Прочитайте онлайн Единственный способ | Часть 13

Читать книгу Единственный способ
2316+855
  • Автор:
  • Перевёл: И. М. Лаврова
  • Язык: ru

13

— Бросай, Агнес, бросай!

Погруженная в собственные размышления, Агнес стояла на корме. Она совсем забыла о своих матросских обязанностях. Энтони, раздраженный рассеянностью Агнес, подбежал к ней, выхватил канат из ее рук и бросил на причал, что-то мрачно пробурчав себе под нос.

Агнес взглянула на мужа: спутанные густые волосы, мускулистая обнаженная грудь... Энтони выглядел таким сильным, таким мужественным и столь желанным, что у женщины перехватило дыхание.

— О чем ты думаешь, Агнес?! Мы чуть не врезались в пирс.

— Прости. — Она подошла на шаг ближе, обняла Энтони за шею, притянула к себе и быстро поцеловала в сурово поджатые губы. — Догадайся, — прошептала Агнес.

Сильные руки сомкнулись на ее талии, глаза смеялись.

— Я поймал бы тебя на слове, но нас ждут на вечеринке, устроенной по поводу нашего прибытия.

Агнес не успела ответить. На палубе появился плотный мужчина средних лет. Он быстрым шагом приближался к ним, неся в руках два венка из ярких цветов.

Энтони тепло поприветствовал мужчину, взял Агнес за руку и произнес:

— Познакомься, дорогая. Это Марио. Он хозяин бара, а когда я отсутствую, заменяет меня. Что-то вроде местного мэра.

Марио настоял, чтобы Энтони и Агнес украсили головы принесенными венками. Они сошли на берег. Агнес искренне удивилась небольшой толпе местных жителей, собравшихся на причале поприветствовать прибывших.

— На острове есть традиция. Каждую невесту, вступающую в семью Форнари, встречают венками из полевых цветов, — объяснил Энтони. — А еще нам придется идти до виллы пешком. Это тоже часть традиции.

Собравшиеся приветствовали молодоженов радостными криками, и Агнес неожиданно пришло в голову, что Франческу, вероятно, приветствовали точно так же. Эта мысль слегка омрачила ее настроение, и Энтони немедленно почувствовал перемену.

— Что-то случилось? Ты устала?

— Все в порядке. — Агнес через силу улыбнулась. — Я просто подумала, сколько же невест прошло этот путь... — Она старалась контролировать свой голос.

— Ты первая. — Энтони выглядел смущенным. — Я забыл добавить: если у нас нет традиций, мы их придумываем.

Агнес заглянула в черные глаза и растерянно улыбнулась.

Рука в руке они шли по извилистой тропинке, ведущей к большому белому дому. Подойдя ближе, Агнес разглядела большие кованые ворота, распахнутые настежь. В центре двора струился большой фонтан.

— Пойдем, я покажу тебе дом.

— Я была здесь однажды, — напомнила Агнес.

— Это было давно, и ты была гостьей, — возразил Энтони. — А сейчас, добро пожаловать домой, Агнес.

— Франческа здесь тоже жила?

Агнес была готова откусить себе язык, но, к ее удивлению, Энтони лишь улыбнулся и неожиданно подхватил ее на руки.

— Никогда. Франческа была сугубо городским человеком. Ничто не могло заставить ее приехать на остров. Но мне приятно, что ты ревнуешь.

Агнес не успела ответить, а Энтони уже опустил ее на пол и представлял полной пожилой женщине, ожидающей в прохладе помещения.

— Это Анна. Она ведет дом. Если тебе что-то понадобится, обращайся к ней. Она немного говорит по-английски.

Анна и Агнес приветливо пожали друг другу руки.

— Добро пожаловать. У нас здесь довольно жарко. Хотите выпить что-нибудь прохладное? Сок?

— Да. Спасибо.

Агнес огляделась. Парадный зал с мраморной лестницей выглядел все так же грандиозно, но она не узнавала его. Агнес не могла понять почему. Ее вопрошающий взор обратился к Энтони.

— Здесь что-то изменилось. Но что?

— Я покажу тебе, — схватив Агнес за руку. Энтони свободной рукой указал на украшенную орнаментом двойную дверь в одной из стен. — Я расширил гостиную за счет кабинета и с противоположной стороны кое-что отрезал.

Только теперь Агнес поняла, что раньше одна из стен зала была сплошной, а сейчас в нее встроены две двери. Они зашли в одну из них.

Агнес с любопытством оглядывала комнату. Гордостью помещения был, конечно, огромный дубовый рабочий стол. У окна стоял низкий диван цвета слоновой кости. Из окна открывался вид на большую лужайку.

— Это твой новый кабинет, — догадалась Агнес.

