицу. Как только ангел увидел девушку, он тотчас перестал принадлежать себе, ибо сердце его зарделось любовью, какой он не чувствовал за всё своё существование.

Красавица ответила ему взаимностью. Ангел разрывался между небом и землёй, а боги гневались. И вот однажды сама ночь решила соблазнить девушку. Но как она ни старалась, руки ангела ласкали нежнее её дуновений, губы обжигали жарче раскалённых звёзд, глаза горели ярче ночных костров, а сердце было добрее любых колыбельных. Ночь разозлилась и пообещала богам забрать все свои прелести, если только один из них не добьётся любви непреступной землянки.

Один за другим боги терпели неудачи. Когда самый сильный и великий из них разделил ту же участь, его ярости не было предела. В гневе бог убил девушку, а ангела изгнал с неба и нарёк ему вечность жить на земле, тоскуя по своей любимой.

— А камень? — от нетерпенья Чип ёрзал на стуле.

— Камень — это сердце девушки. После смерти её тело превратилось в прах, но сердце продолжало биться — такой сильной была её любовь. Тогда-то боги и обратили его в твердь, но даже после этого оно продолжало творить чудеса. Считается, тому, кто найдёт камень, достанется сила великой любви и он станет всемогущим.

— А причём здесь остров? — насторожился Чип.

— На острове жили боги. По легенде, именно там они похоронили сердце девушки и ушли на небо. Но это всего лишь красивая сказка, и ни острова, ни камня богов на самом деле не существует.

Интерес Чипа сдулся, и он сгорбился.

— Мисс Сим, а что стало с ангелом? — полюбопытствовала одна из учениц. — Он вернулся к богам?

Я потёрла переносицу, запоздало сожалея о потраченном впустую времени.

— На завтра параграфы три и четыре, — устало проинформировала я. — Что касается ангела, говорят, спустя тысячи лет его любовь иссякла, а тоска по женщине сменилась тоской по небу. Он хотел вернуться к богам, но они оказались слишком жестоки и не пустили его к себе. С тех пор ангел скитается по земле и мечтает о том, чтобы боги забыли о его слабости и приняли обратно в святую обитель.

На этом пара закончилась. Прежде чем уйти, Чип помог мне открыть тяжёлые фрамуги. В аудиторию тут же ворвался свежий воздух, и я позволила себе несколько минут постоять у окна с закрытыми глазами. Чувство выполненного долга, осень и тишина… Что ещё нужно для недолгого счастья?

Эмма Милсон. Идеальное мгновение гармонии закончилось с появлением этой сумасшедшей. Эмма влетела в аудиторию на бешеной скорости, зацепилась полами мантии за край стола, в результате чего её тормозной путь закончился в положении лёжа. К таким выходкам Эммы за три недели я успела привыкнуть, поэтому к очередному падению «вечного двигателя» отнеслась спокойно.

— Как прошёл день? — улыбаясь, спросила я. — Никого не утопила?

В школе Эмма вела курс водной магии. Практические занятия по этому предмету проходили на озере, и ученики часто возвращались оттуда мокрые насквозь и отплёвывающиеся тиной. Из всего преподавательского состава Эмма оказалось самой приветливой и жизнерадостной, и я успела с ней подружиться. Если честно, я довольно легко влилась в кипящую школьную жизнь, за столь короткий срок добилась уважения и коллег, и учеников. Моя сбывшаяся мечта оказалось правильной, мы полностью совместимы.

Фанатичный блеск в чёрных глазах насторожил меня.

— Эмма, ты что-то задумала? — ласково спросила я.

Вместо ответа она принялась трясти меня за плечи, улыбаясь от уха до уха.

— Он завтра придёт!

— Кто?

— Мистер Ричман! У него завтра две пары! Дождалииииись!!!

Восторг подруги смутил меня. Дело в том, что в школе у каждого преподавателя есть семья или, как у Эммы, вторая половинка. И так уж случилось, что все эти мужья, жёны и вторые половинки преподают в стенах нашего замка. Ну а я выпадаю из этой системы, как и преподаватель химии, которого я до сих пор не видела. К слову, у меня никогда не было серьёзных романов, я полностью посвятила себя учёбе, а теперь — работе. Я — ответственный трудоголик, который тайно мечтает о большой и красивой любви.

— Угомонись, — чтобы скрыть румянец, пришлось отвернуться к окну. — Придёт и придёт, что с того?

