Прочитайте онлайн Единственный способ | Часть 9

Читать книгу Единственный способ
2316+912
  • Автор:
  • Перевёл: И. М. Лаврова
  • Язык: ru

9

Агнес потеряла дар речи, она не могла поверить в услышанное. Должно быть, он шутит! Но нет, Энтони выглядел абсолютно серьезным. Агнес ощутила легкий озноб и решительно заявила:

— Не желаю тебя слушать. Я ухожу.

— Нет, подожди. — Энтони обнял Агнес за талию и притянул к себе.

Агнес попробовала освободиться, но Энтони прижал ее еще крепче.

— Я не собираюсь так просто отпускать тебя, — пробормотал он. — Никогда не отпущу. — И, приподняв ее лицо за подбородок, властно приказал: — Смотри мне в глаза!

Агнес хотелось бежать, она уперлась руками в широкую грудь Энтони, намереваясь оттолкнуть его, но знакомое волнующее предвкушение сексуальной близости парализовало ее. Неужели он сказал, что никогда больше не отпустит меня? — вертелась в ее голове мысль. Агнес, как завороженная, смотрела и смотрела на Энтони, ее ноги дрожали, колени подгибались, к щекам прилила кровь. Она вот-вот могла потерять сознание, но Энтони, похоже, ее смятение забавляло.

— Мы поженимся через неделю, в Италии. — Энтони, словно испытывая выдержку Агнес, длинными пальцами коснулся ее губ. — Мы можем лечь в постель прямо сейчас, и я напомню тебе, как это у нас с тобой было, а можем подождать до свадьбы. Это единственный выбор, который я тебе предоставляю.

Агнес знала, что должна сопротивляться, но могла лишь смотреть на Энтони. А огонь желания стремительно разгорался в ней.

— Никогда, — прошептала она сухими губами.

Но Энтони уже нашел ее лепечущие губы и требовательно и жадно слился с ней в поцелуе. Он ни на секунду не давал ей передышки, будто хотел своей испепеляющей страстью испить Агнес до дна, лишить ее способности думать, оставив лишь нестерпимую боль, утолить которую мог только он.

Агнес ясно осознавала эту маленькую хитрость Энтони, но безрассудство дикарки победило в ней остальные чувства, прошедших лет словно не было, — и она обвила шею Энтони руками, крепко прижалась к его могучему желанному телу. Однако лишь в момент, когда Энтони прервал долгий жадный поцелуй, Агнес поняла, что полностью капитулировала.

— Пойдем в постель, тебе же хочется. — Его глаза победно светились. Он уже знал, что Агнес сдалась, осталось только оговорить условия. — Сейчас или на следующей неделе, какая теперь разница?

Она понимала, что соглашаться нельзя, даже если тело изнемогает от желания. Энтони казалось, что стоит поцеловать ее, и Агнес уступит. Это было оскорбительным для ее гордости, для ее самооценки.

— Боже! Конечно, ты мне нужна... — вдруг простонал Энтони. Рука, касающаяся ее подбородка, вдруг стала нежной, а темные зрачки старались проникнуть в глубину золотистых глаз. — Скажи «да». Но я подожду до свадьбы, если ты настаиваешь. — И он трогательно улыбнулся.

Его нежность сотворила чудо. Агнес желала его. Она к нему вожделела. А почему нет? Ее истосковавшееся по любви тело требовало ласки. Агнес не собиралась за него замуж, она больше не была глупой влюбленной девочкой, но каждая клеточка ее тела стенала от боли и желания.

— Хорошо, — согласилась Агнес.

Энтони чувственно улыбнулся и осторожно вытащил шпильки из собранных в строгий пучок волос и рассыпал их по плечам. Дрожащая от желания Агнес закрыла глаза, когда Энтони наклонил голову и уткнулся носом в ложбинку между шеей и плечом, вожделенно вдыхая легкий запах волос Агнес.

— Я так ждал этого момента, — пробормотал он. — С первой минуты у тебя в офисе, когда я увидел твой пучок, мои пальцы изнывали от желания распустить твои волосы. Они всегда должны ниспадать шелковым водопадом — как сейчас.

Он нежно касался губами горящих щек Агнес, пока их губы опять не встретились.