— Нет, дорогая, это твой кабинет. Я понимаю, как много значит для тебя работа. В этой комнате есть все, что тебе понадобится для того, чтобы поддерживать связь с твоим офисом в Нью-Йорке. Мой кабинет рядом. Я сначала думал сделать один большой кабинет на двоих, но потом понял, что, находясь в одной комнате, мы не сможем работать. Тебе нравится?

Нравится?! Да она просто влюбилась в эту комнату! Агнес отвела глаза, комок подкатил к горлу. Несколько лет назад Энтони и слышать не хотел о ее работе, а сейчас приготовил все это для нее. Не такой уж Энтони и консерватор, каким она его всегда считала. Энтони понял ее потребность в работе, ее желание быть самостоятельной, уважать себя за это.

Брак уже не представлялся Агнес в мрачных тонах. Энтони не стал бы перестраивать дом и делать для нее кабинет, если бы собрался через несколько месяцев избавиться от нее.

— Ну как? — не дождавшись реакции, подстегнул ее Энтони.

— Мне нравится, — просто ответила Агнес.

Слезы подступали к ее глазам, и, чтобы Энтони не заметил их, она быстро подошла к окну.

— Я знал, что тебе понравится. — Энтони приблизился к ней и привычно обнял за талию.

Агнес прислонилась к нему.

— Ты, как всегда, прав.

— Не всегда. — Он крепче прижал к себе Агнес и посмотрел ей в глаза. — Но я стараюсь, я хочу, чтобы ты была здесь счастлива... со мной, — прошептал он.

Агнес затрепетала, ощутив прилив крови к щекам и сильное биение в груди.

— Мне кажется, я буду счастлива, — тихо проронила она. Ей было легко как никогда.

— Это хорошо. — Энтони откровенно любовался ее лицом, в его глазах читались доброта, любовь, желание.

— Анна может появиться в любую минуту, — предостерегла Агнес, догадавшись, о чем он думает.

— Ты права. — Энтони усмехнулся и отступил. — Но я буду продолжать экскурсию по дому, пока мы не доберемся до спальни. — И, посмотрев в окно, добавил: — Отсюда не видно моря, зато прекрасный вид на вертолетную площадку. Ты всегда будешь знать, когда я прибыл домой.

Агнес невольно расхохоталась. Каков хитрец! Энтони подарил ей кабинет якобы для того, чтобы она могла работать, а на самом деле, оказывается, она должна ждать его у окна. Не так уж сильно Энтони изменился...

— Что здесь смешного? — Удивление Энтони было абсолютно искренним.

— Ничего, совсем ничего.

Анна принесла на подносе кувшин свежего апельсинового сока и два стакана. Поблагодарив экономку, Агнес наполнила стаканы и один подала Энтони.

— Пей сок, и пойдем осматривать спальни.

Энтони, залпом опустошив стакан, взглядом поторапливал Агнес. Через пять минут они лежали на кровати огромных размеров. Одежды были сброшены. И жаждущие руки, и разгоряченные нетерпеливые уста в который раз познавали и благословляли друг друга, пока тела не достигли пика страсти и не раскинулись, ослабшие, в неге.

— Тебе хорошо?

— Мне более чем хорошо... — выдохнула Агнес. Она приподнялась и огляделась по сторонам в поисках своей юбки, разорванной юбки. — Но так поступать мы больше не будем, иначе я останусь совсем без одежды!

— На следующей неделе я еду в Париж. Поехали со мной, и ты сможешь там ходить по магазинам, пока не выбьешься из сил.

Агнес отправилась с мужем в Париж, и Энтони приобрел там для нее новый гардероб. Когда же они вернулись на остров, Агнес весь вечер демонстрировала Энтони обновки, включая белье. Показ новой одежды постоянно прерывался.

Покупки оказались весьма кстати. Последующие недели Энтони лишь три дня работал в Риме, а в остальные дни его многочисленные коллеги и партнеры приезжали к нему на остров. Агнес не могла появиться перед одетыми в строгие костюмы мужчинами в рваных джинсах. Она обжила свой офис, и оказалось, что некоторые клиенты хотели работать именно с ней. С согласия ее шефа и с помощью установленного Энтони оборудования Агнес снова вошла в курс банковских дел и, когда Энтони отсутствовал, большую часть времени проводила за работой.

Недели сливались в месяцы, и в семье уже сложился определенный стиль жизни. Энтони и Агнес ходили плавать, гуляли на яхте, вместе ели и спали. Единственное, чего они никогда не делали, — не обсуждали свои отношения. В постели оба были счастливы и не могли оторваться друг от друга.

Агнес вышла на террасу и удобно разместилась в кресле-качалке. Перед глазами открывался прекрасный вид на сад и бассейн. На морском горизонте раскаленное солнце опускалось в прохладу волн. Даже в мечтах Агнес не ожидала такого счастья, но брак не может держаться на одном сексе. Еще три недели назад она должна была вернуться в Штаты. Хотя ей удавалось справляться со своими обязанностями и на острове, клиенты всегда ожидают личного контакта, да и коллеги тоже. Агнес скучала по работе.