— Как что?! — возмутилась подруга и, чтобы пробудить мой интерес, завела старую пластинку:

— Ты даже не представляешь, какой он классный! Как посмотрит своими серыми глазищами, так хоть сквозь землю провались! А голос? Умереть можно! А что он на уроках вытворяет! Все эти баночки-скляночки, запахи разные, всё кипит, бурлит, плавится… Да ученики на этой его химии сутками пропадать могут! Это вот о чём говорит?

— И о чём же? — по привычке спросила я.

— А о том, дорогая моя, что умный он! А если мужик умный, это что значит?

— Что?

— А то, что не пропадёшь ты с ним!

О том, что я и без мистера Ричмана не пропаду, я решила промолчать. С Эммой Милсон спорить бесполезно. И если уж она решила, что Алиса Сим и Филипп Ричман идеальная пара… Короче, я вляпалась.

— Ты же говорила, что он странный, — пошла в контрнаступление я.

Эмма фыркнула:

— Не странный, а загадочный.

— С причудами, — поправила я.

— Алиса! Мистер Ричман — мечта, а не мужчина! И если ты будешь сидеть, сложа руки, я тебя утоплю!

Угроза прозвучала комично, и мы с Эммой засмеялись.

— Хорошо, — сдалась я. — Завтра я постараюсь выглядеть идеально.

Эмма сгребла меня в охапку и закружила вокруг столов.

— Да угомонись ты, ненормальная! Урок ведь начался!

Эмма стукнула себя по лбу и, включив скорость, помчалась на занятие.

— Эмма! — окликнула я. — Как думаешь, это правда, что у Ричмана сделка с королём?

Эмма резко остановилась, чёрные пряди упали на лицо.

— Не знаю. Но цепочку я видела.

Поразмыслив, она весело добавила:

— Вот завтра у него и спросишь!

Всё, что я думаю по этому поводу, Эмма не услышала, так как исчезла в коридоре.

Настойчивость Эммы сделала своё дело: ночью мне снился Филипп Ричман. Во сне я видела, как выражается подруга, его глазищи, слышала голосище, а ещё сжимала ручищи и при каких-то непонятных обстоятельствах столкнулась своим носиком с его носищем… В общем, как я ни старалась, подруженька добилась своего — я заочно влюбилась. Поэтому по дороге в школу моё сердце трепетало, а щёки горели. И у меня было прекрасное настроение, испортить которое мог только барон Клаус Друк.

— Мисс Сим, Вы сегодня просто великолепны! — прогнусавил барон, припечатав свои слюнявые губы к моей руке. — Не прощу себе, если Вы откажете мне в прогулке.

Я с трудом выдавила из себя улыбку и незаметно вытерла руку о мантию.

— Благодарю, Ваша милость. Но, боюсь, я вынуждена Вас огорчить. Сегодня предсказывают дурную погоду, ветра и грозы.

— О, моя дорогая Алиса! Смею заметить, что сейчас сияет солнце!

— Погода испортится после полудня, Ваша милость.

Блеснув лысиной, барон хитро сощурился:

— Буду ждать Вас у озера, мисс Сим. При хорошей погоде.

— Разумеется, барон, — согласилась я и поспешила в аудиторию.

Как же меня достал этот противный Клаус Друк! Пристаёт со своими ухаживаниями с моего первого появления в замке. И это при том, что сам давным-давно женат! Эмма рассказывала, что пока она не стала встречаться с графом Ардисоном, барон не давал прохода ей. Надеюсь, после обеда на город обрушится смерч.

Во время урока я поймала себя на том, что то и дело поглядываю на двери в ожидании Филиппа Ричмана. Мы с химиком делили один кабинет на двоих, как и все преподаватели в школе. И я нисколько не сомневаюсь в том, что над таким удачным совпадением поработала милая подруженька.

Чем ближе подходило время третьей пары, тем сильнее я нервничала. Закончив урок, уселась за стол, чтобы составить план. Обычно я это делаю дома, но ведь не могу же я уйти, так и не встретившись с загадочным мистером Ричманом! А решение это я оправдывала для себя тем, что смойся я из замка раньше, и Эмма меня утопит.

Филипп Ричман появился на пороге с началом пары. С его прибытием в помещении воцарилась идеальная тишина, а у меня отвисла челюсть. Какие ручищи?! Какие глазищи?! Мистер Ричман был среднего роста, худощавого телосложения, его жилистые руки оканчивались тонкими пальцами, голову обрамляли светлые взъерошенные волосы. Губы химика были довольно тонкими, а на вздернутом носу поселились веснушки. Его бледно-серые глаза терялись на фоне почти белых ресниц и бровей. Ничего особенного в нём не было и с первого взгляда можно было подумать, что это юноша, а не мужчина. Обычный, даже невзрачный.