Прошедших лет не было. Сердце Агнес выскакивало из груди, когда Энтони с нежной страстью целовал ее. Агнес все крепче прижималась к нему, всем своим существом отдаваясь его поцелуям и прикосновениям. Она обвила шею Энтони и поцеловала. Поцелуй был медленным и долгим. Пламя желания разгоралось, и Агнес даже не почувствовала, как Энтони освободил их обоих от одежды. Она пальцем обвела контур губ, вспоминая очертания чувственного мужественного рта. Энтони шумно вздохнул, в следующий момент Агнес спиной ощутила упругую поверхность матраца. Энтони был великолепен в своей наготе: широкие плечи, плоский твердый живот, узкие бедра и приведшее Агнес в трепет восставшее естество.

Энтони долго и напряженно разглядывал ее, черные глаза упивались нагим великолепием ее тела. Он наклонился, властно поцеловал Агнес и стал ласкать ее. Его руки скользили по всей длине тела, боготворя каждый его изгиб, опустились до кончиков пальцев и не торопясь стали двигаться назад, задержались на животе и наконец достигли грудей. Пальцы нежно щекотали то один, то другой сосок, отчего грудь напряглась, тем временем вторая рука Энтони ласкала внутреннюю поверхность бедер, и Агнес, протяжно застонав, непроизвольно раздвинула ноги.

Ее вожделение достигло апогея, Агнес неистово желала Энтони, а он продолжал свои ласки, пока возбуждение Агнес не стало граничить с безумием и уже ничего, кроме ее жаждущего удовлетворения тела, для Агнес не существовало. Она притянула Энтони к себе, их губы встретились. Руки Агнес пробежали по плечам, по спине, переместились на напряженный живот и ниже, к бедрам. Тонкие пальцы ласкали напряженный пенис, наслаждаясь его твердостью и силой. Энтони издал резкий вздох и приподнял голову.

— Нет, Агнес. — Он взял ее руку за запястье и отвел от своего тела. В это мгновение Агнес в ужасе подумала, что он отвергает ее. — Подожди. В последний раз я был с тобой груб, — прохрипел Энтони. — Я обещаю...

Но после пяти лет воздержания Агнес не была расположена к разговорам. Она крепко обняла Энтони за шею и снова притянула к себе.

Его поцелуй был неистовым, голодным, язык глубоко проник ей в рот, а руки обласкали каждый сантиметр ее тела. Она отвечала ему с той же страстью, стеная от удовольствия. Энтони не торопился. Он целовал ее губы, груди, бедра до тех пор, пока Агнес не содрогнулась под ним, покинутая всеми чувствами и мыслями, кроме единственного — удовлетворения сумасшедшего плотского желания.

— Пожалуйста, Энтони, не заставляй меня ждать! — взмолилась она.

Энтони наконец сжалился и медленно вошел в нее. На секунду Агнес замерла. Как давно они не были вместе! Энтони двигался неторопливо, все глубже и глубже погружаясь в нее, доводя Агнес до исступления, удовольствие — до боли. Никогда раньше она не испытывала такого наслаждения, такой сексуальной жажды. Наконец Энтони, застонав, крепко прижал Агнес к себе и перекатился на спину. Его большое сильное тело дернулось под ней, в это же мгновение Агнес выкрикнула его имя и ощутила сильное биение внутри.

Она безвольно приникла к его груди, ощущая лишь глубокое удовлетворение. Агнес не хотелось, чтобы Энтони видел ее лицо, пока она не придет в себя. Агнес чувствовала, как его рука нежно ласкает ее спину, и ей казалось, что это выражение признательности...

Агнес легла на спину и подавила непроизвольный вздох. С вершин блаженства она снова спустилась на грешную землю. Агнес хорошо себя знала: ни с одним мужчиной она не сможет испытать такого удовольствия, какое дарит ей Энтони. Эта мысль удручала ее.

Она любила Энтони, всегда любила и, вероятно, будет любить. Но пять лет назад ей был преподнесен урок. Сейчас Агнес была уверена, что Энтони хочет жениться на ней лишь для того, чтобы получить наследство Бруно. Ирония судьбы. Только сегодня утром Энтони назвал ее авантюристкой, а сейчас сам выступает в этой роли.

— Ты о чем думаешь? — Энтони приподнялся на локте и внимательно вглядывался в лицо Агнес, его дыхание все еще было неровным. — Ты загадочно улыбаешься.

На этот вопрос Агнес совсем не хотелось отвечать, по крайней мере, правдиво. Ночь только начиналась, и Агнес хотела воспользоваться отпущенным ей временем сполна. Она положила руку ему на грудь, и, когда коснулась твердого соска, Энтони вздрогнул всем своим великолепным телом. Агнес удовлетворенно улыбнулась.

