Прочитайте онлайн Ярмарка отпетых мошенников | Глава VI Тайная слежка

Читать книгу Ярмарка отпетых мошенников
236+552
  • Автор:
  • Перевёл: С. В. Дятлова

Глава VI

Тайная слежка

Втроем они вернулись к Питу, прихватив с собой по дороге апельсинового сока и печенья. Юные детективы забрались в свой офис и погрузились в раздумье.

— Ну и какой наш первый шаг? — нарушила молчание Холли.

— Идти в полицию, — сказала Миранда.

Пит медленно покачал головой:

— По — моему, у нас недостаточно доказательств.

— Мы расскажем про твой химический набор, и что деньги твоему отцу скорее всего дал тот, со шнурком на шее.

— Но мы ничего не можем доказать.

— А номер машины?

— Чем он поможет?

— Как это — чем? Ты ведь специалист по номерам. — Миранда махнула рукой в сторону полок, забитых папками. — Если мы скажем в полиции, что знаем номер их машины, разве они не смогут определить, кто эти люди?

Пит задумался. Когда он сказал человеку со шнурком на шее, что собирает номерные знаки машин, он не соврал. Коллекционирование номеров действительно было его хобби, и у него скопилось изрядное количество сведений о предмете. И хотя Миранда с Холли, бывало, и посмеивались над его увлечением, богатая картотека не раз послужила «юным детективам».

— Да, — сказал наконец Пит. — Они могут связаться с транспортной инспекцией. Но только если мы представим более веские доказательства. Тогда они смогут вычислить владельца. А мы на сегодня даже не знаем, владелец ли он. Этот пикап может быть не его. Вы помните фирменный знак молнии на одной из сторон? Машина может быть собственностью компании.

— А если она принадлежит компании, — подхватила Холли, — то какой?

— Электроники, — предположил Пит.

— А почему не ремонтной? — спросила Миранда. — В том смысле, что они могут делать ремонт молниеносно.

Раздумья Холли завел ее совсем в другую сторону.

— Меня смущает то, — сказала она, — что рядом с фирменным знаком нет названия компании. Обычно они вместе. И часто тут же бывает и телефон.

— Что-то вроде бесплатной рекламы, — согласился Пит. — Ты права.

— Может быть, они не хотят себя рекламировать, — сказала Миранда.

— Нелогично, — заметила Холли. — Если компания о себе молчит, какой уж тут бизнес. Чем должна заниматься компания, которая избегает деловых отношений? — Вдруг она остановилась, и глаза ее засияли. — Конечно! — ответила она сама себе. — Подставная компания, ложная.

Пит, кажется, тоже прозрел.

— Ложная компания, подложные документы, фальшивые деньги, — стал перечислять он. — Бизнес? С кем, зачем?

— Как это? — не вникла Миранда.

— А вот так, — ответил Пит. — Они не прокручивают деньги, не наращивают капитал, они его стряпают сами.

— А зачем тогда хлопотать о том, чтобы выглядеть фирмой?

— Именно выглядеть и не вызывать подозрений, — уверенно заявила Холли. — Кстати, про фирменный знак. Не показался ли он вам слишком новеньким для такой старой машины?

— Показался, — кивнул Пит. — Он гораздо новее самого пикапа. Первая буква на номерном знаке показывает, что этой тачке почти десять лет.

— И так видно, по ржавчине, — сказала Миранда.

— Тоже сходится. Несуществующая фирма не нуждается в новой машине, — старая незаметней.

— Звучит правдоподобно, — одновременно кивнули Пит и Миранда.

— И к чему мы пришли?! Что нам делать? — громко вздохнула Миранда.

— Проследить за этим фургоном.

— Что?! — Миранда подскочила к карте города и постучала по ней ладонью. — Если ты забыла, Холли, то я тебе напомню, что Лондон — это не деревушка и даже не какой-нибудь городок. Отыскивать машину в нем можно всю жизнь.