— Привет, красотка, ждешь меня?

Энтони наклонился и чмокнул ее в висок, затем сел на соседнюю качалку, расстегнул пиджак и скинул его с плеч.

— Да, но я не слышала шума вертолета.

Агнес посмотрела на Энтони, он выглядел усталым. Глаза его были закрыты, но губы улыбались.

— Это потому, что я вернулся морем. Вертолет будет в ремонте до субботы.

— А как ты будешь работать в оставшиеся дни? — поинтересовалась Агнес.

— Остаток недели я проведу дома, с тобой.

Агнес поднялась, наклонилась к мужу и прошептала:

— Обещания, обещания.

Она поцеловала его в губы, и сильные руки Энтони сразу оказались на ее груди под мягкой рубашкой. Агнес застонала.

— Вот за этим я и вернулся, — признался Энтони, и через мгновение они уже были в зашторенной прохладе спальни.

Они отдавались друг другу, пока, не издав необузданные, дикие крики, не ощутили легкость и абсолютное бессилие и не замерли в крепких объятиях.

— Тебе не кажется, что жаркий южный климат делает людей более сексуальными? — лениво спросила Агнес.

Ответом ей был взрыв смеха. Энтони оперся на локоть и посмотрел на жену.

— Ты знаешь, что я в тебе лю... — Он умолк, густые черные ресницы скрыли от Агнес его взгляд. — Ты очень умная и красивая, но что я действительно в тебе обожаю, так это удивительную наивность.

Она заставила себя улыбнуться. В какое-то мгновение Агнес показалось, что Энтони собирается сказать, что любит ее.

— Пусть я лучше буду наивной, чем уставшей от удовольствий, пресыщенной.

Агнес попробовала снова возбудить его, но Энтони не реагировал на ее ласки. Он долго и внимательно вглядывался в ее лицо, потом встал с кровати и направился в ванную.

— Ты права. Мне нужно принять душ.

После ужина Энтони работал у себя в кабинете. Он разговаривал с кем-то по телефону, а Агнес поднялась в спальню. Приняв ванну, она надела атласное неглиже персикового цвета. Шелковая ткань струилась по ее ногам, глубокое декольте обнажало груди почти до сосков, просвечивавших сквозь тончайшую кружевную ткань.

В этом сексуальном туалете, выбранном для нее Энтони, Агнес чувствовала себя прекрасно. Она подошла к туалетному столику и, загадочно улыбнувшись, вытащила из ящика маленькую коробочку с противозачаточными таблетками. Скоро должен был появиться Энтони. Агнес откинула крышку лакированной коробочки, взяла одну таблетку и поднесла ко рту.

— Что ты, черт подери, делаешь?! — Коробочка высоко подлетела, и таблетки рассыпались по полу. Энтони железной хваткой вцепился в запястье Агнес. — Брось, брось сейчас же! — Его голос звучал угрожающе, глаза смотрели зло.

Таблетка выпала из пальцев, Агнес стало страшно — она никогда не видела Энтони таким разъяренным. Он притянул ее к себе и требовательно спросил:

— Что это за таблетки? Скажи мне, черт тебя подери!

Агнес не могла издать ни звука. Она неотрывно смотрела на Энтони, глаза которого сверкали от ярости. Струсившая не на шутку Агнес уговаривала себя, что ей не стоит бояться Энтони, принимать противозачаточные таблетки — ее право.

— Ответь мне! — гневно потребовал Энтони.

— Ты делаешь мне больно, — с трудом выговорила Агнес.

— Я жду ответа.

— Это противозачаточные таблетки, — испуганно пролепетала Агнес.

— Не амфетамин, — процедил сквозь зубы Энтони, он как будто успокоился. — Ты не лжешь?

Черные глаза пронизывали Агнес насквозь. Кем же он ее считает, если может предполагать, что она принимает наркотики? Оскорбленная подозрениями Энтони, Агнес ответила ему таким же суровым взглядом.

— Это мои противозачаточные таблетки, — повторила она.

— Ты моя жена — и принимаешь противозачаточные таблетки?

— А ты думал, я наркоманка? — резко ответила Агнес.

— В наше время ни в чем нельзя быть уверенным, — пробормотал Энтони и с удивительным равнодушием добавил: — Ты лучше собери таблетки, раз они тебе так нужны.

Он отпустил ее руку, развернулся и молча пошел в ванную.

Агнес собрала таблетки, положила коробочку на место, в ящик, и забралась в постель. Реакция Энтони озадачила ее.

Принявший душ Энтони скользнул под одеяло, склонился над Агнес и, отведя несколько прядей с ее лба, кончиками пальцев погладил по щеке.

