Прочитайте онлайн Единственный способ | Часть 2

Читать книгу Единственный способ
2316+854
  • Автор:
  • Перевёл: И. М. Лаврова
  • Язык: ru

2

Выйдя из небоскреба, несколько этажей в котором занимал ее банк, Агнес, одной рукой крепко прижав к груди красивый сверток, помахала проезжающему мимо такси портфельчиком, зажатым во второй. Она ощущала на себе завороженные взгляды десятков мужчин, покидавших в это время свои офисы. Среднего роста, хрупкая, но с мягкими женственными формами, в безукоризненно сидящем темно-синем костюме, юбка которого щедро обнажала колени, а пиджак плотно облегал тончайшую талию и высокую грудь, Агнес приковывала к себе взоры. Она двигалась с естественной грацией. Роскошные длинные волосы, перехваченные на затылке жемчужной заколкой, сияли как полированное дерево. Лицо с высокими скулами имело классическую овальную форму, нос был маленьким и прямым, губы — полными. Но самыми замечательными в облике Агнес были глаза: огромные, светло-коричневые с золотыми искорками, они загадочно мерцали из-под длинных пушистых ресниц.

— Куда едем, мэм? — Таксист остановил машину рядом с Агнес.

Она скользнула на заднее сиденье и назвала адрес своих друзей Дика и Бруно. Через три четверти часа Агнес стояла перед небольшим белым домиком. Ей не верилось, что прошло целых пять лет с того дня, когда она и Дик, ее друг детства, впервые переступили порог этого дома и поселились там. Дика пригласили в балетную труппу, а Агнес приехала в Нью-Йорк учиться на экономиста. Дом в Бронксе принадлежал Бруно Форнари, приятелю Дика и соученику по балетной школе. Бруно сдавал комнаты, чтобы содержать дом, поскольку его ближайший родственник, дядя Энтони, контролировавший денежные дела семьи, был большим экономом.

Энтони не одобрил бы визит Агнес к его племяннику. Но, что бы Энтони ни думал о нем, Бруно был хорошим другом. Агнес нажала на кнопку звонка, и улыбка, вызванная приятным воспоминанием, озарила ее лицо. Сегодня исполнялся ровно год с того дня, когда она впервые увидела Энтони.

Был день рождения Бруно. Энтони появился на вечеринке незваным гостем, но после шумного выяснения отношений с племянником успокоился и позволил угостить себя каким-то напитком.

Для Агнес это была любовь с первого взгляда. Ей оказалось достаточно лишь посмотреть на высокого темноволосого мужчину, одетого в безупречно сидящий серый костюм, чтобы сердце оборвалось. Энтони сильно отличался от веселящейся молодежи, он был по меньшей мере на десять лет старше любого из присутствующих на вечеринке. Агнес неотступно наблюдала за ним, не в силах отвести глаз.

Высокого роста, широкоплечий, длинноногий, Энтони был самым красивым мужчиной, которого она когда-либо встречала. Он явно не вписывался в компанию, где половина мужчин даже не скрывали своей сексуальной привязанности друг к другу. Он источал властную силу, которая была абсолютно мужской. Когда темные глаза улыбающегося Энтони остановились на Агнес, она зарделась, а получив приглашение пообедать следующим вечером, без промедления согласилась.

Бруно пытался отговорить ее идти на это свидание, уверяя, что его дядя хищник, акула, которая проглотит Агнес как легкий завтрак. Ему уже тридцать пять, взывал к благоразумию приятельницы Бруно, он слишком стар для тебя. Услышав, что Энтони нравятся только умные, изысканные женщины, знающие себе цену. Агнес ответила, что она тоже не дура. Бруно рассмеялся.

— По части мозгов — да, но одеваешься ты как синий чулок.

Словом, Агнес пренебрегла доводами Бруно и отправилась обедать с Энтони.

Вечер прошел волшебно. Энтони расспрашивал ее буквально обо всем, а Агнес без утайки рассказывала ему о себе, не скрыла даже того, что никогда не знала своего отца. Провожая девушку до дверей дома, Энтони поинтересовался, не хочет ли она присоединиться к Бруно и Дику и провести пасхальные каникулы на принадлежащем Форнари небольшом острове в Тирренском море. Агнес приняла приглашение, правда, прощальный поцелуй — в щеку — несколько разочаровал ее.

А на следующий день, задав Бруно не один десяток вопросов, она отправилась по магазинам и потратила несколько тысяч долларов своей первой годовой премии на одежду от известных дизайнеров, посетила визажиста и превратилась в элегантную женщину, которая должна была покорить Энтони.

И действительно, ближе к окончанию каникул Энтони перестал обращаться с Агнес как с подружкой Бруно и начал смотреть на нее мужским жаждущим взглядом. По возвращении в Нью-Йорк они несколько раз обедали вместе, но ничего больше целомудренного поцелуя на прощание Энтони себе не позволял. Однако первый же после двухнедельной разлуки — Энтони уезжал по делам в Европу — совместный ужин в апартаментах отеля, принадлежащего Форнари, закончился в постели.