Химик коротко мне кивнул, а я подумала, что утоплю свою подружку. Даже решила, что и погоде не стоит портиться — прогуляюсь с бароном, накоплю яда и вперёд — к Эмме Милсон. Однако, когда Ричман заговорил, сердце пропустило удар. Да… Сильный бархатный баритон мелодично заполнял собой всё пространство, лаская слух. Моя челюсть отвисла во второй раз. Когда я поняла, что таращусь на химика во все глаза, то поспешила зарыться в бумагах, делая вид, что работаю.

Напрасно я старалась оставаться равнодушной. Филипп Ричман оказался прекрасным педагогом, он блистал знаниями и завораживал подачей информации. А когда настало время опытов, я окончательно смирилась с тем, что на химии чертовски интересно и наблюдала за экспериментами, не стесняясь. Пожалуй, яды копить не стоит, потому что в том, что господин Ричман умён, Эмма оказалась права. Что ж, хотя бы в этом…

Когда пара закончилась, я подобралась, готовясь к официальному знакомству с коллегой по цеху. Ричман убирал реактивы и сухо поинтересовался:

— Мисс Алиса Сим, я полагаю? — Ричман даже не смотрел на меня.

— Да… — растерянно ответила я.

— Филипп Ричман. Советую Вам покинуть аудиторию, так как на следующей паре мы будем экспериментировать с сероводородом, а это малоприятно.

Сероводород. Наверное, это действительно неприятно. Почему же просьба мистера Ричмана так задела меня?

— Да, я уже ухожу. — Смутившись, я поспешила к дверям, совершенно позабыв о своих бумагах. Когда же я о них вспомнила и, покраснев, вернулась к столу, то на обратном пути зацепилась мантией за тот же угол, что вчера Эмма, и повторила живописный полёт подруги. Только Эмма распласталась по направлению к окну, а я — к дверям. Ха-ха, наконец-то Ричман на меня посмотрел! Благо, все учащиеся ушли на обед, и мой позор видел только он.

— Мисс Сим, Вы в порядке? — спросил химик. Не услышав ответа (я сильно ушибла колено и не сразу собралась с мыслями), он наклонился ко мне и заглянул в глаза. Его дыхание коснулось моей кожи и мне стало жарко.

— Э… Спасибо, всё хорошо.

Ричман выпрямился, ну а моя челюсть отвисла в третий раз — на его шее мелькнула голубая цепочка. Интересно, это оригинал или качественная подделка?

— Мисс Сим?

Я сообразила, что по-прежнему сижу на полу, и поспешно вскочила.

— До свидания! — сказала я и поспешила в холл.

Проклиная свою неуклюжесть, в расстроенных чувствах я вышла на улицу. И чуть не заплакала от обиды, потому что на идеально голубом небе улыбалось невыносимо яркое солнце. Придётся терпеть компанию Клауса Друка.

Барон не подвёл — засыпал комплиментами, сплетничал, рассказывал дурацкие анекдоты и сам же смеялся над ними. Я слушала в пол-уха, любуясь раскидистыми ивами, мелкой рябью на водной поверхности, бегом облаков и размышляла о цепочке на шее Ричмана. Голубой металл очень дорогой, в целом мире его наберётся не более ста граммов. В моём королевстве голубого металла имеется порядка двадцати граммов и, если цепочка химика настоящая, получается, что слухи о сделке правдивы. Неужели король так дорожит школой, что согласился на такой наглый грабёж?

— Ваша милость, — барон точно в курсе всех дел, — это правда, что мистер Ричман предложил Его Величеству свои услуги преподавания в обмен на цепочку из голубого металла?

Клаус сморщил нос.

— Мисс Сим, и Вы туда же!

— Но об этом все шепчутся в школе, — настаивала я.

Барон опасался обсуждать дела короля, но его слабость к сплетням оказалась сильней.

— Видите ли, дорогая Алиса, дело в том, что мистер Ричман не предлагал свои услуги. Он прибыл в королевство, чтобы выкупить у Его Величества одну из цепей.

— Ричман хотел купить голубой металл?! — изумилась я.

— Вот именно, — барон смаковал мою реакцию. — Но Его Величество потребовал более дорогую плату, и теперь мистер Ричман преподаёт химию в нашей школе.