— Ты любишь детей, Агнес?

Что-то в тоне Энтони вселило в нее беспокойство.

— Да, — прошептала она.

— Тогда почему таблетки? Ты замужняя женщина, — ласково произнес Энтони, задумчиво глядя на прекрасное лицо Агнес.

— Ты раньше просил меня пользоваться ими. Вполне естественно, что я продолжаю это делать и сейчас. — Агнес с трудом находила нужные слова.

— А если бы я попросил тебя прекратить? Если бы я сказал тебе, что хочу, чтобы ты стала матерью моего ребенка, что ты ответила бы?

Сердце Агнес пропустило один удар. Неужели сейчас она услышит то, о чем давно мечтает? Она осторожно сказала:

— Это не очень разумное предложение, если принять во внимание тот факт, что через несколько месяцев мы расстанемся.

Агнес ожидала, что Энтони задохнется от негодования, станет умолять ее остаться навсегда, говорить, что без нее его жизнь потеряет смысл. Но ее постигло разочарование...

Секунд десять Энтони молчал, затем предложил:

— Давай забудем об этом.

— Почему?

Агнес необходимо было это знать. Однажды она уже прятала свою гордость, чтобы не смутить Энтони. Сейчас настала его очередь...

— Я уже не мальчик. Мне пора иметь семью, а тебе на следующей неделе исполнится двадцать девять. В этом есть смысл.

Больше всего на свете Агнес хотела ребенка, но холодный расчет, звучащий в словах Энтони, его неуместное напоминание о ее возрасте только усилили разочарование. Не это она ожидала услышать.

— Я подумаю. Давай поговорим на эту тему в другой раз, я очень устала сегодня.

— Больше нечего обсуждать.

Этой фразой Энтони ставил точку в разговоре. Глаза его смотрели холодно, а когда он повернулся к Агнес спиной, она с горечью поняла, что медовый месяц закончился.

На следующий день Энтони весь день не выходил из своего кабинета. Вечером, когда они легли спать, каждый занял место на самом краю — как можно дальше друг от друга. Агнес ощущала, что Энтони отдаляется от нее, но ничего не могла с этим поделать. Она хорошо понимала, что отношения, построенные на одном лишь сексе, обречены на провал. Оставалось получить ответ на единственный вопрос: когда это произойдет?

Пятиминутная телефонная беседа с отцом об общих знакомых подбодрила Агнес.

— В выходные у нас были гости, — сообщил отец. — Приезжал твой приятель Лестер, спрашивал, вернешься ли ты на следующей неделе, к своему дню рождения.

— На следующей неделе вряд ли, но приеду весьма скоро.

Увлеченная разговором Агнес не заметила Энтони, стоявшего в открытых дверях ее кабинета. Она так же не видела, как изменилось выражение его лица, когда он вышел. Через несколько минут Агнес закончила разговор.

Она хотела приступить к работе, но у нее ничего не получалось. Агнес с горечью подумала, что Энтони не расположен сейчас к беседе и не стоит его беспокоить.

— Ты занята? — В комнату вошел мужчина, занимающий все ее мысли.

— Если у тебя есть хорошее предложение, то нет! — с напускной жизнерадостностью отозвалась Агнес.

Энтони, одетый в бежевый льняной костюм, выглядел, как всегда, превосходно. Отчаянная мысль пришла в голову Агнес. Если ей удастся раздеть его в бассейне донага, может быть, тогда их отношения вернутся на круги своя.

— Сегодня жарко. Вот думаю, не пойти ли поплавать. — Она встала и подошла к Энтони.

— Не смею тебя задерживать, — едко произнес Энтони.

Агнес посмотрела ему в глаза — во взгляде Энтони читалось презрение.

— Я думала, ты присоединишься ко мне.

Рот Энтони искривился в усмешке.

— Мне жаль, но я должен отправиться в Рим. У меня возникли неотложные дела.

— Но вертолет...

— Его починили, — сообщил Энтони.

Его темные глаза были холодными как лед, но, когда Энтони притянул Агнес к себе и поцеловал, желание и сдерживаемая страсть проскальзывали в каждом его движении. Энтони резко отстранил Агнес.

— Я вернусь только в субботу. Если тебе что-то понадобится, позвони. — Даже не попрощавшись, Энтони стремительно вышел из кабинета.

Он не мог дать Агнес того, что ей было так необходимо. Она тяжело вздохнула, и стон, невольно вырвавшийся из груди, утонул в шуме винтов вертолета.

Стоя у окна. Агнес наблюдала, как вертолет поднялся в воздух и исчез из виду. История повторялась — Энтони снова бежал от нее. Самым печальным в этой истории было то, что Агнес даже не удивлялась происходящему. Она стоически приняла случившееся, поскольку ожидала этого.