Прочитайте онлайн Единственный способ | Часть 8

Читать книгу Единственный способ
2316+842
  • Автор:
  • Перевёл: И. М. Лаврова
  • Язык: ru
Поделиться

8

Вернувшись с ланча, Агнес остановились у стола своего секретаря и строго спросила:

— Нэнси, почему ты пропустила мистера Форнари без доклада? Ты же знаешь порядок. Для всех встречи назначаются заранее. Мистера Форнари это тоже касается. И меня нужно всегда предупреждать. Я понятно объяснила?

— Извините меня, — пролепетала девушка. — Но мистер Форнари сказал, что он ваш старый друг и хочет преподнести вам сюрприз. Я не могла ему отказать. Мне казалось, что вы обрадуетесь. Он такой симпатичный, любезный и... чертовски сексуальный. Что еще женщине нужно?

— А еще он деспотичная, высокомерная свинья с барскими замашками, — добавила Агнес с кривой усмешкой. — Продолжай работать.

Агнес не могла винить Нэнси — девушка была отличным секретарем, но безнадежным романтиком. К тому же Энтони обладал неотразимым обаянием, перед которым редкая женщина могла устоять.

Первым делом Агнес отправила телекс в Рим и в ожидании ответа пыталась заниматься делами, но сосредоточиться не могла. Около пяти часов Агнес получила ответ на свое послание. Она прочла текст и застонала: худшие опасения подтвердились. Энтони оказался прав! Она являлась единственной законной наследницей Бруно. Все документы и дополнительные разъяснения были отправлены Агнес почтой.

Агнес в разъяснениях не нуждалась, она уже приняла решение: отказаться от наследства Бруно в пользу Энтони. И навсегда вычеркнуть из своей жизни Энтони Форнари, с которым Агнес не желала иметь никаких дел. Она уже однажды обожглась, и только безнадежная дура будет совать руки в огонь во второй раз. В конце концов, есть и другие мужчины, на Энтони при всех его достоинствах как любовника свет клином не сошелся.

На столе ожил интерком — Нэнси деловито сообщила о том, что в приемной дожидается мистер Форнари.

— Пусть войдет, — сухо разрешила Агнес.

Через мгновение раскрасневшаяся от волнения Нэнси широко распахнула дверь и объявила:

— Мистер Форнари.

Энтони прошел мимо Нэнси, одарив ее широкой улыбкой.

Хотя визит Энтони и не был для Агнес неожиданностью, все равно сердце — ее учащенно билось и голос от волнения звучал резко.

— Спасибо, Нэнси, ты можешь идти домой. Я сама провожу мистера Форнари и закрою офис.

— Я не уйду отсюда без тебя, — сказал Энтони.

— Думаю, услышав о моем решении, ты не замедлишь удалиться.

Энтони, как и Агнес, не переоделся к обеду, на нем был тот же, что и утром, темный костюм, и это немного ободрило Агнес. Похоже, она сможет избежать совместной трапезы.

— Неужели? — Энтони насмешливо вскинул брови. — Ты меня заинтриговала.

— Я связалась с Римом. Ты оказался прав относительно завещания Бруно. Я еще не знаю всех деталей, но это неважно, потому что я решила отказаться от наследства в твою пользу.

— Какое великодушие! — Энтони рассмеялся. — Ты всегда была щедрой, особенно в одном...

Агнес поёжилась под его пристальным взглядом. Она пережила разрыв с Энтони. Прошло несколько лет. Он унизил ее, он причинил ей столько боли, сколько не всякая женщина вынесет. Тогда почему? Почему его облик, его голос с такой силой тревожат ее?

— Это, пожалуй, все, — сухо подытожила Агнес. — Нам нечего больше обсуждать. Как только я получу документы, мой адвокат свяжется с тобой.

Взяв сумочку, Агнес направилась к двери, но сильная рука легла на ее плечо и крепко сжала.

— Все не так просто, Агнес, и ты обещала, что пообедаешь со мной.

