Прочитайте онлайн Единственный способ | Часть 11

Читать книгу Единственный способ
2316+907
  • Автор:
  • Перевёл: И. М. Лаврова
  • Язык: ru

11

В полдень следующего дня Агнес стояла перед зеркалом и с трудом узнавала себя. Пряди длинных волос, переплетенные со свежими розовыми бутонами крохотными атласными ленточками, были подняты и уложены в замысловатую корону. Свадебное платье казалось мечтой. Мягкая ткань плотно облегала плечи и чуть обнажала нежную округлость груди. Скроенное по косой платье подчеркивало изысканность форм Агнес. Подол, расшитый изящным рисунком из роз, доходил до щиколоток.

У стены, выстроившись в линию, стояли три юные подружки невесты. Они боялись пошевелиться и испортить надетое на них великолепие. Платья, плотно сидящие на талии, колоколом расширялись к низу, а вышивка по краю подола повторяла узор платья невесты.

Кто-то вложил в руку Агнес маленький букет из чайных роз и веточек гипсофилы. Появился Гектор. Он был одет в светло-серый костюм и выглядел очень взволнованным.

— Ты красавица, Агнес! Я горжусь, что ты моя дочь, и хочу, чтобы ты знала это. Мне очень жаль тех потерянных навсегда лет, когда мы не знали друг друга. И вот теперь я снова теряю тебя...

В глазах Агнес заблестели слезы. Гектор взял ее за руку.

— Пора идти, дочка.

Неожиданно Агнес осознала важность момента и запаниковала.

— Но я не знаю, куда идти... — растерянно пробормотала она.

Свадебное шествие напоминало сцену из голливудского фильма. В укромном уголке обширных садов гостиничного комплекса обустроили специальное место для проведения церемонии бракосочетания. На открытой поляне сада были расставлены стулья для приглашенных гостей. В центре возвышалась ажурная беседка, увитая плющом и украшенная тысячами крошечных белых роз.

Три подружки невесты медленно и торжественно прошли между рядами гостей, разбрасывая из маленьких замысловатых корзиночек лепестки роз. Наступила очередь Агнес.

Она выпрямилась, сжала крепче руку отца и шагнула вперед. Ее взор был устремлен на высокого черноволосого мужчину, который ждал ее у импровизированного алтаря.

Яркое голубое небо и слепящее солнце вызвали у Агнес ощущение нереальности происходящего. Она смутно видела гостей, сидящих по обеим сторонам от нее, ее взор был устремлен на Энтони, который пристально, не отрываясь, смотрел на нее. Он был великолепен в элегантном светло-сером фраке, в белой рубашке и серо-голубом шелковом галстуке. Густые черные волосы были коротко подстрижены. Он выглядел тем, кем являлся на самом деле: зрелым, опытным бизнесменом. Агнес медленно приближалась к нему, опираясь на руку отца, и трепетала как листок на ветру.

Она понимала, что волноваться глупо, что не следует нервничать из-за простой церемонии, ведь брак-то заключается не на всю жизнь.

Тем временем ее отец остановился возле Энтони и сделал шаг в сторону. Агнес знала, что приговорена любить Энтони, что никогда не полюбит другого мужчину сильнее, чем его. Агнес всматривалась в загорелое красивое лицо.

— Ты подстригся, — волнуясь, произнесла она единственную пришедшую ей на ум фразу.

Белоснежные зубы Энтони обнажились в лучезарной улыбке.

— Рад, что ты заметила, — прошептал он на ухо Агнес. — Я боялся, что ты передумаешь и даже не станешь смотреть на меня.

В страхи Энтони верилось с трудом, но у Агнес не было времени размышлять об этом, так как появился священник. Агнес слишком нервничала и плохо понимала, что происходит, но, когда проводящий обряд священник задал ей вопрос, неожиданно для себя ответила правильно. Энтони взял ее руку, надел золотое обручальное кольцо на безымянный палец и глазами указал на второе кольцо, лежащее на маленьком серебряном подносе.

Желание Энтони носить кольцо удивило Агнес. Она подняла глаза, и выражение его лица поразило ее. Заметив ее колебание, Энтони взял ее руку и помог надеть кольцо ему на палец.

— Наконец-то ты моя жена... — прошептал он и поцеловал Агнес.

В этот нежный поцелуй он вложил целую гамму чувств. У Агнес закружилась голова, сердце стало биться чаше, а губы приоткрылись, принимая поцелуй.

— Остановитесь же. У вас будет достаточно времени позже, после торжества.

К досаде Агнес, это опять был Паоло. Она огляделась и увидела множество улыбающихся ей лиц.

— Ты сейчас настоящая зардевшаяся невеста, — с иронией заметил Энтони. — Это моя вина. Я немного увлекся, но у меня есть оправдание — ты самая красивая невеста. Ты даже не можешь представить, как для меня важно, что ты стала моей! — Его голос срывался от волнения.

Энтони поднес руку Агнес к своим губам и поцеловал безымянный палец с обручальным кольцом.

