Прочитайте онлайн Встретимся на вышке | ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Читать книгу Встретимся на вышке
4716+837
  • Автор:

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Нэнси почувствовала, как ее охватывает леденящий страх. На ее долю выпало немало приключений, но сталкиваться с акулой ей еще не доводилось, да и сейчас не хотелось.

Акула подплывала все ближе. Нэнси сжала губы, сдерживая крик, который грозил вырваться наружу. Он непременно привлечет внимание акулы или Лайлы, и Нэнси не знала, что и хуже.

Несколько минут Нэнси ждала, когда акула сделает то, что собирается. Но она понятия не имела, что та собирается сделать, да и сама акула по-видимому тоже, так что какой смысл? К тому же, ждать было слишком страшно. Она должна пошевелиться, или этот крик сорвется у нее с губ.

Не желая создавать волн, Нэнси гребла только руками. Очень скоро она поняла, что теперь уже не знает, где акула — перед ней, сзади нее или под ней. Не знать оказалось страшнее, чем знать, и поначалу она то и дело оглядывалась по сторонам, пытаясь засечь сигнальный плавник. Но вскоре она просто сосредоточилась на том, чтобы добраться до берега. «В распоряжении акулы целый океан, — повторяла она себе. — Зачем ты ей нужна?»

Стараясь огибать места, освещенные кострами, Нэнси плыла к безлюдной части пляжа. Оказавшись там, она найдет способ незаметно присоединиться к толпе. «Если, конечно, ты туда доберешься», — напомнила она себе, и снова оглянулась. Акулы она не увидела, но это не означало, что та где-нибудь не затаилась.

Но у Нэнси времени не было. Она поняла, что не может и дальше плыть так медленно. Иначе у нее уйдет целая вечность на путь до острова, а ей бы очень не хотелось подвергать опасности своих подруг, допустив, чтобы «Розита» ушла в плавание до ее возвращения. Конечно, она могла послать за ней полицию, добравшись до Форт-Лодердейла, но к тому времени может быть слишком поздно.

Заставляя себя забыть все страшные рассказы об акулах, Нэнси пустилась по воде как олимпийская спортсменка за золотой медалью. Она не останавливалась, пока не почувствовала, что касается песка, но даже тогда она не встала из воды. Вместо этого, она выползла из воды и рухнула на землю, надеясь, что никто не видел, как она появилась из океана.

Подняв голову и взглянув в сторону вечеринки, Нэнси поняла, что напрасно боялась, что ее заметят. Никто не смотрел в ее сторону. Все были слишком увлечены танцами, закусками, ухаживаниями и плесканием в воде. Присоединиться к ним будет просто, а поскольку моторки стояли рядом с местом отдыха, Нэнси знала, что именно это она и должна сделать.

Уверенная, что никто не смотрит в ее сторону, Нэнси встала, стряхнула песок и вытащила водоросли из волос. Потом она не спеша зашагала в сторону костров, решив представить все так, будто бы она ходила прогуляться по берегу и решила вернуться.

Как она и думала, это оказалось совсем нетрудно. Вечеринка посреди океана была лишь более изысканным вариантом вечеринок на пляже Форт-Лодердейла. Да, закуски были намного лучше, чем хот-доги и чипсы, но в остальном это была группа людей, которым слишком весело, чтобы обращать внимание на девушку, в одиночестве бредущую по песку.

Оказавшись в гуще толпы, Нэнси натянула улыбку и стала танцевать под музыку. Слева она заметила трех матросов Лайлы. Один заворачивал в фольгу початки кукурузы для поджарки на углях, второй стоял за столиком и разливал напитки, а третий — любезнейший мистер Само Дружелюбие, Мастер из гостиницы — стоял прислонившись к катеру, а его взор скользил по толпе. Лайлы нигде не было видно, и Нэнси вдруг подумала, что она может все еще быть на «Розите».

Развернувшись к Мастеру спиной, Нэнси поняла, что должна что-то делать, да поскорее. Если Лайла до сих пор на «Розите», яхта может отойти раньше, чем Нэнси ожидала. Нэнси знала, что должна завладеть одной из моторок, но проскользнуть мимо бдительного взора мистера Само Дружелюбие не представлялось возможным. Она во что бы то ни стало должна вынудить его покинуть свой пост.

Вдруг группа, с которой она была, направилась к воде, и Нэнси помчалась со всеми, пока не оказалась по колено в воде. Они брызгались друг на друга и смеялись, при этом уходя все дальше и дальше в океан. Они удалялись все дальше от берега и, как отметила про себя Нэнси, от света костров.

Потом все стали нырять под накатывающиеся волны или лениво плавать. Тогда у Нэнси родился план. Нужен отвлекающий маневр, что-то, что помогло бы увести Мастера подальше от моторок, и она знала, что делать.

Надвигалась волна, и Нэнси бросилась под нее, вынырнув где-то в десяти футах от остальных. Убедившись, что никто не обращает на нее внимания, она издала пронзительный леденящий крик.

— Акула! — завопила она что есть мочи. — Там акула!

Все моментально подхватили ее крик. Никого не интересовало, показалось Нэнси или нет, все хотели поскорее выбраться из воды.

С воплями и криками группа Нэнси отчаянно поплыла к острову, а люди на берегу поспешили к воде, крича всем, чтобы поторопились. Когда две группы встретились на песке, все уставились на темную воду, все еще крича от страха и волнения.

