Прочитайте онлайн Единорог и три короны | Часть 52

Читать книгу Единорог и три короны
3118+18228
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Д. Мурашкинцева
  • Язык: ru

52

Как только подруги оказались вдвоем в своей маленькой комнатке, Камилла тотчас же рассказала Клер о сегодняшнем происшествии.

— Я предупреждала вас: не стоит доверять Ги, — сказала молодая крестьянка. — Он очень опасен.

— Не преувеличивай! — воскликнула Камилла, вспомнив о нежных ласках юноши. — Твой брат так мил… Во всяком случае, он совсем не похож на прочих нахалов…

— Однако, если бы не вмешался шевалье, сейчас вы, возможно, уже утратили бы свою девственность.

— Это все равно когда-нибудь должно случиться, — с притворной небрежностью ответила Камилла, пожимая плечами.

В действительности же она знала, что обязана быть очень осторожной и не огорчить деда, имевшего относительно нее какие-то грандиозные замыслы. А если когда-нибудь она захочет взойти на трон, ей надо оставаться девственницей. Но она не могла рассказать о таких подробностях своей подруге. Клер, как и все остальные, не должна знать ее истинного происхождения.

— А знаешь, — продолжила она после минутной паузы, — мне кажется, этот проклятый шевалье весь день развлекается следя за мной; меня это начинает беспокоить.

— Почему?

— Потому что несколько недель назад он поклялся больше не разговаривать со мной. Почему он внезапно переменил свое мнение, почему вдруг стал так любезен со мной — он, совсем недавно возненавидевший меня на всю жизнь? Я никогда не видела, чтобы он так улыбался мне!

— Вы считаете, он вас ненавидит?

— Уверена в этом!

— Странно, мне так не показалось, напротив…

— Потому что на людях он умеет превосходно маскироваться. Но еще несколько дней назад он едва не задушил меня!

— В это верится с трудом; мне кажется, он очень к вам расположен.

Камилла недоверчиво посмотрела на подругу: неужели Клер настолько невнимательна? Она считала ее удивительно проницательной и тонко чувствующей натурой, но сейчас молодая крестьянка явно была ослеплена чарами шевалье.

— Вы разве не заметили, как сегодня днем он предложил сопровождать вас в Фор-Барро? — продолжал Клер.

— Потому что он не доверяет мне.

— Или потому, что хочет защитить вас.

— О! Это входит в его обязанности. Его в некотором роде обязали приглядывать за мной. Впрочем, он уже дважды спас мне жизнь.

Клер была ошеломлена:

— И после этого вы считаете, что он ненавидит вас? Честное слово, если я вижу человека, которого ненавижу, я с удовольствием буду наблюдать за его гибелью, и мне даже в голову не придет спасать его!

— О, не хотела бы я оказаться в числе твоих врагов!

Девушки расхохотались. Крестьянка подошла к Камилле и принялась расчесывать ей волосы.

— Вашей горничной повезло: каждый день причесывать такую роскошную шевелюру! Какие сейчас прически модны при дворе?

— Довольно простые; по крайней мере, я не придумываю ничего сложного. Подожди, сейчас я покажу тебе свою прическу.

Завладев гребнем и щеткой, Камилла усадила Клер и принялась делать ей пучок, какой был моден в Турине. Убирая волосы девушки, она продолжала свои признания:

— Честно говоря, твой брат очарователен! Мне немножко жаль, что Филипп прервал нас, потому что у меня внезапно пробудился интерес к тому, что до сих пор казалось мне совершенно незначащим. В конце концов, может быть, это даже приятно когда тебя любит мужчина…

— Многие так считают, но я не могу судить об этом.

— Я тоже. Единственный раз, когда я столкнулась с мужской страстью, была попытка изнасилования, но тогда, разумеется, меня никто и не собирался ласкать. Кстати сказать, именно этот дражайший шевалье и хотел меня изнасиловать.

Встрепенувшись, Клер с состраданием и одновременно с любопытством взглянула на подругу.

— Это слишком долго рассказывать, — продолжала Камилла. — Но, когда я вижу, как все женщины пресмыкаются перед ним, вымаливая его внимание, я отказываюсь их понимать. Что они находят в нем, почему так жаждут заполучить то, что я могу назвать только грубостью и зверством? Поверишь ли, после этого я начинаю сомневаться в состоянии умственных способностей большинства женщин.

— Но, может быть, с ними он ведет себя иначе, чем повел себя с вами?

— Ты думаешь? Да, тогда это объясняет многое! Хотя я не могу себе представить, что он умеет быть ласковым… Смотри, вот и готово, — добавила она, удовлетворенная своей работой. — Осталось только прикрепить цветы или ленты, и ты можешь идти в королевский дворец!

Несколько секунд Клер, восхищенно улыбаясь, смотрелась в зеркало.

— Очень красиво, — наконец произнесла она. — А теперь ваша очередь, садитесь.

Камилла села на стул, предоставив свои волосы в распоряжение проворных пальцев подруги и внимательно наблюдая, как та различными способами укладывает ее золотистую шевелюру.