Агнес хотела верить в искренность его переживаний, она любила Энтони. Но любить — в ее случае не значило доверять...

— Спасибо, — сдержанно произнесла она.

Речи закончились, торжество, направляемое твердой рукой Паоло, было в полном разгаре. Энтони и Агнес переходили от стола к столу и прощались с многочисленными гостями. Она устала и испытала облегчение, когда, по-хозяйски обняв ее за плечи, Энтони прошептал:

— Тебе пора переодеваться. Через несколько минут мы уходим.

— Совсем уходим? Почему? — сыпала нелепыми вопросами Агнес.

— Потому что медовый месяц — это самое лучшее, что дает нам свадьба, родная.

— Пойдем же, Агнес, — поддержала Энтони Патриция. — Я помогу тебе переодеться.

Через несколько минут Агнес опять стояла перед зеркалом в спальне в своих апартаментах. С помощью Патриции она сняла подвенечное платье и вынула розы из волос. Патриция протянула ей элегантный кремовый брючный костюм.

— Подарок твоего мужа.

Похоже, вещь стоила невероятно дорого. Костюм был сшит из изысканной ткани — из смеси шелка со льном. Крошечная шелковая кофточка не предполагала ношения бюстгальтера. Поверх нее Агнес надела безупречного кроя пиджак. Ансамбль, простой и одновременно элегантный, выглядел великолепно.

Агнес снова задалась вопросом: куда же они направляются? Через два часа все прояснилось...

— Итак, что ты думаешь? — Темные глаза Энтони светились от удовольствия. — Правда, она красавица? Я купил ее всего несколько месяцев назад и еще ни разу не выходил на ней в море.

Агнес стояла на деревянной палубе яхты и с любопытством озиралась. Энтони только что закончил показывать Агнес свою новую тридцатифутовую игрушку.

— Преимущество этого судна в том, — продолжал Энтони, — что на нем можно обойтись без команды. Я могу управлять яхтой сам, вдвоем у нас вообще не будет никаких проблем. Мы пойдем вдоль побережья и будем делать остановки в понравившихся нам местах!

На Энтони были бежевые хлопковые брюки и синяя клетчатая рубашка с коротким рукавом. Он стоял, слегка расставив ноги, и выглядел очень привлекательно. Исходящая от него сила сразила Агнес. Она не посмела признаться Энтони, что ни разу в жизни не ходила в море, разве что на пароме, и все, что она знала о мореплавании, так это то, что в открытом море ее тошнит.

— Звучит заманчиво, но я совсем не разбираюсь в судах, — выдавила из себя Агнес.

Она вдруг поняла, какую степень близости предполагает путешествие на яхте вдвоем. Судно было небольшим, но обставленным с комфортом. В их с Энтони каюте, например, стояла удобная большая кровать, имелись туалет и душ.

— А тебе этого и не нужно. — Энтони сжал обе ее ладони. — Я научу тебя всему, тебе здесь понравится. Я буду делать все, что в моих силах, чтобы ты не упустила ничего из того, что предлагает нам жизнь.

Он прижал Агнес к себе, и она безошибочно уловила зарождающееся в нем желание. А Энтони и не хотел его скрывать. Агнес тихо вздохнула, ее губы разомкнулись. Поцелуй не был долгим, но, когда Энтони отстранился, голос его звучал хрипло.

— Пойдем вниз. — Он кивнул в сторону трапа.

Агнес не возражала. Она мечтала снова насладиться чувственным ртом, этими красивыми руками на своем обнаженном теле, еще раз испытать изысканное удовольствие, которое мог подарить ей только Энтони.

А он, словно боясь, что она передумает, торопливо вел ее через салон в спальню. Энтони ногой распахнул дверь и, едва Агнес вошла, тут же притянул ее к себе и стал быстро расстегивать пуговицы пиджака. Пиджак послушно соскользнул с плеч на пол.

Агнес дышала неровно, сердце ее билось учащенно, соски напряглись и приподняли шелковую ткань топа. Энтони горящим взором ласкал Агнес, руки торопливо расстегивали на ней брюки. Темная голова опять склонилась к ней, и губы Агнес приоткрылись в ожидании поцелуя. Но Энтони сомкнул губы на вздымающих шелковую ткань сосках и стал слегка покусывать их. Агнес изогнулась от острого чувственного потрясения.

Энтони упал на колени, стянул с Агнес брюки и кружевные трусики, его язык заскользил по животу, нежно лизнул пупок и опустился ниже.

— Энтони, нет! — пыталась протестовать Агнес, из груди которой рвались протяжные стоны.

Он встал, через голову стянул с Агнес шелковый топ и потянул ее к кровати. Лаская ее страстными взорами, Энтони быстро разделся.

— Ты — само совершенство, — простонал он, падая на постель рядом с Агнес.

— Ты тоже, — отозвалась она.

Вид большого загорелого тела, восставшей в неукротимом желании мужской плоти будил в ней необузданную страсть.