— Нужно подумать, как сузить район поиска, — заговорила Холли официальным языком.

— Каким образом? — запротестовала Миранда. — Мы не знаем названия компании, значит, не можем найти ее в справочнике. Все, что мы знаем, — это номер машины. А Пит говорит, что узнать можно больше, только если пойти в полицию.

— Тогда мы должны дождаться следующей субботы и понадеяться, что они снова приедут на распродажу, — сказала Холли. Она смотрела на полки Пита, которые ломились от папок собранной им картотеки. — Пит, а не может быть так, что ты уже когда-то видел эту машину и записал ее номер? Помогло бы это нам?

Пит поднял глаза на папки:

— Вообще-то я всегда записывал место, с которого я наблюдал.

— Холли, опомнись! — взвыла Миранда. — Ты видишь, сколько тут папок? Найти в них номер еще труднее, чем саму машину в Лондоне.

Пит поднялся со своего места. Он торжествовал.

— Вот здесь ты, Миранда, ошибаешься. Я могу проверить за минуту. Только надо спуститься. Пошли.

Холли и Миранда пошли за Питом вниз, в небольшую заднюю комнату, которую мистер Хамильтон использовал как кабинет.

— Компьютер? — спросила Холли, когда Пит подошел к письменному столу отца.

— Я закладывал в него всю информацию, — ответил Пит.

— Ты хочешь сказать… — начала ошеломленная Миранда.

— Что все номера занесены в компьютер?! Да, именно это я и хочу сказать.

Когда ожил экран, Пит набил на клавиатуре какую-то команду.

— Это мой файл, — объяснил он, когда изображение на экране поменялось.

— Объясняй проще, — пробурчала Миранда. — Ищи давай номер.

Пит нажал еще на несколько клавиш, и на экране высветилась надпись крупными буквами: «Наберите нужный номер». Без спешки, сосредоточенно, Пит набрал номерной знак пикапа.

Почти в тот же миг появился ответ: «Зарегистрирован 18 марта. Папка Ф-242».

— Выходит, ты видел ее раньше! Где? — сгорала от нетерпения Холли.

— А это мы узнаем уже не здесь, — сказал Пит, выходя из программы и выключая компьютер. — Для этого нужно вернуться к старому типу записи. Я не все вводил в компьютер. Это заняло бы слишком много времени. В нем только справочные номера, и он показывает, в какой папке нужно искать.

— Срабатывает система, — сказала Миранда, когда они шли за Питом по лестнице обратно в свой офис.

Там Пит дотянулся до полки, где стояла папка, помеченная буквой «Ф».

— Посмотрим, что там под номером 242, — пробормотал он.

Холли и Миранда следили, как Пит перелистывал страницы. Все они были разделены на четыре колонки: колонка для дат, вторая — для марки машины, третья — цвет и четвертая — место, где Пит ее видел.

— Вот она, родимая! — воскликнул Пит. «Понедельник, 18 марта, между пятью и шестью часами вечера».

— Где ты ее видел? — нетерпеливо перебила его Холли. — Далеко отсюда?

Пит вел указательный палец поперек страницы.

— Эх! Одна хорошая новость и одна плохая!

— Начинай с плохой! — выкрикнула Миранда.

— Плохо то, что отмечен только район. Я просто записал: «Хайгейт». Обычно я писал подробнее. Наверное, в тот день я спешил.

— Но Хайгейт — это все-таки не весь Лондон, — примирительно заметила Миранда.

— А хорошая в том смысле, что в Хайгейте у меня было только три места, три поста, откуда я наблюдал.

Холли подала сигнал и остановилась у края тротуара. За ней остановились Пит и Миранда.

— Когда в следующий раз мне захочется провести на велосипеде полвоскресенья, я лучше обращусь в «Тур де Франс», — сказала Миранда, тяжело дыша.

— Никогда не думала, что у нас в Хайгейте столько дорог, — поддержала ее подруга.