Агнес хотела отказаться от своих слов, но рука, лежащая на ее плече, действовала сильнее любых аргументов. Энтони не безразличен ей, как бы она это ни отрицала. Стоило ему приблизиться, и Агнес теряла контроль над собой, сердце начинало рваться из груди, губы пересыхали. Так было раньше. То же она чувствовала и сейчас.

— Ну... если ты настаиваешь... — Агнес пыталась выглядеть равнодушной. Она выскользнула из-под тяжести его руки. — Если это так необходимо. Я же сказала тебе, что мне не нужно наследство Бруно.

— Все не так просто, как тебе кажется. Ты — деловая женщина и должна это понимать. Но сейчас не время для дискуссий. В отличие от тебя я с самого утра не ел и голоден как волк. Пойдем.

Агнес не была расположена обедать с Энтони, — но одного взгляда на строгий, словно высеченный из мрамора профиль оказалось достаточно, чтобы Агнес поняла: противиться она не может.

Спуск в лифте явился для Агнес серьезным испытанием: она тщетно старалась игнорировать будоражащее ее присутствие Энтони. Он же прислонился к стене кабины и хранил молчание, вероятно обдумывая, как вести себя дальше.

Мать всегда советовала Агнес заглатывать горькие лекарства в один прием. Проблема с Энтони сильно беспокоила Агнес. Как поступить? Пара часов в его компании — и они больше никогда не увидятся. Эта мысль немного успокоила Агнес, и, когда кабина лифта мягко, остановилась на первом этаже, она вышла в холл с высоко поднятой головой. Безмятежное выражение ее лица должно было дать понять Энтони, что ситуация у нее под контролем.

— Здесь неподалеку есть симпатичный маленький ресторанчик, где... — начала Агнес.

— Я уже зарезервировал столик. — Энтони распахнул перед ней дверцу автомобиля, оставленного в нарушение всяческих правил прямо у тротуара.

— Нет, я поеду на своей машине, — попыталась сопротивляться Агнес. — Объясни, куда мы едем.

— В этом нет необходимости. Не беспокойся, я довезу тебя до твоей машины. — И он буквально втолкнул Агнес в салон.

Они ехали в полном молчании. Агнес гадала, куда они направляются, и, когда Энтони затормозил у великолепного здания отеля «Ломбардия», побледнела. Как он может быть таким бесчувственным? Или специально делает ей больно?

— Почему сюда? — спросила она. — Неблагоразумно с твоей стороны.

— Поздно говорить о благоразумии. Частично это принадлежит и тебе. — Энтони обернулся и устремил на нее тяжелый внимательный взгляд. — Пойдем.

Агнес первой отвела глаза.

— Хорошо.

В фойе было немноголюдно. Администратор за стойкой шумно поприветствовал Энтони. К ужасу Агнес. Энтони представил ее как партнера по бизнесу.

— Зачем ты это сделал?! — набросилась она на него, когда они отошли от стойки на значительное расстояние и служащий не мог их слышать. — Я вовсе не собираюсь...

— Потерпи, поговорим в апартаментах.

Агнес встала как вкопанная.

— Я не пойду с тобой в номер. Мы могли бы поговорить в ресторане.

— А ты не боишься, что кто-нибудь услышит нашу беседу? Думаю, нам не стоит рисковать.

— Тогда тебе не стоило меня сюда привозить! — выпалила Агнес.

Темноволосая голова Энтони склонилась к ней.

— Я полагал, тебе захочется пойти в знакомое место. — Его дыхание, мягко коснувшееся щек Агнес, привело ее в трепет.

Энтони положил руку на ее талию и подтолкнул молодую женщину в кабину лифта. Нажал на кнопку, и двери лифта закрылись. Они снова оказались вдвоем в небольшом замкнутом пространстве. Энтони задумчиво разглядывал разъяренное лицо Агнес.

— Что тебя так рассердило? Ты будто боишься меня?

— Я не боюсь мужчин! — К Агнес снова вернулась уверенность. — И я не считаю этот отель хорошо знакомым мне местом. Здесь я была дважды, и оба раза у меня были большие неприятности. В первый раз ты затащил меня в постель, а во второй — дал мне отставку.

Агнес удалось сохранить спокойствие и выдержать ровный тон. Она с любопытством наблюдала, как лицо Энтони от злости наливается кровью.