— Я думала, сколько тебе нужно времени, чтобы восстановить силы и начать все сначала.

Агнес взглянула на часы. Почти час ночи. Она посмотрела на Энтони. Глаза были закрыты, и темные длинные ресницы касались щек. Спящий, он почему-то казался моложе. Он спал крепко после продолжительных любовных игр. И это не удивляло Агнес, Энтони был неутомимым. Даже сейчас, когда ее плотское желание было удовлетворено, страсть шевелилась внутри, желание не угасало, но Агнес понимала, что для Энтони их отношения — не более чем похоть... Он сам признался ей в этом несколько лет назад. Боже! Что же может заставить ее забыть Энтони? Смерть?

Агнес тихо вздохнула и выскользнула из постели. Луна ярко светила, и она легко нашла свою одежду. Сунув ноги в туфли, Агнес прокралась к двери. Она бросила прощальный взгляд на распростершегося на огромной кровати Энтони, и ее потянуло обратно, но усилием воли Агнес вышла и неслышно прикрыла за собой дверь.

В гостиной она надела пиджак, взяла сумочку, и, когда поворачивала ключ в замке, дверь спальни широко распахнулась.

— Агнес, — Энтони вышел в гостиную. — Что ты делаешь?

— Ухожу.

— Что, черт подери, с тобой происходит?! Ты сошла с ума?! Только что мы самозабвенно предавались любви, а сейчас ты хочешь улизнуть среди ночи!

Энтони был в ярости. Он, как ребенок, не понимал, почему у него отняли любимую игрушку. А упоминание Энтони секса, и только секса, разозлило Агнес.

— Я должна была подождать, когда уйдешь ты? — иронично осведомилась она.

Если сегодняшний вечер и научил ее чему-то, то это тому, что ей нужно держаться подальше от Энтони. Агнес любила его так сильно, что полностью была в его власти, он мог обладать ею, когда только этого хотел. Даже сейчас она испытывала непреодолимое искушение подойти и обнять это сильное загорелое тело и еще раз испытать блаженство. Но воспоминания об их последней встрече остановили ее. В тот раз Энтони оставил ее лежать обнаженной на полу, и она никогда не позволит себе забыть это.

Агнес попыталась уйти, но твердая рука Энтони остановила ее.

— Я не намереваюсь бросать тебя. — Он смотрел на бледное лицо и припухшие от поцелуев губы. — И отпускать тебя я тоже не хочу. Ты — моя собственность.

— Твоя собственность — наследство Бруно, — ехидно вставила Агнес, — ты, наверное, это имел в виду.

Энтони нахмурился.

— Если тебе нравится так думать, не возражаю. Но ты все равно выйдешь за меня замуж. И, надеюсь, по собственному желанию. Ты красивая, умная женщина. Жениться на те-бе — счастье для любого мужчины.

Агнес расхохоталась и, резко выдернув свою руку из его цепких пальцев, отступила.

— Энтони, сейчас не время для комплиментов.

Его темные глаза зло сверкнули, но тут же в них появилось отстраненное, равнодушное выражение.

— Как скажешь. — Энтони пожал плечами. — Однако, если ты не согласишься, я заставлю тебя. Результат будет тем же.

— Но зачем? — удивилась Агнес, стараясь не смотреть на его наготу. — Я же сказала тебе, ты можешь связаться с моими адвокатами. Если хочешь, я откажусь от наследства в письменной форме прямо здесь и сейчас. Ты получишь все, что должно принадлежать вашей семье.

— Существуют временные рамки, Агнес. Даже если я поверю, что тебе не нужно наследство Бруно, я не хочу получать его бесплатно. Я выкуплю акции. Но существует одна проблема. Официальное вступление в права наследования обычно занимает месяцы. А пока суть да дело, распространятся слухи относительно того, как ты намерена поступить с акциями. Я, конечно, верю в чистоту твоих помыслов, но считаю, что лучше подстраховаться. Если ты выйдешь за меня, любому конкуренту будет очевидно, что акции остаются в семье.

Агнес хорошо разбиралась в финансовых делах, и ошибка в его аргументации была ей очевидна.

— В таком случае решение очень простое. Я продам тебе акции по самой низкой цене, как только оформлю наследство, и проблема решена.

— Мой план нравится мне больше, — возразил Энтони. — Мы оба знаем, что ты можешь выйти замуж за Лестера, а я не хочу, чтобы он и на шаг приближался к моему бизнесу.