Энтони был первым и единственным любовником Агнес, ей не с кем было сравнивать его, да и не к чему: она знала, что нашла свою любовь. Стоило Энтони посмотреть на нее, как Агнес охватывал трепет. Она вспоминала его великолепное нагое тело, парящее над ней, его мощные плечи, густую поросль волос на груди, движение каждого мускула, когда Энтони целовал и ласкал ее, обучая изысканному удовольствию, доступному лишь двоим влюбленным. Вскоре, уступив настоятельным уговорам Энтони, Агнес приняла от него в подарок роскошную квартиру в Манхэттене.

Мысли о возлюбленном заставляли сердце Агнес биться чаще, и она улыбнулась.

— Ты чему так радуешься? — вернул ее к реальности вопрос Дика.

Агнес посмотрела в шоколадные глаза молодого человека, открывшего дверь.

— Счастливые воспоминания. А где новорожденный? У меня для него подарок. — Она скользнула губами по щеке Дика и вошла в дом.

— С днем рождения, Бруно, — промурлыкала Агнес, аккуратно роняя сверток на колени приятеля, комфортно раскинувшегося на обитом темно-синей парчой диване. Агнес скинула туфли и уселась напротив.

— О, я польщен! Мой досточтимый дядюшка соблаговолил позволить вам навестить нас! Мы не виделись полгода... — Бруно вопрошающе приподнял бровь и, обращаясь к приятелю, добавил: — Или дольше, Дик?

— Прекрати ёрничать, Бруно. Мы остаемся друзьями Агнес, даже если не одобряем ее выбор мужчин. Открывай лучше подарок.

— Да, Бруно, по поводу Энтони наши вкусы расходятся, — подхватила Агнес. — Открывай же, ты не представляешь, с каким трудом я это достала.

Увидев подарок, Бруно вскочил с дивана и чмокнул Агнес в щеку. Небольшой рисунок с изображением двух девушек в балетных пачках вызвал у него неподдельный восторг.

— Они бесподобны! Да этот рисунок стоит целое состояние! Ведь это оригинал?

— Не думаешь же ты, что я могла принести тебе подделку? — Агнес притворилась обиженной, и уже в следующую секунду все трое рассмеялись.

Агнес знала, что заветная мечта Бруно — иметь собственную балетную труппу. Она также знала, что семейные финансы полностью подконтрольны Энтони и Бруно мог получить долю наследства своего покойного отца только по исполнении двадцати пяти лет или раньше в случае женитьбы. Бруно получал хорошее месячное содержание, но спускал все до цента.

Через неделю после переезда на новую квартиру Агнес попыталась обсудить с Энтони проблемы Бруно, но, скрывшись за холодной непроницаемой маской, тот попросил ее держаться подальше от их семейного бизнеса, а также от его племянника. Легкость, с которой он превратился в жесткого, холодного незнакомца, даже не интересующегося ее мнением, испугала Агнес. К сожалению, эти разговоры омрачили отношения Агнес с друзьями. Они довольно часто разговаривали по телефону, но не виделись действительно несколько месяцев.

— Держу пари, мой дядя не знает, что ты так потратилась ради меня, — сказал Бруно, устанавливая рисунок на комод.

— Подарок не имеет к Энтони никакого отношения. Я купила его на собственные деньги. Моя премия за этот финансовый год — почти сто тысяч. Удивлены?

— Ты молодчина, Агнес! Я люблю тебя! — воскликнул Дик. — Я всегда знал, что ты гений.

— О, у нас двойной праздник! Начинаем веселиться. Три мушкетера опять вместе! — поддержал друга Бруно. — Праздник начинается!

Откупорили шампанское и пили за Бруно, за Агнес, за Дика, за искусство, за жизнь и за все, за что можно пить. Все трое чувствовали себя так, словно вернулись в старые добрые времена.

Через два часа, когда Агнес, скинув жакет и распустив свои великолепные волосы, уютно устроилась в углу дивана с бокалом шампанского, Бруно неожиданно разрушил идиллию.

— Агнес, а что ты думаешь о предстоящей женитьбе Энтони? Я вчера навещал деда, он сейчас в Нью-Йорке. Так вот, он в восторге от новости.

— Энтони сказал, что женится? Не могу поверить! — Голос Агнес звенел от счастья. Скорее бы Энтони возвращался, и она спросит у него сама! — Сегодня днем мы разговаривали по телефону, и я даже немного расстроилась, что он задержится в Лондоне до субботы. А ведь он действительно сказал, что есть новость, но я и не подозревала, что такая.

Ее золотистые глаза сияли. Агнес теперь не сомневалась, что ее не очень тонкий намек насчет замужества и беременности принес в конце концов результат.

— Дедушка сказал, что у Энтони для тебя действительно есть новость, но...

— Заткнись, Бруно! — неожиданно перебил друга Дик. — Агнес получит новость из первых РУК.