— А помнишь, в былые времена ты предпочитал маленькие тихие ресторанчики? — продолжила Агнес.

Лифт остановился, и у Агнес создалось впечатление, что Энтони облегченно вздохнул, избежав необходимости продолжать неприятный для него разговор. Она с удовлетворением засчитала это как очко в свою пользу. Энтони первым вошел в апартаменты и придержал дверь для Агнес.

Роскошная элегантная гостиная почти не изменилась со времени последнего посещения Агнес. Высокие двери, выходящие на террасу, были широко распахнуты, и в тенистой глубине виднелся стол, накрытый на двоих. Уверенность куда-то испарилась, когда на Агнес нахлынули вспоминания о первом посещении этого места. Здесь они с Энтони впервые занимались любовью.

Невидящим глазами Агнес смотрела в пол. Тогда она была невинной, ничего не знавшей об искусстве любви девушкой, застенчивой и очень стеснительной. После нескольких страстных поцелуев Энтони отнес ее в спальню и раздел, она не сопротивлялась, а фактически помогала ему. Энтони повелевал. Он приказал ей раздеть его, и Агнес неуклюже повиновалась. С поразительным мастерством он снова и снова приводил ее к вершинам блаженства, и, начиная с этой ночи, ее воля была полностью порабощена этим мужчиной. Агнес любила безумно, с готовностью исполняла все его желаниям. И только оглядываясь назад, она поняла, что в отличие от нее для Энтони их отношения были лишь средством удовлетворения плотских желаний. Агнес стиснула зубы. Она и не подозревала, что воспоминания могут принести ей столько боли...

Энтони снял пиджак и галстук, небрежно бросил их на обитый плотным шелком диван и подошел к столику с напитками.

— Что ты будешь пить? — спросил Энтони.

Только сейчас Агнес осмелилась поднять голову и посмотреть на него.

— Спасибо, я не хочу.

— Выпей хоть что-нибудь, — настаивал Энтони.

— Мне еще вести машину... — Агнес отвела взгляд. — Сок, пожалуй.

Через мгновение Энтони протянул ей бокал апельсинового сока. Непослушной рукой Агнес приняла бокал, стараясь не коснуться при этом пальцев Энтони.

— Мне кажется, тебе жарко. Сними пиджак, — произнес Энтони, рассматривая ее раскрасневшееся лицо.

— Нет-нет! — запротестовала Агнес.

Она боялась остаться в одной блузке, тонкий шелк которой мог предательски обнаружить реакцию ее тела на близость Энтони.

— Как хочешь, но, по крайней мере, отдай мне сумочку. — И, прежде чем Агнес успела отреагировать, он разжал ее стиснутые пальцы. — Мы обедаем на террасе. Ты уверена, что не хочешь снять пиджак? Сегодня теплый вечер.

Неожиданно Агнес почувствовала, что ей не хватает воздуха, и с такой быстротой ринулась на террасу, что чуть не упала. Энтони последовал за ней и иронично улыбнулся, глядя на ее окаменевшую фигуру, прислонившуюся к балюстраде.

— Ради Бога, Агнес, сядь и расслабься! Я не собираюсь на тебя нападать. — Он отодвинул стул и пригласил ее к изысканно накрытому столу.

Агнес фыркнула, давая понять, сколь нелепо его предположение, и грациозно заняла место за столом.

К своему удивлению, она ела с удовольствием, поскольку за ланчем почти ни к чему не притронулась, да и Энтони был само очарование — никаких выпадов или упоминаний о прошлом. Говорили о последних театральных постановках, которые Агнес уже видела, а Энтони нет.

— Я и не подозревал, что ты любишь театр, — удивлялся он. — Когда мы были вместе, мне и в голову не приходило пойти с тобой на спектакль.

От такого замечания потерявшая бдительность и спокойно потягивающая черный кофе Агнес едва не поперхнулась. Ей не понравилось, что Энтони опять заговорил о ней.

— Ты меня никуда не водил, — проронила она равнодушно, допив кофе.

— Это верно. Только в постель, насколько я помню. У нас была всего одна проблема — покинуть спальню.