— Думаю, я ее вижу! — крикнула девушка. — Гляньте, это она?

— Наверное! — ответила Нэнси, даже не удосужившись посмотреть. — Просто громадная!

Пока все смотрели на воду, Нэнси обернулась в сторону моторок и увидела то, что и ожидала — ни Мастера, ни Курьера, никого из матросов Лайлы. Вся вечеринка собралась на берегу и пыталась разглядеть акулу.

«Это твой шанс, — сказала себе Нэнси, — и другого такого может уже не представится».

— Вон она! — закричала она, и дождалась, пока все отвернулись в другую сторону. Тогда она повернулась и помчалась к моторкам.

Спрятавшись за первой же моторкой, Нэнси выглянула посмотреть, что происходит. Толпа по-прежнему стояла у воды, но никто уже не кричал, и она знала, что через пару минут они потеряют интерес и снова начнут веселиться. «У тебя есть две минуты», — подумала она.

С вырывающимся из груди сердцем Нэнси выпрямилась и заглянула в моторку. В свете костров она увидела что-то блестящее справа от штурвала, и с облегчением вздохнула. Ключ зажигания. Она о нем даже не подумала, но к счастью он был на месте.

Пригнувшись, Нэнси подкралась к носу моторки и стала толкать ее. Моторка не поддавалась. Она толкнула сильнее и когда та снова не сдвинулся с места, она поняла, что ей придется встать, если она хочет толкнуть ее со всей силы. Она знала, что из-за костров ее будет прекрасно видно, и если кто-нибудь взглянет в ее сторону, то непременно ее увидит, но выбора не было. Она должна столкнуть моторку в воду и уплыть.

Нэнси встала и толкнула моторку со всей силы. Та сдвинулась на два фута. Нэнси потерла руки и приготовилась снова толкать моторку.

Вдруг кто-то закричал, и прежде, чем Нэнси успела спрятаться, снова раздался крик — громкий, отчетливый и яростный. Это была Лайла. Она стояла на палубе «Розиты» и показывала прямо на Нэнси.

— Остановите ее! — крикнула Лайла. — Она у моторки! Остановите ее!

Нэнси обернулась на толпу. Все до сих пор топтались у воды. Все, кроме одного. Этот один — Мастер — отделился от группы и направлялся к Нэнси.

Нэнси знала, что больше нет смысла пытаться столкнуть моторку в воду. Ничего не выйдет. Она попалась, и глядя, как Мастер сокращает расстояние между ними, она раздумывала, конец ли это или еще есть надежда.

На мгновение Нэнси застыла на месте, готовая сдаться. Но услышав отчетливое ровное дыхание мужчины, она сразу опомнилась. «Хватит, — сказала она себе. — Ты наверняка бегаешь быстрее этого подонка. А если и нет, ты уж точно сможешь его перехитрить!»

Через секунду Нэнси уже бежала прочь. Из-под пяток у нее летел песок, когда она удалялась от моторок и костров в темную глубь острова. Она понятия не имела, что ее там ждет, но там не может быть опаснее, чем то, от чего она бежала.

Нэнси бежала, увязая в песке, пока наконец прибрежная полоса не сменилась пальмами и подлеском. Вдруг стало очень темно, что было ей на руку, но она ничего не видела, а из-за плюща и кустарника никак нельзя было бежать тихо, что уже было не столь хорошо. Она знала, что издает звуки как напуганный олень, несущийся через лес. Еще она знала, что если даже мистер Само Дружелюбие и не видит ее, то уж слышит непременно, раз она сама слышит, как он бежит сзади, слишком близко, чтобы можно было расслабиться.

Через несколько минут деревья стали реже, и Нэнси поняла, что направляется в гору. Она заставляла себя не останавливаться, полагая, что во всяком случае Лайла не тронется в путь. Она не могла рисковать, пока Нэнси не схватили.

Нэнси бежала, пока не выбралась из-под надежного покрова деревьев. Она выбежала на открытую местность, под яркую луну, и в страхе огляделась. Если она сейчас же где-нибудь не спрячется, Мастер может просто подождать, когда она упадет без сил.

«Он уже может это делать», — подумала Нэнси. Она больше его не слышала, но знала, что он не может быть далеко.

Изо всех сил стараясь удержать равновесие, Нэнси взобралась по крутому склону и остановилась, задыхаясь не столько от изнеможения, сколько от страха. Она была на утесе, а тридцатью футами ниже был песок, сверкающий в свете луны. Спуститься вниз не представлялось возможным, разве что обратившись в горную козочку.

В тот же миг Нэнси услышала чье-то тяжелое дыхание. Мастер. Он приближался все ближе, и она знала, что еще одну погоню она не выдержит. Ей придется столкнуться с ним лицом к лицу. В отчаянии поглядев по сторонам, она увидела три больших камня, лежащих рядом друг с другом. Когда дыхание стало еще ближе, Нэнси быстро спряталась за ними.

Уже через пару мгновений Мастер был на утесе. Глядя в щель, Нэнси видела, как он остановился перевести дух, потом развернулся и медленно зашагал в направлении Нэнси, высматривая повсюду ее следы.

С вырывающимся из груди сердцем Нэнси дождалась, когда он подойдет как можно ближе, и одним ударом сбила его с ног.

Мастер был застигнут врасплох, и Нэнси как раз пыталась решить, как быть дальше, когда услышала крик. Она подняла глаза, и там, на краю утеса в ярком свете луны стоял Дёрк Боуман.