— Получается, король отдал Ричману цепочку взамен на уроки химии? Не могу поверить.

— А Вы поверьте, Алиса, поверьте! Король умный человек и заботится о королевстве. Ни в одной другой школе Вы не найдёте такого предмета! Благодаря Его Величеству целых пятнадцать лет Ричман будет обучать волшебников химии. Только представьте, насколько более мощным станет наше королевство, когда волшебники научатся соединять волшебство с наукой!

— Это же рабство! — в голове не укладывалось, что Ричман мог согласиться на такие условия.

— У богатых свои причуды, — со знанием дела заметил барон. — Кроме того, король отдал ему цепочку заблаговременно, а это, знаете ли, дорогого стоит.

Я задумалась. Барон рассказал очередной скучный анекдот, а после произошло такое, от чего мне до сих пор хочется плеваться. Оказавшись в тени старой ивы, Клаус Друк впился ногтями в мои плечи и прилип губами к моему рту. Фу!!! Я машинально лягнула его в пах. Барон согнулся пополам, изрыгая проклятья и угрозы мне вслед. А я неслась прочь от противного Друка, морщась от боли, ибо двинула его тем самым коленом, что пострадало во время падения. Я торопилась домой, мечтая о том, чтобы этот ужасный день поскорее закончился.

Комната, что я снимала, находилась на втором этаже трёхэтажного дома, что стоял на самой окраине города. Она была небольшой, но тёплой и светлой, и меня вполне устраивала стоимость аренды. До школы было около часа пешего хода, и это меня тоже устраивало, так как я любила ходить пешком. Исключением была плохая погода, но сегодня вопреки прогнозам погода стояла замечательная, настоящее бабье лето, и к вечеру стены каменного дома так накалились, что на ночь я решила открыть окно.

Оказаться в плену любимого одеяла было чертовски приятно, но мне не спалось. Мои мысли разбегались. Я гневалась на барона, думала о Ричмане и его цепочке, а ещё мне было досадно от того, что, судя по всему, я не произвела на химика должного впечатления. Ворочаясь с бока на бок, я вспотела и встала, чтобы выпить стакан воды. Мягкий лунный свет падал в окно, а далеко за горизонтом мерцали всполохи огня: это граф Ардисон тренировал своих драконов. Повезло Эмме! Шон ответственный и благородный мужчина, и уж точно, в отличие от мистера Ричмана, он никогда не позволил бы себе бестактность по отношению к девушке. Я вспомнила, как распласталась на полу и вспотела ещё сильней. Вот позорище! Я сердито шлёпнула себя по лбу и плюхнулась на кровать с твёрдым намерением уснуть.

Когда глаза застелила сонная пелена, на крыше дома напротив возник мужчина. Могу поспорить — он смотрел на меня! По коже побежали мурашки, я хотела встать и закрыть окно, но словно оцепенела! Дрожа от страха, я смотрела на мужской силуэт, а он вскоре исчез. Точнее, улетел… Я решила, что всё-таки сплю, и мужчина на крыше мне померещился. Но окно решила закрыть. И только я пошевелилась, как на моём подоконнике появился тот мужчина… Мамочки! Мне бы заорать, да только от страха в горле пересохло, и я не придумала ничего умнее, как притвориться спящей.

Мужчина подошёл к кровати. Сердце у меня в груди ухало, ладони онемели. А он просто стоял и смотрел на меня… Какого чёрта?!! Едва я собралась с силами, чтобы закричать, как незнакомец коснулся моей щеки, и я снова оцепенела от страха…

Его руки были нежными, дрожали. Он очерчивал мои брови и нос, гладил по волосам. А я, к своему стыду, внимала его прикосновениям, мой ужас куда-то исчез… Чуть погодя я поняла, что ночной гость плачет. Моему изумлению не было предела и, когда горячая слеза упала мне на ресницы, я не выдержала и открыла глаза.

Ричман?!! Я вскочила, но в комнате никого не было… Я протёрла глаза и ринулась к окну: улица была пустынна, на крышах домов тоже никого. Только далеко в небе в свете луны я увидела огромную птицу, величаво разрезающую чёрными крыльями облака.

Я закрыла окно, проверила запор. Что это? Неужели я спятила? Другого объяснения быть не может, не Ричман же явился посреди ночи ко мне в гости! Хотя нет, может — это был сон. Ну конечно! Мне снова приснился Филипп Ричман.