Энтони склонился над ней, сорвал с ее губ дикий, голодный поцелуй, и Агнес с готовностью ответила ему, как изголодавшаяся по любовным утехам рабыня. Их языки переплелись в стремлении утолить безмерную жажду, которая томила обоих. Рука Энтони скользнула на живот Агнес, пробежала по стройным бедрам, развела длинные ноги.

От его прикосновений Агнес вздрагивала, ее тело жило своей, отдельной жизнью. Агнес обняла широкие плечи Энтони, тонкие руки ласкали его спину, пальцы ощущали атласную гладкость горящей под ними кожи. Она желала его, хотела — примитивно, яростно, по-животному.

Энтони оторвался от губ Агнес. Темный взор задавал вопрос, и ответ на него светился в золотистых глазах. С тихим стоном Энтони опустил голову на грудь Агнес и губами крепко сжал напряженный сосок. Рассудок оставил ее, Агнес была охвачена лишь страстными, будоражащими кровь плотскими чувствами.

— Ты хочешь меня. — Энтони перенес вес своего тела на бедра.

— Да, да, да! — взмолилась Агнес.

Ее ноги сами поднялись и обхватили талию Энтони. Он одним сильным движением вошел в Агнес, и она вскрикнула от счастья. Наконец-то Энтони с ней во всех смыслах этого слова! Энтони заполнял ее, двигался в ней в ритме дикого языческого танца. Агнес крепче обвила его ногами, желание нарастало в ней подобно снежной лавине. Руки потянулись к голове Энтони, губы снова встретились в поцелуе. Язык Агнес задавал ритм. Он совпадал с движением слившихся тел.

Энтони приподнял голову, искаженные черты лица говорили о том, что он едва сдерживает себя. Глаза поедали Агнес. Энтони стал глубже и сильнее погружаться в нее, руки обхватили ягодицы, и он довольно быстро довел Агнес до оргазма.

Ее громкий крик рассек невероятное напряжение, висящее в воздухе. Мышцы с силой пульсировали внутри, увлекая Энтони в совместное наслаждение, которое потрясло и его огромное тело, потерявшее всяческий контроль.

Это было неистовое единение, и оба лежали, обнявшись и подрагивая. Переплетенные влажные тела пытались вдохнуть воздух натруженными легкими, а сердца стучали в унисон.

Ослабевшая Агнес медленно возвращалась к реальности. Она в который раз повторила себе, что все происходящее с ней — не любовь и ей не следует забывать об этом. Энтони перекатился на спину и положил голову Агнес себе на предплечье. Она попыталась высвободиться, но он сжал пальцы.

— Не двигайся. Полежи немного со мной. Моя Агнес, моя сексуальная жена.

— Жена, — повторила Агнес.

Ее взгляд, обращенный на Энтони, выражал неподдельное удивление. Слово «сексуальная» ей не понравилось, с ним было связано слишком много неприятных воспоминаний. Но «жена» звучало для Агнес музыкой.

— Чему ты удивляешься? — Энтони склонился над ней и нежно поцеловал. — Ты теперь моя жена. Если дашь мне пару минут передохнуть, я докажу это снова и снова.

Энтони не отрываясь смотрел Агнес в глаза, и она, как завороженная, не могла отвести от него взгляда. Ожидание чувственных удовольствий охватило каждую клеточку ее тела.

— Я думала, что мы сегодня выйдем в море, — напомнила она Энтони, гоня прочь эротические мечты.

— Я помню. — Он печально улыбнулся. — Мне начинает казаться, что отдых на борту судна, где я — единственный человек, способный им управлять, не такая уж и хорошая идея.

Агнес рассмеялась.

— Поделом тебе! Будешь стоять за штурвалом день и ночь.

— Ни за что! — Энтони склонился над Агнес, и молодожены слились в страстном поцелуе.

Сладострастные волны желания накатывали на Агнес одна за другой, омывая каждый сантиметр ее обнаженного тела. Энтони всегда считал, что она помешана на сексе. Тогда зачем отрицать то, что именно физического наслаждения она желает? Ее пальцы заскользили по мускулистым рукам к широким плечам и запутались в густых черных волосах. Агнес притянула голову Энтони к себе и со страстью вернула мужу поцелуй.

Когда Агнес проснулась, было уже темно. Она обнаружила, что находится в постели одна. Агнес прислушалась: тихий шум работающего двигателя донесся до нее. Легкое покачивание говорило о том, что яхта вышла в море. Агнес села и потянулась за простыней, чтобы прикрыть наготу, когда неожиданно в каюте зажегся свет. Ослепленная яркой лампой, Агнес заморгала.

— Ты проснулась. Это хорошо. Одевайся. — Улыбающийся Энтони подошел к кровати и легко поднял Агнес на руки.

— Подожди, что ты делаешь?!

Энтони неохотно поставил Агнес на пол.

— Который час? — поинтересовалась она.

— Время приступать к работе. Быстро одевайся и выходи на палубу. Я буду ждать тебя там. Если я еще здесь задержусь, яхта, вероятно, пойдет ко дну.