— О нет, — запротестовала Агнес, — пожалуйста, Бруно, продолжай! Я хочу услышать, что же сказал твой дедушка. Я видела его лишь один раз, но мне показалось, что я ему понравилась.

Бруно хихикнул.

— Конечно, понравилась, но не тем, о чем ты думаешь.

— Бруно, это не наше дело, — снова вмешался Дик. — У нас такая славная вечеринка, давай не будем омрачать ее.

— Почему? Мы дружны с Агнес не один год, она имеет право знать правду. Не хочешь же ты, чтобы новость застала ее врасплох?

А Агнес, витавшая в эмпиреях по поводу грядущей свадьбы, едва слушала друзей. Но постепенно смысл их диалога прояснялся для нее, и она спросила:

— В чем дело?

Оба молодых человека были весьма серьезны. Агнес выпрямилась, допила шампанское и, поставив бокал на пол у своих ног, подбодрила друзей:

— Ну давайте, не бойтесь, рассказывайте.

— Ты прав, — проронил Дик. — Агнес заслуживает лучшего.

— Лучшего чем что? — уточнила она.

— Кого-нибудь получше, чем мой дядюшка-негодяй, — ответил Бруно.

— Пожалуйста, Бруно, не начинай все сначала. Почему ты никак не примиришься с тем, что Энтони и я любим друг друга? Мы же ничего не имеем против ваших с Диком отношений. Так отчего же ты не можешь отплатить нам той же любезностью и понять, что Энтони и меня связывают такие же чувства, и не называть своего дядю негодяем?

Когда Агнес сообщила друзьям о намерении жить вместе с Энтони, Бруно всеми возможными способами пытался отговорить ее. Доведенный до белого каления ее упрямством, он сообщил Агнес, что Энтони незаконнорожденный сын его деда, а мать Энтони была ничем не лучше уличной девки — в Риме она славилась несчетным количеством любовных связей, и сынок весь в нее. Агнес не желала слушать Бруно тогда и отказалась слушать сейчас.

— Если ты помнишь, я тоже росла без отца, — был ее ответ.

— Я не это имел в виду, Агнес. Для Энтони ты не партнер в жизни, а лишь любовница, и не более. — Голос Бруно источал сострадание.

— Любовницы бывают лишь у женатых мужчин, Бруно. И ты ничего не знаешь о моих отношениях с Энтони. — Она вымученно улыбнулась, не желая показать, что слова Бруно сильно расстроили ее. — Мне пора идти.

Неуверенно поднявшись на ноги, Агнес посмотрела на своих друзей. Во взгляде Дика было сочувствие, и от этого ее боль только усилилась. Дик знал ее с незапамятных времен, и всегда был готов подставить свое плечо. Интересно, может ли она рассчитывать на его поддержку при сложившихся обстоятельствах?

— Прислушайся к словам Бруно, Агнес. Это для твоего же блага, — тихо произнес Дик.

— Энтони достаточно хорош для меня, и больше я ничего не хочу знать. — Она взяла сумочку, сунула ноги в туфли и с укором посмотрела на друзей.

— Подожди, Агнес, — Бруно поймал ее за руку. — Ты очаровательная и умная, хороший профессионал, но ты безнадежно наивна, когда дело касается мужчин. Ты никого не знала, кроме Энтони.

— Он единственный мужчина, которого я хочу знать. А теперь отпусти мою руку.

— Еще одна деталь, Агнес. Я знаю, на ком Энтони собирается жениться. Это...

— Не хочу больше ничего слушать! — резко перебила его Агнес. — Ты лжешь, и я знаю почему: тебе не нравится, что мы с Энтони счастливы вместе! Тебе хочется причинить своему дяде боль, разорвав наши с ним отношения, а все потому, что никак не можешь получить причитающееся тебе наследство раньше установленного срока. Я читаю твои мысли, как по книге. Тебе хочется влиять на всех, кто тебя окружает. Может быть, Дику это и нравится, а Энтони — нет. Вот где собака зарыта! Так что сначала подрасти.

Бруно покачал головой.

— Ты слепа, Агнес, абсолютно слепа.

— Прекрати, Бруно, она никогда не поверит тебе, — пытался урезонить друга Дик.

— Хорошо, Агнес, думай что хочешь, — Бруно возвел руки к небу, — но сделай мне одолжение. Завтра вечером я приглашен дедом на прием по случаю удачной сделки. Он просил меня прийти с тобой. Энтони, по твоим словам, возвращается в субботу, так что тебе нечего опасаться его ревности. Придешь?

Агнес никуда не хотелось идти с Бруно, но с другой стороны...

— Твой дедушка действительно приглашал меня? — спросила она.

— Да, он настаивал.

— В таком случае я приду. — Агнес подумала, как мило со стороны пожилого мужчины вспомнить о ней в отсутствие Энтони и пригласить на прием.

— Хорошо, я заеду за тобой в восемь.

Агнес увидела во взгляде Бруно столько решимости, что невольно подумала, сколь велико сходство друга с его дядей.