Прочитайте онлайн Единственный способ | Часть 14

Читать книгу Единственный способ
2316+840
  • Автор:
  • Перевёл: И. М. Лаврова
  • Язык: ru
Поделиться

14

После проведенной в одиночестве ночи Агнес уже не была похожа на стоика, так как совсем не спала. Она страдала без Энтони. Агнес не могла работать и в конце концов в середине дня решила прогуляться до причала. Из окна бара ей приветливо помахал рукой Марио, приглашая на чашку кофе. На ломаном английском он восторгался Энтони и их брачным союзом. Марио сообщил Агнес, что никогда не видел Энтони таким счастливым, а Энтони действительно заслуживал счастья после нескольких лет страшного одиночества.

Слова Марио заставили Агнес задуматься. Когда Гектор Реймонт признал ее своей дочерью, она обрела новую семью, которая приняла ее и полюбила. Энтони же остался совсем один — его близкие умерли. Он, должно быть, безмерно страдал. На пляже Агнес присела на раскаленный песок и, не обращая внимания на палящие лучи южного солнца, долго и напряженно думала о себе, о своей новой жизни. В итоге она стала смотреть на события по-иному.

Агнес любила Энтони, но гордость и страх быть отвергнутой мешали ей признаться в этом мужу. Если она его действительно любит, а она любит его, ей нужно не стыдясь кричать о своем чувстве. Неужели она такая трусиха?

Энтони энергичный и самолюбивый, он не умеет говорить о своих чувствах, открыто показывать их. Энтони скрытный человек и прячется за маской холодного отчуждения при малейшей возможности обнаружить свои эмоции. Чрезмерная гордость не позволяет ему признать, что имеет слабости.

Энтони дал Агнес понять, что хочет иметь от нее ребенка. Возможно, это самое большее из того, что он был готов признать. Он хотел ее, как мужчина хочет любимую женщину, а не «объект для секса», как он однажды назвал ее. Франческа умерла, и Агнес была почти уверена, что у Энтони, кроме нее, нет женщины. Не рискнуть ли? Можно попробовать объяснить ему, что она чувствует. Но хватит ли у нее сил, если Энтони отвергнет ее любовь? Агнес дала себе утвердительные ответы на оба вопроса.

Разбитые надежды делают человека слабым. Именно это с ней сейчас происходило. Конечно, лучше знать правду. И Агнес приняла решение.

На следующее утро она оделась особенно тщательно в одно из своих парижских приобретений. Облегающее белое льняное платье с неглубоким вырезом подчеркивало хрупкость ее фигуры, а босоножки на высоких каблуках и сумка через плечо завершали ансамбль. Волосы она стянула на затылке в тугой узел. Агнес упросила Марио отвезти ее на лодке на материк, он же заказал такси, которое должно было доставить ее в главный офис международной компании Форнари.

Выйдя из такси, Агнес направилась к входу в здание, но неожиданно, будто споткнувшись, остановилась. Этого не может быть, ей мерещится! Агнес поморгала, надеясь, что у нее обман зрения...

— Агнес, я рада тебя видеть! Прими мои соболезнования по поводу смерти Бруно. Но я слышала, тебя можно и поздравить. Энтони — хороший улов. Даже после развода он продолжает заботиться обо мне, хотя вовсе не обязан. Мы только что виделись.

Это была Франческа. Красивая, источающая жизненную энергию. И — беременная. Она опиралась на руку интересного молодого человека, которого с гордостью представила как своего мужа.

Агнес что-то пробормотала в ответ и несколько минут спустя уже в одиночестве стояла на тротуаре, озадаченно глядя вслед удаляющимся Франческе и ее мужу.

— Привет, Агнес! — Она услышала свое имя и медленно повернулась к обращающемуся к ней человеку. Это был Паоло. — Ты в порядке? Ты видела приведение?

— Возможно...

— Здорово! Я рад, что ты не потеряла чувства юмора. Последние два дня Энтони трудился как проклятый. Ради Бога, постарайся поддержать, отвлечь его. Ты идешь повидаться с ним?

— Да.

«Повидаться»! Она была готова убить его! Энтони ей лгал...

— Пойдем. Я покажу тебе, где его личный лифт, — Агнес проследовала за Паоло в здание.

— Двери откроются прямо в офисе. Я зайду попозже, — произнес Паоло с улыбкой, и двери лифта закрылись.

Агнес прислонилась к стене лифта. Она поняла, что в своих мыслях и в поступках все время рассчитывала на то, что Франческа вышла из игры и она без помех может завоевывать любовь Энтони. Дик посоветовал ей рискнуть, испытать судьбу, но у нее никогда не было шанса... Энтони сказал, что его жена умерла. Это оказалось чудовищной ложью, которую невозможно ни понять, ни простить. Франческа, живая и счастливая, развелась с Энтони, вышла во второй раз замуж за симпатичного молодого человека и носит его ребенка. А Энтони продолжает заботиться о ней.