— И тем более подъемов, — застонала Миранда, опуская голову на ручки руля. — И что мы увидели? Миллион синих пикапов, и ни одного со знаком «молния» на боку. Такой значок я видела, но не на пикапе.

— А где? — спросил Пит.

— На столбе. Как предупреждение, чтобы люди на него не карабкались.

Они уже побывали на двух постах, где Пит записывал номера. Оба раза они проверяли с того места, где он сидел, все дороги вокруг, ища синий фургон.

С первого поста — совсем рядом с их школой — наблюдать оказалось трудно, потому что дорог там было немерено, хотя и коротких. Ушло много времени. Второй пост находился у подножия Хайгейтского холма. Здесь было гораздо меньше путей, но все шли в гору.

— Ну что ж, осталась только эта, — показал Пит на дорогу впереди. — Это мой последний пост, где я обычно записывал номера.

Сойдя с велосипеда, Холли прокрутила педали так, чтобы он устойчиво стоял у обочины. Она посмотрела в ту сторону, куда показывал Пит, потом на него, пытаясь разобраться. Как бы стал рассуждать Шерлок Холмс? В голове у нее сразу возник вопрос:

— Почему, Пит?

— Что — почему? — нахмурился он.

— Почему ты их записывал здесь? Не ближе, не дальше, а именно здесь? — допытывалась Холли.

— Почему, например, не у тебя за воротами, — съязвила Миранда, — где ты мог бы сидеть в шезлонге и потягивать прохладную водичку из баночки?

— Потому что здесь светофор, машины останавливаются, и есть время записать номера, — объяснил Пит.

— Таких мест со светофорами очень много, — не успокаивалась Холли. — Почему это?

— Потому что это — оживленный перекресток. Эта дорога идет из Хайгейта на север, та — к центру, на юг. — Он повернулся направо. — А эта ведет в главный торговый центр.

— Да, — сказала Холли, — здесь много машин.

— Конечно. У меня и была цель — собрать как можно больше номеров. Какой толк сидеть в тихом месте.

Холли опять задумалась. Они ни капельки не продвинулись вперед в своем расследовании. Есть ли что-нибудь, что они упустили? Что еще может им помочь?

— Время, Пит. Почему ты приходил сюда с пяти до шести?

— Я уже говорил. Хотел записать как можно больше номеров, а это час пик. Полно машин.

— Из центра Лондона?

— Да. И больше всего оттуда… — Он указал влево. — Там промышленный район.

— Промышленный район? — переспросила Холли.

— И деловой, — добавила Миранда.

— И там больше всего машин разных компаний, — сказала Холли. — Стоит попробовать.

Облик промышленного района мало чем отличался от жилого. Просто вместо домов шли рядами фабрики, мастерские и другие предприятия. Они различались по размеру — от очень крупных до маленьких, — но все были предельно невыразительные. Над входом красовались названия, иногда рядом был и фирменный знак.

Холли, Питер и Миранда ехали медленно, высматривая либо фургон, либо эмблему молнии на вывеске.

— Кажется, уже все, — вздохнул с облегчением Пит, когда они въехали на последнюю недлинную улицу.

— Ни-че-го! — сказала Миранда, притормаживая. — Ни молнии, ни грома.

— Я была уверена, что мы найдем хоть что-нибудь, — проговорила Холли, беспомощно озираясь.

По обеим сторонам дороги все предприятия были закрыты, как и положено в воскресенье. Только откуда-то доносилось ритмичное пощелкивание, как будто в доказательство того, что не все здесь вымерло.

Холли глубоко вздохнула. Перед ними был небольшой мебельный склад, за ним — конторы страховой компании. Дальше дорога переходила в пустырь, по сторонам которого росли деревья и густой кустарник. Было ясно, что они добрались до конца.

— Какая тишина, — сказала Миранда.

— Воскресенье, — пояснил Пит.

— Если бы не щелканье, можно было бы подумать, что это город-призрак, — сказала Холли.

Она прислушалась. Ей показалось, что мерный звук шел не издалека. Но не из тех зданий, которые были им видны.