— Клер, — внезапно спросила она, — а не хочешь ли ты поехать со мной в Турин? Сейчас я живу у подруги, и она предоставила в мое распоряжение всех своих слуг, но вскоре мне придется сменить жилище, и мне понадобится камеристка.

От изумления молодая крестьянка выронила гребень. — Вы серьезно говорите? Вы действительно хотели бы взять меня к себе в услужение?

— Нет, не в услужение, а в компаньонки.

— Господи, но это же так прекрасно, что кажется невозможным. Нет, нет. Я никогда не сумею делать все как следует. Я слишком невежественна, слишком неуклюжа.

— Что ты, совсем наоборот! Ты умна, мила — словом, именно такая девушка, которая мне нужна. Здесь ты не на месте, тебе вовсе не пристало всю жизнь работать в поле и на скотном дворе; ты слишком утонченна, чтобы жить среди таких мужланов, как сыновья папаши Люка. К тому же я уверена, что теперь просто не смогу обходиться без тебя. Ты для меня та самая сестра, о которой я мечтала всю жизнь!

Предложение Камиллы страшно взволновало Клер. Она умирала от желания принять его, но колебалась, опасаясь, что окажется слишком неловкой и необразованной и в конце концов Камилла откажется от ее услуг.

— Я подумаю, — прошептала она.

Понимая, что уже очень поздно, девушки быстро разделись и легли спать. Но, оказавшись в постели, они возобновили разговор на столь занимательную для обеих тему.

— Однако; ну и наглец же этот д’Амбремон! Он упрекает меня, что я позволила поцеловать себя Ги, а сам только и делает, что волочится за каждой встречной юбкой!

— Если это и так, то к сегодняшнему дню это не относится.

— Ах вот как! А ты уверена?

— Он весь день просидел у себя разбирая какие-то бумаги.

— Ха-ха! Он просто притворяется!

— Не думаю, что он такой плохой, каким вы его считаете.

— Теперь и ты его защищаешь? Лучше объясни, как мне добраться до Фор-Барро и не заблудиться при этом. Мне завтра предстоит эта маленькая прогулка.

— А почему бы вам не разрешить шевалье сопровождать вас?

— Ты шутишь! Лучше я сто дней буду блуждать в горах, но никогда не соглашусь на такое! Нет, я лучше попрошу кого-нибудь из местных проводить меня. Например, тебя.

— Мои хозяева не отпустят меня на целый день.

— Я офицер и имею право рекрутировать солдат. Им придется согласиться.

Клер прыснула от смеха:

— Меня — в рекруты? Вот смешно!

— Значит, ты согласна?

— Да…

Решив выехать пораньше, пока все еще спали, девушки встали вместе с солнцем. Камилла натянула мундир, сознавая, что, если французы уже добрались до Фор-Барро, ей надо предстать перед ними в подобающем виде.

Седлая коня, она столкнулась с проблемой, о которой вчера даже не подумала: как поедет Клер? Юная служанка — плохая наездница, и ее нельзя сажать на горячего рысака.

— Послушай, тебе придется взять лошадь Филиппа, она самая спокойная. Мы поедем шагом: нам некуда торопиться; к тому же я буду вести твою лошадь на поводу. Согласна?

Другого решения не было, и Клер согласилась. Они направились на юго-запад, прямо через поле, и вскоре беспрепятственно пересекли границу и оказались во Франции.

Добравшись до Фор-Барро, они тотчас же столкнулись с французскими эмиссарами, прибывшими накануне вечером. Камилла представилась им как адъютант полковника д’Амбремона и условилась о встрече, должной состояться сегодня же после полудня. Затем повернула обратно, довольная успехом своей миссии и оставив офицеров Людовика XV в полной растерянности: никому из них даже в голову не могло прийти, что в генеральном штабе Пьемонта служат женщины!

Всю обратную дорогу девушки весело и оживленно болтали. Камилла осталась довольна выполнением возложенного на нее поручения. Наконец-то она нашла этих неуловимых эмиссаров. Теперь начнутся переговоры!

Клер постепенно привыкала к своей лошади, и Камилла, увидев, что подруга твердо держится в седле, отпустила поводья. Вдали уже показалась усадьба. Камилла спешила сообщить хорошую новость д’Амбремону; она была уверена, что он обрадуется…

Перед ними пролегал овраг. Камилла обернулась, чтобы предупредить подругу, но оказалось — поздно: конь, встретив неожиданное препятствие, обезумел и рванулся вперед. Споткнувшись, он громко заржал от боли и, падая, увлек за собой бедняжку Клер; вылетев из седла, юная крестьянка покатилась по склону, к счастью, поросшему мягкой травой. Охваченная ужасом, Камилла бросилась к подруге:

— Клер! Ты жива, с тобой все в порядке?

Девушка без особых усилий поднялась. Густая трава, несомненно, смягчила падение. Гораздо хуже обстояли дела с конем. Несмотря на все старания Камиллы, конь с трудом держался на ногах — он захромал. Камилла озабоченно разглядывала поврежденную ногу лошади.

— Попробуем довести его до конюшни, — мрачно произнесла она. — Тебе придется сесть позади меня.

Посадив подругу на круп своего коня, Камилла взяла искалеченное животное под уздцы и осторожно повела за собой, размышляя о том, как ей вылечить его.