Энтони знал, что Агнес нелегко одурачить, она чертовски умна. Но после того, что произошло этой ночью, он ни за что не отпустит ее. Он провел слишком много длинных одиноких ночей.

— А если ты испытываешь теплые чувства к своему отцу и к его семье, ты поступишь так, как я тебя прошу.

Услышав в тоне Энтони угрозу, Агнес похолодела. Она подняла голову и взглянула в пронизывающие ее черные глаза.

— Что конкретно ты имеешь в виду? — Голос ее звучал спокойно и требовательно.

— Подожди, я оденусь, — приказал Энтони и вернулся в спальню.

Агнес осталась стоять на месте, разрываемая подозрениями. Сначала она хотела уйти, но не осмелилась. Энтони говорил уверенно, и она должна выяснить, что он подразумевал.

Когда Энтони вновь появился, он был, как всегда, элегантен. Светлые льняные брюки свободно сидели на узких бедрах, тонкий свитер облегал широкую грудь, густые черные волосы были зачесаны назад.

— Хорошо, что ты дождалась меня. Я думал, ты уйдешь. — Он улыбнулся. — Так на чем мы остановились?

Агнес хотела ударить по этому самодовольному лицу, но собрала остатки воли и глубоко вздохнула.

— Ты собирался объяснить, почему мне следует выйти замуж за тебя, а не за Лестера. Мне всегда казалось, что это мой выбор. Как глупо с моей стороны. — Агнес удалось придать своему голосу некоторую игривость.

Улыбка исчезла с лица Энтони.

— У тебя нет выбора. Конечно, если тебе дорого доброе имя отца. С тех пор как Гектор отошел от дел, банк... как бы лучше выразиться? — Энтони колебался. — Твой братец Роджер ничто в сравнении со своим отцом. В прошлом году, несмотря на многолетнее сотрудничество наших домов, мне пришлась вывести из их банка все активы. И только из уважения к Гектору я не подал на них в суд.

— Я не верю тебе! — резко ответила Агнес. — Мой отец — честный человек.

— Ты абсолютно права. К сожалению, не могу сказать того же о твоем брате, — безжалостно произнес Энтони.

Агнес побледнела.

— Ты хочешь сказать... Роджер совершил что-то противозаконное?..

Весь ужас ситуации был в том, что утверждения Энтони не удивили Агнес, она давно догадывалась о чем-то подобном. Энтони язвительно улыбнулся.

— А как еще можно назвать использование денег со счетов вкладчика для покупки яхты и на содержание любовницы?

Не в силах выдержать его взгляд, Агнес отвернулась. Роджер действительно купил роскошную яхту, наличие у него любовницы тоже не было для Агнес сюрпризом. Жена Роджера всю жизнь оправдывалась перед мужем, что не родила ему сына, которого он так желал.

Энтони подошел к Агнес и взял ее за подбородок.

— Если ты не веришь мне, спроси у своего брата.

Агнес уже не сомневалась, что Энтони прав, и в попытке скрыть собственное смятение попробовала напасть сама:

— Ты шантажируешь меня и используешь мою любовь к отцу, для того чтобы вынудить меня выйти за тебя замуж? — с издевкой спросила она. — Забудь об этом.

Энтони глубоко вздохнул, его глаза метали молнии.

— Ты знаешь, я добьюсь своего. Ты выйдешь за меня.

Агнес недоверчиво всматривалась в мужественное лицо, ей казалось, что Энтони шутит. Как можно в двадцатом веке силой заставить женщину выйти замуж? Он что-то другое имеет в виду. Но она не могла не заметить бескомпромиссную решимость во взгляде Энтони. Агнес по собственному опыту знала, каким жестоким он мог быть. А она тешила себя мыслью, что может обладать им одну ночь, а потом просто уйти. Она недооценила Энтони и переоценила свою способность контролировать собственные эмоции. Да, Энтони говорил серьезно, но, что было хуже, гораздо хуже, он искушал ее...

— Ты сошел с ума! — выдохнула она, осознав свое положение.

Темная бровь Энтони изогнулась, чувственные губы сложились в недобрую улыбку.

— Неужели ты сможешь жить в мире с собой, зная, что в твоей власти было спасти репутацию банка отца? Отца, который искал и нашел тебя, признал своей дочерью.

Агнес задрожала.

— Ты — негодяй, Энтони. Но я тебя не боюсь. Я поговорю с Роджером и...

— Обязательно сделай это, — насмешливо посоветовал он. — Я уже принял решение, а ты можешь думать еще два дня.