Медленно и нерешительно нажимая на педали, она поехала мимо мебельного склада и страховых офисов. Задвинутое в угол, прямо выходящее на пустырь, стояло небольшое серое строение с вывеской над входом.

— Вот оно!

В углу вывески заметно выделялся знакомый фирменный знак молнии.

— «Скоростная печать, — прочитал вслух Пит. — Мы печатаем с быстротой молнии».

— Типография, — растерянно произнесла Миранда. — Ты была права, Холли. Они сами могли напечатать те фальшивые купюры.

— Печатный станок, — уверенно произнес Пит. — Этот звук идет от него. — Равномерное цоканье становилось громче по мере приближения. Оно доносилось из глубины серого здания.

— Классное прикрытие, — сказала Холли. — Ничего подозрительного, если работает печатный станок в типографии.

— А вообще-то печатная машина разве шумно работает? — спросила Миранда. — В нашей школьной копировальной — совсем бесшумно.

— Настоящая типографская печать вовсе не бесшумная, — сказал Пит.

Внезапно звук прекратился.

Холли приняла решение:

— Мы должны обойти здание и посмотреть, что там.

— Это еще зачем? — воспротивилась Миранда. — Не думаешь ли ты, что там стоят ящики с надписью «Деньги»?

— Я не знаю, Миранда, точно — зачем. Ну хотя бы начать с того, что там может оказаться синий пикап.

Все трое быстро зарулили в сторону деревьев.

— У меня с собой фотоаппарат, — напомнил Пит. — Сможем сделать интересные снимки.

Когда они сошли с велосипедов, Пит открыл крышку багажника под седлом.

Миранда насторожилась.

— Только не открой вон то, — показала она на металлическую коробку, в которую Пит засунул пробирки после своего опыта.

— Да уж, Пит, — поддержала ее Холли. — Нам нужно только заснять их, а не задушить газом.

Пит вынул фотокамеру и закрыл крышку багажника.

Он осмотрелся и, убедившись, что рядом никого нет, сфотографировал вход в здание и вывеску.

— Не так-то просто будет пробраться к задней стороне, — сказал он.

Подъезд к зданию располагался именно с задней стороны, но она вся просматривалась, и приблизиться к зданию незамеченным было невозможно.

— Посмотри, — сказала Холли, — мы можем зайти с этой стороны.

Фасад дома одним углом подходил вплотную к деревьям, и там между ними Холли разглядела узкий проход.

— А что, если я постою на стреме, пока вы будете фотографировать? — предложила Миранда.

— Уверена? — спросила Холли.

— Больше чем. Ты же знаешь мои отношения с техникой. Если я буду просто дышать рядом, камера сразу забарахлит.

Без промедления Холли и Пит побежали вдоль деревьев, потом шагнули в проход и торопливо стали пробираться вдоль строения. Через пару секунд они поняли, что их план провалился. От угла, до которого они добежали, шла высокая каменная стена, огораживавшая здание с обратной стороны.

— Как раз за этой глухой оградой и находится подъезд, где идет погрузка и разгрузка, — сказал Пит.

Они развернулись обратно, но остановились, чтобы прислушаться. Стук печатного станка не возобновлялся. Все было тихо.

— Не похоже, что внутри есть какая-то жизнь.

И, будто специально, чтобы опровергнуть слова Пита, за стеной послышался гул подъехавшей машины и скрежет тормозов. Потом — звуки открывающихся дверей и шум шагов.

Почти в ту же секунду они услышали, как Миранда догоняет их.

— Фургон, — задыхаясь, еле выговорила она. И повторила: — тот фургон! Он здесь. Он мчался, словно на гонках «Формулы-1».

— Кто за рулем? — спросил Пит.

Миранда отчаянно затрясла головой.

— Я не рассмотрела на такой скорости.

За стеной совершались какие-то действия. Какая-то возня, беготня. А мужской голос отчетливо и спокойно проговорил: «Пятнадцать секунд».