Агнес зарделась и сердито пробурчала:

— Давай говорить о деле. Я повторю тебе снова то, что сказала раньше: ты можешь забрать все, что оставил мне Бруно. Я знаю, что завещание должно было пересматриваться, но из-за лени и безалаберности Бруно этого не произошло. Ты являешься законным наследником, и я не вижу никаких проблем.

— Даже если я соглашусь на твое предложение, есть несколько серьезных препятствий. Прежде всего я имею в виду его огромные счета.

— Он наделал долгов? — уже зная ответ, задала вопрос Агнес.

— Разумеется, — равнодушно сообщил Энтони. — Как я догадываюсь, ты давно не общалась с Бруно.

— Да, последние четыре года. — Агнес нервно теребила пуговицу пиджака. Она чувствовала себя виноватой перед Бруно, хотя и понимала, что это глупо.

— Хорошо, в таком случае, мне нужно ввести тебя в курс дела.

Ввести. На мгновение Агнес представила Энтони обнаженным, и тут же теплая волна разлилась по ее телу, груди стало тесно в бюстгальтере. К счастью, Энтони, кажется, не заметил, какой эффект произвела его невинная фраза.

— История, я думаю, тебя не удивит. Получив наследство, Бруно проматывал деньги как безумный. Он платил своим артистам бешеные деньги, заказывал дорогущие декорации, приглашал модных композиторов... Он называл их друзьями. На протяжении последних лет Бруно снимал дом в очень популярном среди геев месте и всегда привозил туда пожить толпу друзей. Без моего ведома он продал четверть принадлежавших ему акций компании Форнари. Не думаю, что он сделал это для того, чтобы нанести вред семейной фирме, но от этого не легче. Ему неотложно нужны были деньги, и кто-то из его друзей помогал ему заполучить их.

— В этом весь Бруно. — Агнес вздохнула. — Даже после смерти он вносит в жизнь других хаос.

— Ты хорошо его знала, — сухо прокомментировал Энтони. — После смерти отца у меня возникла масса финансовых проблем. В настоящее время я не обладаю достаточными средствами для того, чтобы выкупить акции, принадлежавшие Бруно, а если я этого не сделаю, моя компания будет весьма уязвима для конкурентов.

Тебе следовало это предвидеть, подумала Агнес, ты сам из породы хищников. Она внимательно посмотрела на смуглое привлекательное лицо Энтони. Он знает решение своих проблем. У Энтони отличные мозги, он просчитывает все моментально. Энтони что-то от меня нужно. Но что?

— Почему я просто не могу передать тебе акции Бруно? — спросила она.

— Я никогда не брал денег у женщин и не собираюсь делать этого сейчас. Со временем я у тебя все выкуплю.

— Когда решишь свои финансовые проблемы.

Энтони кивнул. Глаза его были прикрыты, он хотел скрыть свои чувства. Вероломная мысль мелькнула в голове Агнес. Вот подходящий момент, чтобы отомстить мужчине, считавшему ее не более чем потаскушкой, подстилкой, куклой для секса, вещью, которую можно выбросить за ненадобностью. Акции можно продать и третьему лицу. Энтони заслужил это. Ее губы искривились в усмешке. Но Агнес понимала, что так не поступит...

Энтони резко поднялся и произнес:

— Становится прохладно. Пойдем.

Агнес пожала плечами и встала. Войдя в комнату вслед за Энтони, она села на край кресла. От предложенного Энтони бренди отказалась. Она смотрела и ждала.

— Я думаю... — Энтони щедро налил себе бренди в хрустальный бокал, повернулся и подошел к Агнес. — Я уже говорил тебе об этом сегодня... Ты и я, Агнес, сейчас являемся основными владельцами корпорации Форнари. Как ты уже, наверное, догадалась, ты можешь сильно испортить мне жизнь, и я не могу винить тебя за это после всего того, что между нами произошло.

Откровение Энтони, его покаянный тон поставили Агнес в тупик. И — он улыбался ей! Совсем слабо, но улыбался.