Агнес представила свое положение с пугающей ясностью. Должно быть, эго Энтони было потрясено до основания уходом жены. Сначала она потеряла его ребенка, потом оставила Энтони и, вступив в брак во второй раз, забеременела снова.

Агнес надеялась, что, когда горе уляжется, Энтони сможет полюбить ее. Вчера ночью она приняла решение сказать мужу, как сильно его любит, а он, оказывается, бессовестно лгал ей. Просьба родить ему ребенка теперь, когда Агнес знала о беременности Франчески, выглядела совсем иначе. Энтони не желал проигрывать ни в чем. Если его бывшая жена собиралась родить, это означало, что и он не должен отстать. Агнес поняла, что Энтони совсем не думал о ней. Ему было удобно использовать ее в негласном состязании с бывшей женой, а завещание Бруно оказалось подходящим предлогом.

Агнес снова оказалась второй. Она не нуждалась во лжи и собиралась сказать об этом Энтони. В момент, когда лифт остановился, ярость переполняла душу Агнес, золотистые глаза метали молнии. Агнес вышла из лифта и, не глядя на секретаршу, попытавшуюся остановить ее, прошла прямо в офис Энтони и шумно хлопнула дверью.

Объект, вызвавший ее ярость, сидел за большим столом и работал. Шум оторвал его от чтения документа. Энтони удивленно вскинул брови и спокойно спросил:

— Агнес? Чем обязан такой чести?

— Честь, честь! — Голос Агнес срывался на крик. Она подошла к столу и обеими руками уперлась в мраморную поверхность. — Я не знаю, что означает это слово, ты, подлый, низкий негодяй.

— Поосторожнее, Агнес. — Энтони выпрямился, встал и двинулся в обход стола. — Итальянец никому не позволит затрагивать его честь. Даже тебе, моя прелестная жена, — насмешливо уточнил он.

— Как ты мог?! Как ты мог лгать мне, что Франческа мертва?! Что за дурацкая шутка?! Как тебя земля носит?! — Агнес не владела собой. — Накануне нашей свадьбы Дик убеждал меня рискнуть, он верил в наш брак. Ты такой же мужчина, как и другие, говорил он, у тебя те же потребности, а твоя первая жена умерла. И я рискнула. — В запале Агнес не заметила торжествующего огонька, мелькнувшего во взгляде Энтони. — В ту ночь, когда ты выбил у меня из руки таблетки и затем предложил мне завести ребенка, я, идиотка, расстроилась, что отвергла твое предложение. Весь вчерашний день я провела в размышлениях о тебе и обо мне. Я думала, что ты внимательный, но слишком застенчивый, чтобы открыто выражать свои чувства! — Агнес истерично рассмеялась. — Застенчивый! В тебе нет человеческих чувств, только дьявольские планы!

— Агнес, — попробовал успокоить ее Энтони, — ты неверно все понимаешь...

— Нет, наконец-то я поняла тебя! После долгих ужасных лет тоски и одиночества я вылечилась. Но шла я сюда сказать тебе совсем не это. Ирония судьбы! Я вышла из такси и нос к носу столкнулась с Франческой, веселой и здоровой! С женщиной, которую ты до сих пор любишь! Боже! Как была уязвлена твоя гордость, когда молодая жена покинула тебя! Но я больше не буду служить для тебя заменой кого-либо!

— Замолчи и послушай меня. Ты кричишь, как торговка рыбой. Не стоит этого делать.

— Не стоит делать! Откуда тебе знать? Для тебя существуют лишь две важные вещи — секс и деньги, — негодующе парировала Агнес, стараясь высвободиться из рук Энтони.

Осознание физической близости пришло неожиданно, и дрожь охватила Агнес. Тяжесть внизу живота вызвала ослепляющую злобу, кисти непроизвольно сжались в кулаки.

— Я уже слышала твои лживые речи. Я ухожу от тебя и не хочу никогда больше видеть! Что касается наследства Бруно, обращайся к моим адвокатам.

— Очень убедительно, но не притворяйся, что я виноват в твоем уходе. Я слышал, как ты вчера разговаривала с Лестером по телефону. Ты обещала приехать не на следующей неделе, но скоро. Три ночи без секса — большой срок для тебя?

Рука Агнес взлетела и что есть силы ударила Энтони по щеке. Его глаза встретились с карими глазами Агнес, а уже в следующее мгновение он крепко прижал ее к себе и впился в губы — грубо и страстно. Агнес ощутила привкус крови во рту.

Она попробовала сопротивляться, но Энтони был гораздо сильнее, и, когда наконец он оторвался от ее рта, Агнес с горечью и болью посмотрела на него. Слезы накатывались на глаза, комок застыл в горле. Поцелуй сказал ей о многом. Мнение Энтони о ней никогда не менялось. Агнес замерла в его руках, и только гордость заставила ее заговорить:

— Вчера я разговаривала с отцом. Он сказал, что Лестер был у него и, как друг, поинтересовался, буду ли в Нью-Йорке в день своего рождения. Лестер всегда был для меня только другом. Но ты... — Губы Агнес дрожали. — Я всегда была д