— Нам необходимо сделать несколько снимков, — сказала Холли. — Пит, быстрей подсади меня!

— Но ты не собираешься перепрыгнуть туда?

— Нет. — Холли показала на ветки над их головами. Ствол был за оградой. — Я спрячусь за деревом.

— Тридцать секунд, — произнес тот же бесстрастный голос.

Пит сложил две руки, Холли наступила на них, как на стремя, зацепилась руками за верхушку ограды и перемахнула через нее.

— А теперь меня, — сказала Миранда.

— Второму не обязательно.

— Как сказать. — Миранда показала пальцем на серый чехол, который Пит положил на землю, когда помогал Холли. — Получается, второму обязательно, если первый там без камеры.

Несколько секунд спустя Миранда тоже вскарабкалась на ограду и благополучно приземлилась на другой стороне.

— Как насчет этого? — прошептала она, отдавая Холли фотоаппарат.

Холли против ожидания не выразила восторга.

— Пустая затея. Отсюда ничего не снимешь.

Они оказались не только за необъятным стволом дерева, но и в непролазной гуще кустов, о существовании которых и не догадывались, когда стояли по ту сторону каменной стены.

Миранда огляделась.

— Но мы окружены стеной со всех сторон, кроме въезда. А туда нам сунуться нельзя. Значит, обратно перелезать тем же путем.

— Одна минута, — сказал уже знакомый им твердый голос.

— Я знаю, как заснять, — прошептала Холли, вытаскивая фотокамеру из чехла. — Держи меня двумя руками за пояс.

Миранда послушалась, но не поняла.

— Что ты задумала?

Холли уже ничего не объясняла, она стала наклоняться вперед. В руках она держала камеру.

— Но ты же ничего не видишь!

— Знаю. Вдруг камера что-нибудь увидит. — Холли вытягивалась все дальше, надеясь на то, что Миранда ее удержит, и в конце концов камера выглянула из-за кустов.

Холли нажала на кнопку. Щелк. Еще раз. Щелк.

По другую сторону кустарника послышалось какое-то движение. Топот ног туда — сюда. Потом звук мотора и опять резкий голос:

— Одна минута тридцать секунд!

Щелк. Щелк. Щелк. Щелк. Холли снимала с необычайной быстротой, не видя что, но как можно чаще.

— Две минуты! — отчеканил голос.

— У меня больше нет сил тебя держать, — простонала Миранда.

Вдруг хлопнула дверца машины, и тот же голос крикнул:

— Пошел!

Щелк.

Когда силы Миранды были на исходе, Холли как-то смогла выпрямиться, выбираясь из кустов. Они обе слышали, как машина с рычанием дернулась с места, и постепенно стало совсем тихо.

Дождавшись момента, когда они уже уверились, что у здания никого нет, они по стволу забрались на ограду и спрыгнули, кто как мог. Пит шел им навстречу.

— Фургон уехал. Я видел, как они завернули за угол.

Все втроем пошли к своим велосипедам.

— Я все-таки не поняла, — пожаловалась Миранда, — что они делали.

— Один из них отсчитывал секунды, — сказала Холли. — Было похоже, что они засекали время на какие-то действия. Но на какие действия, вот вопрос?

— Как? Вы ничего не видели?! — Пит был поражен. — И вы не сделали снимков?

— На два вопроса будет два ответа, — сказала Миранда, протягивая камеру Питу. — Ответ на первый вопрос — «нет». Мы ничего не видели. Там, за стеной, — джунгли.

— А на второй вопрос можно ответить «да», — сказала Холли. — Мы снимали. И если счастье нам улыбнется, мы сможем сказать, что там происходило.

— Неплохо, — улыбнулся Пит. Он открыл багажник и осторожно положил фотоаппарат на металлический контейнер, где все еще находились пробирки. — Представляете, как мы будем ждать того, что получилось на снимках.

— Если вообще что-нибудь получилось.