— Не удивляйся так. — Взгляд Энтони ненадолго задержался на груди Агнес, скрытой тонким шелком блузки, — она совсем забыла, что расстегнула пиджак. — Последние четыре года научили меня, что любовь всего лишь иллюзия. Наши отношения с тобой были гораздо честнее.

Агнес сглотнула, поднялась на ноги и застегнула пиджак.

— Это все очень интересно, но мне действительно пора идти. Хочешь совет? — Она взяла с дивана свою сумочку и только тогда посмотрела на Энтони. — Если тебе нужны деньги, продай акции компании на бирже.

— Ты действительно думаешь, что я, Энтони Форнари, могу потерять контрольный пакет корпорации?

— Тебе не стоит исключать подобный вариант.

— Если ты не согласишься мне помочь, Агнес, — пробормотал он. — Если ты такая честная, какой хочешь казаться, то не станешь отрицать, что Бруно никогда не хотел нанести вред семейному делу, не желал, чтобы оно попало в чужие руки.

Энтони был прав. Бруно имел обыкновение злословить, рассказывать бредни о своей семье, но в глубине души он желал родственникам только добра.

— И каков же твой план? — довольно резко спросила Агнес, намереваясь выслушать Энтони, согласиться с ним и быстро уйти.

— Он довольно прост, — пробормотал Энтони.

Его темные глаза скользнули по высоким скулам, пробежали по густым загибающимся ресницам Агнес, обрамляющим выразительные глаза, опустились к чувственному изгибу полных губ и ниже, к мягкой выпуклости грудей.

— Рассказывай, — поторопила Агнес, напуганная чувственным блеском в глазах Энтони, — он стоял слишком близко.

Внутренний голос кричал ей: «Беги!» — но было слишком поздно. Энтони притянул Агнес к себе и впился в нее губами. Сумочка выпала из руки, но этого Агнес уже не заметила. Она ощущала лишь жар тела Энтони, его желание.

Она не заметила, как рука Энтони оказалась под ее блузкой, как длинные пальцы проникли под тонкое кружево бюстгальтера. Агнес пронзила сладкая дрожь, когда ноготь Энтони впился в напряженный сосок. Вторая рука ласкала ягодицы, и Агнес инстинктивно все крепче прижималась к Энтони, жаждая большего.

Энтони немного отстранился и, глядя Агнес в глаза, с неподдельным торжеством прохрипел:

— А ты не изменилась. Ты так и осталась самой сексапильной женщиной в мире.

Агнес едва успела увернуться от его жадного, ищущего поцелуя рта. Он прав, черт подери!.. За прошедшие годы ничего не изменилось. Она все так же безнадежно оставалась сексуальной рабыней этого мужчины... но она повзрослела, стала мудрее... Собрав остатки воли, Агнес положила ладони Энтони на грудь и оттолкнула его.

— Я ухожу! — Ее голос звучал решительно.

— Как пожелаешь. — Энтони отступил. — Я выяснил все, что мне было необходимо. — В его темных глазах читался триумф победителя.

Агнес наклонилась, подняла с пола сумочку и, резко выпрямившись, нетвердой рукой одернула пиджак.

— Если ты хочешь, чтобы я помогла тебе получить назад долю Бруно, для начала прекрати вести себя подобным образом, — холодно заговорила она. — Иначе тебе придется решать проблемы семейного бизнеса без моей помощи. Я уверена, что ты справишься. — И она направилась к выходу.

— Конечно, справлюсь. — Энтони поймал ее за руку и, снова притянув Агнес к себе, самодовольно объявил: — Решение простое — я женюсь на тебе. Помнишь, ты меня уговаривала? — Он тихо засмеялся.

Агнес многим пожертвовала бы, чтобы Энтони слукавил. Но он говорил правду. Она помнила, как, забыв о гордости, умоляла Энтони любить ее, жениться на ней, пока он не сказал, что презирает ее.

— Я скорее умру! — Агнес выдернула руку и посмотрела с ненавистью. — Боже мой! Твое самомнение за эти годы выросло как на дрожжах. Ты не можешь даже задать вопрос, ты можешь только повелевать.

— А я не задавал вопроса, — Энтони усмехнулся, — я заявил о намерении.